Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Партия с двумя крылами. Наш гость - секретарь Президиума Генерального Совета "Единой России" Валерий Богомолов


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[20-04-05]

Партия с двумя крылами. Наш гость - секретарь Президиума Генерального Совета "Единой России" Валерий Богомолов

Ведущий Виктор Резунков

Михаил Соколов: Вместе со мной в Московской студии Радио Свобода секретарь президиума Генерального совета партии "Единая Россия" Валерий Богомолов.

Валерий Николаевич, ваша партия оказалась в последние дни в центре внимания и прессы, и людей: и дебаты об идеологии "Единой России", и вот Дума проголосовала на прошлой неделе за новые поправки в Закон о выборах. Выборы в Думу пройдут только по партийным спискам, они будут разбиваться на региональные группы, и ваши критики считают, что это выгодно только для партии "Единая Россия", поскольку только она может вести централизованную кампанию с применением государственных средств массовой информации. Ваш комментарий?

Валерий Богомолов: Добрый день. Мой комментарий диаметрально противоположный. Я считаю, что тот закон, который мы во втором чтении приняли в Государственной Думе, он скорее выгоден не нам, а нашим оппонентам, потому что, если вы вспомните историю, те депутаты, которые сидят в нашей фракции, они примерно половина на половину: половина - списочники, а половина - одномандатники. И большое количество одномандатников всегда попадает к нам во фракции в региональных парламентах. Поэтому, в принципе, этот закон именно для того, чтобы развивать партийно-политическую систему в России; он, я считаю, очень нужен, необходим, потому что без партийной политической системы, развитой системы, с общественными организациями, дополнительными, нам не выйти на стабильное развитие нашего общества.

Михаил Соколов: То есть вы думаете, что будет не так, как в 2003 году, а так, как сейчас происходит на региональных выборах, когда проходят не 4 партии в местные законодательные собрания, а 6-7? Но там ведь и барьер не 7 процентов.

Валерий Богомолов: Ну, барьер 7 процентов - это тоже, наверное, мера вынужденная. Потому что мы помним, что в 2003 году у нас было большое количество партий "живой и мертвой воды", партий, которые имели почти одинаковые названия с другими крупными партиями и тем самым, во-первых, вводили избирателей в заблуждение, а во-вторых, с моей точки зрения, вообще использовались не только для собственного личного пиара, но и для отмывания денег. Поэтому 7 процентов - нормальный барьер, позволяющий отсечь эти партии "мертвой и живой воды".

Михаил Соколов: Кстати, о заблуждениях. Вас опять же обвиняют, в связи с этими поправками, что 500 человек можно включить в федеральный список, но вы опять включите губернаторов, артистов, авторитетных людей, а они потом не пойдут в Думе. Ведь действительно ваша партия провела, даже вопреки мнению главы Центризбиркома Александра Вешнякова, поправку, которая позволяет лидерам списка отказываться от депутатских мандатов без всяких санкций. Получается, что вы хотите повторить в 2007 году 2003 год, когда 34, по-моему, губернатора и министра не пошли в Думу?

Валерий Богомолов: Вы правильно говорите, что мы активно отстаивали нашу поправку, касающуюся возможности людей, которые включены в список, без особых так называемых санкций против партии выйти из этого списка в том случае, если они уже должны были появиться в качестве депутатов. Но я, во-первых, абсолютно согласен с моими коллегами, которые здорово, очень неплохо вели себя, держали удар во время обсуждения, когда они сказали: "Кого мы пытаемся отсечь? Они что, министры и губернаторы из европейских, западных стран или из Африки? Они наши граждане, они активные члены партии и активные члены общества". И мы голосуем ведь не за конкретного Иванова, Петрова, Сидорова, а мы голосуем за партию - за "Единую Россию", за КПРФ: Я надеюсь, что, может быть, к этому времени появится какая-нибудь социалистическая или левоцентристская партия.

То есть люди будут голосовать за партию - отсюда и смысл концепции голосования по партийным спискам. Поэтому, безусловно, партия не безлика, партия имеет свое лицо, своих лидеров, своих активистов, и конечно же, эти активисты должны призывать голосовать за список партийный. А дальше уже партия решает, будут ли эти лица депутатами или же они останутся на своих рабочих местах.

Михаил Соколов: Валерий Николаевич, но получается какое-то раздвоение: партия президента выступила против официального представителя президента. Вы не боитесь, что президент потом вас поправит?

Валерий Богомолов: Мне уже задавали такой вопрос. Я считаю, что это как раз из-за того, что у нас даже самые крутые демократы попадаются на тоталитарном атавизме. Когда мы говорим, что мы - партия президента, мы же говорим о концепции, о том, что мы поддерживаем линию и ту политику, которую проводит президента. Речь идет не просто о конкретном человеке, но речь идет именно о самой политике, о самой стратегии, о самих целях и задачах, которые проводит президент Владимир Владимирович Путин. Поэтому, поддержав всецело концепцию развития партийно-политической системы, мы наступили на горло собственной песне, то есть отказались от одномандатников, которые являются сейчас половиной (даже больше половины) депутатов нашей фракции. Я думаю, что, наоборот, здесь все у нас тип-топ.

Михаил Соколов: Хорошо. У нас звонок. Александр Александрович из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Валерию Богомолову?

Слушатель: Валерий, добрый день. Я москвич, инвалид I группы. Меня интересует такой вопрос. С экранов телевизоров, с высоких трибун происходит колоссальный обман людей и всего общества, что все в порядке с лекарствами. Я вот в течение месяца не могу необходимых лекарств получить, их нет в наличии, просто нет. И все говорят: "Нет, все в порядке". А на самом деле ничего не в порядке. Когда вы Зурабова привлечете к ответственности?

Валерий Богомолов: Спасибо. И я хочу сказать, что вы абсолютно правы. Я сам лично убежден, что с лекарствами у нас далеко не все в порядке. Я буквально недавно вернулся из двух регионов, в которых я прохожу как депутат. Из Вологодской области, Мурманской области, Архангельской области я знаю данные. И я знаю, что проблем вполне достаточно, и необходимо в этом направлении работать. А дальше кого привлекут к ответственности, вы узнаете позже.

Михаил Соколов: Валерий Николаевич, я хочу продолжить тему, которую наш слушатель обозначил. Работу Михаила Фрадкова на посту премьера в текущем месяце позитивно оценили 29 процентов россиян, негативно - в два раза больше, 57. Вот еще заявление Светланы Орловой - это член Совета Федерации, очень хороший бюджетник, она говорит, что фракция "единороссов" в Думе должна избавиться от соглашательской позиции в отношениях с правительством, которая часто проявляется. Вам не кажется, что вы действительно оказались в фарватере правительства, которое вы на самом деле не контролируете, не способны серьезно на него влиять? Вроде бы партия парламентского большинства, а у вас там, по-моему, реально один активный член партии - Александр Жуков.

Валерий Богомолов: Видимо, Светлана Орлова, являясь членом нашей партии и даже членом президиума Генерального совета, абсолютно правильно сказала. Мы действительно в известной степени находится в фарватере правительства, потому как такова ситуация. И нам, наверное, нужно из этого извлечь уроки. И при обсуждении последующих законодательных актов и проектов в Государственной Думе нам, безусловно, нужно больше помнить о тех наказах, которые давали нам избиратели, и активнее отстаивать идею социального партнерства, потому что без социального партнерства в стране, в которой 23 миллиона людей проживает за чертой бедности, невозможно решить основные проблемы.

Михаил Соколов: Давайте еще обсудим один вопрос, связанный с выборами. Ваша партия отказывается от теледебатов - вас в этом обвиняют. Вы кого-то боитесь? Действительно, была идея о том, чтобы санкции ввести для партии за отказ от теледебатов на выборах.

Валерий Богомолов: Так мы за что - за свободу или за принуждение? Если мы за принуждение, то давайте тогда будем всех в наручниках водить на теледебаты и заставлять людей говорить. Если мы за свободу, то человек вправе выбирать и партия вправе выбирать, какую форму агитации она предпочитает во время предвыборной кампании.

Михаил Соколов: Валерий Николаевич, но пока люди жалуются, политики жалуются, оппозиция жалуется: некуда пойти на дебаты, площадок уже не телевидении не осталось - и на государственном, и на негосударственном. Кстати говоря, сегодня на одной из политологических конференций даже такой апологет режима, как Сергей Марков, и то говорил, что это чудовищно, политика ушла с телевидения.

Валерий Богомолов: Я думаю, что политика с телевидения должна уйти в той мере, в какой она должна уйти. Политика должна остаться на телевидении в виде информационных программ, частично некоторых ток-шоу, но не более того. У нас же на сегодня пока - мне кажется, что Марков ошибается, - политики достаточно. Что касается того, где поговорить и с кем пообщаться, то, простите, если вы мне сейчас скажете, что "Единой России" предоставлена полная свобода переговоров, разговоров и пропаганды своих идей на телевидении, тогда я готов с вами поспорить на любую сумму, имеющуюся у меня в кармане, чтобы в течение недели посмотреть, сколько будет передач про "Единую Россию", я имею в виду положительных или пропагандистских, - и если вы мне скажете, что будет больше 5-6, то тогда я эту сумму вам отдам.

Михаил Соколов: На центральных каналах?

Валерий Богомолов: На центральных каналах я имею в виду.

Михаил Соколов: Ну, скрытая пропаганда тоже есть. Нам звонит Александр из Калининграда. Здравствуйте.

Слушатель: Я, если можно, буквально несколько слов скажу сначала. Был принят Закон о референдуме, по которому референдум практически проводить невозможно. Теперь у нас будет Закон о выборах парламента - там 7-процентный барьер, выборы только по партийным спискам. У меня вопрос: что могут сделать и должно должны сделать избирательные комиссии всех уровней, чтобы изобразить достаточную явку? Кто пойдет голосовать? Я лично не пойду голосовать по такому закону.

Михаил Соколов: А почему вы не пойдете голосовать? Может быть, вам какая-то партия понравится, ну, не "Единая Россия", а другая.

Слушатель: Потому что голосовать по таким законам, который у нас будут установлены, нормальный человек, я думаю, не пойдет. И еще, последнее, что я хотел бы сказать. Вот пришел господин Богомолов, шум по радио и телевидению - "Единая Россия" решила затевать дискуссии и так далее. Братцы, нормальному человеку видно, что это пиаровские технологии, имеющие конкретные цели: оживить внимание, показать мнимую демократичность, наличие разных подходов. Но все это, извините, для дураков, прямо скажу.

Михаил Соколов: Понятно. Но мы же не дураки все-таки, вы нас не обижайте.

Слушатель: Вообще "Единая Россия" - это, по-моему, птенец кукушки, которого в гнездо певчей птицы посадили. И вот кукушка всех повыбрасывала и сидит одна, здоровенная, а все остальные из гнезда были выкинуты. Вот такая у нас политическая система, я бы так сказал.

Михаил Соколов: Александр, спасибо. Видите, какие художественные сравнения вашей партии c птицами небесными делают наши слушатели, Валерий Николаевич. Отбивайтесь:

Валерий Богомолов: Я думаю, что у нас почему-то все люди - не знаю, чем это навеяно, может быть, публикациями в газетах или роликами на телевидении - приводят какие-то летательные ситуации, связанные с партиями, в частности - с "Единой Россией". То говорят, что она жирная птица с одним крылом - и такая не летает, то вдруг предлагают сделать огромные большие крылья, которые сделают из "Единой России" самолет. Я думаю, что любая партия, в том числе и "Единая Россия", должна не летать, а ходить по земле и смотреть, чем живут, какие чаяния есть у избирателей, и постараться в своей программе и своей конкретной деятельности эти чаяния избирателей осуществлять. А так, безусловно, каждый может давать оценку той или иной партии, у нас свобода.

А дискуссия: Неужели вы против дискуссии? Какая бы ни была дискуссия, она важна и необходима, пусть даже начало ее будет искусственно организовано.

Михаил Соколов: Валерий Николаевич, но вот слушателя еще волнует то, что такая система, что нет смысла и на выборы-то ходить. Его волнует, что люди не пойдут голосовать за эти партийные списки.

Валерий Богомолов: Я думаю, что люди пойдут голосовать, потому что:

Михаил Соколов: Деваться им некуда, других голосований не будет.

Валерий Богомолов: Вы, во-первых, правильно сказали, что куда же деться, выборы есть выборы. А во-вторых, я хочу сказать, что разве люди, которые хотят идти голосовать, которые хотят участвовать в общественной жизни страны, не понимают, что один человек в поле не воин?

Русский язык у нас многогранен: один в поле не воин, воин в поле - только когда целая рать, то есть партия. Поэтому я думаю, что за партию будут голосовать, партии имеют все возможности свои программы показать и потом эти программы осуществить. Или не осуществить, и тогда в другой раз за них голосовать не будут. Но партии нужно развивать, партии должны прийти в регионы, партии должны отстаивать конкретные интересы избирателей.

Михаил Соколов: И я хотел бы еще одну тему поднять, которую уже вскользь затронули, - это пресс-конференция депутатов "Единой России", которые сделали заявление с призывом не прятаться за спиной президента и спасать Россию от бюрократической реакции. Они говорят, что усиливается давление на бизнес, ухудшается инвестиционный климат, нет независимости суда и так далее, в общем, весьма критически выступают. И я предлагаю послушать, как выступления Владимира Плигина, Андрея Макарова, губернаторов Михаила Прусака и Дмитрия Зеленина восприняли эксперты. Начнем с Михаила Делягина.

Михаил Делягин: Еще не все поняли, что это очередной проект уважаемого Владислава Юрьевича Суркова и других товарищей, у которых есть только один недостаток - как они сами говорят, они недоговороспособны. Проект очень простой - сконцентрировать внутри одной партии всю политическую жизнь страны. Один недостаток: чтобы такое сделать, нужно иметь политическую партию, а "Единая Россия", к сожалению, сконструирована искусственно, это марионетка. Марионетка не может ничего внутри себя сконструировать. Это немножко продлит агонию "Единой России" и позволит дотянуть ее до 2007 года. Если парламентские выборы действительно состоятся, если системного кризиса не произойдет раньше, то в этом случае провал будет более смешным.

Борис Надеждин: С точки зрения последствий этого выступления, с одной стороны, меня оно обнадежило, то есть я, наконец-то, узнал фамилии тех, кто потом вступит в СПС. С другой стороны, немножко как бы клоунадность происходящего тоже впечатлила, потому что, мне кажется, выбор главного спикера был не совсем удачным. Потому что тот самый Плигин, который возглавлял Комитет по госстроительству, который, собственно, делал все эти поправки в законы о судах, избирательные и так далее, именно он произнес слова о том, что проклятая правящая бюрократия подавляет в стране свободу, - вот это было особенно интересно.

Я бы, честно скажу, гораздо больше увлекся бы этими идеями и сам бы подумал о вступлении в правое крыло "Единой России", если бы инвективы по поводу абстрактной бюрократии сопровождались бы фамилиями конкретными. Скажем, предложил бы Плигин уволить Виктора Иванова, уволить Суркова, вернуть "Юганскнефтегаз" ЮКОСу, выпустить Ходорковского или приняли бы резолюцию правого крыла о недопустимости, например, продления полномочий президента на третий срок - вот это я уважаю, вот это дело было бы.

Сергей Марков: Я думаю, предполагается, что из "Единой России" может возникнуть партия примерно по тому типу, что и правящие партии в Японии в лице Либерально-демократической партии Японии в 50-е, 60-е, 70-е годы и Христианская Демократическая партия Италии. При этом другие политические партии не были никоим образом исключены из политического процесса, они играли достаточно важную роль. Главная роль у них была - это формирование неких концептуальных идей, которые потом переносились в соответствующее крыло правящей партии.

Михаил Соколов: Итак, мой вопрос Валерию Богомолову. Как вы относитесь к этим объяснениям экспертов, какое из трех вам больше нравится?

Валерий Богомолов: Пожалуй, последнее более исторически привязано, без политики и эмоций. Я думаю, что действительно есть такой исторический опыт, есть Либерально-демократическая партия Японии, и совсем недавно я был в Японии и видел, насколько тяжело и насколько трудно приходится крыльям этой огромной партии. Тем не менее, эта партия позволила выйти стране из кризиса. Я думаю, что существовать может, наверное, такая модель, исторические параллели определенные есть. В 50-60-е годы в Японии действительно был общенациональный лидер и была создана Либерально-демократическая партия Японии, которая была восточным вариантом голлистской французской партии, именно восточный вариант. Я сторонник европейского варианта голлистской партии. Есть общенациональный лидер, фамилию его вы все знаете. "Единая Россия" - это как социальная элита, как пирамида, поддерживающая и осуществляющая непосредственную связь общенационального лидера с народом, с широкой опорой на избирателей.

Михаил Соколов: Ну что ж, Виктор из Омска нам звонит. Пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я тогда вообще не понимаю, для чего весь этот балаган там, деление - ЛДПР, КПРФ, "Единая Россия". Ну, переименуйтесь в КПСС - и будете править страной, вот и все. И второй вопрос: а почему так получается - общество хочет одно, а президент почему-то делает противоположное?

Михаил Соколов: Ну, что ж, о переименовании в КПСС: Кстати, один аппаратчик ваш мне так и сказал: "Мы хотим быть КПСС, но без коммунизма".

Валерий Богомолов: Кто это такую сказал чушь?

Михаил Соколов: Есть такой человек.

Валерий Богомолов: Ну, я думаю, что это пусть останется на его совести. Я с самого начала, пока я был (и есть, и, может быть, некоторое время еще буду) секретарем Генерального совета партии, хотел подчеркнуть: "Единая Россия" создавалась и действовала на принципах, отличающихся от КПСС. Потому что мы - демократическая партия, мы пытались и пытаемся научиться на уроках создания и функционирования партий в мире. И я думаю, что этот опыт уже получен, и если дальше он будет восприниматься другими партиями Российской Федерации, у нас есть будущее партийно-политической системы.

Михаил Соколов: А Жириновский говорит, что "Единая Россия" - это центристская партия чиновников.

Валерий Богомолов: Можно говорить все, что угодно. Давать политические ярлыки - это атавизм тоталитаризма. Помните, такое было: кто не с нами, тот против нас. И меня только удивляет, что иногда люди спокойно перетекают из одной в другую политическую структуру и при этом обзывают или называют как-то своих политических оппонентов. Я считаю, что суть демократии не в том, чтобы громко прокричать, а суть демократии - услышать и постараться понять.

Михаил Соколов: Посмотрим, что пришло к нам на пейджер. "Учитывая непопулярность партии "Единая Россия" у населения, при голосовании только за партии выберут коммунистов, рогозинцев и прочих бывших, а вот тогда России действительно придет хана", - пишет нам Александр.

Валерий Богомолов: Насчет популярности и непопулярности - это, наверное, слишком уж серьезно. Я думаю, что выборы в регионах показывают, что популярность различная. В целом мы считаем, что при потере примерно около 10 процентов рейтинга общефедерального, которую мы ждали, в некоторых регионах мы не потеряли ни процента, даже ни доли процента.

Михаил Соколов: В Воронеже, знаете, когда губернатор во главе списка, например, и административный ресурс на полную катушку работает (я это своими глазами видел), успех гарантирован.

Валерий Богомолов: Вы опять за старое: административный ресурс работает. А любая власть для того и власть, чтобы защищаться. Только если большевики - они защищаются с помощью штыка и пули, если демократия, то она защищается с помощью тех людей, которые находятся у рычагов исполнительной власти. Никто же никого в тюрьму не сажал, никто никого к стене не ставил. Вы о чем говорите? Любая власть должна защищаться!

Михаил Соколов: "По какому-то недоразумению, - пишет нам Геннадий, - "Единую Россию" называют партией. На самом деле это религиозная организация, основанная на вере в одного человека". Я тоже согласен, у вас монархическая партия, вас всех объединяет вера во Владимира Владимировича Путина. Поговори с разными видными членами вашей партии - у них совершенно разные взгляды, одни левые, другие правые, а третьи непонятно где.

Валерий Богомолов: Я вам хочу объяснить еще раз. Я же пытался сегодня это сказать, и вы, вероятно, меня не поняли. Я еще раз хочу сказать, что мы поддерживаем не просто Владимира Владимировича Путина как человека, а мы поддерживаем курс президента, который четко и ясно им сформулирован. И когда говорят, что у "Единой России" нет идеологии, то тогда, извините, мне хочется этим людям сказать, особенно которые находятся в нашей партии:

Михаил Соколов: Вот-вот, Маргелов вам сказал, что нет у вас идеологии.

Валерий Богомолов: Михаил Маргелов хочет сказать, что у президента нет идеологического курса, нет целей и задач? Мы поддерживаем курс президента, и надо об этом помнить, это наша идеология. Не идеология Владимира Владимировича Путина, а курс президента, который персонально представляет Владимир Владимирович Путин.

Михаил Соколов: Сергей Александрович из Москвы звонит. Пожалуйста, ваш вопрос Валерию Богомолову?

Слушатель: Здравствуйте. У меня первая просьба - дать разъяснение, почему депутат сокрушается о том, что при отмене одномандатников "Единая Россия" проиграет? Ведь одномандатников половина в парламенте, он сам говорит, что их и во фракции "Единая Россия" примерно половина - значит, надо понимать, что они ничего не должны проиграть. Может быть, это утешит его. И у меня есть вопрос, даже два. Когда он апеллирует к свободе как к истине, как к конечной ценности, непонятно, он вообще за свободу - он что, либерал что ли? Или он всегда избирательно на каких-то основаниях определяет, когда он за свободу, а когда против? Может быть, он разъяснит? И насчет курса Владимира Владимировича - он тайный курс или он открытый?

Михаил Соколов: Да, хотят понять, видимо, колебания генеральной линии.

Валерий Богомолов: Начну с последнего вопроса. Он, безусловно, открытый, уважаемый товарищ. Потому что этот курс президента каждый год значится в послании президента Федеральному Собранию.

Михаил Соколов: А в этом году не было послания.

Валерий Богомолов: Будет. Это не значит, что все выполнено то, что было сказано, и те задачи, которые были поставлены в прошлом году. Это во-первых. Что кается моего сокрушения по поводу того, что 50 процентов пропадет, я действительно переживаю, потому что сегодня, если будут выборы, даже если все будет классно и хорошо, то нам две трети фракции из двух третей депутатов, к сожалению, не создать:

Михаил Соколов: Или "к счастью" кто-то скажет.

Валерий Богомолов: Или к счастью. Я тоже могу сказать - к сожалению или к счастью, но не создать. Поэтому здесь мое сокрушение по этому поводу. Хотя я еще раз говорю, что я буду доволен, - я лично, Богомолов Валерий Николаевич, 54 года от роду, - я буду страшно доволен, если у нас появятся достаточно эффективно действующие политические партии и левого, и правого, и либерального толка, и любых других идеологических платформ. Причем я хочу подчеркнуть, что именно, как я сказал, и либерального, и правого. Потому что правые - это не либералы. Либералы всегда большевики, а правые - это консерваторы.

Теперь по поводу моего личного мнения. Да, я за свободу, я все время за свободу. И я считаю, что свобода - это не состояние либерала. Либерал, кстати, говоря о свободе, во многом поступает в конкретных действиях совершенно противоположным образом, он стремится осуществить всеми средствами свои либеральные идеи. Поэтому еще Ленин говорил: "Крайности смыкаются", имея в виду левых коммунистов и либералов. А социалисты, даже консерваторы в первую очередь - это люди, которые выступают как за личную свободу, так тут и весь комплекс свобод, который включает в себя свободу совести, свободу печати и так далее. Это нисколько не расходится с нормальным состоянием человека. Русский народ всегда был свободным народом. Только свободный человек мог освоить такую огромную территорию. Поэтому не надо называть нас рабами, не надо нам приклеивать ярлыки. И я считаю, что большая часть населения Российской Федерации - это свободолюбивые люди.

Михаил Соколов: Пожалуйста, еще звонок. Геннадий из Ленинградской области, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Хотел бы я вас спросить о следующем. Не считаете ли вы, что с принятием 122-го закона фракция "Единая Россия" людей с ограниченными возможностями загнала в угол? Люди теряют работу, спокойно не могут проехать в транспорте. Спасибо.

Валерий Богомолов: Я действительно вам хочу сказать спасибо за вопрос. Вопрос достаточно сложный, и мы сейчас при анализе ситуации с исполнением 122-го закона обязательно: У нас есть такое право, у партии есть такое право, как у партии парламентского большинства (и даже не как у партии парламентского большинства), - право внести какие-либо дополнения или поправки в тот или иной закон. И мы, безусловно, должно поправить то, что касается людей с ограниченными возможностями. Безусловно, они должны трудиться, и безусловно, нельзя делать так, что если человек трудится, то его лишают пенсий и пособий, это абсолютно неправильно.

Михаил Соколов: Слава Богу, вот конкретная совершенно вещь. Значит, будете поправлять этот закон.

Валерий Богомолов: Конечно.

Михаил Соколов: Кстати, Андрей Исаев, тоже один из ваших видных деятелей, который занимается социальными проблемами, спорит с вашим появившимся правым крылом и говорит, что "Единая Россия" должна двигаться не вправо, а влево, усиливать социальную защиту людей", то есть то, что вы сейчас говорите. То есть вы левый в "Единой России"?

Валерий Богомолов: Я - центр "Единой России". Пока являюсь сегодня секретарем президиума Генерального совета, я являюсь центром. Меня иногда называют любителем всего немецкого, но я вообще любитель истории, потому что историк по образованию. И есть такое понятие - "народная партия". Так вот, сейчас, сегодня очень важно, чтобы "Единая России" пока заняла такую нишу, которая называется "народная партия". И выход из кризиса, еще раз подчеркиваю, выход из кризиса всего общества возможен только при осуществлении курса, который называется "социальное партнерство". Мы знаем примеры такого социального партнерства и такого успешного выхода - это Австрия, мы знаем Швецию, мы знаем Германию.

Михаил Соколов: Вот еще одно мнение, кстати, интересное, политолога: "Режим, который был создан, - это режим концентрированной воли, есть и свобода, и контроль над региональными элитами. Но такой режим имеет отрицательные качества, которые являются продолжением его достоинств. Технократов, либералов, рыночников становится все меньше в правящем классе, все больше становится сторонником распила стабилизационного фонда, усиления государственного контроля, усиливаются патерналистские настроения". Как вы относитесь к этим недостаткам созданного вашими руками режима?

Валерий Богомолов: Ну, во-первых, моими руками режим не создавался:

Михаил Соколов: Не отказывайтесь.

Валерий Богомолов: : лично моими руками. Ну, а с другой стороны, хочу сказать, что любое общество, любая политическая составляющая этого общества периодически раскачивается, это не статическое состояние. И безусловно, вначале у нас была безудержная свобода, граничащая с хаосом, потеря всякого управленческого инстинкта, даже у тех людей, кто должен был заниматься этим управлением. И, соответственно, безусловно, отсутствие какой-либо политической стабильности приводило к отсутствию стабильности и в развитии экономики.

Михаил Соколов: А теперь не перебор с государственничеством?

Валерий Богомолов: Я думаю, что, может быть, в известной степени где-то и можно было бы слегка остановиться. Но я думаю, что для того, чтобы навести порядок, надо установить жесткие правила, кто будет подметать, кто будет посыпать дорожки песочком, кто будет красить траву в зеленый цвет.

Михаил Соколов: Виктор дозвонился до нас. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. У меня к господину Богомолову один вопрос. Хотелось бы все-таки узнать курс президента - он на улучшение жизни людей или просто на улучшение жизни чиновников, которые и так живут нормально?

Михаил Соколов: Да, про курс Путина, кстати говоря, по пейджеру буквально пять или шесть уже сообщений пришло.

Слушатель: И еще, после 122-го закона жизнь пенсионеров ухудшилась намного. Неужели "Единая Россия" этого не замечает?

Валерий Богомолов: Во-первых, вы говорите это пафосно, и, наверное, где-то и у кого-то и есть ухудшение, но в целом, если брать статистику, брать состояние на местах особенно, вы ошибаетесь, уважаемый господин: или товарищ. Я, допустим, люблю, когда меня называют товарищем или коллегой, ну а если вы меня называете господином, то Бог вам судья.

Теперь что касается курса президента, я могу его кратко сформулировать теми тремя составляющими, про которые многократно говорил Владимир Владимирович, - это борьба с бедностью на основе развития экономики и обеспечение безопасности. Причем под словами "обеспечение безопасности", как я понимаю, Владимир Владимирович имел в виду не просто наращивание мускулов армейских, а я понимаю это так, что нам нужно думать и о другой безопасности - экологической, демографической, других видах безопасности, которые не менее страшны, чем отсутствие в наших вооруженных силах достаточного количества ракет или самолетов.

Михаил Соколов: Еще звонок из Москвы. Геннадий, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Я по поводу предвыборных дебатов. Михаил, вы опытный журналист, вы слышите, как гражданин отвечает:

Михаил Соколов: Это наш гость, вы не обижайте его.

Слушатель: Я не обижаю, он не хочет, чтобы его называли господином, и я не называю.

Валерий Богомолов: А гражданином в таком тоне называют у нас человека, который находится, по крайней мере, под следствием.

Слушатель: Не надо, у нас все граждане. У нас президент обращается: "Граждане страны". Так что, значит, мы все заключенные? Вы хоть думайте, что вы говорите.

Валерий Богомолов: Ну, я же пошутил. Вы меня извините, пожалуйста, я неправильно пошутил.

Слушатель: Вы знаете, вы вот так вот шутите уже целый год, над нами шутите.

Но я не об этом. Михаил, вы можете себе представить дебаты, вот генеральный секретарь партии выходит на предвыборные дебаты - какой "блин" с ним могут устроить?

Михаил Соколов: Понимаете, вы вот сейчас ведете дебаты фактически с Валерием Николаевичем Богомоловым, и я у себя в студии совершенно не вижу такого "блина". Ну, сидит человек, улыбается, отвечает на вопросы. Честное слово, я как-то такой агрессивности вашей не очень понимаю.

Слушатель: Нет, тут не агрессивность, тут просто какая-то обида. И у меня вопрос к генеральному секретарю этой партии и в его лице ко всем членам партии "Единая Россия". Вот у вас дети есть, родители есть. Скажите, только честно, не стыдно вам?

Михаил Соколов: А за что? Вы уж тогда скажите за что.

Слушатель: За 122-ой закон, за то, что вы говорите "халва, халва", а от этого слаще не становится. Вы посмотрите, в Москве в этом месяце нет лекарств. Люди ходят, пенсионеры, больные, инвалиды - лекарств нет, не привезли, не будет.

Михаил Соколов: Уважаемый Геннадий, кстати говоря, я вам хотел бы заметить, что в Москве Юрий Михайлович Лужков, между прочим, отказался от той формы монетизации по лекарствам, которая была предложена правительством. Я не знаю, какая из них хорошая, в Москве или в каком-то регионе, где она работает, но факт тот, что здесь оставлена старая система. Так что тут претензия тоже, правда, к члену партии "Единая Россия", но несколько не по адресу 122-го закона.

Слушатель: Михаил, но ведь это все так увязано, это же ясно. Вот пусть он ответит, не стыдно ему за все эти дела?

Михаил Соколов: Ответит, ответит:

Валерий Богомолов: Я отвечу вам, уважаемый гражданин. Я вам отвечу честно, что за некоторые вопросы, в том числе за начало осуществления и работы 122-го закона мне стыдно. Безусловно, стыдно. И стыд этот абсолютно понятен, потому что и мы, в том числе, как политическая партия, которая не отвечает непосредственно за выполнение этого закона, мы фактически ждали, опустив руки.

И только те партийные организации, которые у нас активно поработали, им удалось подготовиться к началу действия 122-го закона, к вступлению его в силу: они выдали деньги на проезд пенсионерам раньше, еще в декабре, они подумали и ввели социальный проездной без всякой команды сверху, из правительства.

Легче всего обвинять друг друга в бездеятельности. Проще всего начинать делать что-то каждому на своем конкретном месте.

Я считаю, что меня в свое время научили в Германии, что дом начинается вовсе не с твоей собственной квартиры, а с тротуара вокруг твоего дома, когда меня заставил немецкий хаус-майстер вымыть тротуар с пеной, чтобы он был чистый, - я считаю, что так и надо. Надо начинать с собственного двора. А говорить, стыдно или нет: Стыдно. Но если ничего не делать, то еще будет стыднее.

Кто напринимал эти законы, которые ввели такое огромное количество льгот, которые вовсе не оплачивались, не осуществлялись по-настоящему?

Я, извините меня, родом не из Москвы, я родом с Севера, и мои родственники живут в простых семьях, и они испытывали и испытывают не меньшие трудности, - и мне перед ними стыдно. Мне стыдно перед моей тещей, которая говорит, что "дайте мне деньги, мне не нужно, чтобы был социальный пакет". И мне стыдно, я знаю, что так получилось.

Михаил Соколов: Она на электричке, наверное, не ездит.

Валерий Богомолов: Да, ей не надо ездить на электричке, она живет в деревне.

Михаил Соколов: Хорошо. Давайте посмотрим, что на пейджере. "Ваша партия проголосовала за пенсию 75 процентов от зарплаты. КПРФ и "Родина" голосовали против". Это насчет депутатских пенсий - там меняться что-то будет или нет?

Валерий Богомолов: Я, откровенно говоря, не могу на этот вопрос ответить. Я прошу прощения, мне хоть и 54 года, но я считаю, что я лет 6 еще поработаю, и тем более о своей этой пенсии я даже не подумал.

Михаил Соколов: "Как ваш гость относится к референдуму? На мой взгляд, должен быть один единственный вопрос, нужно спросить народ, при каком строе он хочет жить - при капитализме или при социализме? Раиса Николаевна". Раиса Николаевна, вы знаете, каждый понимает под капитализмом или социализмом свое.

Валерий Богомолов: Я тоже с вами согласен, потому что я знаю, бывал по роду своей работы предыдущей в странах, которые можно назвать формально капиталистическими, а там на самом деле действующий социализм. Это, например, Австрия.

Михаил Соколов: "Можете не стараться, я на выборы все равно не пойду". Ну и не ходите, вам же потом обидно будет.

"Когда "Единая Россия" сама уйдет? Или ее надо хорошо попросить?" Боюсь или уверен, что не уйдет.

Валерий Богомолов: Я думаю, что у нас, как правило, звонят люди, не которые желают поговорить конструктивно, а которые хотят назвать кого угодно "блином".

То есть вот этот большевизм у нас настолько в крови, что мне даже иногда становится страшно, что мы до сих пор не можем понять, что мы единый российский народ, у нас одна родина, и если мы будем едины, мы будем непобедимы. Если мы будем друг с другом спорить, всегда враг нас одолевает, когда у нас внутри смута.

Михаил Соколов: Вот Ольга пишет: "Сколько злобы и ненависти от ваших радиослушателей". Во-первых, если вы нас слушаете, вы тоже радиослушатель. А во-вторых, знаете, я бы сказал, что те, кто так активно ругается, вы пойдите на выборы и проголосуйте за другую партию - вот и все.

Геннадий Григорьевич пишет: "Удручает такое состояние, что у нас в партии "Единая Россия" отсутствуют личности. Этим объясняется вся беззубость и невнятность, отсутствие политики самой партии. Нет никакой программы, механизма решения вопросов. Все партии, которые создаются под власть, уходят вместе с этой властью. Примеры - "Демократический выбор России", "Наш дом - Россия", партия "Единство". И прогнозируют, что ваша партия уйдет при смене власти. Если Геннадий Григорьевич написала"у нас в партии", то, видимо, это член вашей партии волнуется.

Валерий Богомолов: Я думаю, что если он член нашей партии, то он тогда все перепутал. "Демвыбор России" - это была попытка создать либеральную партию. "Наш дом - Россия" - да, это что-то такое, похожее на центризм. Но я думаю, что "Единая Россия" - совершенно другая песня и совершенно другой проект. И здесь надо думать и создавать, учиться на наших ошибках, которые мы делаем, создавать в России настоящие политические партии.

Михаил Соколов: Виталий Валентинович нам звонит из Москвы с вопросом. Пожалуйста, как-то помягче, если можно.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос к вашему собеседнику, к вашему гостю сегодняшнему. Вы голосовали за закон о ЖКХ?

Валерий Богомолов: Конечно, голосовал.

Слушатель: Тогда расскажите, пожалуйста, поподробнее, каким образом нас, пенсионеров, не имеющих никаких практически средств к существованию, ваша партия будет выбрасывать, выдавливать на окраины Москвы и других городов, поскольку оплачивать те услуги, за которые вы голосовали, мы просто не в состоянии? И второй вопрос: где можно почитать или где можно найти программу вашей партии? В моей молодости на каждом шагу попадался устав КПСС. И третье, я считаю, что никакая вы не "Единая Россия". Народ России, да, он един сам по себе. А ваша партия глубоко антинародна. Пожалуйста, ответьте на все мои вопросы. Спасибо.

Михаил Соколов: И вам спасибо.

Валерий Богомолов: Насчет антинародности, вы знаете, я еще раз подчеркиваю, что приклеить ярлык очень здорово, потому что так мы привыкли назвать человека и успокоиться (обозвал его - и живи дальше спокойно). Не построить нам ничего общего, если мы будем друг друга только ругать и обзывать.

Что касается программы, как вы говорите о своей молодости, я тоже человек немолодой, и я помню, как эти программы лежали на каждом углу. Но вы забыли, что речь шла тогда о КПСС, она была по Конституции основной партией, и больше других никаких партий у нас в Советском Союзе не было.

Михаил Соколов: А где программу-то почитать?

Валерий Богомолов: Если вы хотите программу почитать нашу, то мы же не монопольная партия, мы партия парламентского большинства, и программы наши лежат в наших офисах, как в центральном, так и в региональных, в местных и других офисах нашей партии.

Михаил Соколов: Есть сайт "Единой России".

Валерий Богомолов: Да, есть сайт "Единой России", но не все имеют компьютеры. А потом у товарища, который помнит, как и я, что на каждом шагу лежали уставы КПСС, наверняка нет компьютера, и он не может это посмотреть.

А по ЖКХ, по субсидиям, уважаемый товарищ, честно вам скажу, что, проголосовав за этот Жилищный кодекс, где говорилось о конкретных размерах необходимой площади, после которой будут выплачиваться субсидии, мы тут же после этого, фактически сразу же, как только мы стали видеть, что население не справится с такими суммами, мы на президиуме Генерального совета приняли решение, в котором просили, чтобы оплата за жилищно-коммунальные услуги не превышала не 22 процента, как это записано в теперешнем Жилищном кодексе, а чтобы было это не более 18, максимум 19 процентов. Это первое. Во-вторых, мы записали как политическую просьбу, решение и требование к правительству, чтобы норма площади была увеличена. Потому что, хорошо, в Москве вас могут куда-то, как вы говорите, выселить, а представьте себе, как пожилые люди, которые живут в северных поселках, так называемых неперспективных поселках, которые получили квартиры (у них трехкомнатные квартиры, и раньше у них была большая семья, а теперь они вдвоем или один человек), - куда они переселятся? Человека нельзя переселить, потому что нет другой свободной жилой площади. Безусловно, необходимо в каждом конкретном случае относиться совершенно конкретно и смотреть, из каких размеров должны выплачиваться жилищные субсидии и как должны рассчитываться нормы жилой площади.

Михаил Соколов: В общем, коррективы будут.

Валерий Богомолов: Корректировки будут, да.

Михаил Соколов: Сергей из Липецка, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У нас все законы принимаются и апробируются на народе. Вот такое предложение: испытали бы сначала депутаты на себе действие этих законов, а потом уже вводили в действие. Это так, ремарка, будем говорить.

Валерий Богомолов: Вы, наверное, правы.

Слушатель: Возьмите Белоруссию: все те же льготы остались, уровень жизни выше, чем у нас, хотя по нашему "ящику", по всем каналам говорят, что там беспросветная жизнь. У них нет ни газа, ни нефти, а ничего не разрушено, и как-то создается мнение, что там по-другому люди смотрят на свой народ, а не как на быдло.

Михаил Соколов: Понятно, то есть к народу лучше надо относиться.

Слушатель: Конечно.

Валерий Богомолов: Безусловно, надо относиться ко всем так, как ты хочешь, чтобы к тебе относились, вы правы. Спасибо.

Михаил Соколов: Что тут у нас еще спрашивают: Вот все партию декорацией называют, интересуются числом номенклатурных работников. А действительно, много у вас бывших членов КПСС?

Валерий Богомолов: Один из членов КПСС сидит перед вами, напротив вас.

Михаил Соколов: А вы не уходите в отставку с поста генерального секретаря? Вот тут я читал только что:

Валерий Богомолов: Как вы меня сразу "кувалдой по голове". Я в отставку сам лично не ухожу, заявлений никаких не писал.

Михаил Соколов: Будем ждать Генерального совета и каких-то решений в субботу, интересных?

Валерий Богомолов: Если это будет, то будем ждать.

XS
SM
MD
LG