Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидер партии "Родина" Дмитрий Рогозин


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[22-06-05]

Лидер партии "Родина" Дмитрий Рогозин

Ведущий Михаил Соколов

Михаил Соколов: Вместе со мной в Московской студии Радио Свобода - лидер партии "Родина" и одноименной думской фракции Дмитрий Рогозин.

Дмитрий Олегович, ну что ж, давайте с частного начнем сначала.

К вам теперь можно обращаться "дедушка Рогозин", да? Вы теперь с внуком. Поздравляю!

Дмитрий Рогозин: Да. Спасибо большое. Я очень рад этому на самом деле. Это такое обстоятельство удивительное. И скажу честно, что влияет, оказывается, на внутреннее самоощущение.

Михаил Соколов: В 41 год?!

Дмитрий Рогозин: А какая разница. Я перестал ощущать себя парнем, я теперь себя мужиком уже чувствую, дедушкой молодым. Пусть молодым, но дедушкой - уже ответственность другая совершенно.

Михаил Соколов: Ну да, "его пример - другим наука...".

Ну что ж, мы вас звали после съезда, вы немножко задержались, но все-таки пришли. Вот вы на съезде говорили о драконе, с которым будет сражаться "Родина". Это что же за дракон - бюрократия и олигархия? И как с ним сражаться, если сама "Родина" создана с помощью этого дракона?!

Дмитрий Рогозин: Слушайте, ну сколько можно одно и то же твердить?.. Ну, когда же всего-таки надоест использовать это странное клише?! Есть несколько моментов, которые придуманы администрацией президента, и я думаю, что это, скорее всего, они большие выдумщики.

Михаил Соколов: И Марат Гельман придуман?

Дмитрий Рогозин: Нет, Марат Гельман не имеет отношения к "Родине", я же об этом рассказывал неоднократно. Но если кому-то интересно, могу вернуться к этому вопросу.

Есть четыре момента, по которым пытаются сегодня как-то принизить что ли, не знаю, вообще фактор существования в российской политике партии "Родина". Первое - это, мол, "блок, выращенный в пробирке Кремля". Знаете, меня это, конечно, немножко раздражает, потому что я думаю: ну неужели, действительно, мы все такие ничтожества, или про нас думают, что мы такое ничтожество, что нас можно где-то вырастить?! Как будто у меня не было моей собственной истории, истории моей борьбы, в конечном счете, истории борьбы того же самого Сергея Глазьева, Валентина Ивановича Варенникова, Натальи Нарочницкой...

Михаил Соколов: Да уже биографии написаны. Это мы знаем.

Дмитрий Рогозин: Я просто хочу сказать, что не очень умная шутка.

Михаил Соколов: А Jkmuf Сагарева, ее книжка о вас такая замечательная...

Дмитрий Рогозин: Ну и что из этого следует?..

Михаил Соколов: ... как вы блок создавали вместе с кремлевскими...

Дмитрий Рогозин: Нет, это несерьезно.

Михаил Соколов: Это же ваш пресс-секретарь был?

Дмитрий Рогозин: Да никакой это не мой пресс-секретарь. Это девушка, внедренная Маратом Гельманом...

Михаил Соколов: Шпионка, значит?

Дмитрий Рогозин: ...они никогда не была пресс-секретарем. И вообще, по-моему, там больше у нее женского, чем политического. Поэтому давайте к этой книжке относиться не так серьезно.

Я просто не могу понять, что я должен комментировать-то. То есть вместо того, чтобы объясняться о своих принципах, о том, какие у нас есть претензии к власти, к думскому большинству, к чему-то еще, я все время должен доказывать, что я не верблюд. просто вообще предлагаю закончить эту тему.

Михаил Соколов: Нет, вы от этого не уйдете.

Дмитрий Рогозин: "Родина" никогда не была, не будет никакой пробиркой, ни чем-то еще. Вот кто-нибудь у нас пробиркой точно будет, а вот мы ни у кого пробиркой не будем.

И вообще я хочу сказать, что все это от попытки, жалкой и ничтожной попытки не менее жалких и не менее ничтожных людишек попытаться принизить новый фактор российской политики, который будет ковать победу 2007 и 2008 годов. Это фактор "Родины". И кто бы что ни говорил: пробирка, демоны какие-то, кто-то чего-то выращивал, какого-то Ихтиандра и прочее, - бред сивой кобылы от первого до последнего слова! Мы слишком сильные, самостоятельные и амбициозные люди, чтобы кто-то нас, какой-нибудь засранец выращивал в Кремле.

Михаил Соколов: Победа над кем? Над Путиным? Над режимом?

Дмитрий Рогозин: В 2007 году - это должна быть победа на парламентских выборах Государственной Думы. И я думаю, что это принципиально важный вопрос. И второе - это, конечно, победа на президентских выборах. Над кем или над чем - понятно, над нашей жизнью сволочной, над тем, что сегодня происходит в России, над этим тотальным унижением людей, которые пытаются жить нормально, благодаря собственному труду или интеллекту. Победа над унизительной ролью России сегодня в мире. Над многими вещами, с которыми мы категорически не согласны.

Михаил Соколов: Дмитрий Олегович, как вы собираетесь побеждать, если, знаете, вот это политическое поле, постоянно как бы его конфигурация изменяется? Только вы приспособитесь (вы и другие, кстати) к одной системе избирательного законодательства, как тут же новые поправки. По-моему, уже третья серия тут началась разнообразных изменений, да? Вот предоставлять эфир, например, только тем партиям, которые находятся в Государственной Думе. Вот такие интересные инновации происходят сейчас.

Дмитрий Рогозин: Вот вы говорите о пробирке, вы меня задели в начале разговора, так теперь я буду...

Михаил Соколов: А вы не обижайтесь.

Дмитрий Рогозин: А я не обижаюсь. На обиженных воду возят.

Я хочу сказать, что, вы посмотрите, как раз все поправки, о которых вы сейчас говорите, ведь они все против кого направлены. Что, против КПРФ что ли? Или против ЛДПР? Посмотрите, о чем идет речь, что если бесплатный эфир получают парламентские партии, то очевидно совершенно, что единственная парламентская партия, которая де-факто существует как парламентская, но не может себя называть официально таким образом - это партия "Родина". Потому что фракция создана не партией, а блоком "Родина". А блок теперь уже не допущен. Любой блок теперь нельзя создать для участия в парламентских выборах.

Я хочу сказать о том, что сегодня, к великому сожалению, и КПРФ, к сожалению, я подчеркиваю, точнее, ее руководство стало участвовать в этой достаточно неприличной игре, и я уж не говорю про ЛДПР и про "Единую Россию" - все они сегодня пытаются объединиться, чтобы не допустить победы на будущих парламентских выборах политической партии "Родина". И эти поправки в законодательство...

Михаил Соколов: Но зам главы администрации президента Владислав Сурков так и сказал, собственно: и вас и, ЛДПР и КПРФ нельзя пускать к власти.

Дмитрий Рогозин: Ну, я думаю, что с КПРФ они как-нибудь договорятся. Потому что быть 15 лет в оппозиции и ни разу не воспользоваться своей возможностью взять власть, это надо еще уметь. И как наши коммунистические вожди себя так демонстрируют - это просто крайне забавно. То есть, видимо, это, может быть, сценарий такой расписан. Но мы в этот сценарий, видимо, не вписываемся.

Михаил Соколов: И у нас звонок из Петербурга. Владимир, пожалуйста. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Мне бы хотелось у Дмитрия спросить. Дмитрий, чего вы добились своей голодовкой?

Дмитрий Рогозин: Вы знаете, мы добились очень многого. Конечно, мы не такие наивные граждане, которые считают, что прямые требования, которые выставлены пятью депутатами фракции "Родина", будут немедленно использованы президентом в своей работе, что он отправит немедленно правительство в отставку или Зурабова посадит в тюрьму, конечно, я прекрасно понимал, что этого не будет.

Но, во-первых, наша голодовка была реакцией части депутатского корпуса на попытки унижения Государственной Думы, мы просто спасали честь парламента. Когда сегодня парламент превращается, как образно выразился господин Грызлов: "это не место для дискуссий", - то у меня вообще по простоте своей наивной вообще впечатление, что, честно говоря, парламент - это как раз место для дискуссий. И когда нам было отказано 21 января во внесении своей альтернативной точки зрения на закон о монетизации, ну, тогда просто уже чаша терпения, она была просто переполнена.

Чего мы добились?

Да вот, по крайней мере, хотя бы тех новых тезисов Путина, с которыми он обратился в Кремле к Федеральному Собранию, где он говорил об усилении роли политических партий, о том, что, оказывается, оппозиция, в общем-то, имеет право на доступ к государственным средствам массовой информации, о том, что теперь губернаторов будут предлагать партии, победившие на выборах. Это наши идеи.

Михаил Соколов: Говорил-то он говорил, а что на самом деле?

Дмитрий Рогозин: А на самом деле это главная проблема нашей власти - хорошие слова и нехорошие дела. И вот если осенью этого года то, что говорил Путин, не будет реализовано уже именно в российском законодательстве, ну, как бы я думаю, что безгранично будет наше разочарование именно в главе государства.

Михаил Соколов: Да. А как вы относитесь, кстати, к идее дать фракции право на отзыв депутата, нарушившего партийную дисциплину?

Дмитрий Рогозин: Плохо я к этому отношусь. Потому что фракция, она не является неким самостоятельным субъектом политики. Самостоятельным субъектом политики является партия, точнее, избирательное объединение, которое в результате выборов получает...

Михаил Соколов: То есть на партком будете вызывать и там щучить?

Дмитрий Рогозин: Нет, зачем?.. Скажем, представьте себе... Михаил, ну, правда, всерьез, давайте без ерничанья, представим себе ситуацию. Мы голосуем на выборах за какие-то партии, они проходят и проводят своих депутатов. И вдруг какая-то часть депутатского корпуса или какой-то конкретный депутат решил, что называется, скурвиться, он решил перебежать на сторону Кремля или на сторону каких-то олигархических групп. Он начинает голосовать не так, как обещал, и его политическая партия, которая его выдвигала.

Михаил Соколов: А раньше надо было думать, надежных выдвигать.

Дмитрий Рогозин: А вы когда-нибудь в жизни не встречали предательства в своем окружении, друзей, которые вас обманывали?..

Михаил Соколов: Ну, у человека могли измениться и взгляды на жизнь.

Дмитрий Рогозин: И взгляды могли измениться. Но вы-то обещали, что вы идете командой для того, чтобы выполнять определенные предвыборные обещания. Что вы теперь скажете вашим избирателям? "Ах, извините, мы ошиблись". Нет.

Конечно, не партийный босс, не начальник фракции должен иметь право кого-то вычеркивать из состава фракции. То, что требует Жириновский, - это чушь собачья. Это Жириновский прекрасно понимает, что его партия - это он сам и есть, такой великий и неповторимый, актер больших и малых театров. Но серьезная политическая партия, безусловно, должна печься о своей чести и о своей репутации. И если в ее фракции появляется червоточина, то съезд, по крайней мере, избирательного объединения может принять законное решение об отзыве тех депутатов, которые проводят лживую, неправильную, не соответствующую гарантиям, данным в ходе выборов своим избирателям, политику.

Михаил Соколов: А представляете, собирается съезд, и, наоборот, этот съезд исключает из партии другую часть депутатов...

Дмитрий Рогозин: Вполне вероятно.

Михаил Соколов: Вероятно, да?

Дмитрий Рогозин: Конечно.

Михаил Соколов: То есть так на съездах будет чиститься Дума, например. В этом что-то есть большевистское, знаете ли.

Дмитрий Рогозин: Нет, в этом нет ничего большевистского. Это, по-моему, нормальная, естественная и демократическая процедура. В конечном счете, именно партия... вот, допустим, партия "Родина" гарантирует, что она будет выполнять определенные обязательства перед своими избирателями. И вдруг, даже представим себе, что большая часть нашей фракции совершает ошибку или предательство. Конечно, съезд политической партии, который несет головой своей ответственность за этих людей, будет принимать решение об отзыве этих депутатов. А кто еще-то?!

Михаил Соколов: Хорошо. И вот вопросы с пейджера. Пишут так: "Игорь Михайлович из Германии. В вашей фракции больше всего откровенных шовинистов. Как вы к этому относитесь?".

Дмитрий Рогозин: Я отношусь к этому с изрядной долей скептицизма, потому что никаких шовинистов в нашей фракции нет. Есть люди, которые работают в нашей фракции, которые не являются моими союзниками, а они, по большей части, мои попутчики...

Михаил Соколов: Это те, кто подписал антисемитское "письмо 500"?

Дмитрий Рогозин: Кстати говоря, всякий раз меня пытаются возвращать к этому "письму 500"...

Михаил Соколов: Но вы же их не осудили. Не исключили Крутова из фракции.

Дмитрий Рогозин: А почему мы должны исключать Крутова из фракции в том случае, если сама Генеральная прокуратура вдруг признает, что письмо не является антисемитским? Там было дурацкое положение, в этом письме, которое вызвало у меня крайнее удивление. То есть после всего текста, то, что они там излагают, они предлагали запретить все еврейские религиозные общественные организации. Я потом разговаривал со всеми авторами этого письма. Я говорю: "Ребята, вы читали, что вы подписали вообще, на самом деле?".

Михаил Соколов: "Ответственные" политики у вас во фракции-то? Подписывают черт знает что.

Дмитрий Рогозин: Это фракция не партии, это фракция блока, а блок состоит из независимых депутатов, из представителей других партий.

Вот то, что сейчас я могу гарантировать, что члены партии "Родина" во фракции "Родина" такого рода подписывать писем не будут, не посоветовавшись с самой политической партией, - это факт.

И то, что смысл этого письма не соответствует ни одному программному убеждению или установке политической партии "Родина" - это тоже факт.

И если вы помните, когда это письмо появилось, я и на вашей радиостанции, и на "Эхо Москвы" дал свой комментарий, который был однозначным осуждением глупостей, которые в этом письме приводились.

Михаил Соколов: Дмитрий Олегович, тем не менее, эти письмишки вам икаются.

Вот сегодня господин Кишенин, лидер Социал-демократической партии, заявил, что они сделают все возможное, чтобы не допустить партию "Родина" в Социалистический Интернационал, поскольку "социал-националисты и шовинисты из "Родины" во главе с Дмитрием Рогозиным стремятся запретить в России деятельность еврейских организаций, и более того, натравливают в ряде российских регионов скинхедов и радикальных националистов на представителей различных национальностей".

Как там у вас со скинхедами-то?

Дмитрий Рогозин: Значит, Кишенин будет отвечать за свои слова в суде. Я не знаю, что это за гражданин, знаю, что это какой-то бизнесмен, который то ли купил, то ли перенял партию...

Михаил Соколов: Осторожно, суд-то впереди.

Дмитрий Рогозин: Вот я и говорю, то ли перекупил, то ли перенял, и это не известно, разное писалось в прессе, партию под названием "Социал-демократическая" у Михаила Сергеевича Горбачева, который потерял и страну свою, и свою должность генерального секретаря, и потом президента Советского Союза, а теперь еще и партию у него забрали.

Михаил Соколов: Ну, там еще Константин Титов был, губернатор самарский.

Дмитрий Рогозин: Вот появился некто Кишенин. И я думаю, что благодаря, конечно, вам прежде всего, я теперь эту фамилию запомню. Но то, что каркать не нужно и говорить неправду, и пытаться остановить соединение действительно серьезной политической силы - партии "Родина" - с нашими партнерами в Социалистическом Интернационале, пытаться спекулировать на каких-то проблемах, писать дезинформацию, ее распространять публично - за это господин Кишенин будет отвечать по всей строгости российского законодательства.

Михаил Соколов: Да. В независимом суде, я надеюсь.

Дмитрий Рогозин: В нашем самом независимом Басманном суде.

Михаил Соколов: Давайте послушаем Нину Николаевну из Москвы. Нина Николаевна, будьте любезны. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я вам желаю здоровья.

Дмитрий Рогозин: Спасибо. Взаимно.

Слушатель: Вопрос первый. Дмитрий Олегович, вот все и везде говорят, что народ заслуживает того руководителя, который у него есть. Вы мне скажите, пожалуйста, каким образом наши все пенсионеры провинились перед Чубайсом... Я слышала, но каким образом можно проверить, что в 1996 году на предвыборную кампанию Ельцина Чубайс из Пенсионного фонда выгреб все деньги. А потом... ну, это я только слышала, не знаю, чтобы платить пенсионерам выплаты, брали у банков под 300-400 процентов деньги и выплачивали пенсионерам. Вопрос вот какой. Где-нибудь, каким-нибудь образом к кому можно обратиться, чтобы это не были слухи, а чтобы вот это проверили? Потому что у всех нас обида, у пенсионеров: мы получаем максимальную пенсию до 100 долларов. И вот те учителя, которые получают ежемесячно 2,5 тысячи, то есть 3 тысячи рублей в год должны платить увеличенные тарифы Чубайсу, который получает 550 тысяч долларов в год, и еще за прошлый год он получил... ну, это опять по слухам, миллион вознаграждения.

Михаил Соколов: Понятно. Давайте о Чубайсе. Вот тут и про энергетику спрашивали тоже. Так что все вместе.

Дмитрий Рогозин: Я хочу сказать, что вопрос разумный. И, кстати говоря, две недели тому назад по инициативе депутатов нашей фракции - фракции "Родина" - Дума, к моему большому удивлению, все-таки нас поддержала и проголосовала за направление в правительство Российской Федерации, в частности, вице-премьеру Христенко запрос о тех бонусах, премиях и так далее, которыми наделяет себя руководство РАО ЕЭС, в условиях, когда денег, оказывается, нет просто на модернизацию Чагинской подстанции, на модернизацию другого технологического оборудования.

Михаил Соколов: А вы Пенсионный фонд тоже не хотели бы проверить? Вот тут была потрясающая, конечно, публикация, по-моему, в "Комсомольской правде" о тех зданиях, которые построены на деньги Пенсионного фонда. Это просто лучшие здания во многих городах.

Дмитрий Рогозин: А вы вообще посчитайте, сколько можно зарабатывать на деньгах Пенсионного фонда. Вот у нас, ведь известна статистика, что средний мужик в Российской Федерации живет где-то порядка 57-58 лет. Причем в течение всей его жизни у него вынимаются деньги из его заработной платы, из этих денег потом формируется, якобы, его будущая пенсия. Но он до нее не доживает, потому что пенсионный возраст с 60 лет наступает. С 65 лет собирается правительство теперь сделать вообще пенсионный возраст для мужчин.

То есть уже среднестатистический мужчина у нас будет лет восемь лежать в могиле к тому моменту, когда господин Зурабов и иже с ним, наконец, раскошелятся и будут платить ему пенсию.

Куда эти деньги будут уходить? На что они пойдут? Откуда черпаются средства, которые идут на латание "дыр" в Пенсионном фонде? А мы знаем, что в этом году уже несколько миллиардов...

Михаил Соколов: Бюджетные идут.

Дмитрий Рогозин: Ну, правильно. Откуда? Из стабилизационного фонда.

Кроме того, я хочу сказать, что вообще вся эта хитрость с этим стабилизационным фондом, у меня впечатление, - это деньги на будущие выборные кампании. Вот помяните мое слово, потом перепроверите, прав я или не прав.

Начнутся выборы в 2007 году - и вдруг из стабилизационного фонда, наверное, по заявке "Единой России" правительство Российской Федерации наконец-то уступит и говорит: "Да, наверное, "Единая Россия" права. Мы решили все-таки деньги стабилизационного фонда бросить на повышение пенсий, заработных плат, пособий и так далее". Короче, в итоге раздадут подачки из той самой казны, которую сегодня специально формируют как деньги именно для подачек.

Михаил Соколов: Но пока про "Юганскнефтегаз" все ходят разговоры, что он тоже на эти деньги выкупался...

Дмитрий Рогозин: Я просто не могу найти другого объяснения. Ведь в стабилизационном фонде, как в кубышке, лежат огромные средства, которые бы в нормальном государстве, которое жило бы по экономическим принципам, пошли бы на важные социальные проекты, прежде всего на развитие инфраструктуры.

Михаил Соколов: У России и так "голландская болезнь", знаете. Есть проблемы, действительно. Экономисты считают, что надо изымать часть денег.

Дмитрий Рогозин: Ой, Михаил, знаете, я вам скажу, это такие досужие разговоры нашей оппозиции, которая считает, что у нас в правительстве работают дураки. А они очень не дураки. Они очень себе на уме. Это очень грамотные люди. Проблема только в том...

Михаил Соколов: В смысле себе на уме.

Дмитрий Рогозин: Себе на уме. Вот себе они и работают. И я думаю, что эти деньги стабилизационного фонда специально копятся сейчас, и не идут эти деньги, в общем, на реализацию важных социальных программ, в том числе и на поддержку пенсионного фонда, именно потому, что это нужно будет сделать в определенный момент "Ч", когда надо будет обязательно заплатить за будущие голоса, которые будут брошены, в общем-то, на весы партии власти.

Михаил Соколов: Нам пишут: "Почему радиостанция "Свобода" так редко приглашает представителей от КПРФ? Ведь КПРФ заняла второе, почетное место на выборах в Думу. Почему приглашаете то "Родину", то ЛДПР?". Лариса Николаевна, мы приглашали Геннадия Андреевича Зюганова - он к нам уже года полтора как не идет. Правда, приходил его заместитель. Видимо, вы пропустили.

Так, тоже вопрос, что "неприлично за спиной человека осуждать - представителя КПРФ тут нет". Ну, придет - мы и с ним обсудим. Вы не волнуйтесь, мы же всех зовем, а вот не все ходят. Знаете, есть, значит, что-то тайнственное такое в поведении Геннадия Андреевича. Я с вами откровенно разговариваю. Я тоже тревожусь, что он к нам не приходит.

Георгий из Петербурга, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я, кстати, за "Родину" голосовал. Мне и Глазьев понравился, и вы, Дмитрий Олегович.

Дмитрий Рогозин: Спасибо.

Слушатель: Но тот как бы более холодный, а вы более горячий. Но это очень хорошее сочетание.

У меня такой вопрос. Вот если бы иметь в виду 5-10 лет вперед, то какая основная экономическая идея у вас есть? Спасибо.

Дмитрий Рогозин: Самое главное, с чего мы планируем начать работу в области экономики, как это ни покажется странным, - это вовсе не экономическая вещь, но очень важная - это борьба с коррупцией. Вот даже когда мы говорим о борьбе с олигархией, конечно же, мы не имеем в виду просто богатых буратин, которые пограбили нефтепромыслы, и вот таким образом стали миллиардерами. Проблема-то в другом. А кто дал им возможность распространять частную собственность не на результаты своего труда и интеллекта, а именно на природные богатства, которые раньше принадлежали всей стране?

Поэтому, на самом деле, реальная олигархия, корни ее лежат в абсолютной коррумпированности власти, сверху донизу. Именно сгнившая просто на корню вся наша бюрократия, она является источником теневой экономики, законодательства, которое сегодня поощряет нелегальное приобретение богатства. И при этом нормальные и честные бизнесмены - малые, средние и даже крупные, они все являются сегодня, в общем-то, рецидивистами. Потому что законодательство таково, что не нарушить это законодательство, и при этом продолжать развивать свой бизнес, невозможно.

Михаил Соколов: Давайте их амнистируем.

Дмитрий Рогозин: Секундочку. Я к этому вернусь.

Поэтому начнем мы прежде всего с того, что будет специальная, чрезвычайная программа по борьбе с коррупцией.

Михаил Соколов: То есть чрезвычайная комиссия, ЧК-ОГПУ?

Дмитрий Рогозин: Ну ладно, не придирайтесь. Вы ж понимаете, что я имею в виду.

И, конечно, будет, безусловно, специальная проверка, прежде всего деклараций о доходах чиновничества, начиная с министров, начиная, так сказать, с высшей элиты, поскольку рыба гниет с головы, а потом уже будем заниматься средними руководителями.

Михаил Соколов: Вы с президента начнете?

Дмитрий Рогозин: И с президента прежде всего.

Второй момент, что необходимо будет сделать, - это, конечно, восстановить полную независимость судов, начиная с Верховного суда и Высшего арбитражного суда. Потому что если суды принимают неправедные решения и берут взятки, а сегодня очень много у нас претензий именно к судебной власти, то, безусловно, люди идут тогда искать правду у так называемой криминальной "крыши" или чиновничьей "крыши".

Поэтому вот эти две вещи: независимость судов и борьба с криминалитетом и коррупцией в органах власти - это первое, с чего надо будет начать экономическое возрождение России.

Михаил Соколов: Давайте посмотрим вопросик с пейджера. "Вопрос к Рогозину. Обычно партии субсидируются какими-то фондами или структурами. Кто субсидирует вашу партию "Родина"?", - спрашивает Светлана. А я добавлю, Александр Бабаков, есть такой бизнесмен у вас, про него сегодня написали, вы уже говорили.

Дмитрий Рогозин: Да, сегодня большая статья в "Московском комсомольце" о моем коллеге и друге Александре Бабакове.

Ну, естественно, сейчас они будут "отстреливать" всех тех, кто, в принципе, нас материально поддерживает, нашу политическую организацию. Понятно, что в отличие от других марионеточных бабочек, конечно, партия "Родина" имеет источники финансирования вполне понятные - это прежде всего малый и средний наш отечественный бизнес, который понимает, что так развиваться, собственно говоря, стране и экономике невозможно.

Именно поэтому сегодня столь пристальное внимание моему коллеге - председателю президиума партии "Родина", который и не скрывает, что он, безусловно, поддерживает... в том числе, и он поддерживает партию "Родина".

Поддерживают, конечно, все-таки 107 тысяч наших активистов, многие из которых перечисляют какие-то средства на развитие организации. Мы растем очень бурно. То есть если у нас сейчас 107 тысяч человек, то к концу года мы планируем, что у нас будет 215 тысяч активистов в партии - и это тоже будет в два раза увеличение финансовой поддержки партии.

Михаил Соколов: Есть такая версия, Дмитрий Олегович, что вот то, что вы гуляли по Киеву в оранжевом шарфике...

Дмитрий Рогозин: Я не гулял по Киеву в оранжевом шарфике.

Михаил Соколов: Вы гуляли - есть свидетели.

Дмитрий Рогозин: Перестаньте. Ну, слушайте, вот опять начинаете...

Михаил Соколов: А в портфеле у вас был сине-голубой шарфик, между прочим, как рассказывают некоторые. Так это связано с интересами господина Бабакова как бизнесмена на Украине.

Дмитрий Рогозин: Вы знаете, господин Бабаков как настоящий российский бизнесмен, который имеет дело и в Российской Федерации, и на Украине, и, надеюсь, он будет иметь дело на других территориях бывшего Советского Союза, - это нормальная вещь. О чем как раз партия "Родина" и говорит, что русский бизнес должен активно идти на территории всего постсоветского пространства, и, безусловно, это самое мощное наше влияние. У России сегодня все-таки потенциал намного выше, чем у любой другой страны.

Михаил Соколов: Ваши, кстати, поклонники вот что пишут. Они не думают, что надо бизнесу идти на Украину, а они пишут, что "Россия должна по примеру немцев (ну, имеется в виду воссоединение Германии) вернуть русские земли, отданные (извините) "ельцинской бандой" суверенным республикам", пишет вам Алексей.

Дмитрий Рогозин: Ну, кстати говоря, я всегда говорил о том, что наша нация, она все-таки выше, чем государство. Наша нация, она шире даже, чем государство. У нас есть огромное количество наших граждан, потенциальных даже российских граждан, которые после преступления 1991 года оказались за пределами России. И я никогда не скрывал этого.

И я действительно считаю, что задача будущей власти России воссоздать Россию...

Михаил Соколов: То есть великую, такую большую, имперскую?

Дмитрий Рогозин: Большую, конечно. А мы - имперская страна. А вы разве в этом сомневаетесь, Михаил?

Михаил Соколов: Чубайс тоже на вашей стороне.

Дмитрий Рогозин: Ну, ладно, Чубайс, зачем...

Михаил Соколов: Тут вы единомышленники.

Дмитрий Рогозин: Россия - страна многонациональная, страна, где 150 культур, языков, кровей и так далее. Такая страна может существовать не только как национальное, а как имперское государство. Я подчеркиваю: имперское не в смысле амбиций своих, а в смысле как внутренне устроенное такое, мультикультурное сообщество.

Поэтому, конечно, есть бывшие граждане Советского Союза, которые до сих пор не хотят принимать национальное гражданство вновь образованных государств, которые не согласны с тем беспределом, когда они вдруг стали иностранцами, но которые считают себя гражданами России, россиянами. И мы несем за них ответственность.

Мы же, на самом деле, являемся наследниками бывшего Советского Союза, мы кресло занимаем в Совете безопасности ООН бывшего СССР. И как же мы можем предать этих граждан?! Их предали уже однажды. Хоть теперь у них должна быть перспектива того, что будущая власть о них побеспокоится.

Михаил Соколов: Дмитрий Олегович, вот я с пейджера сообщения опять смотрю. Здесь вас критикуют за то, что вы с калининградским транзитом плохо сработали, безвизовый въезд в Европу не обеспечили, а потом вот исчезли, цитирую: "за вашу нахрапистость, бесцеремонность вас оттуда попросили". Подпись, правда, "О.Б.". Вообще я просил бы людей подписываться, хоть имя свое скажите.

Дмитрий Рогозин: Я категорически не согласен с оценкой работы моей и моих коллег по Калининграду. Это единственный был документ, технологически проработанный с Европейским союзом. Меня, конечно, поставили на эту "интересную" должность за три месяца до того, как должны были ввести визы в отношении жителей Калининградской области по их дороге в Российскую Федерацию.

Нам удалось впервые выкрутить руки европейцам и добиться пусть, конечно, не того, что хотелось бы в идеале, но, тем не менее, временные схемы транзита, которые... не нужно по этой схеме сегодня гражданину России идти и платить деньги и получать в литовском консульстве свою визу. Он обращается к бабе Маше в железнодорожной кассе, и едет спокойно на поезде, по крайней мере, транзитом, спокойно, без всяких виз. И, пожалуйста, не надо мне говорить, что там был какой-то провал. Там был успех, грандиозный успех, на самом деле, мощный прорыв в наших отношениях с Европейским союзом.

Михаил Соколов: А не следует пойти на следующий шаг, то, что сделала Украина? Она просто открыла безвизовый въезд для граждан европейских стран к себе, и теперь Западу очень трудно будет ей отказывать во взаимности.

Дмитрий Рогозин: Да-да, ну, конечно, ну ладно, Михаил, перестаньте.

Михаил Соколов: Ну, послабления обещают.

Дмитрий Рогозин: Значит, можно открыть и у нас тоже все границы...

Михаил Соколов: А почему не открыть-то?

Дмитрий Рогозин: А какой смысл? Мы же должны были не для иностранцев открыть границы Калининградской области, а заставить их, иностранцев, открыть их границы, по крайней мере для транзитного поезда, для граждан Российской Федерации, которые едут из России в Россию. Вот это как раз сложнее.

Михаил Соколов: Но люди хотят шенгенские визы, судя по всему, я вижу, без проблем получать.

Дмитрий Рогозин: Здесь была установка президента России, а не моя вовсе. Его установка, - и я считаю, что он был прав, - что решать проблему свободы передвижения граждан Российской Федерации...

Михаил Соколов: По Европе?

Дмитрий Рогозин: По Европе...Это нужно для всей России, а не только для калининградцев.

Михаил Соколов: Но пока только для чиновников пробивают всякие визовые послабления.

Дмитрий Рогозин: Да, это факт. Это точно.

Михаил Соколов: Ну что ж, давайте Веру Степановну из Московской области послушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мне 79 лет. Дмитрий, у меня к вам вопрос. Как вы собираетесь национализировать природные ресурсы от олигархов? Если это вам удастся, знайте, 80 процентов коренного населения - с вами. Мы вас любим. Спасибо.

Дмитрий Рогозин: Спасибо. А я хочу подтвердить это публично, что, действительно, в программе нашей партии стоит вопрос о пересмотре итогов, подчеркиваю, варварской и грабительской приватизации начала и середины 90-х годов. Мы считаем, что это было совершено преступление и обман наших граждан, когда, я подчеркиваю, частная собственность была распространена не на результаты труда и интеллекта, а именно на природные богатства.

Ведь все богатства в последнее время у нас выросли именно за счет того, что кто-то просто нахально захватил действительно самые крупные объекты государственной собственности за бесценок. Поэтому, скажем, оценка, реальная оценка стоимости этих объектов и требования доплатить в казну реальную стоимость этих объектов - это будет первый шаг. Второй шаг, если не могут доплатить, значит, будет наступать национализация.

Михаил Соколов: Вы единомышленник Тимошенко Юлии Владимировны.

Дмитрий Рогозин: А вы знаете, она права, как ни странно. Вы знаете, она права. Правда, там у них полный развал вообще в экономике и полная дезорганизация государственного аппарата, поэтому они ничего сделать не могут и действуют достаточно туповато...

Михаил Соколов: А идеи берете то у Глазьева, то у Явлинского.

Дмитрий Рогозин: Слушайте, Глазьев, между прочим, не чужой мне человек.

Михаил Соколов: Да. Но вы его то из партии или из фракции, из кабинета выставляли.

Дмитрий Рогозин: Ну, перестаньте!..

Михаил Соколов: Дмитрий Олегович, он уже не лидер фракции...

Дмитрий Рогозин: Михаил, ну зачем вы повторяете чужие слухи?

Михаил Соколов: Вот спрашивают: он к вам вернулся?

Дмитрий Рогозин: Сергей Юрьевич Глазьев вернулся. Это мой коллега. Он член нашей фракции, член совета фракции.

Михаил Соколов: Но в партию не вступил?

Дмитрий Рогозин: Я думаю, вступит. Я думаю, что здесь проблем не будет. Я его публично пригласил. И только сегодня мы с ним как раз разговаривали. Сергей Юрьевич возглавит у нас штаб партии "Родина" на выборах в Московской области как раз местного самоуправления. С Глазьевым проблем нет. И я прошу больше как бы эту тему...

Михаил Соколов: Вот госпоже Александровой мы ответили, видите, как хорошо.

Дмитрий Рогозин: Да, все нормально.

Поэтому национализация захваченной, прихваченной собственности, особенно той, которая связана с природными ресурсами, национализация энергетики Российской Федерации - это тема номер один, и мы обязательно это будем делать.

Михаил Соколов: Тамара Георгиевна интересуется, не можете ли вы поинтересоваться, куда исчезли инвестиционный фонд "Саха-Инвест" и "АВВА".

Дмитрий Рогозин: Ну, с "АВВА" известно, куда он исчез. Вместе с Борисом Абрамовичем Березовским, наверное, в Лондон переехал. Потому что Борис Абрамович у нас человек такой не бедный, и, я думаю, за чужой счет.

А вот что касается "Саха-Ивест"...

Михаил Соколов: Это, видимо, что-то с алмазами.

Дмитрий Рогозин: Я проверю. Я запишу, проверю, сделаю запрос.

Михаил Соколов: "Почему Путин не может снять Чубайса? Это его собственное решение или он находится под чьим-то давлением?", - спрашивает Владимир Иванович из Химок.

Дмитрий Рогозин: Спросите Путина. Я с ним неоднократно говорил на эту тему. Он мне не ответил пока ничего на эту тему. Я считаю, что попытки вот этой думской нашей комиссии во главе с господином Пехтиным... Кстати, мы оттуда будем отзывать наших представителей, потому что комиссия ведет себя просто беспардонно. Еще она не закончила работу, как господин Пехтин уже признал, что Чубайс ни в чем не виноват.

Михаил Соколов: А Пехтин ведь был акционером "Колымаэнерго", если я не ошибаюсь.

Дмитрий Рогозин: Конечно. Он как бы из одной бригады господина Чубайса. И, в общем-то, не секрет, что ему откровенно симпатизируют и сотрудничают с ним. Поэтому то, что его поставили на думскую рабочую группу, которая расследует обстоятельства этой энергетической драмы...

Михаил Соколов: Но он энергетик.

Дмитрий Рогозин: А что, у нас других нет энергетиков в Думе?! Да у нас человек 20 депутатов приличные специалисты в области энергетики. Но, тем не менее, их же не поставили, потому что понимали, что тогда расследование будет объективным.

Сейчас, оказывается, виноват какой-то трансформатор, какая-то розетка у них сгорела. Так что ж ее не поменяли-то с 1948 года, этот трансформатор или ту розетку?! Поэтому я уверен, что деньги растаскивались из тех средств, которые собирали с населения на энгерготарифы. А они шли на те самые бонусы, на премии, на огромные заработные платы, на собственный авиационный парк, на собственный автомобильный парк, на покупку прессы, на установку блоков в газетах и так далее.

Михаил Соколов: А что ж вы к Леониду Гозману ходили тогда, денег просили (это заместитель Чубайса)?

Дмитрий Рогозин: Гозман обычный политический, так сказать, спекулянт и ничтожество. И то, что он распространял такого рода информацию... Придет замечательное время, когда господин Гозман ответит за все те глупости, которые он наговорил в адрес партии "Родина" и так далее.

Михаил Соколов: Понятно. Со всеми разберетесь.

Дмитрий Рогозин: Вы можете себе представить хотя бы в трезвом уме, что кому-то - мне или моему окружению - пришло бы в голову просить денег у Чубайса?!

Михаил Соколов: Дмитрий Олегович, я могу представить в России все что угодно, в том числе и это. Хотя я к вам неплохо отношусь...

Дмитрий Рогозин: И даже то, что мы совершили такое идиотское покушение на господина Чубайса...

Михаил Соколов: Нет-нет, это нет. Вы все-таки человек травоядный в этом смысле.

Дмитрий Рогозин: Спасибо большое.

Михаил Соколов: Так, вопрос. "Я с сочувствием отношусь к Рогозину, - пишет Алексей, - но его "наезды" на Путина меня возмущают. Путин мог сидеть на нефте- и газодолларах спокойно два срока, и о нем бы вспоминали еще 100 лет. Но он пошел на реформы, заботясь о России, а не о себе. Без этих реформ нельзя продвигаться дальше. Нужно только (вот тут не очень ясно сформулировано) условия правительства выполнить". Ну, понятно, что правительство должно работать. Вот так!

Дмитрий Рогозин: Во-первых, мне не очень нравится словосочетание "наезжать" на Путина". Я же на Путина не "наезжаю". Я просто хочу, чтобы слова, сказанные президентом, - а во многом я согласен с этими словами, и поэтому я поддерживал достаточно долгий период президента, - чтобы эти слова не расходились с его реальными делами.

Я, к сожалению, вижу именно другое. И когда в конце апреля Путин выступал перед Федеральным Собранием в Кремле, я именно тогда сказал, что мы стали свидетелями не удвоения ВВП, а раздвоения ВВП, когда есть два Владимира Владимировича Путина - два ВВП, один из которых говорит правильные вещи, а другой возглавляет правительство фактически, которое не собирается ничего этого делать. И в этом как раз парадокс нашего президента. Поэтому со словами я согласен.

Михаил Соколов: "В интервью ВВС, то есть после "Норд-Оста", вы сказали, что поддерживаете политику Путина в области безопасности. Лежит ли на вас доля политической ответственности за Беслан?", - спрашивает Дмитрий Смирнов.

Дмитрий Рогозин: На каждом из нас лежит доля ответственности за Беслан. Но Беслан - это такая тема, о которой я не хотел бы говорить, потому что я там три дня находился, и находился только для того, чтобы если бы вдруг состоялся обмен заложников на каких-то деятелей государственных, то я был бы готов туда пойти. Но поскольку этого не произошло, для меня это просто личная травма, и я не хочу комментировать это.

Михаил Соколов: Ну что ж, и еще один вопрос. Сегодня в Сыктывкаре местные депутаты, как-то собравшись кулуарно, неожиданно отправили в отставку мэра города Сергея Катунина, он возглавляет региональное отделение партии "Родина". Как вы считаете, есть там есть политический подтекст в этой истории?

Дмитрий Рогозин: У нас единственный мэр по России, который является членом партии "Родина", - это Катунин как раз. В общем-то, ему не сладко, потому что глава республики Торлопов постоянно предъявлял ему разного рода претензии, ко мне даже приезжал с требованием, чтобы мы его исключили из партии и так далее.

Михаил Соколов: За что ж исключить-то?

Дмитрий Рогозин: Да я так и не понял за что. Но, видимо, за то, что он член партии "Родина", и вдруг не вписался в общую бюрократическую схему, когда все мэры, все губернаторы, все президенты у нас являются членами партии "Единая Россия",

И вот представьте себе интересную особенность. Оказывается, только этот мэр Катунин подвергся нападению своих политических оппонентов, которые сейчас сидят в его кабинете и требуют его отставки. Причем эти люди и от СПС, от главы республики... и глава республики тут же признал законность действий депутатов Городского Совета, которые захватывают кабинет мэра города Сыктывкара. Вот представьте себе, что такое заявление мог бы сделать другой губернатор, если бы, например, кабинет какого-нибудь "единоросса" был бы захвачен депутатами от партии "Родина". Это невозможно даже себе представить!..

Поэтому я считаю, что это целенаправленная линия на выдавливание даже из местных органов власти представителя партии "Родина". Ненависть такова к нам, такой страх сегодня посеян у партии власти, что они идут даже на такого рода противоправные действия. Мы будем добиваться восстановления справедливости. Закон и правда на нашей стороне. И поэтому мы очень спокойны.

Михаил Соколов: А вообще с мэрами происходит что-то невероятное. Я слежу за этой тенденцией внимательно и вижу, что каждую неделю какой-нибудь город отменяет всенародные выборы мэров. Кстати, вообще вот эта муниципальная реформа по Козаку, она должна реализовываться с 2006 года или быть перенесена на 2008 год? Вот тут споры идут.

Дмитрий Рогозин: Она же дожлна была начатьсяу нас фактически со следующего года.

На самом деле я считаю, что, конечно, нас ждет драма очень большая. Почему они ее хотят перенести на два года, потому что ничего не готово к тому, чтобы вводить новые...

Михаил Соколов: Так еще отложат или нет?

Дмитрий Рогозин: Я думаю, что нет. Они ее отложат на период, когда уже будет избрана новая Государственная Дума, потому что после закона о монетизации, который, слава Богу, что называется, для них более-менее Кремль пронесло по этому закону о монетизации, таких сильных выступлений не было, народ у нас по-прежнему долготерпеливый. Но сейчас у нас, соответственно, другие новые будут законы - и по образованию, и по здравоохранению, повышение тарифов и так далее. Но вот если еще наложится на это закон о местном самоуправлении, который приводит в полный хаос органы местного самоуправления, то, конечно, просто власть будет сметена. Чтобы этого не произошло, они, видимо, решили подарочек этот народу, который они придумали, сдвинуть на более поздний срок.

Михаил Соколов: Но выборы мэров везде отменяют?

Дмитрий Рогозин: Де-факто, да. Потому что, конечно, на волне протеста сейчас могут просто во власть прийти представители оппозиции. Они этого боятся, поэтому начинают придумывать такого рода хитрые ходы, когда все друг друга назначают. Вот президент назначает губернатора, губернатор - мэра, мэр - главу района, глава района - кого-то еще, и вроде как и спросить не с кого.

Михаил Соколов: В общем, вертикаль сверху донизу.

Дмитрий Рогозин: Ну да. К сожалению, я и Путину это пытаюсь объяснить, что слабость власти не в том, что губернаторы у нас избирались, а теперь их надо назначать, слабость власти не в том, что у нас депутаты-одномандатники есть сейчас в Государственной Думе, а теперь нужно только по партийным спискам всех избирать.

Слабость власти в другом - в коррумпированности этой власти, в абсолютной ее коррумпированности. Поэтому слабая власть, она никогда не сможет защитить собственный народ ни от внутренних, ни от внешних врагов.

Михаил Соколов: Ну что ж, давайте Людмилу Васильевну из Москвы послушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу вам пожелать здоровья - вам и всем настоящим мужчинам из вашей партии, а они есть, и особенно Александру Николаевичу Крутову, моему любимому.

И хочу сказать, что у меня две позиции. Я думаю, что новые выборы, на которые вы возлагаете такие пламенные надежды, ничего нового нам не принесут по причине того, что многие люди, уставшие просто от этой бесконечной и узаконенной фальсификации, просто не придут голосовать.

И второе. Вот такая истерия была насчет этого письма развернута. Я считаю, что если бы Устинов, так называемый наш генеральный прокурор, был истинно русским человеком, а не мутантом, он дал бы этому письму совсем другой ход. Спасибо вам.

Михаил Соколов: Ну ладно, про письмо уже поговорили.

Дмитрий Рогозин: По письму (я просто еще раз хочу вернуться) как раз прокуратура дала два самых разных ответа по этому поводу. Помните, первый раз Устинов сказал, что... какую-то странную вещь он сказал, типа того, что "не трогайте - и вонять не будет". Помните, в Совете Федерации он выступал?

Михаил Соколов: Ну, это трудно перевести.

Дмитрий Рогозин: Я так и не понял, кого трогать не надо и кто не должен вонять.

Михаил Соколов: А никого.

Дмитрий Рогозин: И второе. Потом вдруг прокуратура признала, что вроде как антисемитизмом не попахивает в этом письме, хотя все вроде заклеймили уже и "Родину", и меня в частности, что, мол, такое ужасное письмо появилось.

Что касается неверия в выборы, вот я этого больше всего боюсь. Вот честное слово, больше всего боюсь. И не только по отношению к избирателям партии "Родина", а вообще к избирателям от оппозиции. Люди начинают просто разочаровываться в том, что вообще что-то можно изменить. И я считаю, что это самое страшное, что может быть. Надежда умирает последней, но потихонечку и она начинает умирать.

И я хочу, чтобы все-таки представители нашего народа, думающая часть нашего народа, которая понимает, что страна развивается неправильно, не в том направлении, что она будет ослаблена и потом подойдет просто к пропасти, что нельзя в этой ситуации просто сидеть на кухне и всех ругать. Надо обязательно использовать даже такой не очень влиятельный, но, тем не менее, серьезный рычаг, законный рычаг влияния на власть, как выборы.

И обязательно убедить всех своих коллег преодолеть в себе эту хандру, преодолеть в себе эту неуверенность, обязательно прийти и требовать, чтобы голос ваш был учтен на всех выборах, начиная от выборов в региональные парламенты - а до конца этого года будут важные выборы в Московскую городскую Думу, кстати говоря, где почему-то мэр Москвы считает, что уже у него победа в кармане, выборы в Калининградской области, где...

Михаил Соколов: 8 регионов, если я не ошибаюсь.

Дмитрий Рогозин: Нет, 13 регионов. Это прилично. Причем крупные - Новосибирская область, Свердловская область и так далее, Тамбовская область. Я сейчас все не припомню. Важнейшие регионы. Обязательно наши граждане должны не забывать о том, что у них есть законное право путем голосования сменить реальность, их окружающую. И верить, продолжать верить все-таки, несмотря на ту волну дезинформации, которая сегодня обрушивается на оппозиционные партии.

Михаил Соколов: "Господин Рогозин, если на следующих выборах Вешняков насчитает вам меньше 7 процентов, будете ли вы свергать Путина? Константин".

Дмитрий Рогозин: Если мы точно будем знать, что мы собрали не 7 процентов и не менее 7 процентов, а собрали процентов 20-25-30, а нам насчитали меньше 7, то мы будем прибегать к иным методам борьбы за свое право защищать интересы собственных избирателей. И эти методы будут носить, скажем так, выражусь мягко, адекватный ситуации характер.

Михаил Соколов: А они выведут движение "Наши" на улицу.

Дмитрий Рогозин: Движение "Наши", как только оно будет выведено на улицу, перебежит, по большей части, на нашу сторону.

Михаил Соколов: Денег хватит? Вот тут пишут: "Шендерович заявил, что участники последнего митинга партии "Родина" должны были получить определенную сумму (по-моему, 250 рублей), но не получили. И из-за этого началась драка с бригадирами. Так ли это? Геннадий Михайлович".

Дмитрий Рогозин: Ну ладно, заканчивайте, ну сколько можно уже... Я понимаю, что Шендерович, он же большой шутник.

Михаил Соколов: Шутка, значит?

Дмитрий Рогозин: К сожалению, шутка. Но слишком часто эти шутки стали появляться, и это уже системный характер начинает приобретать.

Михаил Соколов: "В чем конфликт лидера "Родины" в Чечне господина Гантамирова с Алхановым и Кадыровым-младшим?".

Дмитрий Рогозин: Людей воруют, людей по-прежнему убивают. Боевики спускаются с гор, надевают, якобы, милицейскую или какую-то еще форму, легализуют свое оружие. Никакой проверки на самом деле чистоплотности тех, кто из боевиков перекрашивается во власть, не проводится.

А господин Рамзан Кадыров, ну, по отношению к нему у нас вообще претензий выше крыши.

Мало того, что он здесь в Москве у нас перегораживает Новый Арбат, когда он решил в "Кишмише" плов покушать на десяти бронемашинах, мало того, что он похлопывает нахально, будучи в трениках, нашего российского президента по плечу, считая себя главным царем зверей, но я хочу сказать, что так Чечня не выздоровеет у нас.

Там порядок должны наводить люди, которые кровь проливали за то, чтобы чеченский народ и Чечня сохранились в составе Российской Федерации, как лояльной территории народ. И Бислан Гантамиров - это человек, который действительно был среди тех, кто и до конца сопротивлялся сдаче Чечни в 1996 году, и он в 1999 году, в 2000 году вместе с нашими войсками освобождал Чечню...

Михаил Соколов: Между этим он был осужден за расхитительство и помилован.

Дмитрий Рогозин: Вы знаете, я разговаривал... ну, скажем так, не буду называть фамилии, я разговаривал с людьми, которые компетентны в его личном деле, и они сказали, что дело было высосано из пальца, и его просто убрали с дороги, чтобы он не мешал сдать Грозный в 1996 году боевикам.

Я в Гантамирова верю.

Хотя я очень боюсь, что предстоящие выборы в Госсовет Чечни будут проходить, скажем так...

Михаил Соколов: Не как выборы, да?

Дмитрий Рогозин: Да. В очень и очень напряженной обстановке.

Но у нас там очень приличная организация. У партии "Родина" 4,5 тысячи активистов в Чеченской республике. Это такая в политическом смысле боеспособная организация. Поэтому я думаю, что еще бабушка надвое сказала, кто там победит: Рамзан Кадыров со своим полчищем или все-таки партия "Родина".

Михаил Соколов: И Владимир, пожалуйста, из Москвы.

Слушатель: У меня к Дмитрию Рогозину вопрос. Дмитрий, вначале вы очень активно взялись за критику закона 122-го. Я раньше пользовался льготами четырех категорий: я труженик тыла, ветеран труда, реабилитированная жертва и инвалид. Сейчас я получаю денежную выплату только как инвалид за отмененные льготы. Но ведь инвалид инвалиду же рознь. Есть у нас инвалид войны, как я, инвалид, труженик тыла, ветеран труда, а есть же просто инвалиды. А есть даже такие инвалиды - это бывшие изменники родины...

Михаил Соколов: В общем, давайте мы ответим на ваш вопрос. Что делать с этой монетизацией в таком ключе?

Дмитрий Рогозин: К сожалению, мы недослушали. Но я хочу сказать следующее, что у нас Олег Васильевич Шеин, заместитель председателя Комитета по социальной политике, вступил в партию "Родина" буквально две недели тому назад, и это серьезное для нас приобретение. Он социальщик, он действительно серьезный оппонент и администрации президента, правительства и думского большинства по всем социальным вопросам. Вчера мы с ним как раз провели небольшое совещание, договорились создавать Совет по социальной политике партии "Родина", который будет иметь свои представительства на местах.

Мы будем открывать общественные приемные, где будем оказывать посильную... много возможностей у нас как бы нет, но посильную правовую помощь людям, которые пострадали в результате закона о монетизации.

Михаил Соколов: А что вы думаете о такой теме. На прошлой неделе Сергей Марков заявил, что существует некий олигархический заговор против Путина - Касьянов, олигархия, Березовский, экономисты из правительства. А лучший кандидат в преемники - это Сергей Иванов, ну, может быть, Владимир Якунин.

Дмитрий Рогозин: Я не могу это все комментировать. Где вы видели, чтобы писатель комментировал литературных критиков, или политик комментировал политологов?! Политологи - это паразиты на здоровом теле политиков.

Михаил Соколов: Это в России - здоровое тело?

Дмитрий Рогозин: Ну, в России пока не очень здоровое тело, но будет оно, в конечном счете, очистится.

Что касается того, какие планы вынашиваются - никто этого не знает. Я даже думаю, что и в Кремле до сих пор не определились по сценарию 2007 и 2008 годов.

Для нас важнее другое - не то, кто там будет преемником Кремля и кто с нами будет сражаться на предстоящих выборах, для нас важно другое - чтобы нам верили наши избиратели, чтобы мы не предавали наших избирателей, чтобы мы были последовательны, чтобы мы к моменту "Ч", то есть к выборам 2007 и 2008 годов стали настолько сильными, чтобы сражаться с любым оппонентом от партии власти.

Михаил Соколов: А можно ли ожидать, что избирательный цикл 2007 и 2008 годов будет более идеологизированным, нежели все предыдущие? То есть будут принципиальные споры: федерация или унитарное государство, госкапитализм или нечто другое, претензии страны на первые роли в СНГ или сосредоточение на внутренних проблемах.

Дмитрий Рогозин: Я думаю, что будет выбор другой: будет ли Россия суверенным и единым государством, которое способно к модернизации, к утверждению, в том числе, и принципов свободы личности, и силы нации, развиваться в будущем или мы будем, извините за выражение, мировой проституткой. Будем становиться сырьевой державой, где будут процветать собственные паразиты, работающие на интересы иных кланов, иных олигархических мировых групп - вот будет выбор очень простой. И людям придется определяться не между Ивановым, Петровым, Сидоровым, а между концом России и, наоборот, ее расцветом.

Михаил Соколов: И вы собираетесь баллотироваться на президентский пост?

Дмитрий Рогозин: Это не мой вопрос. Я не сам должен решать такого рода вопросы. Это будет решать политическая партия. И решит она это тогда, когда мы узнаем, способны ли мы действительно оправдать интересы наших избирателей, то есть после выборов в парламент. Если мы пройдем и получим достойный результат, если у нас будут силы, средства, в том числе, и средства массовой информации, мы, конечно, определимся по нашему кандидату. Кто он будет? - это вопрос не мой, я еще раз говорю, а высшего органа партии - съезда партии "Родина".

XS
SM
MD
LG