Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политический скандал в Петербурге


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[24-05-05]

Политический скандал в Петербурге

Ведущий Виктор Резунков

Виктор Резунков: Сегодня у нас в Петербургской студии Радио Свобода в гостях - депутат Законодательного собрания Петербурга Алексей Ковалев и политолог, профессор Валерий Крамник.

Нашим радиослушателям мы предлагаем ответить на вопрос: довольны ли вы главой вашего населенного пункта, и надо ли его избирать или назначать?

В Петербурге большой политический скандал. Теоретически он может закончиться отстранением Валентины Матвиенко от должности губернатора Петербурга, практически же - ничем. Давайте послушаем репортаж корреспондента Радио Свобода Дмитрия Казнина.

Дмитрий Казнин: Уставный суд Петербурга принял 20 мая максимально жесткое решение в продолжающемся конфликте с администрацией Петербурга. Суд обязал отменить все правовые акты, принятые незаконным, по мнению Уставного суда, органом - администрацией губернатора города. Неисполнение этого решения может повлечь за собой административную, уголовную и политическую ответственность Валентины Матвиенко, вплоть до досрочного отстранения ее от должности.

Решение о незаконности существования администрации губернатора Петербурга Уставный суд принял еще в марте этого года. Фактически удар был направлен на руководителя администрации губернатора Виктора Лобко. С того времени, не предприняв никаких попыток исправить ситуацию, хотя эксперты считают, что городской парламент утвердил бы кандидатуру Виктора Лобко еще раз, администрация Петербурга, правительство города и сама губернатор вступили в практически открытую конфронтацию с Уставным судом. Городской парламент, например, принял во втором чтении ряд поправок, направленных на скорейшее переизбрание судей Уставного суда.

Одновременно в Петербурге опять усилились слухи о скором переводе Валентины Матвиенко в Москву, на место Михаила Зурабова. Депутат Петербургского парламента Сергей Гуляев направил жалобу в Уставный суд, в которой он просит рассмотреть вопрос о легитимности уже правительства города и ряда комитетов администрации Петербурга. Если Уставный суд примет по жалобе депутата положительное решение, оно коснется того же Виктора Лобко, председателя Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли Владимира Бланка и представителя губернатора в парламенте Михаила Бродского. Кроме того, под сомнение будет поставлена легитимность решений, принятых правительством города за последние два года.

Так же следуя решению Уставного суда об администрации губернатора, прокуратура города может в ближайшее время арестовать счета администрации Петербурга. После скандального решения Уставного суда Валентина Матвиенко провела несколько закрытых совещаний, на которых обсуждались ответные меры. По слухам, решено срочно проводить через Законодательное собрание Петербурга новый закон об Уставном суде, который сделает судебный орган полностью лояльным Смольному.

Виктор Резунков: Мы еще не начали беседовать, но у нас уже звонки. Виктор Николаевич из Томска, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, выборы местного главы просто необходимы, иначе демократия вообще будет просто каким-то дутым пузырем. Потому что только человек местный может знать наши местные проблемы. Там, наверху, пусть они делают все, что угодно, но на местах, мне кажется, на уровне местного самоуправления необходимо оставить эту выборность. Это мое мнение.

Виктор Резунков: Спасибо большое.

Алексей Анатольевич, вот у меня к вам вопрос. Вот этот, собственно говоря, скандал, чем он может закончиться? Судя по всему, могут спустить дело на тормозах, как это, скорее всего, и произойдет, это мое мнение. Ну а с другой стороны, что вы думаете?

Алексей Ковалев: Вы знаете, я считаю, что этот скандал развит был до такой степени именно благодаря действиям администрации города, администрации губернатора и лично Валентины Ивановны. Вместо того чтобы признать решение суда, которое, как известно, обжалованию у нас не подлежит (решение Уставного суда), эти люди начали активную кампанию политического давления, и даже экономического давления на суд, угрожая остановить финансирование Уставного суда и так далее. Независимо от исхода этих всех событий, я считаю, что вот такие действия должны получить собственную оценку и не должны быть спущены никому с рук.

То, что сегодня делается изменение в закон, ну, я давно уже говорил Валентине Ивановне, что юристы у нее абсолютно некомпетентные. Те варианты, которые они предлагают, будут немедленно признаны неуставными (каламбур такой). Короче говоря, не соответствуют Уставу. И тот же самый Уставный суд признает их нелегитимными, и эту позицию подтвердит, я уверен, и Конституционный суд. Потому что думать, что Уставный суд делает что-то при ненадлежащем ознакомлении с решениями Конституционного суда, его позиций, просто смешно. Я уверен, что санкции вообще на свои действия и юридическое обеспечение Уставный суд получил на самом высшем уровне.

Поэтому, на мой взгляд, здесь самое главное - это сохранить гарантии неприкосновенности, самостоятельности и независимости нашей судебной власти. Возможно, Уставный суд вот в такой, может быть, непростой политической ситуации, показывает пример такой самостоятельности.

Дальше. Я думаю, что никаких перспектив у правительства нет отстоять свою позицию по поводу легитимности самого правительства. Дело в том, что совершенно правильно указывает Сергей Гуляев, что формирование правительства произошло до того, как были назначены официально члены этого правительства. То есть там произошел такой юридический казус: при полном нигилизме юридическом губернаторского окружения, скажем так, они просто подставляют Валентину Ивановну еще один раз. И Валентина Ивановна должна была бы подумать все-таки о том, как ей упорядочить работу юридического управления, юридического комитета, возглавляемого госпожой Митяниной, упорядочить работу юристов комитетов администрации, которые проигрывают дела в судах, подставляя тем самым высших должностных лиц. Я об этом Виктору Николаевичу Лобко говорил. Я, например, не подписывался под всеми этими заявлениями, но Виктору Николаевичу говорил, что структурно администрация губернатора должна существовать с соответствующими контрольными функциями и так далее, нельзя с водой выплескивать, так сказать, и ребенка, но юридически должно быть чисто, нельзя подставляться таким образом.

Виктор Резунков: Спасибо.

Валерий Викторович, а у вас вообще какое складывается впечатление по поводу этого конфликта?

Валерий Крамник: Знаете, здесь только что было сказано, что Валентина Ивановна должна подумать. Да не умеет она думать, и не привыкла она думать. Она привыкла делать так, как говорит ее начальник. Так она делала, когда была в комсомоле, так она делала, когда была в партии, так она делает и сейчас. Она делает то, что делает Путин. Путин создает вот эту вертикаль власти, подчиняет себе и парламент, и суды, и другие институты, и она точно так же копирует его, то же самое делает.

Вот сейчас ситуация напряженная. Впервые появился орган, который стал сопротивляться. И что же вы думаете?.. Вот я преподаватель, я учу студентов. Чему учу? Что должны быть сдержки противовеса, что уважение закона, легальная легитимность. А они нам мешают учить студентов. Она должна признать: раз суд принял решение, надо его выполнять. Можно обжаловать. Можно выполнять, и надо выполнять. Но она этого не хочет делать. Что делается? Нападки на суд: суд нехороший, возраст не тот и так далее. Мое мнение такое, что пока... Позиции Путина начали шататься, и мы это все видим, это особая тема и особый разговор, но не сказать об этом нельзя. Уже об этом говорит любой психолог, который посмотрит на экран телевидения, и может многое уже сказать. И ее позиции тоже начинают шататься. Я думаю, что до тех пор, пока Путин будет у власти, вряд ли будут какие-то здесь у нас перемещения, хотя они вполне реальные. Они назрели, эти перемены.

Вы понимаете, вот звонок был. Надо что делать? Надо обязательно чтобы были выборы. Я вам хочу сказать, дело в том, что ООН недавно издала доклад, что есть симметричные федерации, а есть асимметричные федерации. Это известно. (Вот наш депутат как бы выражением лица дает мне понять, что он эти вещи знает). То есть что делается? Некоторым регионам можно дать больше прав, некоторым - меньше. Не надо этой уравниловки и так далее. Я понимаю, что, может быть, я ошибаюсь, но, возможно, где-то на Кавказе, где трудности с выборами, но почему вы лишаете нас выбора в Петербурге, в Москве, в других крупных центрах, где уже демократическая общественность, где мы готовы это все анализировать и избирать?! Поэтому вот чем надо заниматься - выстраивать вот такую систему, демократическую систему.

Мы же видим, что наш губернатор в плену старых иллюзий: сильную власть, делать так, как сказал тебе твой начальник, и так далее. Я думаю, что это приведет только к дезорганизации, к тому, что следующее руководство - и президент следующий, и следующий губернатор - будут завалы эти разгребать, чего нельзя допускать. Я думаю, что все-таки кризис этот может быть спущен на тормозах, но, скорее всего, какие-то, может быть, будут и следствия в том плане, что человека спокойно уберут на какой-нибудь другой пост и назначат другого человека. Вот здесь очень важно нашему Законодательному собранию, и вообще всей общественности, сделать так, чтобы пришел человек, который действительно строит демократический... потому что Петербург все-таки демократический город.

Виктор Резунков: Нам дозвонилась Надежда из Петербурга. Пожалуйста, вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я очень хорошо знаю, как проходили выборы Матвиенко. Это однозначно поддельные выборы. То есть она не проходила. И вы прекрасно знаете, сколько проголосовало против всех. По-моему, по Петербургу эта цифра больше, чем по стране. Это первое, что я хотела сказать.

Второе. Вы сейчас сказали, что она находится в плену чего-то там, а она находится в плену еще своей комсомольской работы кипучей. Так что еще комсомольские дела не забыты. Это во-вторых.

Виктор Резунков: К сожалению, звонок прервался. Собственно говоря, все понятно.

И я хотел бы добавить, в Петербурге, по данным последних социологических опросов, более 52 процентов горожан выступают против назначения губернатора президентом, и лишь 29 процентов - сторонники этой инициативы Владимира Путина.

Вот у меня вопрос к Алексею Анатольевичу. Давайте представим себе все-таки (я, конечно, понимаю, что история не терпит сослагательного наклонения), что Валентина Ивановна Матвиенко уходит в Москву, ну, на пост, допустим, Зурабова или куда-то еще, как сейчас об этом пишут газеты, они "отправляют" ее в отставку достаточно часто. Но все-таки вопрос, говорят, будет решен в июне. Вот как вообще дальше могут разворачиваться события с губернатором такого большого города, как Петербург?

Алексей Ковалев: Конечно, согласно сегодняшнему закону, Путин должен будет представить две, скажем, кандидатуры, или одну кандидатуру, сейчас на выборы депутатов. И мы должны будем рассмотреть ее: отвергнуть или принять решение. Я не тешу себя какими-то иллюзиями. Наша "Единая Россия" и "Родина" - это, так сказать, прислужники правящей власти, они, конечно, проголосуют за любую кандидатуру, которая будет внесена президентом. Возможно, это будет бывший и.о.губернатора Беглов, может быть, кто-то другой. Называют много разных фамилий. Только не понятно, зачем это все перетасовывать, скажем, назначать Грызлова, например, он в Думе работает сегодня. В чем там дело... И Путин может через какое-то время захотеть стать губернатором Санкт-Петербурга. Почему бы и нет?! Если он уйдет с президентского поста после истечения президентского срока.

Но мне кажется, что главными являются все-таки не выборы или назначение губернатора, а главным является баланс исполнительной и законодательной власти. Если бы губернатор у нас имел нормальные полномочия и был бы связан хоть каким-то образом решением законодателей, если бы у законодательной власти была бы хоть какая-то реальная власть, то было бы абсолютно наплевать, кто будет губернатором. Потому что действовали бы законы, и эти законы губернатор обязан был бы выполнять.

А вот то, что сегодня делается, - это попытка решить исполнительной властью все вопросы. Сама исполнительная власть создает для себя правила игры. Ну, самый элементарный и дурацкий вопрос - это закон о праздниках. Вот два раза Валентина Ивановна заворачивает закон о праздниках. Вот возникает вопрос: что ей не нравится в законе? Там перечислены праздники федеральные, у нас же их огромное количество. Мы сделали список поуже и написали, что "вот эти, пожалуйста, финансируйте" - это День борьбы с наркотической зависимостью, День здоровья, День памятников и так далее. Каждый год, мы написали в законе, обязательно в бюджете должны предусматриваться деньги на мероприятия. Ну, это могут быть и конференции, и в школах какие-то мероприятия. Что такое праздник? Это все-таки повод для того, чтобы задуматься над теми или иными вопросами. Не случайно ООН этим занимается. Вот я с этим законом потерял несколько месяцев, я работал, собирал материалы и так далее. Нам приходит поправка губернатора: против того, чтобы писать, что эти вопросы финансируются каждый год, против того, что и финансируются, и то, что каждый год, убрать слова "ежегодно" и убрать слово "финансируются". То есть так получается, что закон мы выпускаем, а потом правительство решает, каждый ли год финансировать, скажем, День социального работника или не каждый, или через год финансировать День библиотекаря и так далее. Ну, это же бред, бред сумасшедшего просто! То есть правительство хочет оставить за собой право даже в таком вопросе решать, как Бог на душу положит. И в итоге опять целый год будут бегать люди, обивать пороги чиновников в правительстве: давайте наш праздник... библиотеки будут на себя тянуть или социальные работники, или охрана памятников и так далее, эти деньги из бюджета. Что же это за ерунда-то такая получается?! Вот на таком маленьком, на таком несущественном, я бы сказал, вопросе - там по финансовым вложениям крохи какие-то, проявляется общая позиция администрации: решать все самим. Вот и все. И это проявляется не только Валентиной Ивановной, это проявлялось и Яковлевым, и Собчаком. Все, любой человек на этом посту, чувствуя свою безнаказанность, распоясывается до полного уже просто безумия, просто безумия. И в итоге новый человек начинает с того, что разгребает это, а потом он опять впадает в то же самое. Потому что сама система провоцирует, развращает вот эту исполнительную власть.

Так что, я думаю, надо менять в системе. Но в системе мы связаны федеральными законами, которые дают все права вот этой исполнительной власти. Если она избрана, тем более, общенародно. Ну, есть, конечно, некоторая логика, что президент, скажем, назначая губернатора, может его отстранять, и губернатор зависит от президента. Это, может быть, сильнее зависимость, чем от народа, понимаете. Наплевать ему на народ к четвертому году своего правления. Но, с другой стороны, вот посмотрим...

Скажем, вот из Томской области звонил человек. Понимаете, в Томской области цены на общественный транспорт... Я только что из Томска приехал, полтора дня назад. В Томске цена на проезд в троллейбусе - 4 рубля. 4 рубля! У нас - 10 рублей. Сейчас к 10 рублям приближается все это. Да? Карточка единая стоит 600 рублей у нас. У них там все это дешевле в 3-4 раза. И почему в Иркутске 5 рублей проезд на общественном транспорте? Только что туда ездил. "Маршрутка" 7 рублей стоит. А у нас - 15-20 рублей. И так далее.

Естественно, если появляется кандидат в губернаторы, который обещает сделать все, как в других регионах, причем бюджет-то у нас гораздо существеннее, чем в том же Томске, например, то, естественно, он получает народную поддержку. Значит, без выборов вот этой альтернативы, без выборов политику альтернативную, как бы политику антинародную проводить удобнее, потому что тогда уже не зависишь от населения. Невозможна конкуренция программ, скажем так.

Поэтому все-таки, в итоге, выборы нужны, но механизмы контроля... Ну, вот если, конечно, президентским контролем заменить контроль законодательной власти, заменить законодательное регулирование невозможно, так скажем. И судебная в том числе. Об этом совершенно правильно говорил коллега.

Виктор Резунков: Я зачитаю несколько сообщений, присланных нам на пейджер.

"Губернаторов только избирать, иначе это нарушение конституционных прав. Мой губернатор Матвиенко, и ее деятельностью я ужасно недоволен, но, пожалуйста, не забывайте, что она ставленник Путина, и с ней ничего нельзя сделать. Белов".

"Я москвичка как минимум в десятом поколении. К Лужкову масса претензий. Живу в центре, практически в зоне "Москва-Сити". Другого мэра не хотим - он прекрасный хозяйственник. Ирина".

"Алексей, радует, что в нашем Законодательном собрании есть принципиальные и грамотные люди, как вы. Прошу, будьте нашим губернатором. Готова вас поддержать. Светлана".

Алексей Ковалев: Спасибо.

Виктор Резунков: "Выборов в губернаторы не было. Это были лжевыборы. Мечтаю, чтобы был грамотный, такой как вы, Алексей. Готова поддержать вас. Не отступайте от принципов чести. Нам так нужны такие люди, как вы. Светлана Александровна".

Ну вот, Валерий Викторович, опять-таки я возвращаюсь к возможной отставке Валентины Матвиенко, подведите итоги ее правления. Что она сделала вообще для Петербурга хорошего, а что - плохого?

Валерий Крамник: Я сейчас это сделаю. Я только скажу маленькую реплику. Я не знаю, кто может быть губернатором, но я хорошо знаю, кто не может быть. Я считаю, что Грызлов ни коим образом не должен быть губернатором, потому что это человек, который говорит "Есть!", и выполняет то, что нужно. И, к сожалению, Миронов тоже не может быть. Потому что я как-то говорил на "Радио России" и хочу повторить, что он чем занимается, он бежит впереди президента и говорит: "Давайте примем закон, чтобы помочь президенту". Не нам, а президенту.

Виктор Резунков: Валерий Викторович, я вас перебью. У нас очень много звонков. Геннадий Сергеевич из Смоленской области, пожалуйста. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я против губернаторов. Однопартийная система - это почти фашизм. Я предлагаю вам, ведущий, новую рубрику "Блокада жизни" про село. Село вымирает.

Виктор Резунков: Спасибо, Геннадий Сергеевич.

Валерий Викторович, пожалуйста.

Валерий Крамник: Так вот, два года прошло. Давайте вспомним, что, собственно, было сделано. Могу сказать. Было подмято под себя Законодательное собрание. Как только Матвиенко заступила на пост губернатора, сразу стал контроль прессы тотальный. Некоторые события на "Пятом" канале даже не упоминаются. Вот теперь жажда подчинить себе еще и суды, в данном случае Уставный суд.

Дальше. Она обещала, что у нас не будет людей, получающих меньше прожиточного минимума. Я вот не знаю, у нас здесь депутат присутствует, может быть, потом он скажет. Я очень внимательно слежу, и вдруг я читаю, что, оказывается, в 2007 году только надо сделать так, чтобы у нас не было вот этих людей, которые получают ниже прожиточного минимума. Но ведь это же было заявлено, что к концу первого года это будет. Это не сделано, под сурдинку, как я это понимаю, возможно, я не прав, но, видимо, это все-таки так, об этом не сказано.

Дальше. Я не вижу, по правде говоря, ни одного позитивного события. Возьмем теперь мелкий и средний бизнес. Вот это желание нашего губернатора править административными методами - это все старая логика, старая деятельность. Надо править современными, рыночными методами. Вы вытесняете экономически вот этот мелкий и средний бизнес, экономически вытесняете. Вы создаете такие условия, чтобы он не получал прибыль, чтобы было невыгодно этим бизнесом заниматься и в данном месте. Нет. А для чего это делается? Это делается для того, чтобы приехал президент и увидел, что город красивый, что нет вот этих лоточников и так далее. Зачем это делать?

Поэтому я хочу сказать, два года прошло. Были грандиозные события, великолепные, которые могла сделать только госпожа Матвиенко с ее опытом. Вот ведь позвонила нам радиослушательница и сказала, что комсомольская жизнь не забыта. Огромнейшие демонстрации 9 мая, и госпожа губернатор идет впереди. А там чуть ли не миллионная какая-то колонна. Зачем превращать этот святой праздник в такой официоз? Он должен быть человеческим.

И сейчас я тоже наблюдаю, идет полемика. Хотят ко Дню города опять устроить большую демонстрацию. Какие-то районы сказали, что "мы не можем это делать", или, в общем-то, "не хотим". Так она сказала: "Хотите, я за две недели сделаю огромную демонстрацию?". Зачем все это? Я думаю, что очень много было демонстрации ее успехов на телевидении, но очень мало было реально сделано для простого человека.

Виктор Резунков: Хорошо. Спасибо, Валерий Викторович.

И у нас звонок. Юрий из Петербурга, пожалуйста, мы вас слушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Матвиенко - ставленник Путина. Путин выразитель, как ни крути, воли нашего совковского народа. Пока народ не изменится, все эти Путины, Матвиенки, Рогозины, Жириновские будут у власти незыблемо и бесконечно. Менять надо народ. Когда Бог хочет наказать народ, он лишает его разума. Спасибо.

Виктор Резунков: Спасибо.

Валерий Викторович, у вас есть комментарии?

Валерий Крамник: Да, я хочу вот что сказать. Да, действительно, есть в нашем народе такая покладистость и так далее. Но задача-то власти не опираться на старые черты, а менять их. К сожалению, вот в чем прав, что Путин не меняет людей, не пытается создавать новые структуры, которые бы меняли сознание людей, а опирается на архаические черты, что мы особенно увидели в святой день - 9 мая.

Виктор Резунков: У меня вопрос к депутату Законодательного собрания Петербурга Алексею Ковалеву. Алексей Анатольевич, вот подведите итоги правления Валентины Матвиенко. Интересно, что вы можете сказать "за" и "против"?

Алексей Ковалев: Ну, во-первых, я думаю, что в целом время руководства Валентины Ивановны было более выгодно для города экономически, чем, конечно, то, что было при Яковлеве. Даже до его конфликта с Путиным, с руководством России, до того, как Путин стал президентом, все равно Яковлев не мог принести в город столько инвестиций, столько реальных инвестиций, я хочу сказать, а не замаскированных "прихватизаций", а именно инвестиций, как это сделала Валентина Ивановна, ну, естественно, при поддержке Кремля, естественно, при поддержке администрации Путина.

С другой стороны, надо сказать, что налажен был определенный порядок в работе как районных администраций, так и в работе, скажем, тех структур, которыми я специально занимаюсь, - это в области градостроительства, в области охраны памятников. Все-таки при Яковлеве в последние два года развился уже полный беспредел в этой области.

Вот эта уплотнительная застройка и так далее. И первое время Валентина Ивановна все-таки старалась ввести этот процесс в какие-то разумные рамки. Но, к сожалению, мы видим сегодня, что такой вал вот этих решений по уплотнительной застройке захватил и Валентину Ивановну. Ну, например, самый простой пример. Она обещала построить в Таврическом саду, еще будучи полпредом, каток с искусственным льдом. Таврический сад - памятник федерального значения. И вот в угоду этому обещанию Матвиенко вырезают из этого Таврического сада какой-то фиктивной экспертизой ГИОПа, который возглавляет ее ставленница Вера Дементьева, вырезают кусок там, где находились аттракционы. Теперь Таврический сад представляет собой не квадрат, так сказать, а квадрат с выщерблиной. 70 лет прошло с того момента, как вообще его признали памятником. И все это время граница шла по улице. И вот сейчас этот кусок вырезан из памятника. Это что ж такое?! Это же прецедент. Памятник федерального значения, где находится Межпарламентская Ассамблея, это единый комплекс, построенный архитектором Стасовым, построенный великолепными ландшафтными архитекторами, который сохранился. Там под этими аттракционами сохранились эти старые дорожки и так далее. Теперь все там разрыто, котлован, уже возводят стены. "Газпром", значит, Миллер с Матвиенко решили так, и в угоду этому меняют памятник. Так чему удивляться теперь, что у нас раскурочен уже таким же образом и Парк Победы приморский, раскурочен сейчас Лопухинский сад, изменили тоже границу памятника. Только что это произошло, при Валентине Ивановне. Если Парк Победы на островах, его еще при Яковлеве таким образом резали, теперь Лопухинский - сейчас это сделали, опять-таки Инспекция по охране памятников.

Ну, что касается инвестиционной политики в области приватизации, скажем так, наших земельных участков. Самый последний, животрепещущий пример. Господин Гергиев разрушил у нас... как вы знаете, разрушает облик нашего города за своим театром, строит уродское совершенно здание. Дальше собирается освоить Новую Голландию таким же образом, построить там какие-то безумные стеклянные кубы и так далее. Так теперь ему еще бесплатно дают гектар земли в Репино, без всякого конкурса. Мы говорили о конкурсах, об аукционах. Где эти конкурсы? За 150 тысяч долларов в центре Репина, на Песочной улице Гергиеву выделяют фактически под приватизацию, под застройку участок площадью 1 гектар земли. Его стоимость, этого участка, по минимуму - это миллион долларов, по максимуму - 2 миллиона долларов. Возьмите с него 2 миллиона долларов, которые у него есть, и продайте ему участок. В конце концов, на вторичном рынке можно купить такой участок - никаких проблем нет. Так нет, ему решением правительства выделяют незаконно этот участок. Вот в таких вопросах... Ну а что говорить о застройке?.. Каменноостровский проспект. Люди выиграли суд, боролись. Там сад. Все равно продавила администрация, как и с яковлевских времен, осталась ее позиция неизменной, и будет там застройка. Повсюду так.

Виктор Резунков: У нас очень много звонков. Предоставим слово слушателям. Виктор из Омска, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я вообще не понимаю, к чему разговоры такие. Вот на мой взгляд, ну, хорошо, президентская инициатива, законодательная инициатива. А чем она, в принципе, отличается? Ну, решит президент, допустим... ведь та же Государственная Дума, или кто-то будет на местах, она проголосует "за", что бы они сейчас ни говорили. То есть вы, конечно, можете выражать собственное мнение, но в том или ином русле, в общем-то, в котором вас направляют, то есть направляет конкретно власть из Кремля. Вот и все.

Виктор Резунков: Валерий Викторович, вы хотели сказать.

Валерий Крамник: Да, я вот что хотел сказать. Я согласен с тем, что, действительно, Матвиенко привносит сюда инвестиции и так далее. Но когда мы говорим о том, перспективен ли политик, мы должны видеть его образ мышления, его стиль управления. Да, с помощью президента ей удалось некоторые вещи сделать, но у нее административный метод правления. Этот метод правления бесперспективен. Здесь должен работать человек, который понимает прежде всего сдержки противовеса, что должна быть конкуренция между исполнительной властью и законодательной властью. Ведь когда сдержки противовесов в первом еще сроке президента как-то срабатывали, все-таки не было таких грубых ошибок. Правильно? Это первое.

Второе. Стабильность человек не должен понимать, как то, что исполнительная власть навязывает свою волю другим. Вот создать демократический механизм, систему контроля, правильно было сказано, что должны быть конкурсы, нельзя от этого отступать, даже если вы берете великого музыканта или кого-то еще. В этом смысле, понимаете, все управление бесперспективно. К сожалению, наш президент опирается на уходящие натуры. Ведь, в конце концов, были люди, которые хотели избираться в то время, когда госпожа Матвиенко избиралась, были, но им всем запретили избираться по-настоящему. И вот этих людей надо ставить, 40-летних, которые имеют опыт в бизнесе, которые имеют опыт в управлении, молодых надо выставлять, людей с другим мышлением. Иначе мы будем опять попадать во все ловушки, и будем говорить: "Да, вот сюда привели инвестиции, вот сюда. Давайте еще скажем об этих деньгах, которые китайцы сделали". Это все запланированные вещи, которые просто совпали с тем, что наш губернатор... Еще раз повторяю, вот это очень важно видеть, вам любой политолог, вам любой психолог, вам любой человек, который поработал, вот молодой депутат (относительно молодой по возрасту), он вам скажет об этом - надо видеть другой мир. Мир изменился. Ментальность есть реальность. Понимаете? Отсюда все исходит. В этом смысле я критикую все те "достижения", которые есть, - это не достижения. За два года можно было сделать больше. Создать современную структуру управления в обществе, всех людей... ведь в обществе много разных групп, привлечь их всех надо, создать систему соревнования, конкуренции здоровой - вот что надо делать.

Виктор Резунков: У нас звонки. Валерия Андреевна, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я со всем согласна, о чем вы говорите. И у меня еще свой вопрос. Вы знаете, вот наболело. В 1943 году у меня мать посадили по 58-ой статье, 10. И вот при том правительстве вроде как я бы относилась к репрессированным. И вдруг мне от Матвиенко, или от кого-то из них, приходит такое письмо: "Дети, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей или одного из них, необоснованно репрессированных по политическим мотивам, не относятся теперь к данной категории лиц". Вы знаете, мне даже денег ее не нужно. Ну какое она имела право... Как же, я пережила такую жизнь, и она теперь говорит, что я не репрессированная?!

Алексей Ковалев: Поясню этот вопрос сразу. Вы должны по своему поводу написать обязательно заявление прокурору города Зайцеву, где привести примеры, факты ограничения вас в правах. Это лишение вас жилой площади, это направление вас в спецприемники, в спецшколы, которыми руководил НКВД, и другие такого рода явления. Если после репрессий в отношении родителей вы были каким-то образом поражены в своих правах, чего-то вы лишились или была ограничена, так или иначе, ваша свобода, то вы являетесь репрессированными. Есть на эту тему решение Конституционного суда и президиума Верховного суда России. Если же нет, если вы просто находились на попечении родственников, квартира ваша сохранилась, где вы проживали, и так далее, тогда вы являетесь лицами, пострадавшими от репрессий, и для них полагается другое обеспечение. Ну, в два раза меньше денег выплачивается по нашему петербургскому закону. Этот вопрос был предметом рассмотрения в январе-феврале этого года в Законодательном собрании. Валентина Ивановна наложила вето. Ну, вето - не вето, там просто нынешняя редакция этого закона все равно это предполагает. И то, что я говорю, соответствует федеральному закону. Единственное, что по федеральному закону из федеральных денег все шло, вся эта оплата репрессированным, сегодня субъект Федерации этим занимается.

Виктор Резунков: Спасибо, Алексей Анатольевич.

У меня к вам такой вопрос. В принципе, недавно депутаты Законодательного собрания Петербурга обсуждали схему, по которой пройдут выборы в этом городе, и пришли к выводу, что в парламент они должны пройти только по партийным спискам. Собственно говоря, это не было неожиданностью. Я понимаю, конечно, в парламенте "Единая Россия" и "Родина" составляют большинство. К вам претензий не может быть, как бы это понятно. Давайте послушаем обзор корреспондента Радио Свобода Дмитрия Казнина на эту тему - о том, как реагировал, в частности, спикер Совета Федерации Миронов на это, и что думают политологи по этому поводу.

Дмитрий Казнин: Сергей Миронов заявил, что он против закона о выборах в региональные парламенты только по партийным спискам. Сергей Миронов привел данные социологического опроса, согласно которым, если бы, например, в Петербурге проводились выборы по партийным спискам, то 26 процентов голосов получила бы Коммунистическая партия, 17 процентов - "Единая Россия", около 7 процентов - СПС. 90 процентов нынешнего состава Законодательного собрания, по мнению Сергея Миронова, в следующий созыв просто не вошли бы. По мнению спикера Совета Федерации, во многих регионах России голосование только по партийным спискам было бы очень невыгодно именно для партии власти. Сергей Миронов высказался в поддержку изменений избирательного законодательства Москвы и Петербурга, позволяющих избирать депутатов представительных органов власти и по одномандатным округам, то есть 50 на 50. Одобрение спикера получила новая инициатива Законодательного собрания избирать депутатов и губернатора сроком на 5, а не на 4 года.

Социологический опрос, проведенный в Петербурге Социологическим институтом Российской Академии наук в начале весны 2005 года, показал, что жители города готовы доверять только своему депутату, избранному на конкретной территории. Избиратели предпочли схему "25 на 25": половину депутатов избирают по партийным спискам, половину - по одномандатным округам. По данным исследования, каким-либо партиям симпатизируют лишь 28 процентов горожан. В сегодняшних политических условиях чрезвычайно рискованно делать ставку только на выборы по партийным спискам, говорится в выводах опроса. Падает рейтинг президента России, на котором, по мнению социологов, во многом держится политическая стабильность в обществе. Резко сокращается уровень популярности "Единой России". Все это на выборах по партийным спискам может дать нежелательный для власти результат.

Виктор Резунков: Прежде чем мы обсудим эту тему, я предоставлю слово Юрию Ивановичу из Москвы. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я сейчас прослушал вас, и вот хотел бы сказать. А что плохого в том, как вы сказали, что Валентина Ивановна использует комсомольские методы в своей работе? Было бы прекрасно, если бы президент Путин, Матвиенко и другие политики взяли бы все то хорошее, что было при советской власти, и использовали это в нашей жизни при умеренных, так сказать, рыночных отношениях.

Виктор Резунков: Алексей Анатольевич?

Алексей Ковалев: Я согласен, что это хорошо. И я как раз оцениваю достижения также с точки зрения того, что Валентина Ивановна была хорошим менеджером и при советской власти, и сегодня. Но совершенно правы те, кто говорит о том, что эта политика бесперспективна в дальнейшем. Потому что невозможно думать, что на путь служения Отечеству человек встает в один момент своей жизни, и вот так всю жизнь он будет пламенно служить людям. Такова была совершенно фальшивая идеология советских времен, которая исходила из того, что все мыслят себя прекрасными, все начальство - хорошие люди, все, кто попадает наверх, обязательно действуют во благо обществу. Это полный бред. Это было сделано для того, чтобы прикрыть безнаказанную власть номенклатуры, которая и сегодня, к сожалению, существует.

На самом деле, человек действует только в тех пределах, в которых ему позволяет действовать общество. Если есть система противовесов, если человек осознает, что необходимы какие-то пределы его собственному "я", его собственному существованию в обществе, только тогда он может служить этому обществу. Если он распоясывается окончательно, такой человек нам не нужен. Благими помыслами вымощена, как известно, дорога в ад, если даже это благие помыслы, не говоря уже о том, что у всех есть дети, семья, жена, так сказать, которая хочет стать миллиардершей, ребенок, который хочет работать в банке, и так далее. Это то, что касается прежних методов.

Что касается выборов. Я скажу вам так. Тут говорили: "мы, депутаты, выполняем все равно указания", - и так далее. Да никто и никакие указания не выполняет, если не хочет это выполнять. Но таких депутатов выбирает население. Менять население, говорят, надо. Да не надо нам менять население. Нам просто надо, чтобы то население, которое способно выбрать других депутатов, пришло бы на выборы. Если бы сегодня еще в два раза больше приходило бы молодежи, скажем, между 18 и 30 годами, у нас был бы вообще абсолютно иной состав законодательных органов власти, абсолютно иной. Там, скажем, СПС бы имел 25-30 процентов, коммунистов не было вовсе никаких. Но кто же ходит у нас на выборы? Ходит фактически только пожилое поколение. Причем те люди, которые ходили раньше, это из более младших, так сказать, поколений, многие уже плюют на эти выборы и не идут сегодня на избирательные участки, не видя никаких перспектив. Так перспективы-то появляются не оттого, что кто-то выдвигается, а оттого, что кто-то кого-то выбирает. Поэтому сам человек, идя или не идя на выборы, создает себе перспективу. Так сходите, выберете. Все плохие, так выберете из худшего лучшего. Все равно кто-то же будет депутатом. Правильно? Все равно кто-то будет губернатором.

И что касается выборов по партийным спискам. Конечно, я согласен с теми, кто говорит, что нужно оставить выборы по округам. И я сторонник схемы... наша демократическая фракция придерживается этой схемы - это 50 депутатов по округам, 50 депутатов по партийным спискам. 100 депутатов невозможно будет никакому губернатору контролировать и купить, как сегодня покупается, так сказать, такая жалкая кучка. 50 - значит, нужно купить 20-25 человек - и все, и в кармане у тебя все Законодательное собрание. 100 депутатов - сложнее.

Но есть еще один аспект. Москва и Санкт-Петербург выполняют функции муниципального образования. Мы занимаемся жилым и нежилым фондом, транспортом, соцобеспечением, школами и так далее. Возникает вопрос: в других регионах для того, чтобы стать депутатом муниципального образования, что, нужно от партии идти? Что, нужно по партийным спискам, по федеральным? Партии-то у нас только федеральные. Значит, получается, допустим, в том же Томске я имею право стать депутатом города Томска самовыдвижением. Могу от региональной организации создать организацию, допустим, "Томичи за хорошие коммунальные услуги", и от этой организации стать депутатом. А у нас только от федеральной партии. Да какое собачье дело федеральной партии до того, как у нас работает, например, городской транспорт. Никакого дела им не должно быть. И мы не должны отдавать в руки федеральных организаций судьбу нашего города, как муниципального образования.

Я бы согласился при одном условии: если сегодня у нас в городе разделяется муниципальная власть и действительно реальная муниципальная власть появляется, и имеется губернатор, Законодательное собрание, которые занимаются законами, как в любом субъекте Федерации. Пусть так разделят, тогда одно Законодательное собрание нужно будет выбирать по партийным спискам, а вот уж Городскую Думу, что называется, Санкт-Петербурга, которая занимается текущими вопросами городской жизни, тут, пожалуйста, любой горожанин, чтобы имел возможность принять в этих выборах участие. Вот тогда - нормально. И, кстати, это вопрос очень серьезный, он подлежит рассмотрению в Конституционном суде Российской Федерации. Тогда новый, выбранный по партийному принципу законодательный орган не будет иметь права присвоить себе полномочия муниципальной власти, я считаю. И либо с этой стороны, либо с другой стороны нужно будет обжаловать в Конституционном суде, и я думаю, мы имеем все шансы на успех.

Так что, вообще говоря, Валентина Ивановна и "Единая Россия" копают себе просто могилу, потому что если они выберут депутатов по партийным спискам исключительно, то велика вероятность, что этим депутатам запретят распоряжаться городской собственностью, и будет сформирован новый орган, который будет заниматься этим вопросом.

Виктор Резунков: У нас звонок. Людмила Викторовна из Петербурга, пожалуйста. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я с большим уважением отношусь к Алексею Анатольевичу Ковалеву. Передо мной тезисы предвыборной программы Матвиенко, вот что она обещала. "Я изыщу дополнительные ресурсы для поднятия качества медицинского обслуживания, особенно для обслуживания пожилых людей. Будет налажена система бесперебойного обеспечения лекарственными средствами льготной категории населения". Как при ее уже руководстве до 2005 года не было этих льготных препаратов для пожилых людей, так и сейчас, с введением уже нового 122-го закона. Получить лекарства практически вот я с января не могу для сердечно-сосудистого заболевания. Вот ее фирма "Империя Фарм" не обеспечивает препаратами. Я уже обращалась и к Косхиной, и к прокурору Зайцеву - абсолютно никаких результатов, сдвигов нет. А сердечно-сосудистая система, как говорится, требует постоянного приема препаратов. Вот уже подходит пятый месяц - лекарств не получала.

Виктор Резунков: Да, это большая проблема.

Алексей Ковалев: То же самое творится, что было и при Яковлеве, я считаю, с этими лекарственными препаратами. Я этим уже давно занимаюсь. И в судах выигрывали такие граждане дела, и что им обязаны предоставить препараты. Тем не менее, воз и ныне там. К сожалению, это неразрешимая проблема на сегодняшнем уровне.

Виктор Резунков: Перед нашей встречей я попросил корреспондента Радио Свобода Александра Дядина выйти на улицы Петербурга и попросить ответить горожан на вопрос: как надо избирать депутатов парламентов - только по партийным спискам или часть по одномандатным округам? Давайте послушаем, что ему отвечали горожане.

- Я знаю, что идут такие разговоры, что сейчас хотят сделать только по партийным спискам. Но, честно говоря, не очень понимаю разницу. Все равно, голосуя за ту или иную партию, все-таки голосуют за тех или иных людей, которых кто-то как бы выделяет в этой партии. В такой ситуации, может быть, это в какой-то степени резонно.

- Я против партийных списков. Я хочу видеть человека, знать... Вот я голосую все время за Оксану Дмитриеву. К сожалению, партия ее мало проходит. А дальше я не знаю, как я за нее буду голосовать. Я ей доверяю, и она может не пройти. Поэтому я против партийных списков. Вы сами видите, что такое партийные списки. Сидит "Единая Россия", люди, которые бездумно голосуют.

- Я думаю, за конкретного человека, наверное, интуитивно мне так кажется. У нас недостаток информации прежде всего. Не знаем, кого выбираем. Бабушки приходят, смотрят на эти таблички: "О! Он юрист, он такой-то, такой-то, значит, он хороший человек". И все.

- Нет, не партии, конечно. Чтобы люди могли свободно избрать того, кого они хотят. Ну, "Единая Россия" будет скоро как Коммунистическая партия Советского Союза. Поэтому хотелось бы, чтобы свобода все-таки осталась и была.

- Я думаю, что эффективнее проводить, когда люди конкретные. Потому что если по этим спискам, то еще не известно, какой человек там будет что делать. Я слышал такое мнение, что если по этим партийным спискам, то будут привлекаться всякие звезды, чтобы привлечь внимание людей, а потом их будут резко снимать, и уже будет править тот, кто хочет.

- Действительно, сейчас очень много таких споров. И я до конца еще не определилась все-таки, как же было бы лучше. Потому что те аргументы, которые звучат вот сейчас, а больше всего я слышу в пользу именно по партийному списку, мне кажется, что эти аргументы, они не очень убедительны, и их легко можно перевернуть на другую сторону.

- Каждый индивидуально идет без партийных списков. То есть списки не нравятся потому, что преимущество будет отдаваться тем партиям, которые присутствуют и так во власти. И люди, которые хотят в Законодательное собрание попасть, они просто туда не пройдут, не имея такого ресурса, как у государства.

- Наверное, лучше по одномандатным округам конкретных людей. Потому что в партии не понятно, что там за люди. Избирали Гурова, Шойгу и Карелина, а там совсем другие люди. Избирают в основном по первым трем лицам, а остальные что за люди, никто не знает.

- Трудно сказать. Сколько мы уже ни выбирали этих депутатов, все равно порядка там нет. Но мне кажется, все-таки я думаю, что, наверное, за конкретного человека. У нас партии как-то очень мало доверяют все-таки люди. Читаешь от партии программу - общие фразы, а конкретно-то ничего не сказано в этих программах. Как божок такой "Единая Россия", считается по России.

- Может быть, я не прав в корне, но я считаю, что вот в этой стране должен править царь. Потому что президент и депутаты, каждый себе в карман гребет. То есть в депутатах должны быть люди, которые близки к церкви. Потому что это единственная сейчас структура, которая заботится о народе, делает что-то для народа. То есть у нас полностью продажная система. Чтобы протолкнуть закон, нужно подмазывать, нужно платить. Ну что это за дела такие?! То, что мы сейчас выберем депутата, он не решит, президент ничего не решит. Монархия. Должен быть царь.

Виктор Резунков: Может быть, очень кратко каждый из участников нашей беседы подведет небольшой итог?

Валерий Крамник: Ну, я хочу сказать, что, в конце концов, надо нашим избирателям решать вопрос и с законодателем, и вообще нашей общественности. Я уже сказал, что я вижу большие достижения Матвиенко в том, что она в свое время была хорошим менеджером, правила Советским Союзом, довела его до ручки вместе со своими коллегами. Вот теперь они нам строят капитализм. И в этом смысле, я думаю, что мы все должны понять и осознать, что надо, чтобы на этих постах были люди с прогрессивным мышлением, и делать все от нас возможное там, где мы есть. И прежде всего, конечно, создавать честные и свободные выборы, идти и голосовать. И я тоже считаю, что надо, чтобы были и по партийным округам, чтобы были и по одномандатным округам. Но, к сожалению, нашему губернатору это не выгодно, потому что ей лучше контролировать, как здесь было сказано, 50 человек, и избирали бы тех, кого надо. Тем более что сейчас они все там бегут, в Законодательном собрании, и вступают в партию "Единая Россия".

Виктор Резунков: Спасибо. Всего вам доброго!

XS
SM
MD
LG