Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От выборов к "выборам". Перед съездом Республиканской партии. Дискутируют Владимир Рыжков и Святослав Насташевский


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[30-06-05]

От выборов к "выборам". Перед съездом Республиканской партии. Дискутируют Владимир Рыжков и Святослав Насташевский

Ведущий Владимир Бабурин

Михаил Соколов: В Московской студии Радио Свобода - депутаты Государственной Думы России Владимир Рыжков и Святослав Насташевский. Пришли они к нам перед съездом Республиканской партии России. И нам есть о чем поговорить.

Ну что ж, давайте мы начнем с сегодняшних кремлевских заявлений. Их много.

Глава президентской администрации Дмитрий Медведев появился на неком совещании и сказал, что (смысл его речи) причиной дестабилизации обстановки в России могут стать общенародные выборы. Цитата такова: "Неспособность организаторов выборов оперативно и полно представить общественности результаты избирательных кампаний может использоваться в политической борьбе и привести к самым разным для государства результатам, послужить одним из источников дестабилизации ситуации в стране". Вот позиция Дмитрия Медведев.

И я обращусь сначала к Владимиру Рыжкову.

Владимир, как вы реагируете на подобные заявления?

Владимир Рыжков: Ну, я усматриваю в заявлении господина Медведева противоречия Конституции, потому что у нас по Конституции, по статье 3 - а это основополагающая статья Конституции - источником власти является народ, который осуществляет свою власть через референдумы и выборы. Поэтому выборы, на которые приходит народ и голосует, не могут служить источником дестабилизации по определению.

Больше того, у нас ведь уже достаточно богатый опыт выборов. Мы уже президента избирали несколько раз, мы уже Госдуму избирали несколько раз. Мы - пока президент не отменил - избирали губернаторов. И я не знаю ни одного случая в новейшей российской истории, когда бы выборы чего-то дестабилизировали.

Зато я знаю сколько угодно случаев, когда отказ от выборов, когда фальсификация выборов приводили действительно к дестабилизации.

Михаил Соколов: Может быть, он просто неправильно выразился, косноязычно?

Владимир Рыжков: Ну, все-таки глава администрации... Я не думаю, что он косноязычный - все-таки он закончил тот же юридический факультет, который закончил Владимир Ильич Ленин и Владимир Владимирович Путин.

Михаил Соколов: Ну, знаете, тем не менее, интервью дает с помощью телесуфлера.

Владимир Рыжков: Да. Но диплом выпускника Петербургского университета все-таки чего-то стоит.

Просто я хочу сказать, что, видимо, это продолжение вчерашних событий в Думе, когда власть нагло протащила антиконституционные, антидемократические поправки в избирательное законодательство. И все, что вчера было принято в Государственной Думе "единороссами", - это подготовка к массовым фальсификациям.

Вот все, что вчера было принято, - это подготовка к тому, чтобы не допустить оппозицию на выборы. А если кто-то из оппозиционеров прорвется (в глазах власти - не дай Бог) на выборы, то сделать все для того, чтобы эти выборы сфальсифицировать.

Именно поэтому вчера был увеличен в несколько раз избирательный залог для кандидатов и для партий, чтобы не могли регистрироваться, чтобы денег не нашли. Именно поэтому был снижен брак по подписям, который позволяет снимать кандидатов с выборов, с 25 до 15 процентов. Именно поэтому вчера были выгнаны журналисты, кстати говоря, Михаил, с подсчета голосов...

Михаил Соколов: То есть они не могут быть наблюдателями?

Владимир Рыжков: Они могут быть, когда идет голосование, но они теперь не могут наблюдать за подсчетом голосов и за составлением итогового протокола, где, как правило, и происходят основные фальсификации.

Вчера была открыта широкая дорога выносным урнам. Как известно, в Донецке и в Восточной Украине это была одна из самых массовых технологий вброса бюллетеней.

Открыта широкая дорога для регистрации избирателей, которые приходят на участки и говорят "зарегистрируйте меня". Как вы помните, по Восточной Украине ездило 100 железнодорожных составов с людьми, которые по несколько раз в день в разных местах голосовали. Теперь это открыто и для России.

Михаил Соколов: Ну, чеченские выборы мы помним - там тоже гуляли люди с участка на участок.

Владимир Рыжков: Совершенно верно.

Вчера максимально дана дорога досрочным выборам, что широко используется сейчас в регионах. В частности, недавно в Санкт-Петербурге фактически везде на местных выборах победили кандидаты, за которых проголосовали на досрочных выборах, а не в день голосования. И открыта дорога к бесконтрольному использованию открепительных удостоверений.

То есть фактически любого кандидата оппозиционного могут теперь не допустить до выборов и снять с выборов. Процедура подсчета голосов будет недоступна для журналистов.

Кстати, еще вчерашними поправками запрещены теперь наблюдатели от общественных организаций, от международных организаций. Теперь от международных организаций наблюдатели могут быть только по приглашению президента, правительства, Госдумы, Совета Федерации и Центризбиркома. То есть фактически и наблюдатели отсекаются от наблюдения за выборами.

Поэтому, безусловно, то, что сказал сегодня глава администрации президента России, лишний раз убеждает меня в том, что российская власть боится выборов, панически боится выборов, рассматривает выборы как угрозу (хотя выборы - это главное конституционное право народа) и готовится к тому, чтобы эти выборы фальсифицировать.

Михаил Соколов: И я уже читаю сообщения, присланные на пейджер. "Соколову. Вчера весь вечер на "Эхо Москвы" - В.Рыжков. И сейчас будет повторять одно и то же". Отвечу вам: повторенье - мать ученья, во-первых. А во-вторых, вы все-таки подписывайтесь, а то я не буду читать ваши сообщения. Это как-то нечестно, знаете ли, закидывать анонимками...

И еще одна цитата из Дмитрия Медведева. Я обращусь к Святославу Насташевскому. Дмитрий Медведев призвал "оптимизировать избирательные процессы, используя новейшие технологии, в частности, речь идет о развитии системы ГАС "Выборы".

А может быть, все эти истории с урнами и так далее, они вообще не будут никак работать, а просто в компьютере поменяют циферки - и все?

Святослав Насташевский: Давайте так, чем дальше мы уходим от человеческого фактора, тем ближе мы придем к тому, что возможны фальсификации на уровне машины. Есть вполне конкретные технологии, которые позволяют на уровне перегона информации уже ее корректировать. Тем более чем больше будет этих этапов перегона информации - участковая избирательная комиссия, городская избирательная комиссия, областная избирательная комиссия, Центральная избирательная комиссия - то есть на каждом этапе это своя программа, и никто не застрахован от возможности внесения каких-то корректив.

Михаил Соколов: Я, кстати, заметил бы, что так называемые "системные администраторы", которыми так гордится Центризбирком, - это обычно офицеры госбезопасности.

Святослав Насташевский: Ну, как правило, у нас это так.

Михаил Соколов: То есть лицо как бы на службе.

Святослав Насташевский: Это даже не наблюдатель, это подчиненное лицо.

Хотя перспективы, конечно есть, если убедить, что это честная игра, если дать полный доступ к тому, чтобы проверить, насколько это безопасная система, насколько она объективна, насколько она прозрачна, эта система, вот тогда, наверное, имеет смысл ею воспользоваться.

Но, тем не менее, мы до сих пор почему-то не можем перейти к такой примитивной мере, как прозрачные урны для голосования. Это не требует больших денег. Тем более что и каждый регион может обеспечить такими урнами свои избирательные участки.

Михаил Соколов: Более того, кабинок во многих случаях в Москве не было на выборах. Были какие-то ширмы, когда люди практически видели, кто и как голосует. Это меня поразило, кстати говоря, в 2003 году. Массово везде фактически открыто люди писали, голосовали. Так что...

Святослав Насташевский: И еще один негативный момент в связи с этим заявлением. Вы знаете, такое ощущение, что на всех уровнях сейчас государственной власти, включая администрации городов и субъектов Федерации, административные структуры пытаются поставить под контроль ход выборов.

Даже уже есть открытые заявления административных чиновников, которые говорят: "Вот мы будем заниматься формированием списков на предстоящие выборы региональные (допустим)". Какое вообще администрация имеет право вмешиваться в выборный процесс, и контролировать его, и направлять его?! И почему нужно с ней согласовывать, кто пойдет, какой кандидат, по какому округу, какая партия?.. Вплоть до того, что приходится согласовывать: какое количество мест можно будет занять такой-то партии в региональном Собрании.

Михаил Соколов: Ну что ж, давайте дадим слово тем, кто нам звонит. Александр из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Рыжкову и Святославу Насташевскому. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Дело в том, что хочется сказать, во-первых, что, видимо, гости в России не жили последние 10 лет, если они не знают, что все выборы, которые проводились... вообще за последние 10 лет, проводились с использованием административного ресурса, и достаточно сильного.

Эту систему внедряли именно "отцы" русской демократии, начиная с 93-го года. То есть если они удивляются по поводу административного ресурса, то нечему удивляться. Это первое.

Второе. По поводу выборов. Этот плач российского либерализма по поводу проигрыша уже, честно говоря, поднадоел.

Михаил Соколов: Подождите, а кто плакал-то? По-моему, никто не плакал.

Слушатель: Плачет именно русский либерал, потому что он не прошел в Думу.

Михаил Соколов: Понятно. А вы не либерал, случайно?

Слушатель: Нет. Я правый консерватор. Я достаточно правых убеждений человек. Не СПС, а именно правых убеждений.

Так вот, поднадоел, потому что люди ощущают, что они не прошли в Думу, поэтому они хотят любыми путями попасть во власть, любыми, какими угодно. Сейчас они будут кричать о том, что будут фальсификации с выборами, будет большое количество вброшенных бюллетеней, будут пытаться отыграть украинский вариант. Если этот вариант получится, России грозит очень страшная катастрофа, пострашнее 1917 года. Если у нас пройдет "оранжевая" революция, Россия развалится сразу же, это я вам гарантирую. Потому что национальные округа и автономии начнут отделяться одномоментно.

Михаил Соколов: Понятно. Александр, а вы можете удовлетворить мое любопытство? Правые консерваторы в России за какую партию голосуют?

Слушатель: А у них пока нет партии, к сожалению. То есть мне лично близки, наверное, некоторые высказывания Бабурина, например, который в данный момент в Думе находится. Но у него чуть-чуть левый уклон. А мне государственники нравятся.

Михаил Соколов: Понятно. То есть типа Ле Пен, что-нибудь такое.

Слушатель: Мне нравятся государственники до 1917 года. Это люди, которые пытались сохранить Российскую империю.

Михаил Соколов: Это "черная сотня", которые так вот "сохранили" Российскую империю. Ну что ж, Владимир, пожалуйста, ответим консерватору.

Владимир Рыжков: Да, ответим Александру. Как раз здесь присутствуют два депутата, которые выиграли свои выборы, и причем в моем случае - не в первый раз. И как раз нам плакать не о чем. И если мы о чем-то плачем, то только о том, что вас, Александр, превращают в быдло, вас превращают просто в подопытного кролика, вас превращают в существо, выбор которого можно фальсифицировать.

Даже если появится партия, о которой вы мечтаете, то нынешняя власть делает все для того, чтобы эта партия была точно так же оттеснена от Государственной Думы, как и либералы, которых вы не любите. Поэтому сражаясь за права демократического избирателя, мы не в меньшей мере сражаемся и за ваши права, за ваши личные права.

А что касается развала России, то развал России, по моему глубокому убеждению, лежит не в области, скажем так, каких-то угроз, связанных с выборами, что выборы - это угроза, что либералы - это угроза, да все наоборот.

Вот вчерашние поправки, которые приняла Государственная Дума, там есть много интересных вещей. В частности, такая, что теперь явка на региональных и местных выборах может быть минимальная 20 процентов, а в отдельных случаях она может быть даже меньше 20 процентов. То есть это предполагает, что 5 организованных.процентов избирателей могут прийти на выборы:Например, досрочное голосование или выносные урны, надо кого-то там избрать. И эти люди будут парламентом региона, принимающим налоги, законы и так далее.

Вот на мой взгляд, вот это прямой путь к развалу России. Потому что органы, избранные при такой явке и при таких грязных, фальсифицированных методах, как раз эти органы будут нелегитимными в глазах народа, и это прямой путь к развалу государства.

Поэтому вы видите путь к развалу государства, что якобы государство развалит демократия, а я как раз считаю, что государство скрепляется демократией.

Если на всех трех уровнях - федеральном, региональном и местном - будут подлинные выборы, честные, если будут участвовать все, в том числе и близкие вашему сердцу правые консерваторы, и они будут иметь возможность полемизировать в средствах массовой информации, аргументировать, и люди их выберут, и тогда будут авторитетные парламенты - и это путь к укреплению России.

А путь развала демократических процедур - это и есть путь к развалу России.

Ну и то, что вы говорили, совершенно справедливо, что в 90-е годы тоже использовался административный ресурс, что было много грязных выборов. Это совершенно справедливо. Я с вами абсолютно согласен.

Михаил Соколов: Масштаб только уже другой...

Владимир Рыжков: Но, поверьте, такого беспредела на выборах, который сегодня творится в Петербурге, который творился в Москве на последних местных выборах, когда были сняты 1200 кандидатов с дистанции (вдумайтесь в эту цифру, Александр!), 1200 кандидатов здесь, в Москве, если вы москвич, были не допущены на местные муниципальные выборы, такого беспредела, как в последние годы, не было никогда.

Михаил Соколов: Интересно, что эти кандидаты в основном не принадлежали к партии "Единая Россия", а были самые разные - и левые, и правые, и "зеленые" - какие угодно.

Владимир Рыжков: Конечно. И консерваторов, и левых, и либералов снимали - всех, кто не входил в номенклатурные списки.

Поэтому, Александр, я думаю, что здесь как раз, признавая полностью вашу правоту относительно безобразий, которые творились в 90-е годы, мы должны быть объективными, и должны сказать, что они меркнут по сравнению с теми безобразиями, которые творятся сегодня, и теми безобразиями, которые вчера были приняты в виде поправок в Государственной Думе.

Михаил Соколов: А вот господин Медведев говорит: "России необходима эффективная и сбалансированная партийная система. На ее формирование направлены последние законодательные инициативы президента России: переход на пропорциональную систему выборов, введение единого дня голосования в органы государственной власти России и местного самоуправления, отмена избирательных блоков и 10-кратное увеличение государственного финансирования политических партий".

Я обращусь к господину Насташевскому. Святослав, скажите, а вы видите что-нибудь положительное вот в этих решениях?

Святослав Насташевский: Ничего положительного я здесь не вижу. Я считаю, что вчера произошел не шаг даже, а уже такой большой-большой скачок к управляемой демократии, к вертикали власти уже и среди избирательных комиссий, и среди построения партсписков, и среди построения... какого-то официального построения, административного построения партий.

Все прекрасно понимают, что у нас на сегодняшний день нет свободных демократических партий, которые бы... по крайней мере, не представлены в Думе, которые бы не имели какого-то отношения к такому сценарию из Кремля. Поэтому замыкание все больших и больших рычагов в возможности создания партийного движения разнонаправленного на одном источнике власти - это, конечно же, самый негативный момент, который присутствует на сегодня в России. Чем больше будет независимых партий...

Конечно же, вот сейчас прозвучал упрек о том, что демократы разваливают страну. Не разваливают демократы страну. И они заинтересованы в том, чтобы страна была сильная, чтобы она была конкурентоспособная, чтобы люди здесь были свободные и бизнес был свободен. В этом мы заинтересованы. Это не направлено на развал страны, я считаю, это направлено именно на консолидацию страны.

Михаил Соколов: А Галина Ивановна пишет: "Даже без подсчетов можно сказать, что правые силы не пройдут. Демократов боимся. Как бы вы ни считали, люди вас уже боятся как огня". Во как!

Святослав Насташевский: К сожалению, это печальный опыт до сих пор существовавших демократических партий и тех движений, тех решений, которые они предпринимали.

Михаил Соколов: Вот пишет Михаил: "Владимир, за что я должен любить либералов 90-х? За ваучер, который мне всучил Чубайс?". Ну, вы же взяли сами, наверное, вам же он не вручил...

Владимир Рыжков: Я хочу сказать Михаилу. Не любите либералов 90-х годов, но присмотритесь к либералам начала этого века. Я на 200 процентов согласен с вашей критикой и с вашими оценками. Ну что ж мы все смотрим назад?! Посмотрите вперед. Давайте вместе с вами - присоединяйтесь - давайте сделаем новую демократическую партию, свободную от этих ошибок.

По крайней мере, вот здесь присутствующие два депутата ни в каком воровстве и развале не участвовали. И еще есть множество политиков, которые в этом не участвовали. Давайте попробуем вместе очистить слово "демократ" от тех наростов, которые на него наросли. Давайте сделаем это.

Михаил Соколов: Валентин из Рязани нам звонит. Пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Рыжкову и Святославу Насташевскому.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы Владимиру сказать, что он говорил о том, что власть не боится выборов. Обольщаться не надо. Ну, это так.

И два вопросика у меня. При объединении партии выставляют условия, почему-то их называют амбициями. Так вот какие условия у вас?

И второй вопрос. С теми, кто по мажоритарной системе вышел в Думу, вы их будете приглашать или будете ждать, когда они сами придут?

Михаил Соколов: То есть как действует Республиканская партия обновляемая?

Владимир Рыжков: Да, мы активно работаем с депутатами Государственной Думы. И вот у нас один из депутатов из "Единой России", достаточно известный политик Валерий Зубов, бывший губернатор Красноярского края, человек очень авторитетный в Сибири, очень авторитетный и уважаемый в Красноярском крае, он вышел из фракции "Единая Россия" и вошел в Республиканскую партию, и стал независимым депутатом Госдумы.

Михаил Соколов: Его и должности лишили, по-моему.

Владимир Рыжков: Да, его вчера, кстати говоря, "Единая Россия" сняла с должности первого заместителя председателя комитетов по банкам и финансам.

Так что мы ведем переговоры с депутатами, в том числе и депутатами "Единой России" о выходе из этой фракции, о выходе из этой партии и вхождении в Республиканскую партию. Я не буду раскрывать фамилий, потому что если я назову хотя бы одну фамилию, на этих людей немедленно обрушится могучий кремлевский кулак.

Михаил Соколов: Но если они выйдут, так на них тоже обрушится.

Владимир Рыжков: Ну, по крайней мере, Кремль не будет заранее об этом предупрежден - уже легче.

Что касается наших условий. У нас нет никаких предварительных условий. У нас есть позиция. Наша позиция заключается в том... неоднократно, кстати, нами заявленная на протяжении последних полутора лет, мы в этом смысле очень последовательны. Наша позиция заключается в том, что России нужна новая демократическая партия, подчеркну, новая демократическая партия. На первом плане - новая, и только на втором плане - объединенная. Потому что просто сложение старых партий в кучу, и это показали практически все региональные выборы, ничего не дает. Больше того, сложение старых партий в кучу дает меньший результат, чем эти партии дают по отдельности. Потому что избиратели одних не хотят голосовать за других и так далее.

Поэтому наше предложение - новая демократическая партия, очистившаяся от старых ошибок, очистившаяся от старого груза, который многие из существующих партий несут на себе, и большой съезд, большой объединенный съезд по созданию такой новой партии. И уже этот съезд будет решать, как она будет называться, какая будет программа, кто будет руководить этой партией. Причем все эти решения должны приниматься на альтернативной основе, демократическим путем, тайным голосованием, без всяких заговоров, подтасовок и махинаций.

И вот как раз этот план мы предлагаем и будем предлагать в субботу на нашей всероссийской конференции. И могу сказать еще раз, в очередной раз со всей определенностью. Если демократическое движение в России останется в том виде, в котором оно существует сейчас, будущего у него нет никакого. Только новая партия, только новые идеи, только новая энергетика, которую должна принести эта партия, может сдвинуть дело с мертвой точки.

Михаил Соколов: Вот спрашивают: "Кто автор этой избирательной реформы?". Фамилия, имя, отчество?..

Владимир Рыжков: Путин Владимир Владимирович. Именно им была внесена эта реформа в Государственную Думу, им подписана. А официальным представителем президента в Государственной Думе был глава Центризбиркома Александр Альбертович Вешняков.

Михаил Соколов: "Графы "против всех" не будет. Если вычеркнут всех, бюллетень будет недействительным. Что делать? Тамара Никифоровна".

Владимир Рыжков: По графе "против всех" они приняли вчера иезуитскую поправку. И когда мы вчера требовали вернуть графу "против всех", Москалец, докладчик от "Единой России" сказал, что, мол, "мы дали право регионам убрать графу "против всех". Но мы же прекрасно знаем, что такое сейчас региональные парламенты многие - там засилье "Единой России". И право, данное им, фактически это обязанность, которая будет у них, вычеркнуть графу "против всех".

Смотрите, Михаил, какая логика иезуитская. Сначала они максимально затрудняют регистрацию оппозиционных кандидатов через брак по подписям, через увеличение залога. Плюс упрощают снятие кандидата с дистанции. То есть для начала расчистили список, оставили только угодных. После этого, понимая, что люди не пойдут на такие, фактически фарсовые выборы, где останутся только угодные власти кандидаты...

Михаил Соколов: Меняют явку.

Владимир Рыжков: Да, меняют явку, позволяя ей быть даже ниже 20 процентов, подчеркиваю, ниже 20 процентов. А дальше, чтобы даже при минимальной явке - 5-7 процентов - все-таки добиться нужного результата, убирают графу "против всех", чтобы у тех людей, которые придут на выборы, не было шансов хоть как-то выразить свой протест.

И вот Тамара Никифоровна спрашивает: "а что делать в этой ситуации?". А я не знаю, что делать. Потому что вы приходите, вам дают список, допустим, из пяти фамилий, а графы "против всех" нет. Значит, либо вы ставите за кого-то из них... Вот вчера одна женщина звонила (я был на "Эхо Москвы") и говорит...

Михаил Соколов: Да, вам напоминают, что вы там много наговорили.

Владимир Рыжков: Да, я там много наговорил. И я пользуюсь случаем, чтобы и сегодня высказать свою точку зрения. И благодарен Радио Свобода, что у меня есть такая возможность.

Женщина вчера позвонила и сказала: "А вы знаете, что я сделаю, я возьму самого пропащего кандидата, самого никчемного и проголосую за него, чтобы мой голос не был украден фаворитом выборов". Может быть такой вариант. Если вы не поставите галочку ни перед кем, бюллетень будет испорчен. Это все равно не отразится на итогах голосования.

То есть партия власти - "Единая Россия" - загоняет всех в угол, не оставляя никаких шансов выразить свой протест.

Михаил Соколов: Спасибо.

И Святослав Насташевский хотел добавить, что делать, когда вы приходите на участок - и не за кого вроде бы голосовать.

Святослав Насташевский: Да. Но прежде я хотел бы обратить внимание, что власть настолько непоследовательна в своих действиях... Допустим, очень много говорится о том, что надо развивать партийные системы, нужно заниматься партийным строительством, и в то же время убирается строка "против всех". Это значит, что она не хочет видеть на избирательных участках тех людей, которые имеют свою позицию, которые нашли в себе силы, возможности добраться до избирательного участка и проголосовать против всех. То есть плодится некое иждивенчество, и люди не будут ходить на участки.

Так вот, я советую таким людям, которые хотят прийти на участок и проголосовать против всех, и если у вас не будет такой возможности - строка будет вычеркнута, придите и лучше испорите бюллетень. По крайней мере, вашим голосом не воспользуются фальсификаторы.

Владимир Рыжков: Кстати, по графе "против всех". Михаил, наш ведущий, он постоянно следит за выборами в регионах, и он прекрасно знает, что графа "против всех" очень эффективно использовалась нашими избирателями.

Михаил Соколов: Особенно в городах.

Владимир Рыжков: Особенно для того, чтобы остановить жуликов. Вот я хочу напомнить, что в свое время покойный Хабаров...

Михаил Соколов: В Екатеринбурге.

Владимир Рыжков: Да, в Екатеринбурге... дважды баллотировался в Госдуму, а это, как утверждают правоохранительные органы, глава организованной преступной группировки "Уралмаш". Так вот, дважды свердловчане не допустили его в Государственную Думу, потому что проголосовавших против всех было больше, чем за него, хотя он занимал первое место.

Я знаю еще десятки, сотни таких примеров по регионам, когда жулики, допустим, известные в каком-то городе, просто не могли избираться по той причине, что граждане приходили на избирательные участки, и совершенно четко понимая, кто прорывается там к власти через подкуп и так далее, голосовали против всех.

Сегодня фактически граждан лишили права не только нормально выбирать между кандидатами, но даже остановить того кандидата, которого, как они точно знают, не то что во власть нельзя допускать, а вообще надо за решетку помещать, сажать надо. Понимаете?

Поэтому это абсолютно антиконституционно, это абсолютное безобразие, то, что вчера было сделано. И там вчера много чего было наворочено этими поправками, но это одна из самых, конечно, несправедливых и нечестных вещей, которые сделала власть.

Михаил Соколов: Давайте дадим слово слушателю из Петербурга. Александр, ваш вопрос, пожалуйста. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я с цитаты Пушкина хотел бы начать, цитата очень емкая. "Послушай-ка, бесенок, ты глуп и молоденек, и не тебе меня учить. Мы играем не из денег, а только б вечность проводить!".

Вот цель оппозиции - сама оппозиция.

Я хотел бы задать вопрос очень конкретный, очень жесткий господину Рыжкову. Потому что я всегда голосовал за "Яблоко". Ну, Григорий Алексеевич Явлинский - самая светлая и умная голова. Но, тем не менее, я понял, что цель его деятельности - это быть вечной оппозицией и на этом зарабатывать дивиденды. Вот есть ли у вас четкая программа? Вы все время ссылаетесь: "нам не дали, там не сделали...". Вспомните большевиков. Я понимаю, что это не самый удачный пример, но тем не менее. Кто им чего давал?.. Есть ли у вас четкая программа? Чем вы, господин Рыжков, отличаетесь от меня? Я тоже знаю, как идеально обустроить Россию.

Михаил Соколов: Ну, вы же не Солженицын все-таки...

Владимир Рыжков: Я думаю, что я отличаюсь от вас тем, что все-таки меня люди избирают на выборах уже четыре раза подряд, а вы, видимо, еще не пробовали. Я вам желаю попробовать. Попробуйте, может быть, вы тогда поймете.

Михаил Соколов: Вот вас и спрашивают. "А чем вы занимались в 90-х годах?", - пишет Александр.

Владимир Рыжков: Работал я в 90-х годах, Александр, работал, как и вы, наверное.

Что касается четкой программы и вечного пребывания в оппозиции. Вот кто знает мою судьбу, знает, что я не был вечно в оппозиции. У меня были периоды, когда я был и в оппозиции, и у меня были периоды в моей жизни, когда я работал фактически либо рядом с властью, либо во власти.

Михаил Соколов: "Наш дом - Россия".

Владимир Рыжков: Не только "Наш дом - Россия", Михаил. Я в начале 90-х годов как раз был вице-губернатором Алтайского края 2,5 года, и занимался абсолютно практической работой. Так что у меня есть опыт и пребывания в оппозиции, у меня есть опыт и пребывания в исполнительной власти. И ответственности я не боялся, и не боюсь.

Что касается программы, да, есть абсолютно конкретная программа у Республиканской партии, которую мы обнародуем в субботу.

Михаил Соколов: А скажите просто, где ее прочитать можно.

Владимир Рыжков: Кстати, наш съезд, наша конференция будет транслироваться для всех желающих на сайте "Полит.ру". И, кстати, там кое-что уже есть...

Святослав Насташевский: Я уточню, по адресу: "rpr.polit.ru".

Владимир Рыжков: Уже сейчас там какие-то первые материалы вы можете смотреть. И там же будет вывешена наша программа в субботу. Каждый с ней может ознакомиться и оценить, насколько она ему близка и интересна.

Я лишь могу сказать одно, что есть пять главных приоритетов, которые мы считаем главными для страны, которые надо решать.

Первое - у нас ужасная государственная машина, ужасная, может быть, сейчас самая плохая вообще среди крупных государств мира. И имею в виду: административная система, коррупция, как работают суды, как работает административный аппарат. И мы предлагаем ряд конкретных мер по улучшению работы государственного аппарата.

Второй приоритет - у нас фактически заморожен рост расходов на образование, здравоохранение, социалку, и быстро растут расходы на государственный аппарат и военные, и околовоенные расходы. Мы предлагаем поменять приоритеты, то есть реально начать военную реформу и реформу силового блока, и наращивать вложения в социальную сферу, в интеллект нации.

Михаил Соколов: Кстати говоря, сегодня военные кафедры упразднили.

Владимир Рыжков: Да-да. А почему их упразднили? Потому что нужен массовый призыв, нужно пушечное мясо. То есть грядет же "демографическая яма", Россия теряет по 900 тысяч человек ежегодно. И генералам нужны призывники. Поэтому идет отмена военных кафедр.

Поэтому как раз второй приоритет - вложения в человеческий капитал.

Третий приоритет - это военные реформы и реформы силового блока.

Четвертый приоритет (я телеграфно говорю) - это поддержка семьи и детства, потому что страна быстро вымирает.

И связанный с этим приоритет - поощрение миграции, прежде всего русских и русскоязычных соотечественников, наших бывших соотечественников.

И децентрализация страны. То есть федерализм и местное самоуправление.

Михаил Соколов: Почему русских и русскоязычных? А других не надо?

Владимир Рыжков: Я сказал: в первую очередь.

Михаил Соколов: Ну, это как-то вот с душком...

Владимир Рыжков: Это не с душком, это абсолютно рациональный подход.

Михаил Соколов: Я бы на вашем месте сказал - русскоговорящих.

Владимир Рыжков: Ровно такой же подход в европейских странах. Потому что встает вопрос культурной, профессиональной и языковой адаптации. И понятно, что адаптировать людей с русским языком, людей с общей судьбой с каждым из нас гораздо проще, чем, скажем, людей из дальнего зарубежья. Здесь нет никакого душка, нет никакого подтекста. Это абсолютно рациональный подход.

Поэтому по каждому из этих пяти приоритетов мы предлагаем конкретную программу мер, конкретную программу законов, конкретную программу решений. Многие из них у нас в высокой степени проработки.

Поэтому Александру я хочу сказать: да, есть такая программа, мы готовы взять на себя ответственность за судьбу страны. И если избиратели, общество нас поддержат, у нас рука не дрогнет эту программу реализовать.

Михаил Соколов: Вот и пишут: "Как практически можно отдать голос за вашу партию?". Пока, видимо, никак.

Святослав Насташевский: Зайдите на сайт... Первый шаг - это, конечно, станьте членом партии.

Владимир Рыжков: Вступить в партию, безусловно.

Святослав Насташевский: А следующие выборы в Государственную Думу, а может быть, и в какие-то региональные органы власти, потому что мы собираемся принять на предстоящей конференции и обсудить наше участие в региональных выборах, может быть, если в вашем регионе есть уже Республиканская партия, вы можете проголосовать за нее на своих региональных выборах.

Михаил Соколов: "Дает ли согласие участвовать в съезде Гарри Каспаров? Я очень хочу голосовать за его партию. Елена Александровна".

Владимир Рыжков: Елена Александровна, у нас на 99 процентов совпадают взгляды с уважаемым Гарри Кимовичем. Мы абсолютно одинаково оцениваем природу политического режима, который сложился в России. Мы одинаково - крайне негативно - относимся и к режиму, и к тому курсу, который он проводит.

На сегодняшний день Гарри Кимович формирует движение "Объединенный гражданский фронт".

Движение по новому закону, в том числе и по вчерашнему, который был принят, к сожалению, не имеет права участвовать ни в федеральных, ни в региональных, ни в местных выборах, поэтому вы не сможете проголосовать за "Объединенный гражданский фронт".

Но лично я (сейчас я высказываю лично свою точку зрения) считаю, что мы должны создать новую объединенную партию, которая, в том числе, должна будет включать в себя и те силы, и тех людей, которые сейчас входят в "Объединенный гражданский фронт".

Михаил Соколов: То есть Каспаров может войти в список вашей партии, не будучи ее членом, так?

Владимир Рыжков: Я с ним не обсуждал эту перспективу. Но устав нашей партии и законодательство, слава Богу, позволяют, в том числе, не члену Республиканской партии войти в ее список и активно участвовать в избирательной кампании. Мы к этому открыты. Мы как раз не хотим создавать секту, мы не хотим создавать закрытую партию. Мы создаем принципиально открытую партию. И не случайно конференция, которая пройдет в субботу, будет открыта и для гостей, и для журналистов. То есть она будет полностью прозрачна для граждан, и граждане узнают...

Михаил Соколов: И в интернете будет транслироваться, да?

Святослав Насташевский: И в интернете, да.

Владимир Рыжков: ... что мы думаем о ситуации в стране, и самое главное, что мы предлагаем сделать, чтобы страна нормально развивалась.

Михаил Соколов: И еще такой вопрос. Вот сегодня господин Медведев подчеркнул... тут приходится цитировать, ну, так вот нас Кремль снабжает информацией: "Одной из ключевых задач ближайшего времени является проведение муниципальных выборов". Значит ли это, что муниципальная реформа не переносится с 2006 на 2008 год? Что в Думе? Вот в Думе есть люди, которые предлагают, собственно, ее отложить.

Владимир Рыжков: Да, сейчас идет большой очень спор по 131-му закону - по закону о местном самоуправлении. И, действительно, есть поправка Гудкова, который предлагает перенести начало реформы на 1 января 2008 года.

Но дело в том, что, Михаил, это невозможно. Дело в том, что 131-ый закон, он как поезд в вагоне зацеплен за 95-ый закон о разграничении полномочий, между ними стоит вагон под названием "122-ой закон о монетизации", рядом стоит еще целый ряд законов. Уже под эту реформу сделаны изменения в Налоговом кодексе и сделаны изменения в Бюджетном кодексе. И поэтому сейчас перенести реформу местного самоуправления - это значит, что надо менять всю эту цепочку законов.

Михаил Соколов: Но денег-то им не дают, муниципальным образованиям.

Владимир Рыжков: В том-то все и дело.

Святослав Насташевский: Это самая большая беда.

Владимир Рыжков: По оценкам самого правительства, потребуется дополнительно триллион рублей в будущем году на реализацию муниципальной реформы. С 1 января 2006 года, по оценкам самого правительства, должно появиться 225 тысяч новых чиновников муниципальных. 225 тысяч новых чиновников должны появиться с 1 января в стране! То есть осталось буквально несколько месяцев. Готовность... ну, я не скажу, что нулевая, но близкая к нулю, вообще к реализации этой реформы.

Я вообще не понимаю власть, которая одновременно затеяла разграничение полномочий, монетизацию, реформы ЖКХ, новый Жилищный кодекс, муниципальную реформу, административную реформу. Сейчас еще отменяют фактически тихой сапой отсрочки для студентов. Все это в одном флаконе. И после этого она удивляется: почему выборы для нее становятся такой угрозой.

Михаил Соколов: А вот Сурков говорит: "будут беспорядки, будут попытки переворотов, но они будут подавлены". Вот кто готовит беспорядки, интересно?

Владимир Рыжков: Я знаю, кто готовит подавление. И судя по тому, что численность МВД у нас достигла уже 2 миллионов человек, видимо, готовятся просто полицейские операции по подавлению любой гражданской активности. Переворотов, насколько мне известно, никто не готовит. Или, может быть, власть полагает, что их готовят те мальчики, которых сейчас судят, из НБП, которые позволили себе, как утверждает власть, "ворваться в приемную заместителя главы президента и сломать там стул и оборвать штору"?! И им сейчас прокуратура вменяет... я не знаю, был сегодня приговор или нет, вменяет до 8 лет тюрьмы. Несчастные родители!..

Михаил Соколов: От 3 до 8.

Владимир Рыжков: Ну, я по максимуму говорю. Я видел эту несчастную маму одного из них. Люди полгода находятся в тюрьме, с декабря...

Михаил Соколов: Политика - дело суровое, знаете ли, Владимир Александрович.

Владимир Рыжков: Политика - дело суровое в диктаторских режимах. А в демократических странах политика - это дело цивилизованное. И поэтому когда у нас детей по полгода держат в тюрьме за то, что они порвали штору в администрации президента, и "шьют" (извините за это выражение) детям фактически статью "Узурпация, насильственный захват государственной власти" - это абсурд.

Потому власть сама провоцирует молодежь. Власть сама провоцирует пожилых, когда грабит их по монетизации. Власть сама провоцирует общество на массовые волнения и на массовые протесты.

Поэтому надо более профессионально реформы делать, надо слушать общество, надо дать возможность в парламенте оппозиции влиять на что-то - и тогда не будет никаких переворотов.

Лучшее средство против революций, Михаил, как вам известно прекрасно, - это свободные и честные выборы. И как раз перевороты и революции происходили в последние месяцы в тех странах, где власть не давала провести свободные и честные выборы, где власть фальсифицировала выборы.

Вот если сегодня господин Медведев и администрация президента готовят на будущие годы массовые фальсификации, массовые подтасовки...

Михаил Соколов: Но они вам не скажут же.

Владимир Рыжков: Но то, что они делают... я же сужу не по словам, я сужу по делам, по вчерашним поправкам - идет подготовка фальсификаций. Они готовят переворот, не оппозиция готовит перевороты и волнения, а они готовят перевороты и волнения.

Михаил Соколов: Давайте мы дадим еще слово радиослушателю. Николай из Петербурга, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Владимир, я всегда с большим уважением относился к вам. И многое читаю, и слушаю. Вот в "Российской газете" вы выступали. На 90 процентов я согласен. Но на 10 процентов возникают вопросы. Во-первых, в принципе, слово "демократия" у нас дискредитировали. Но это Бог с ним.

Вот здесь был вопрос, что у нас оппозицию сортируют на три вида - конструктивная, системная, непримиримая. Вы сказали, что вы относитесь к системной оппозиции. Но государственная система и природа политического режима заложена Конституцией и уставами субъектов Федерации. Так вот, я хочу сказать, как можно признавать Конституцию и в то же время быть системной оппозицией? Вы понимаете, мы говорим про цивилизованную политику и так далее. Но цивилизованные политики никогда не запишут в Конституцию, что "правосудие в Российской Федерации осуществляется судом". Правосудие, оно не может осуществляться, оно может только достигаться. А к тому же, никогда не запишут в Конституцию, что "власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную".

Михаил Соколов: Николай, в общем, мы вас выслушали. Такой теоретический может возникнуть спор.

Владимир Рыжков: Я очень коротко прокомментирую. Когда я говорю, что мы системная оппозиция, я говорю только об одном. В каком-то смысле наша позиция напоминает мне позицию диссидентов 70-х годов, когда они говорили: "выполняйте хотя бы вашу Конституцию".

Михаил Соколов: Тут вы с Явлинским сходитесь.

Владимир Рыжков: Сходимся... Так мы вообще на 90 процентов сходимся.

Михаил Соколов: И с Николаем.

Владимир Рыжков: И мешает созданию новой партии просто недооценка ситуации. Потому что многим кажется еще, что как-то еще можно выкрутиться, как-то можно без решительных шагов продержаться в политике. Не удастся. Я говорю, что не удастся. Или мы идем на решительное обновление, или ничего не будет. А по идеологии, конечно, на 90 процентов совпадений. Может быть, 100 процентов совпадений.

Поэтому мы системные в том смысле, что мы говорим: давайте хотя бы эту Конституцию нашу соблюдать.

Сказано в 3-й статье: "источник власти - народ", - давайте дадим ему избирать губернаторов.

Сказано, что честные выборы, давайте делать честные выборы.

Сказано, что люди могут свободно создавать партии, в том числе и оппозиционные, дайте им возможность создавать.

Сказано, что в России местное самоуправление, не встроенное в государственную вертикаль, не надо разрушать самостоятельность местного самоуправления, не надо навязывать назначаемость мэров.

Сказано в Конституции, что свобода слова, дайте свободу слова.

Сказано в Конституции, что правосудие, дайте правосудие. Вот в этом смысле мы системны.

Как раз юмор-то весь в том, что мы защищаем Конституцию, а власть ее нарушает - вот в чем вся ситуация. Сегодня все шаги, которые сделал Кремль за последние пять лет - отмена выборов губернаторов, ликвидация одномандатников, встраивание мэров в вертикаль, отсутствие независимого суда, разгром свободы слова и передачи "Свобода слова" на телевидении - это все антиконституционно. А мы и говорим: давайте хотя бы нашу Конституцию соблюдать, тем более что народ за нее проголосовал.

Сейчас даже День Конституции отменили. Теперь 12 декабря у нас не выходной и не праздник. Хотя это единственный документ, который народ принял сам...

Михаил Соколов: Владимир Александрович, я в Думу вас хочу вернуть.

Владимир Рыжков: Думаете, это нам доставит удовольствие?..

Михаил Соколов: Так я про Рогозина и Бабурина хотел спросить. Такая замечательная ситуация, знаете, такая нехорошая квартира или кабинет, из него сначала Глазьева вынесли, а теперь, может быть, вынесут, а может быть, не вынесут Бабурина. Что происходит, как вы видите, с этой партией? И почему "Единая Россия" хочет теперь предоставить господину Бабурину возможность создать свою группу, хотя его вроде из фракции Рогозин исключил?

Владимир Рыжков: А это родовая травма. "Родина", и сам Рогозин об этом говорит, - это продукт Кремля. Он же сейчас как говорит: "Да, меня создал Кремль, но потом я прозрел и стал независимым". А, видимо, бывших кремлевских партий не бывает, как и бывших чекистов. И вот эта родовая травма, что... "Родина" - это кремлевская партия. Она говорит, что она бывшая кремлевская партия, а она кремлевская партия.

И многие избиратели, мне кажется, обманываются на тот счет, что это такая оппозиционная, жесткая, антикремлевская партия. Да ерунда это все! Вот на последнем съезде Дмитрий Олегович Рогозин никак вообще не упомянул президента. Он говорил о каком-то чиновничестве, о правительстве...

Михаил Соколов: Об олигархах.

Владимир Рыжков: ...об олигархах, о правительстве, которое грабит народ, но ни одного критического слова о главе государства, хотя, если ты оппозиционер, ты должен, в том числе, говорить и об ошибках главы государства.

Поэтому вот эта родовая травма, вот эта кремлевская пуповина, которая, видимо, может быть, стала длиннее, но не порвалась, она приводит к тому, что вот то с Глазьевым какая-то игра идет, то сейчас с Бабуриным какая-то игра идет. И это показывает, что "Родина" не была самостоятельной партией и на сегодняшний день она не является самостоятельной партией.

Михаил Соколов: А вот ваша партия, ведь у вас там даже парторганизатор какой-то из Конгресса русских общин. И губернатора Зубова тоже поминают, что все-таки он человек системный, в том смысле, что связанный с властями. Да еще вы и Михаила Задорнова потеряли. Вот куда потерялся Михаил Задорнов?

Владимир Рыжков: Никуда он не потерялся. Он остается членом партии.

Михаил Соколов: Работая в госбанке? Он ведь из Думы собирался уйти?

Владимир Рыжков: Он продолжает быть членом партии, он продолжает участвовать в разработке программных документов. Вот буквально только что мы с ним встречались. Он переходит на работу в банк. Мы приветствуем это. Кстати говоря, это будет реализация нашей программы. Потому что это розничный банк, он будет вторым по величине в стране - ВТБ-24, он будет заниматься, в том числе, развитием...

Михаил Соколов: А можно не рекламировать? А то скажут, что у нас "джинса".

Владимир Рыжков: Я Задорнова рекламирую, а не банк. Он будет заниматься ипотекой, кстати, массовой ипотекой для граждан, потребительским кредитованием для граждан. Поэтому это вполне вписывается в нашу программу.

Михаил Соколов: Давайте мы Марию послушаем. Пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня один вопрос Владимиру. Вы очень хорошо говорите. И вот то, что вы говорите, мы слушаем. Вот источник власти - народ, избранники в Думу, они служат народу, это слуги народа. А на самом деле вот сейчас будут избираться...

Владимир Рыжков: По партиям.

Слушатель: Так вот, в ЛДПР у Жириновского помощник или заместитель - это его сын, который...

Владимир Рыжков: Даже лидер фракции. Игорь Лебедев.

Слушатель: Лебедев, да. Какой уж он такой политический деятель, или что конкретно... какой он политик, и может он создать конкретно... Вот у всех нас такое представление, что сейчас начинается уже борьба для того, чтобы пройти цивилизованно в Думу и прикрепиться к государственной кормушке, чтобы получать зарплату ежемесячную больше 100 рублей...

Михаил Соколов: 100 тысяч.

Слушатель: ... и все вот эти большие привилегии. А кто думает про народ?

Михаил Соколов: Вот кто думает про народ? Давайте мы ответим.

Владимир Рыжков: Правильный вопрос. Мы, кстати, голосовали против перехода на партийные выборы. И первое, что мы сделаем, если нас поддержат избиратели, - мы отменим выборы по партиям, отменим. Мы сделаем выборы по округам, чтобы люди могли выбирать конкретного депутата и с него спрашивать.

Вот я выбирался и по спискам, я выбирался дважды и по округу. И я могу сказать, что это совершенно разный статус. Списочник... Вот у нас есть одна депутатша в Алтае (я сам с Алтая) из "Единой России", так ее никто не знает - она там не появлялась вообще.

Михаил Соколов: А вот вам и говорят, что вы не хотите на Алтай возвращаться поэтому занялись политикой такой.

Владимир Рыжков: Я хочу возвращаться на Алтай. У меня украли округ. Если бы оставили округ в Барнауле, я готов был бы дать бой любому, кто бы там попытался мне бросить вызов. Но у меня украли мой округ. И у моих избирателей украли возможность избрать себе депутата.

Поэтому мы немедленно должны требовать отмены партийных выборов. Выборы должны быть только по округам. Люди должны иметь конкретного депутата.

Люди, кстати говоря, - и это есть в нашей программе, о которой мы говорили, - должны выбирать себе представителей в Совет Федерации, потому что там сейчас непонятно кто заседает. Надо вернуть немедленно выборы губернаторов, чтобы люди могли сами выбирать себе губернаторов в регионах. Поэтому звонившая совершенно права: выборы по партийным спискам в Государственную Думу приведут к тому, что появятся дети, родственники, спонсоры, места будут просто продаваться...

Михаил Соколов: А сейчас что, не продаются разве?

Владимир Рыжков: И сейчас продаются. Но сейчас хотя бы половина мест принадлежит тем, кто избран в округах. А на следующей Думе будет 100 процентов мест, принадлежащих тем, которые пройдут по партийным спискам.

Но я задаю встречный вопрос: а как изменить эту ситуацию, как ее отменить? Вот вы говорите: "вы там все хотите прорваться в Думу...". Да мы хотим пройти в Думу, чтобы изменить это положение. Потому что если мы не будем участвовать в выборах, никто не будет... пройдут только те, кто будет поддерживать статус-кво, будет поддерживать то, что есть. Как изменить ситуацию? Только пройдя в Думу, только получив там большинство и отменив эти антинародные, антидемократические правила, которые навязывает "Единая Россия" и навязывает сегодня Кремль.

Михаил Соколов: Давайте еще Анатолия Михайловича послушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот я к Владимиру обращаюсь с вопросом. Почему у вас настолько нереалистичная позиция?

Владимир Рыжков: В чем?

Слушатель: Вы же прекрасно понимаете, что... пусть вам не нравится население страны, но 70 процентов населения поддерживают президента, и будут голосовать за ту партию, которая хотя бы на словах его поддерживает.

Я голосовал всегда за СПС, кроме последних выборов. И говорю совершенно искренне, я перестал за них голосовать только потому, что я понял, и понял благодаря во многом Радио Свобода, кстати говоря, которое я постоянно слушаю, что это карманная партия "жуковской тусовки".

Что вы можете предложить нового? Кого вы представляете? Ваша бесконечно отрицательная позиция, ваша принципиальность, она вызывает даже улыбку. Явлинский уже говорит, что нет, не может быть никакой реальной политики сегодня.

Михаил Соколов: По-моему, про программу-то мы сегодня поговорили.

Владимир Рыжков: Я не знаю, мне кажется, что люди слышат не то, что мы говорим многие, а люди слышат то, что они слышат. Как раз мы говорим о позитиве, мы говорим о позитивной программе, мы говорим о переменах, а кто-то слышит только критику. Да, критика есть. А как не критиковать?! Если ты не критикуешь реальность, то как ты ее изменишь?..

То же самое по поводу нереалистичности позиций. Вы знаете, надо верить во что-то, чтобы что-то изменить. Понимаете? Вы можете называть это идеализмом, вы это можете называть утопией, а я это называю верой - верой в то, что Россия может быть нормальной страной. Сегодня, извините, ее опять загнали в стойло однопартийности и в стойло одновластия, единовластия. И опять какой-то царизм непонятный у нас возник. Вот куда нас загнали.

Если кому-то это нравится, то пусть они голосуют за "Единую Россию". Но, кстати, должен сказать для справедливости, что на последних региональных выборах (вот последние 19 региональных выборов) "Единая Россия" набирает 20-30 процентов, а другие партии оппозиционные в сумме набирают 50-60 процентов.

Михаил Соколов: Вас успехи коммунистов радуют?

Владимир Рыжков: Меня радуют успехи плюрализма. Меня радуют успехи разнообразия. Меня радует то, что избиратель начинает понимать, что нельзя одной партии давать всю власть в стране. У нас уже была одна партия, и мы ее не могли прокормить. Вот сейчас у нас еще одна партия появилась, которую мы никогда не прокормим. Потому что те хотя бы были коммунистами, а эти все, так сказать... как раз с Рублевского шоссе, из Жуковки все деятели. Поэтому эту партию точно нам никогда не прокормить.

Поэтому когда говорят "нереалистичная позиция, что вы сделаете..." - сделаем, уверяю вас, сделаем.

Святослав Насташевский: Вот про успехи коммунистов прозвучала фраза. Вы знаете, иногда смотришь заседание Государственной Думы, - и пример был - вчерашнее заседание Государственной Думы, - столько раз слово "демократия" звучало из уст коммунистов, и отстаивание принципов...

Михаил Соколов: Ну, это сегодня им выгодно.

Святослав Насташевский: Нет, это звучало не только вчера, это звучит на протяжении очень длительного времени. То есть они в некоторых своих ипостасях демократичнее, чем "Единая Россия".

Михаил Соколов: В оппозиции, это правда, они полезны.

Вот последний вопрос с пейджера. "Владимир, я готова поддержать и голосовать за вашу новую партию, но если будет старая система подсчета голосов, это все бесполезно", - пишет Валентина.

Владимир Рыжков: Нет-нет, Валентина. А вот давайте сделаем контроль. Даже этот ублюдочный закон (извините за это непарламентское выражение), который вчера проголосовала Государственная Дума, все-таки позволяет партиям, которые смогут продраться и зарегистрироваться, направить наблюдателей на каждый участок, в каждую территориальную комиссию, в каждую комиссию субъекта Федерации и в Центризбирком.

Поэтому наша задача, Валентина, и я надеюсь, с вашей помощью, максимально использовать возможности контроля над выборами. В том числе, если понадобится, мы и с коммунистами договор подпишем о том, что вместе будем контролировать. В конце концов, дело защиты ваших прав (я говорю о ваших правах) этого стоит.

XS
SM
MD
LG