Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заместитель председателя Государственной Думы России Сергей Бабурин


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[14-07-05]

Заместитель председателя Государственной Думы России Сергей Бабурин

Ведущий Владимир Бабурин

Владимир Бабурин: Сегодня в нашей студии заместитель председателя Государственной Думы России Сергей Бабурин.

Сергей Николаевич, в конце прошлого месяца вы стали главным героем новостей, когда 28 июня фракция "Родина" исключила вас из своих рядов. Сегодня в каком качестве вы пришли на передачу? Из фракции вы исключены, новая фракция в Думе зарегистрирована, но вы остались заместителем председателя Государственной Думы - от фракции Рогозина, от вашей новой фракции, или пока вы совмещаете запреда от двух фракций?

Сергей Бабурин: На сегодняшний день я выступаю в качестве руководителя фракции "Родина" - "Народная воля" - СЕПР. Эта фракция объединяет депутатов от двух из трех блокообразующих партий. И одновременно меня оставили на посту заместителя председателя Думы по той простой причине, что неясно, будет ли вообще рассмотрен вопрос о перераспределении пакетов. У нас есть виды на то, кого выдвинуть на пост заместителя председателя Государственной Думы. Мы планировали это сделать на случай своевременной регистрации фракции еще сейчас, в весеннюю сессию, но это было отвергнуто советом Думы, и будем решать осенью. И вопрос о запредах от той фракции и от другой будет решаться, я думаю, осенью.

Владимир Бабурин: Много "добрых" слов в ваш адрес сказал господин Рогозин до вашего исключения, во время и после вашего исключения. Например, один из таких тезисов, Рогозин напомнил знаменитое письмо по поводу запрета еврейских организаций и сказал: "Ну, вот, зато теперь Бабурин всех антисемитов забрал к себе". Это правда?

Сергей Бабурин: Я, честно скажу, не хотел бы комментировать Дмитрия Олеговича Рогозина, потому что тогда делами некогда будет заниматься. Что касается истории с этим дурацким письмом, то любой интересующийся пусть возьмет список и посмотрит, кто и где. Могу только сказать, что ни одного автора этого письма в нашей фракции нет.

Я не говорю о тех, кто подписал. Потому что есть несколько человек, которые подписывали это письмо, в том числе и не только из моей сегодняшней фракции, но и из фракции КПРФ, не читая. И люди, которые письмо подготовили ввели их в заблуждение о содержании. Кстати говоря, самое примечательное, что авторы первыми отозвали потом своим подписи, не поставив в известность об этом лиц, которые подписали письмо по их просьбе. И как они сегодня себя чувствуют у Дмитрия Олеговича Рогозина - Бог им судья, конечно.

Владимир Бабурин: Я знаю, собственно, от вас, потому что после вашего исключения из фракции вы участвовали в эфире нашей программы (к сожалению, несколько скомканный получился разговор, вы участвовали по телефону), что одним из камней преткновения стало отношение членов фракции "Родина" к нынешним событиям на Украине. Вы попеняли господину Рогозину, что он теперь устанавливает связи с нынешней российской властью:

Сергей Бабурин: Украинской.

Владимир Бабурин: : украинской властью со стороны нынешнего украинского президента. Фразу, которая очень мне понравилась, вы сказали: "Станет понятно, кто становится "рыжим", а кто выполняет обязательства блока перед избирателями". "Рыжим" - это, видимо, оранжевым.

Сергей Бабурин: Да, я совершенно не имел в виду никого из РАО ЕЭС.

Владимир Бабурин: Как мне кажется, вы человек, который исповедует вполне понятные имперские принципы. Может быть, не так уж и не прав господин Рогозин? Украина - это ближайший сосед России, как принято говорить, стратегический партнер. Ну, пришли к власти те, кто пришли к власти, они будут там минимум четыре года, и поэтому вполне резонно устанавливать с ними какие-то связи, а не поддерживать оппозицию.

Сергей Бабурин: Я думаю, что пусть партия "Родина", как себя сегодня называет партия Рогозина, сама решает, с кем дружить. Но они не должны были делать это якобы от избирательного блока. Ведь у нас было две основные претензии, точнее две главные причины вызвали кризис в отношениях не между мной и Рогозиным, а между нашей частью блока и теми, кто сгруппировался вокруг Дмитрия Олеговича. Это политическая переориентация партии "Родина" на "оранжевую" революцию, и они почему-то стесняются говорить о том, что их поддерживают средства массовой информации, ориентированные на "лондонского сидельца". Может быть, они просто искренне их поддерживают, ради бога, я же не говорю больше. Я, как юрист, не говорю то, чего не могу доказать, гаданиями не занимаюсь.

И второе - изначально мы выступали с тем, что есть обязательства, которые блок взял на себя в целом, но более года работа блока, его высшего совета была парализована по вине Рогозина и Скокова, как сопредседателей. Мы с Глазьевым не могли собрать высший совет даже, чтобы выдвинуть кандидатов от блока "Родина" на выборах любого уровня. В это время партия "Родина" под этим флагом выдвигала своих партийных кандидатов. Это не могло продолжать бесконечно. Так что здесь кризис был неизбежным, и, я думаю, он вызвал на самом деле облегчение среди патриотических сил России, потому что он, по крайней мере, ясно и четко обозначил, кто есть кто.

Владимир Бабурин: Если возвращаться опять все-таки к российско-украинским отношениям и изменению позиций:

Сергей Бабурин: Я прошу прощения, действительно, хочу, продолжая ответ на ваш вопрос, сказать, что нужно работать с любой официальной властью в любой соседней стране - и для этого есть органы государства. А у политических партий есть партнеры - политические партии в других странах. И для нас такими партнерами на Украине всегда были и остаются Прогрессивная Социалистическая партия Украины, которую возглавляет Наталья Ветренко, Державная партия Васильева, Славянский блок, Русский блок, крымские общественные объединения, то есть Восточная и Южная Украина. И заигрывания Рогозина с западниками, конечно, вызвали совершенный кризис понимания, что творится в "Родине", как фракции, в Москве. Вот это для нас тоже было недопустимо.

Владимир Бабурин: У нас звонок из Новочеркасска. Борис Павлович, добрый день.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос к Бабурину. Я думаю, что отношение Рогозина к Украине чисто конъюнктурное. А вот другие принципиальные какие-то разногласия с рогозинским крылом партии у вас есть? Ведь в программе Познера в свое время вы довольно тепло выразились о Сталине, у Рогозина в партии Варенников тоже:

Сергей Бабурин: Варенников - не член партии Рогозина. Почему Рогозин и боится перерегистрации своей фракции - у него от сегодняшних 32 человек может остаться меньше половины, которые связывают себя с партией "Родина". Что Варенников, что многие другие не являются членами его партии.

Слушатель: Так какова принципиальная разница между вами и его крылом?

Сергей Бабурин: Вы знаете, если бы у нас были непреодолимые политические разногласия, мы бы не создавали блок "Родина". По наиболее важным вопросам, особенно в период выборов, мы не видели этих разногласий. И для Социалистической единой партии России (СЕПР), и для "Народной воли" нашей, и для партии "Родина" идеи патриотического возрождения, идеи борьбы против бедности - это стратегические вопросы, где, надеюсь, мы будем находить общий язык и впредь.

Владимир Бабурин: Из Санкт-Петербурга следующий звонок у нас. Сергей, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Господин Бабурин, вы знаете, я в начале 90-х делал снимок ваш, потом этот снимок тиражировался где-то в газетах, я его автор, он такой очень эффектный - вы настоящий патриот. И меня очень волнует вот такой вопрос. Вы поддерживаете русскоязычное население черт знает где - в Прибалтике, например, где они живут в 1,5, в 3 раза лучше нас. А как быть с нашим населением, вот здесь, у нас? Я живу в одноэтажной коттеджной постройке, у меня соседи - я уже учу и узбекский, еще некоторыми языками владею. Вот вы там их поддерживаете, а они там прекрасно живут, а здесь - несчастные пенсионеры (у меня помойка - 300 метров) по помойкам роются. Как быть здесь-то им?

Сергей Бабурин: Спасибо за вопрос, хотя для меня странно слышать о том, что русское население в Прибалтике живет прекрасно. Но вы правы, и наша позиция заключается прежде всего в защите и гарантиях прежде всего для жителей России, особенно центральной части, которая наиболее обезлюдела за XX век, когда людей война унесла, всякие мобилизации, призыва, партийные или комсомольские. Вот эта часть сегодня нуждается в демографическом возрождении, как никакая.

Чем мы занимаемся? У нас есть экономические, политические программы по возвращению России к ее истокам, по возрождению духовности, экономики. Экономика должна строиться не на компрадорском диктате, а на ценностях, связанных и с отношением к земле, и с отношением к собственности. Мы должны социально защищать людей, но мы должны и четко сказать, что отношение к собственности должно быть стабильным. Нельзя менять правила игры - дескать, там мы правила отменили, все приватизировали, а сейчас давайте мы будем незыблемо их соблюдать. Нет, давайте мы посмотрим, как бандитски поступили в прошлый раз. И здесь искать политическую золотую середину просто необходимо. Поэтому мы четко определяем свою позицию как защитников обездоленных - в этом смысл партии национального возрождения "Народная воля".

Ради этого, кстати, та "Народная воля" XIX века возникала. Не надо сводить все к терроризму. Террористами они стали, когда был обрушен террор против них за хождение в народ, за стремление тогда даже к русскому социализму, как они провозглашали вслед за Герценом. А мы сегодня говорим о бережном отношении к эпохе XX века, аккуратное, трепетное даже, я бы сказал, отношение к старшим поколениям, к их опыту и к их жизненному подвигу, но реформирование не в стиле сегодняшних псевдолибералов.

Вот кто сказал, что у нас либеральное правительство? Это иллюзия, что они либералы. Они - затаившиеся большевики, которые в худшем своем варианте экспериментируют над страной. Поэтому мы требуем отставки правительства. Да, товарищ Фрадков и иже с ним, на наш взгляд, неверно все делают. Почему я вхожу в Народное правительство, созданное представителями разных партий, которое возглавляет Геннадий Семигин? Потому что сегодня это народное правительство предлагает более четкие, более конкретные решения, чем правительство настоящее, чем то, которое правит страной. Вот такова наша позиция и такова наша работа по защите жителей Российской Федерации. Но это не перечеркивает нашу защиту соотечественников в дальнем зарубежье. Я считал и считаю нашу родину:

Владимир Бабурин: Как, и в дальнем тоже или в ближнем все-таки?

Сергей Бабурин: И в дальнем, и в ближнем. Потому что здесь, когда пытаются избавиться от термина "ближнее":

Владимир Бабурин: То есть вы что, будете бороться за права русских на Брайтон-бич?

Сергей Бабурин: За права русских везде. Почему нормально, когда американцы поворачивают авианосец в сторону Ближнего Востока, когда у них пропадает повар, ушедший на дневную прогулку по городу, в каком-то порту, а когда Россия начинает своих граждан защищать в Латинской Америке, все делают удивленные глаза? Вот сейчас в Молдове арестовали двух международных наблюдателей, приехавших для наблюдения во время выборов мэра.

Владимир Бабурин: А до этого - еще помощника Чубайса.

Сергей Бабурин: Нет, просто то, что творит якобы коммунистический режим в Молдове, это русофобская деятельность, это откровенная попытка оторвать сросшиеся исторически части нашего единого отечества куда-то в Румынию. Пусть сейчас затянувшаяся попытка, но она же не закончилась. Вот Владимир Лебедкин, один из этих двоих арестованных, - это мой помощник. И мы будем делать все, чтобы справедливость восторжествовала. Мы будем добиваться честных выборов в России и в любой другой стране мира.

Владимир Бабурин: Когда вы говорили о приватизации, сказали, что нужно найти какую-то золотую середину. В данной ситуации в чем может быть золотая середина? Что, надо посадить на скамью подсудимых, вслед за Ходорковским, всех остальных олигархов, которые точно таким же способом набрали себе собственность, как и господин Ходорковский, либо, наоборот, выпустить Ходорковского?

Сергей Бабурин: Есть третий вариант, кроме тех, которые вы перечислили.

Владимир Бабурин: И это и есть золотая середина?

Сергей Бабурин: Что безоговорочно, я считаю, нужно сделать, - посадить тех, кто продал олигархам в нарушение закона собственность, тех, кто осуществили преступления, злоупотребив должностным положением. А дальше - разбираться, потому что крайностей, начиная от полной отмены итогов приватизации и заканчивая полной неприкосновенности итогов приватизации, не должно быть. Мы должна проанализировать и сказать:

Владимир Бабурин: То, о чем вы сейчас сказали, - это, значит, должен быть отменен указ номер 1, подписанный президентом Путиным о неприкосновенности президента Ельцина. Вы на это намекаете?

Сергей Бабурин: Вы знаете, здесь, кроме этого указа, есть, к сожалению, принятый еще прошлой Государственной Думой закон на основе этого указа. И я считаю, что Путин как гражданин поступил, наверное, очень ответственно и выполнил свои обязательства перед предшественником, который привел его к власти, но для этого есть общественное мнение, которое должно поправить российского президента. Все будет решать парламентское большинство, не на референдум же выносить эти вопросы.

Владимир Бабурин: Еще один звонок у нас, от Николая из Подмосковья. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей Николаевич, у меня даже не реплика и не вопрос, а крик души от имени тружеников тыла. Почему их незаслуженно забыли вообще, они получают копейки - 2400, 2500, 2600? Правда ли, что я слышал, что осенью будут ставить вопрос об их переводе на федеральный уровень? Ведь если вы поднимете этот вопрос, вы знаете, сколько за вас будет людей голосовать?

Сергей Бабурин: Спасибо за ваш очень серьезный вопрос. Вы знаете, буквально вчера я находился вместе с группой коллег в Петербурге, у нас была серьезная встреча с губернатором Петербурга Валентиной Ивановной Матвиенко, и я был сердечно просто удовлетворен, что она безоговорочно тоже поддерживает нашу позицию о том, что тружеников тыла необходимо приравнять и к блокадникам, и к участникам войны. Потому что не так много, во-первых, осталось тех, кто победил гитлеровцев, и те, кто трудился в тылу днем и ночью, конечно, мы не говорим, что они фронтовики, но мы говорим, что они - герои великой войны. И, конечно, их социальная защита, их обеспечение должно быть заботой только федерального уровня.

Вот в чем порочность 122-го закона, одного из самых, я считаю, провальных для нынешнего российского правительства? В том, что государственные обязанности были сброшены на регионы. А именно государство, общество в целом отвечает за заботу о жертвах политических репрессий, о тружениках тыла, о матерях, которые рожают детей. Ну, детские события - это не предмет той или другой деревни, это сегодня общегосударственная проблема. Нам нужно рожать, нам нужно демографически выбираться из ямы, иначе действительно через 1-2 поколения будет не проблема восточных рабочих, находящихся незаконно в Москве, а проблема оставшихся славян, которые где-то в Москве еще ютятся. У нас страна уже будет говорить по-китайски или еще как-либо еще, если мы не поймем, что сегодня речь идет о выживании нации.

Владимир Бабурин: Знаете, меня поразил цинизм Государственной Думы, когда принимался Закон о статусе Героев Советского Союза. Были в этой студии люди, которые сейчас голодают, Герой Советского Союза Бурков и Герой Российской Федерации Кирюшин. На вашем месте сидел господин Бурков, и я ему задал только один вопрос, на который он с трудом мог, конечно, ответить, что героев Социалистического труда вообще вычеркнули, потому что делавший доклад представитель "Единой России", что звание больше не присваивается, не присваивается уже довольно давно, и в переводе с депутатского на русский это звучало так: ну, они перемрут скоро все - и нечего голову себе забивать.

Сергей Бабурин: Вы знаете, ситуация несколько иная. И споры, которые здесь были, они, с одной стороны, были о частностях, но ведь именно в частностях, в деталях иногда и кроется суть проблемы. Я знаю этот конфликт между группой Варенникова, группой Буркова, и я очень сожалею, что этот вопрос расколол ветеранское движение героев, той элиты, по которой мы делали и будем делать жизнь. Это действительно герои нашей страны. Я лично остаюсь сторонником того, что нам нужно было принять закон о Героях Советского Союза, отделив от этого Героев Российской Федерации, как бы подведя черту. Конечно, это тоже разные герои, потому что тот же господин Бурков получил Героя Советского Союза за август 1991 года или в увязке с этим. Для меня события 1991 года совершенно не героические, даже те три парня, которые трагически погибли под колесами бронетранспортера.

Владимир Бабурин: И все-таки Героя он получил за Афганистан.

Сергей Бабурин: Я за то, чтобы мы здесь решили проблему так.

Владимир Бабурин: Сергей Николаевич, я не думаю, что сейчас надо обсуждать тему раскола в ветеранском движении, я только на одну вещь хочу обратить внимание. Вот час эфира была у Героев на Радио Свобода, пригласило их "Эхо Москвы", накануне еще маленький сюжетик прошел по НТВ, в новостях в 16 часов, а в праймтайм - уже всего. Голодают Герои Советского Союза, голодают Герои России, известные люди - российские средства массовой информации этого не замечают, как будто вообще ничего не происходит.

Сергей Бабурин: А в чем причина голодовки, может быть, вы мне объясните? Потому что я достаточно невнятно слышал эти объяснения от участников или сторонников этой голодовки. Я в данном случае не являюсь заинтересованной стороной, потому что я - при всем уважении к той или другой геройской стороне - подчеркивал и подчеркиваю, что для нас Герои социалистического труда - это такие же образцы для подражания, как Герои Советского Союза, и умалять подвиг тружеников мирных нельзя. Поэтому у нас существует законодательство, которое поддерживает Героев социалистического труда. Когда возник спор о том, нужно ли компенсацию Героям делать 10 тысяч рублей или 20 тысяч, а Дума потом подняла, под давлением лобби, до 25 тысяч, я вообще был противником того, чтобы уважение переводили в рубли, потому что бесплатный проезд и многие права невозможно компенсировать просто деньгами.

С другой стороны, ответьте мне на вопрос: зачем порождать - и ради этого голодать - пропасть между фронтовиком, у которого несколько орденов, героем действительно, у которого орденами доказаны подвиги, и человеком, имеющим звание Героя? У фронтовиков с пятью, шестью, семью орденами за фронт будет компенсация 2 тысячи рублей, а у Героя будет 25 тысяч рублей - тоже возникает вопрос, разве это справедливо?

Владимир Бабурин: Они, во-первых, не ставят финансовые проблемы во главу угла. Главное - это не компенсация. Главная проблема - что в стране больше не существует уважение к статусу Героя, это номер один. Но даже не это важно. Вот я хочу сказать такую вещь:

Сергей Бабурин: Не голодовками решаются эти проблемы.

Владимир Бабурин: Согласен, но голодовка уже случилась. Не важно, по какой причине, но голодают Герои Советского Союза, Герои России, известные люди, космонавты - и средства массовой информации этого не замечают. Не просто так, не по своей воле. Вы согласны, что это неправильно?

Сергей Бабурин: Точно так же, как в ваших передачах только на этом и будет сосредоточено внимание. Поэтому все или многое зависит от того, кто жаждет, чтобы корабль шатался, а кто жаждет, чтобы он плыл. Поэтому я в данном случае, как бы вы меня ни толкали на то, чтобы пустить слезу - не пущу слезу, потому что я не могу понять этой голодовки. Если кто-то недоволен - вперед, вот правительство, вот президент, вот Дума.

Владимир Бабурин: Не принимают.

Сергей Бабурин: Не нравится вам их работа - сносите к чертовой бабушке, чтобы не было этих депутатов, чтобы не было этого правительства. Это какой-то национальный характер у нас дурной иногда, потому что когда в проклятой буржуазной Франции за 0,2 процента надбавки к зарплате 100 тысяч государственных служащих, которым запрещены демонстрации, выходят на эту демонстрацию и добиваются повышения свой зарплаты, у нас Герои Советского Союза объявляют голодовку и ложатся помирать. Это что, форма протеста? Это бред, а не протест! Это просто недопустимая вещь во всех отношениях. Я не могу этого поддержать, потому что сопротивляться злу надо силой, а не демонстрацией бессилия.

Владимир Бабурин: Интересная позиция. Звонок из Москвы. Теймураз Александрович, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Вопрос к господину Бабурину. Только что он сказал, что надо действовать силой, а не бессилием. Когда люди выходят на улицы, их разгоняют - и это бывает. Мы сегодня наглядный пример увидели, что люди вышли - и их схватили, это раз. Скажите мне, пожалуйста, только честно, вам Кремль сейчас помогает по поводу того, что вы стали сейчас "Родиной"? Вы можете сказать честно "да" или "нет". Во-вторых, неужели уроки вас ничему не учат, что в свое время использовали Глазьева, использовал Рогозин, а потом использовали самого Рогозина, а теперь использовали вас? И последнее, скажите, пожалуйста, в нашей стране президент Путин отвечает вообще хоть за что-нибудь. То, что Фрадкова снимут (как вы говорите, вы против Фрадкова) - ну, как разница, поставят другого Фрадкова. Путин за что-нибудь отвечает в нашей стране? Ответьте мне честно.

Сергей Бабурин: Спасибо, постараюсь. Первое, когда людей разгоняют - вот тут люди уже должны решать: либо они такие пугливые и больше носа не высунут, даже для защиты правды; либо они должны идти еще раз и еще и не бояться, что их будут разгонять. Вы знаете, когда меня впервые шугали, начинали толкать щитами, дубинками - это было начало 1992 года, это было 23 февраля, первая демонстрация, которую разгромила демократическая власть России, первая демонстрация в Москве такая была. И, тем не менее, мы пошли на следующую демонстрацию, а на демонстрации 9 мая 1993 года было уже сотни тысяч людей, и мы показали, что мы не боимся дубинок. И то, что сегодня у нас есть все же определенные элементы демократии, не больше, - это заслуга тех, кто сопротивлялся ельцинской банде.

Что касается вашего вопроса о поддержке Кремля, кого, кто и как использовал, вы знаете, мои политические взгляды сложились давно, и если сегодня я не говорю (в отличие от прошлого "царствования"), что я принципиальный противник президента, я говорю, что я за стабильность в стране. То, что делает Путин неправильно, я буду осуждать, и осуждаю, а то, что он делает правильно, я поддерживал и буду поддерживать. Я считаю, что у него стратегический огромный успех по выстраиванию нашего партнерства с Китаем, что позволяет нам сегодня совершенно на другом уровне работать в отношениях с США и их западными сателлитами, европейскими. В то же время то, что Путин не избавился до сих пор от многого из наследия своего предшественника, что он пошел с чьей-то подачи на закрытие наших военных баз на Кубе, во Вьетнаме, на то, что американцы имеют военные базы на территории прежнего Советского Союза, - это вещи недопустимые, и с этим надо бороться, это надо исправлять.

Поэтому я не за то, чтобы сменили на нового Фрадкова, но я вашу логику не поддержу в том плане, что давайте мы покончим в главой государства, не глядя ни на кого больше. Вот эту логику проповедовали разрушители российской державности в феврале 1917 года, они угробили государя, слабого, бестолкового, который пошел на поводу у либералов, но что мы с вами получили?

Владимир Бабурин: Сергей Николаевич, а до этого "народовольцы" угробили государя, который дал свободу.

Сергей Бабурин: А кто говорит, что "народовольцы" во всем правы? Точно также, когда сегодня говорят, что взрыв - это акт терроризма, а как быть со взрывами в Ираке? Вот я не могу принять тех, кто сопротивляется американской оккупации, за террористов, но я не могу принять и их действия, когда гибнут мирные люди. В чем трагизм ситуации? В том, что здесь смешивается политика, мораль и многое другое.

И был еще один вопрос, вы меня немножко переключили на другую проблематику.

Владимир Бабурин: Как раз последний вопрос был о Путине, и вы на него ответили. Вы знаете, я интересную штуку заметил, приходят сюда разные люди, и представленные в парламенте политики, и не представленные в парламенте политики, - и все, кроме "Единой Росси", самые главные обвинения выдвигают против своих союзников и оппонентов: "Яблоко" - про СПС, СПС - про "Яблоко", Рогозин - про вас (самое главное обвинение - "он в Кремль бегает").

Сергей Бабурин: Вы знаете, я тоже не могу этого понять. Достаточно вышла ехидная статья, которая в "Независимой" была, по поводу наших отношений с Рогозиным и, дескать, Кремля. Я, конечно, в отличие от Рогозина, не имел вообще встреч с президентом, и не имею, торных троп туда не топтал в эти годы. Но я не собираюсь отнекиваться, если меня приглашают, я там бываю. То, что Дмитрий Олегович оконфузился, когда во время совещания совета Думы о нашей фракции вдруг, как официально было сообщено Грызловым, оказался на совещании в Кремле, - это, действительно, случайный конфуз. На другое утро я уже почувствовал результаты этого совещания, когда меня пригласили и стали выкручивать руки: давайте не будем трогать, переименовывать фракцию Рогозина, давайте не будем заставлять писать депутатов заявления, потому что ему это обещали. Я говорю: "Меня не интересуют эти обещания! Есть требования закона, есть требования регламента".

Я понимаю, он боится перерегистрации, но, в конце концов, Бог судья каждому, кто пойдет с ним в это "оранжевое" болото. Я даже говорил, что я буду биться с моими партнерами из СЕПРа за то, чтобы блок созвал конференцию, чтобы конференция рассмотрела поведение партии "Родина" по разрушению блока. Если Рогозин сегодня везде и всем говорит, что блок уже умер, только его партия жива, - это неправда. Наша работа по объединению будет продолжаться, мы будем стремиться к объединению национально-патриотических сил. Собрался он в социнтерн - флаг ему в руки, вперед, но мы не будем допускать противостояние между левыми и патриотическим силами, мы будем называть оппортунистов оппортунистами, героев героями и будем делать свое дело. Потому что пока проблема защиты страны и ее возрождения не решена, работы еще выше крыши.

Владимир Бабурин: У нас звонок из Москвы. Юрий, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте, господа. У меня вопрос к господину Бабурину. Допустим, то, что вы присвоили себе монополию определять, кто там герой, кто не герой, кто патриот, кто не патриот, - пусть. Скажите мне, почему все ваши люди с левого фланга упорно говорят о нищете, боремся с нищетой, но почему никто не скажет, что в социальном государстве, о котором вы печетесь, экономика всегда очень сильная и экономика богатая? Все государства, у которых социальные дела, у всех экономика богатая. Экономика - это прежде всего конкуренция, частная собственность, в том числе на землю, соблюдение законов и минимальная коррупция. Почему частная собственность на землю? Потому что она дает не просто какое-то богатство, а она создает менталитет, она создает внутреннее состояние, появляется хозяин. Может быть, я не прав?

Сергей Бабурин: Спасибо большое. Вы не правы только в одном, что упрекаете меня в попытке что-то монополизировать. Во всем остальном вы совершенно правы, потому что вы изложили в том, что вы сказали, и мою точку зрения. Я готов подписаться под всем, что вы сказали, и для нас богатая экономика - это прежде всего гарантии частной собственности и неизменность правил игры, законов, по которым развивается экономика. Развитие этих законов, но не передергивание, когда сегодня какая-то территория, как это было в 1991 году, объявляется свободной экономической зоной, а завтра, в 1992 году, постановлением правительства свободные экономические зоны ликвидируются, а всем, кто вложил туда деньги, предлагается выплатить невыплаченные налоги за предыдущий год в полном объеме. И я видел вот эти гостиницы китайские, недостроенные, которые в Находке сегодня являются руинами, я видел последствия действий Гайдара в других местах.

А что касается монополий, я могу честно сказать, я требую для себя монополии только в одном - подчеркиваю - в моем праве излагать мою точку зрения. Вот не надо за меня ее излагать, диктовать. Я этого не позволю никому - ни президенту, ни парламентскому большинству, ни лидерам оппозиции, ни лидерам чего-то там еще. Потому что это моя точка зрения, она выстроена моей жизнью, всем, что мне мои наставники, мои родители привили. И в этом отношении в 1990 году нашими голосами, голосами депутатов фракции "Россия" в Верховном совете РСФСР, на съезде, была принята поправка в Конституцию о частной собственности - к сведению уважаемого радиослушателя. Без нас "Демократическая Россия" ничего не могла бы сделать. И когда "Демократическая Россия", коммунисты России препирались, мы тогда им объясняли, чтобы он перестали спорить о капитализме и социализме. Речь идет о стране, о державе, о народе - эта позиция у нас неизменна.

И сегодня вы зря меня относите к левым. Вот коллеги-журналисты - мой, очевидно, очень дальний родственник в каких-то там поколениях, который ведет эту передачу, не даст соврать, - журналисты путались, куда же Бабурина классифицировать. С одной стороны, он как бы левый, потом что он о социальной справедливости любит говорить, с другой стороны, он как бы правый - не зря же к нему Ле Пен в гости приезжает. Так вот, не надо меня раскладывать по полочкам и ячеечкам.

Владимир Бабурин: А у Ле Пена, кстати, во Франции те же проблемы - он по программам совершенно социалист, вроде как левый.

Сергей Бабурин: Конечно! Почему мы и гордимся тем, что есть такие политики, как Ле Пен, которые нанесли удар по этой Евроконституции, которую иначе как американским протекторатом над Европой нельзя назвать, - потому что нужна интеграция и для Европы, и для бывшего Советского Союза, но она должна учитывать национальную культуру, традиции, историю, которая была в прошлом.

Владимир Бабурин: Вы ответили на вопрос слушателя из Германии Игоря Михайловича, "Вы приглашали из Франции откровенного националиста Ле Пена, прокатили его по стране, целовались с ним. Разделяете ли вы его взгляды?" Понятно, что во многом разделяете.

Сергей Бабурин: Только давайте мы скажем, что националист в смысле Ле Пена - это гордость любой нации. И это не этнический признак, я еще раз подчеркиваю. Для нас, например, выдающимися русскими поэтами являются Александр Пушкин и Осип Мандельштам, Пастернак и Лермонтов. И в этом отношении, когда мне начинают прививать какие-то этнические подходы, так делают люди, которые либо не понимают, что такое русская цивилизация, либо намерены изначально ее взорвать и дискредитировать.

Владимир Бабурин: А я вам задавал по этому поводу вопрос - почему вы возглавляли в свое время Российский общенародный союз и почему вы не назвали его русским?

Сергей Бабурин: А я отвечал: потому что русское государство сменилось российским с момента, когда территориально государство приросло Литвой, Белоруссией и в этот момент просто терминологически стало по-другому звучать. Причем, я думаю, все ваши партнеры говорят Русь, и до сих пор на Западу слова "русское" и "российское" звучат как синонимы.

Владимир Бабурин: Абсолютные причем синонимы. Любого выходца из бывшего Советского Союза, будь то хоть узбек, хоть татарин, хоть еврей, будут называть русским.

Сергей Бабурин: Точно так же ведь с точки зрения здравого смысла не надо плодить вот этот бредовые термин - россияне. У нас всегда говорилось "русские", и это относилось к великороссам (забытый, согласитесь, сегодня термин - великороссы), это относилось к украинцам, к белорусам. Русский - это цивилизационное понятие. А нам сегодня пытаются, вслед за советским человеком или за советским народом, россиянство привить какое-то. Мы - принадлежность русской культуры и русской цивилизации, и не надо нам этого бояться, ни интеллигентам, ни работящим мужикам.

Владимир Бабурин: Но, к сожалению, это во многом филологическая проблема. Вот американцам: да бог с ними, с американцами, даже бельгийцам проще - у них тоже не все так просто между собой:

Сергей Бабурин: У них там гораздо хуже, чем у нас.

Владимир Бабурин: Тем не менее, и франкофон - бельгиец, и фламандец - бельгиец. А бельгиец, который просто бельгиец (как русский - русский), - такого не бывает.

Сергей Бабурин: Поэтому мы говорим, что русский русский - это как раз бывает, потому что русский - это православие и русский язык - вот две основные, исходные позиции. Человек не православный не поймет до конца русскую культуру - вот я рискнул бы быть в этом категоричен.

Владимир Бабурин: Здесь я с вами не соглашусь. Вот я агностик, и я думаю, что я все-таки понимаю. Из Воркуты у нас звонок. Александр Анатольевич, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос к Сергею Бабурину. Может быть, вы помните, перед выборами в Государственную Думу были теледебаты. Это были одни из последних теледебатов, были там 3 человека: от СПС - Немцов, от коммунистов - Зюганов, а от "Родины" тогдашней кто - точно не помню. Был задан вопрос - как присутствующие относятся к скинхедам? Немцов сказал, что здесь должен разбираться Уголовный кодекс, и политики здесь никакой нет. А двое других сказали, что нужно поддерживать русский народ. Вот я хочу сказать, что скинхеды уничтожают, между прочим, студентов из того же Китая или из Узбекистана - и это уже просто антигосударственная политика. Эти люди потом "рукой Москвы", в конце концов, будут в далеких странах. Скажите, пожалуйста, государственный ли это подход - хорошо относиться к скинхедам?

Сергей Бабурин: Государственным подходом может быть только безоговорочное обеспечение общественного порядка и равно достойное отношение между людьми любых этнических корней. Вот это государственный подход. И очень жаль, когда создаются какие-то ситуации, заведомо провокационные. Я смею утверждать, что я не верю в случайность погромов представителей Кавказа на наших рынках в минувшие 2-3 года. Потому что когда погромы ларьков осуществлялись хорошо стриженными молодыми мужиками в возрасте 25-30 лет, а за нами шла толпа молодежи 12-15 лет, и потом вот эти великорослые провокаторы исчезали, а вместо них задерживались вот эти пацаны или девчонки, у которых еще мозги до конца не сформировались, - вот это, я считаю, провокация. А с чьей стороны - я бы очень хотел, чтобы общество узнало.

И вообще, у нас за минувшие 15 лет проделана колоссальная работа по социальной дестабилизации, по тому, чтобы гражданский конфликт стал реальностью, чтобы, действительно, поссорить власть и большинство населения, поссорить сегодняшнего президента Путина через все эти законы, которые протащены минувшие 2-3 года, со всеми слоями населения, начиная с ветеранов, пенсионеров, чернобыльцев и так далее. Почему Путин этого не видит - для меня загадка. Ну не слепой же он, в конце концов. Почему он молчит? Он что, считает, что сможет в последний момент подавить "оранжевую" революцию? Не сможет, если эти ростки будут процветать беспрепятственно. И в этом отношении я согласен с вашей обеспокоенностью.

Но я категорически против потворствования произволу со стороны незаконных мигрантов. Вот когда недавно вся Россия обсуждал вопрос - нормальна ли ситуация, когда 12-летняя девочка в Москве рожает от 20 или 25-летнего работника из Таджикистана, нормально ли, когда, чтобы избежать уголовной ответственности, их тащат сразу в мечеть и говорят, что мулла, дескать, их обвенчал, и это все естественно, - я говорил и говорю, что если бы этот парнишка так поступил у себя на родине, в Таджикистане, его бы просто убили как человека, который растлил малолетнюю. А нам пытаются сказать, что это нормально!

Вот поэтому я за то, чтобы коллективно предотвращать развитие межэтнических конфликтов. Но это можно сделать, только бережно относясь к русской культуре и борясь с русофобией, которая порой официально, по телевидению в тех или других передачах культивируется.

Владимир Бабурин: И последний вопрос с пейджера, Татьяна Львовна пишет: "Два года томятся наши моряки в Нигерии. Что лично вы сделали, чтобы вызволить их из беды?"

Сергей Бабурин: Лично я вместе с другими депутатами официально и неофициально поддерживаем действия Министерства иностранных дел по решению этой проблемы, в том числе обращаясь к нашим коллегам-парламентариям из других стран, в том числе из парламентов африканских государств. Все остальное может делать только президент, который может туда направить эскадру или еще что-то сделать. И я надеюсь, что для наших российско-нигерийских связей выводы из этой истории будут сделаны, потому что на любые действия, враждебные России, должны быть адекватные ответы.

Владимир Бабурин: Вам не кажется, что единственный способ их спасти - только выкупить их в данной ситуации? Иначе просто погибнут люди.

Сергей Бабурин: Я не исключаю, что это нужно делать. Но самое главное - нельзя, действительно, сидеть сложа руки. И если те люди, которым это поручено президентом, главой правительства, не справляются с этой задачей в короткое время, нужно просто немедленно менять этих людей, потому что проблема есть, задача поставлена, она не решена. Если кто-то с этим не справился, давайте ставить на решение этой задачи тех, кто справится. Вот если бы такая реакция была у президента после трагедии в Беслане, после многих других событий, все было бы правильно.

Владимир Бабурин: Спасибо.

XS
SM
MD
LG