Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первый заместитель председателя Госдумы России Любовь Слиска


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[15-07-05]

Первый заместитель председателя Госдумы России Любовь Слиска

Ведущий Виталий Портников

Виталий Портников: В нашей студии сегодня - первый заместитель председателя Государственной Думы Федерального Собрания России Любовь Слиска.

И я хотел бы начать с того, что меня заинтересовало в последние собственно дни вашей деятельности, Любовь Константиновна. Вы выступили, когда были на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы, - и это достаточно широко обсуждавшаяся тема, - с достаточно жестким заявлением в адрес Грузии. У вас была полемика с госпожой Бурджанадзе. Меня в данном случае интересует даже не Грузия, а вот то, что у вас там было какое-то раздраженное настроение. Что-то изменилось в отношении к России во время этой сессии ПАСЕ? Или, может быть, бывшие советские республики как-то по-другому себя ведут, чем вели раньше?

Любовь Слиска: Ну, в основном, конечно, я бы отметила "активность", прежде всего, ненужную "активность" Украины, Молдовы и Грузии. А остальные наши коллеги по Парламентской Ассамблее ОБСЕ вели себя достаточно прилично. Как всегда, мы с ними вели контакт, диалоги. А вот эти три государства постоянно пытаются обвинить Россию во всех своих грехах.

Украина, видимо, чтобы сейчас показать, как демократично развивается общество после "оранжевой" революции, делегация Украины пригласила следующую Парламентскую Ассамблею ОБСЕ провести в Киеве, так как считают, что нужно плоды "оранжевой" революции обязательно зафиксировать на таком высоком уровне.

А грузинская делегация сейчас, несмотря на то, что достигнуты договоренности о выводе российских военных баз, тем не менее, считает виновной во всех грехах, и в том, что с Абхазией и Южной Осетией они не могут столько лет разрешить все проблемы, виновной Россию. Нас обвинили в том, что мы оказываем давление на Грузию, что мы мешаем территориальной целостности государства, что мы являемся чуть ли не участником конфликта. И госпожа Бурджанадзе в своей речи сказала, что она считает "благом развал Советского Союза".

Я не хочу цитировать нашего президента, когда он сказал, что "это величайшая геополитическая катастрофа". Но мы все жили в большом Советском Союзе. И молодые люди, которые родились после его распада, я думаю, они, наверное, если будут изучать историю, они поймут, кто все-таки из политиков был прав или виноват в том, чтобы считать благом это или трагедией.

Украинские коллеги почему-то решили, что если Россия должна быть участником такого изолированного субъекта, то они старались этому всякими способами помочь.

У нас была очень интересная ситуация, когда наши американские коллеги по ОБСЕ на нашу резолюцию по наблюдению за выборами во всех государствах, которые проводят в последние годы выборы, внесли несколько интересных корректировок и поправок. И господин Смит, и господин Хойер, которые были авторами этих поправок, они начинали свою поправку со слов: "Наши уважаемые российские коллеги согласились, что мы сейчас изменяем редакцию так", и "наши российские друзья". На что украинская делегация возбудилась, и с не очень понятным нам совершенно возбуждением заявила: "что это за сговор Молотова и Риббентропа?!". То есть американцы и русские работают над документами...

Виталий Портников: Кто в данном случае "Молотов", а кто "Риббентроп", интересно.

Любовь Слиска: Да-да. И тут же их поддержал руководитель миссии ОБСЕ по наблюдению за выборами господин Джордж, он тоже очень возбудился: "Что это за альянс?!". В такой серьезной резолюции: "Россия хочет контролировать все выборы". На что американцы очень быстренько отчитали наших украинских коллег. И на следующий день они были тише воды и ниже травы. Вот видеть такую политику не очень приятно. Понимаете, то есть даже на следующий день, если они были бы против поправок, они могли бы отстаивать свою позицию.

Что касается госпожи Бурджанадзе, а она уже девятый год представляет Грузию в Парламентской Ассамблее ОБСЕ, и я уже раньше сказала, что это постоянные упреки в адрес России. Мне пришлось поставить госпожу Бурджанадзе на место и сказать, что в России работает почти миллион грузин, они достойные люди, мы уважаем и гордимся ими, то, что они представляют в России нашу страну. Они почти 8 миллиардов долларов инвестируют в Грузию, в экономику Грузии для того, чтобы поддержать своих соотечественников там, но они не спешат туда возвращаться. Они 14 лет ждут, когда же правительство, когда руководство Грузии изменит ситуацию к лучшему. И я спросила: "Кого вы тогда вините в грехах, которые происходят у вас там? Ну, наверное, не Россию".

И, помните, как-то господин Саакашвили в одном из интервью сказал, что "если бы Россия относилась к Грузии по-другому и оказывала бы нам финансовую поддержку, мы могли бы строить отношения по-другому". И я сказала, что Россия не оплачивает политическую любовь руководителей любого государства.

Виталий Портников: Вот, кстати говоря, после вашего возвращения, как раз депутаты Госдумы уже практически перед каникулами приняли обращение к правительству с вопросом о необходимости перехода на мировые цены на энергоносители с бывшими советскими республиками - как раз с Украиной, с Грузией и Молдовой. Это в какой-то мере результат ваших впечатлений?

Любовь Слиска: В том числе, да. Вы знаете, когда парламентарии ОБСЕ узнали о том, что Грузия платит нам 45 долларов за тысячу кубометров газа, а они 160, кто получает российский газ, то было очень велико удивление, что Грузия таким образом еще и ведет себя по отношению к России. Да, продиктовано, в том числе, и этим.

А некоторые чиновники в нашем правительстве, и я думаю, в "Газпроме" тоже, пытаются нам объяснить, что это всегда споры хозяйствующих субъектов, что "Газпром" обязан в течение длительного времени выполнять определенные контракты, которые подписаны были чуть ли не Леонидом Ильичом Брежневым еще. Ну, извините, мы уже живем в России, а не в Советском Союзе. Может быть, еще наше правительство соблюдает какие-то договоренности, которые еще при Иване Грозном были подписаны и в этом контракте определены?!

Я полагаю, что изменить абсолютно нужно это отношение, и заставить себя не только экономическими санкциями уважать. Мы понимаем, что это, конечно же, коснется народа, люди пострадают. Но в этой ситуации, может быть, это немножечко подтолкнет политиков к тому, чтобы изменять отношение к своему собственному народу.

Виталий Портников: У нас есть звонок. Борис Павлович из Новочеркасска. Борис Павлович, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. У меня один короткий вопрос к Любови Константиновне. Как она считает, ее личное мнение, почему все-таки развалился Советский Союз?

Виталий Портников: Вопрос один, но, надо сказать, он может занять весь наш эфир.

Любовь Слиска: Да, вопрос очень сложный. Я очень жалею, что развалился Советский Союз. Мне уже, слава Богу, за 50. И я была во многих городах Советского Союза, училась со многими. И с сожалением вижу, что сейчас не все так, как хотелось бы, даже для простого, человеческого общения.

А развалился он, наверное, потому, что деградировала партийная верхушка, она уже, наверное, не знала, как управлять, как изменить экономические отношения, политическую ситуацию в стране. Конкретных персоналий я не хочу называть. Но меня очень удивила книга Нэнси Рейган, которая вышла в последнее время в США, где почти на каждой странице упоминается господин Горбачев и господин Шеварднадзе.

Если и шел процесс какой-то стагнации, какого-то застоя в Советском Союзе, то, мне кажется, не так надо было тогда и выходить из ситуации с независимостью отдельных государств. И потом, приход Бориса Николаевича Ельцина, "беловежские соглашения", которые так же очень неумело поставили Россию даже в этом процессе. Вопросов очень много. И я думаю, оценку всем событиям даст история. Но очень много факторов было для того, чтобы сохранить Советский Союз, может быть, без прибалтийских государств. Но этого сделано не было. И в этом есть конкретные персоналии, которые ответственны за это.

Виталий Портников: И есть еще один звонок. Валентин из Рязани. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня к вам вопрос. Вот вы по телевидению выступали, и сказали, что с вами как-то не очень хорошо обошлись в аэропорту во время досмотра.

Любовь Слиска: Да, это было.

Слушатель: Не учли, так сказать, вашего статуса.

Любовь Слиска: В Вашингтоне.

Слушатель: И в связи с этим у меня два вопроса маленьких. Как вы считает, с какого уровня власти не должны досматривать в аэропортах, так сказать, должны давать льготы? И, может быть, они издали там свой 122-ой закон, уничтожающий все льготы?

Любовь Слиска: Валентин, я бы не согласилась с вами по 122-ому закону, потому что здесь абсолютно нет никакой близкой связи. Дело в том, что есть статус дипломатического представительства. Я как руководитель делегации обладала вот таким статусом неприкосновенности с дипломатическим паспортом. Но, тем не менее, когда мы приехали в Вашингтон и переходили на стойку в аэропорту... прилетели в Нью-Йорк для того, чтобы улететь в Вашингтон, у нас вытаскивали вещи, нас, в общем, не очень корректно заставляли показать те или иные вещи. Потом нам эти вещи приходилось... знаете, как вот иногда бывает, когда их раскидают супруги, которые собираются развестись, потом их туда таким же образом забрасываешь. А когда летели уже из Вашингтона в Нью-Йорк, у меня зашумели на рамке просто шпильки в прическе, и я уже знаю, потому что такая же ситуация была у меня однажды, и я просто их вытащила и решила, что в руку их положу и пройду. На что мне сказали: "Нет, вы пойдете в отдельную комнату". И там, как в масках-шоу, меня поставили к стене, заставили поставить руки в сторону и ноги тоже в сторону, и достаточно деликатно, но две женщины меня так обыскали, как обыскивают, наверное, на предмет того, есть ли оружие, наркотики, может быть, какие-то взрывчатые вещества.

Поэтому я бы не стала это связывать со 122-ым законом, а думаю, что нашей стране нужно адекватно вводить в отношении тех VIP-персон, которые прибывают в нашу страну, аналогичные меры досмотра. Я думаю, что тогда они будут понимать, что не только американская нация и американская безопасность превыше всего, но и российская тоже.

Бразилия тоже ввела отпечатки пальцев. Американцы это "съели" и нормально к этому отнеслись.

Вот, пожалуй, мой ответ на ваш вопрос.

Виталий Портников: Артур из Москвы. Здравствуйте, Артур.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос к Любови Константиновне. Любовь Константиновна, а как обстоит дело с реабилитацией немцев Поволжья в Российской Федерации? Потому что, насколько мне известно, это единственный народ, которому так ничего и не вернули.

Любовь Слиска: Я, к сожалению, только депутат Государственной Думы, поэтому я не могу отвечать за всю государственную власть. Неоднократно эти вопросы поднимались. И вы знаете, я из Саратовской области, где у нас было компактное поселение достаточно...

Виталий Портников: Была Республика немцев Поволжья когда-то.

Любовь Слиска: Да, была Республика немцев Поволжья. Это еще деяниями государыни императрицы Екатерины было сделано. Заселялись земли для того, чтобы люди могли вести там действительно более технологичную обработку этих земель. И мы благодарны тем немцам, которые у нас жили. Но, к сожалению, случились такие в стране ситуации, когда и выселены они были, и репрессиям подвергались, как и многие другие народности.

Я думаю, что вопрос, конечно, заслуживает внимания. Но мне очень бы хотелось, чтобы он носил цивилизованный подход. Потому что когда в начале 90-х годов очень неумело стали этот вопрос решать, то были вызваны со стороны населения очень негативные выходки, я бы по-другому просто их не назвала, и столкнули просто коренных жителей, которые не один десяток лет прожили вместе, вот на этих интересах независимости, какого-то отделения.

По реабилитации, я думаю, вы абсолютно правильно задаете вопрос. Но это нужно очень деликатно делать. Поэтому я призываю к тому, что если даже начнут этот вопрос решать, то не надо сталкивать в многонациональном Российском государстве интересы русских и немцев, и других народов.

Виталий Портников: Я так понимаю, что вы говорите о том, что реабилитация немцев Поволжья и вопрос восстановления этого территориального...

Любовь Слиска: И Республики Поволжья. Это разные вещи, конечно же.

Виталий Портников: Я хотел бы у вас спросить в продолжение нашей беседы собственно об СНГ. Вы же отвечаете сейчас в Государственной Думе за российско-украинские парламентские контакты.

Любовь Слиска: Да, я руководитель делегации.

Виталий Портников: Эти делегации вообще как-то взаимодействуют, контакты развиваются?

Любовь Слиска: Должна вам сказать, что с приходом новой украинской власти контакты немного у нас смягчились, так скажем, от активности. Намного ниже стала активность. Потому что от Государственной Думы у нас статус первого вице-спикера, от Верховной Рады Украины - это был господин Сташевский, который имел статус руководителя комитета. Вот 16 июня в Питере было подписано соглашение между Грызловым и Литвиным о том, что статус украинского руководителя делегации будет поднят до уровня первого вице-спикера. Мы договорились, что уже вновь созданная комиссия в таком формате соберется на очередное заседание в сентябре.

И прежде чем они собрались бы, мы бы очень хотели, чтобы заработала и комиссия Путин - Ющенко. Для того чтобы мы не придумывали какие-то новые направления деятельности... А их действительно сейчас очень много. Мы, к сожалению, на первых порах прихода украинской власти к вершинам власти, за которые они так боролись, столкнулись с тем, что некоторые политические деятели стали нам заявлять о том, что многие подписанные, ратифицированные договоры могут быть пересмотрены. Вот нам очень бы этого не хотелось. Сейчас опять остров Тузла у нас стал спекулятивной темой, Черноморский флот, по которому тоже нам постоянно пытаются какие-то условия выставлять.

Поэтому мы будем работать, конечно... хотели бы работать не только с парламентом, составляющие как-то наши отношения, но чтобы это были конкретно выстроенные предложения, которые одинаково полезны для России и для Украины, как для представительной, так и для исполнительной власти. Я беседовала с господином Литвиным, он сказал, что они готовы обсуждать.

Но у меня ощущение такое, что Украина начала готовиться к выборам. И вот сейчас, скорее всего, это будет аспект такого политического сотрудничества, но в рамках предстоящей избирательной кампании. А я очень прямой человек, прошу меня извинить за прямоту, но вот сейчас начинается как бы возрождение несколько угасших политических партий, и все они пытаются на российской, пророссийской теме снова привлечь к себе голоса избирателей. Ну, наша "Единая Россия", вы знаете, подписала соглашение с партией "Регионы Украины". Я думаю, мы будем сотрудничать со многими, кто хотел бы нормально, в демократическом, правовом русле работать с Россией. Но больше спекулировать на отношениях с Россией ради того, чтобы пройти в Верховную Раду, мы не позволим.

Виталий Портников: Это означает, что те договоренности, которые подписываются, они не являются столь важными для самой "Единой России"?

Любовь Слиска: Нет, они для нас важны. Я не это хотела сказать. Может быть, вы меня не поняли.

Виталий Портников: Я хотел просто уточнить это.

Любовь Слиска: А мы будем работать... вот мы договорились с партией "Регионы Украины", и мы будем работать с партией "Регионы Украины", конкретно ставя цели и задачи. Я думаю, что вообще накануне предвыборной кампании, если мы ставим на какую-то конкретную партию, то, наверное, мы должны поставить для себя и для этой партии, которая с нами сотрудничает, задачи такие, что будем делать точно во благо и для двух государств - Украины и России, и чего точно не будем делать во вред двум этим государствам, прежде всего их народам. Вот только тогда какая-то ответственность от этого сотрудничества появится.

Знаете, когда приближались президентские выборы Леонида Даниловича Кучмы, я, кстати, высказывала такие пожелания. Я говорила: "Ну, надо смотреть, наверное, не только на одного Януковича Виктора Федоровича, нужно смотреть еще реально, может быть, на того же Кинаха, Мороза, на Наталью Ветренко, хотя мы знаем, какой рейтинг у этих партий". И прежде всего договариваться, когда мы поддерживаем ту или иную партию, то или иное движение общественное... Ну, сейчас они, по сути дела, те же законы имеют, как и мы, и политическая система складывается практически одинаково во всех странах СНГ. Можно просто открывать... название государства только другое записано в законах. То давайте начинать с этого, а не только ради политической кампании мы делаем вид, что мы сотрудничаем. Если мы сотрудничаем, то и после этой кампании, и добиваемся тех приоритетов, которые поставили перед собой, когда подписывали те или иные документы. Должна быть конкретика, ответственность за результат. Вот я за такие отношения.

Виталий Портников: Николай из Перми нам звонит. Здравствуйте, Николай.

Слушатель: Добрый день. Любовь Константиновна, можете сказать свое видение проблемы целостности России в свете всего, что вокруг происходит? Ну, Кавказ - это понятная проблема. И плюс проблемы еще Дальнего Востока, Приморья и так далее, где уже приличное количество проживает китайского населения, которое, в принципе, живет нелегально, а отсюда и все вытекающие последствия - и налоги не платим, и все, в принципе, уходит туда. Ну и еще маленький момент - подарок Китаю той территории в виде двух островов, вот то, что произошло. Спасибо за ваш комментарий.

Любовь Слиска: Спасибо за вопрос. Я думаю, что Россия останется единым государством, несмотря на те небольшие конфликты, которые у нас есть, локальные конфликты на Кавказе. Но мы, наверное, для того, чтобы подумать и о целостности страны, должны подумать о ее демографической ситуации. У нас, к сожалению, нет ни одного региона в России, где бы рождаемость значительно превышала смертность, которая у нас сейчас имеется. К сожалению, со стороны правительства... неоднократные наши попытки заставить правительство работать в этом направлении пока успехом, желаемым успехом не увенчались. Хотя мы прибавили пособия на рождение ребенка, сейчас мы будем его увеличивать до 10 тысяч. Мы будем иметь такие возможности, может быть, в 2006 году уже и увеличить срок оплачиваемого отпуска мамам по уходу за ребенком, чтобы это побудило к рождаемости детей.

А я тоже озабочена тем, что на наши незаселенные территории приезжают нелегальные мигранты, которые в качестве туристов обосабливаются на этих территориях. Знаете, есть такие примеры, наши думские специалисты проверяли, выезжали неоднократно туда с инспекциями, получается так, что регистрируется брак с одной женщиной 23-25 раз, а она вообще-то даже об этом и не знает. Прописываются, регистрируются у наших граждан. Такое количество прибывающих из Китая граждан, что они потом тоже очень удивляются этому. Я думаю, что просто не работает система в МВД, которая должна отслеживать эти процессы. Это первое.

Второе. Мы все-таки должны с вами согласиться, что у нас еще пока не должным образом охраняются границы, к нам попасть очень легко, хоть мы с некоторыми странами и установили визовый режим. Вы же слышали, я сказала, что у нас живет действительно большое количество грузин, хотя у нас с Грузией визовый режим пребывания. Но, тем не менее, достаточно спокойно можно пересечь через другие государства, с которыми у нас нет визы.

Но мы за то, чтобы к нам приезжали, работали, чтобы создавались семьи, чтобы эти люди были полезными для развития промышленности, производства, новейших технологий, но не просто заселять территорию с тем, чтобы потом закрепить ее за собой. Я категорически против того, чтобы хоть один сантиметр российской земли, которая полита кровью наших предков, когда они отвоевывали ее в тех войнах, которые были до нас, передавалась очень легко. Но в этой ситуации...

Виталий Портников: Это вы имеете в виду ситуацию с двумя островами?

Любовь Слиска: Да... мы разбирались достаточно серьезно перед ратификацией этого договора. И полагаем, что это результат компромисса, который заключен между нашими сторонами. И я не думаю, что мы очень сильно проиграли от того, что сейчас решили вопрос этих островов в пользу Китайской Республики. Мне думается, что после того, как США назвали Китай своим самым серьезным стратегическим соперником, думаю, что Китай учтет то, что мы сделали для него и по его просьбе через столько лет.

Виталий Портников: Ну, у США нет островов, чтобы отдать Китаю.

Любовь Слиска: Я говорила не об этом. Я говорила всегда о том, что мы должны, наверное, не только смотреть на Запад и на США, как и с кем сотрудничать, по какому образцу строить свою демократию, но так как мы евразийское государство, мы должны работать и со своими соседями, которые у нас находятся со стороны Азии.

Виталий Портников: Вот тут есть довольно любопытный вопрос, присланный на пейджер. "Видели ли вы беседу Попцова с президентом Лукашенко? И что вы думаете вообще о загадке Лукашенко и его размышлениях о положении в республике?". Ну, думаю, о размышлениях Лукашенко вы можете даже не от Попцова узнать, как говорится.

Любовь Слиска: Вы знаете, у меня очень много, очень много знакомых в Белоруссии, я там раньше часто бывала, в Белоруссии. Должна сказать, что экономическая стабильность в Белоруссии есть. Они в более безопасном находятся положении, чем россияне. Там действительно безопасность населения обеспечивается.

То, что мы иногда видим с экранов телевизоров, здесь я не могу давать оценки того, что происходило, особенно последние события, когда женщину ударил по лицу представитель спецназа, и очень цинично это сделал, показывая свою силу и власть.

Но вот мне очень бы хотелось господину Лукашенко задать такой вопрос. Александр Григорьевич, когда же у нас будет союзное государство...

Виталий Портников: И радиослушатель задает вопрос: когда будет союзное государство?

Любовь Слиска: ...сколько же лет вы еще будете переносить срок введения российского рубля? И когда же, наконец, все претензии, которые у нас появляются, все разногласия, которые появляются, будут сняты? Общаясь не только с представителями вашего парламента, но и с простыми жителями Минска, других городов, я тоже иногда оказываюсь в ситуации, когда должна им отвечать на вопрос: когда же мы будем союзным государством? Давайте отбросим большие претензии, может быть, какие-то надуманности, и если мы хотим стабильности своим государствам и выполнить пожелания своего народа, давайте объединимся.

Я никак не хочу комментировать ситуацию по эфиру Попцова. И президент Лукашенко достаточно авторитетный и уже уважаемый политик в мире. То, что он не нравился каким-то западным государствам, это их дело, мы не можем любить всех, мы не замуж друг друга отдаем - политика за политика - в этой ситуации. Но я еще раз говорю, мне бы тоже очень хотелось, чтобы этот вопрос нашел разрешение, а не отмечали бы мы очередной юбилей решения вопроса о создании союзного государства. Давайте его наконец создадим.

Виталий Портников: Тамара Никифоровна спрашивает: "Почему так мало уделяется внимания вопросам материнства и детства? Детские пособия по 70 рублей. Не уделяется внимания сельской глубинке, население там остается без работы и спивается практически все".

Любовь Слиска: Здесь тоже очень много можно говорить. Я вот до этого говорила, что на рождение ребенка мы, конечно, сейчас будем поднимать пособия. А я считаю, что такое пособие, как пособие в 70 рублей, это действительно очень унизительно. Я даже не знаю, что можно купить на день ребенку, чтобы он был доволен, за эти 70 рублей.

Виталий Портников: И рождаемость это явно не повышает.

Любовь Слиска: Рождаемости это явно не прибавит. И я полагаю, что лучше бы прибавить заработную плату родителям. Или просто не унижать этим пособием. Уж если должно быть пособие, то оно должно быть, во всяком случае, не менее, чем в 10-15 раз выше, для того чтобы хотя бы почувствовать, что за эти деньги ребенку можно что-то купить. Неоднократно вопрос с правительством мы этот решали. Но, к сожалению, сейчас в соответствии с новыми принятыми законодательными актами полномочия передаются на региональные уровни. И очень большие задолженности. Я думаю, что нужно просто прибавлять зарплату и пенсии, а не какие-то льготы отстаивать для той или иной категории населения. У страны сейчас есть такие возможности.

Мы недавно встречались с нашим правительством, оно благодарило нас за хорошую работу. Хотя потом они преподнесли это так, что это они так классно построили работу с Думой, что все вопросы... Дума даже больше и ни одного дня не работала. Хотя из 28 законов, которые правительство должно было внести в Думу, они внесли только 7. И отработали эффективность, если ее считать по весенней сессии, она оказалась со стороны правительства только на 25 процентов. Все остальное за них сделала Дума.

Вот мне бы очень хотелось, чтобы все-таки президент повнимательнее посмотрел на некоторых министров, которые не спешат разрешать вот эти проблемы уже тоже годами, и, наверное, с ним надо просто прощаться, и приводить тех людей, которые знают, как поднять экономику, как поднять рождаемость, как поднять социальный уровень жизни. А рассуждения о том, когда мы поднимем ВВП - к 2005, к 2010 году, есть у нас управленческий кризис или нет, - это тоже влияет на то, что у нас так долго не решаются эти вопросы.

Виталий Портников: Михаил Борисович из Сочи. Здравствуйте, Михаил Борисович.

Слушатель: Здравствуйте. Сегодня комплимента в адрес Государственной Думы у меня не будет. Наблюдая за вашей работой, создается впечатление, что вы изображаете страшную занятость, а все это напоминает мышиную возню. Одна из наиболее острых проблем сегодня в России, как вы говорили, - это сокращение ее населения. Катастрофическое сокращение! Иными словами, это назвать нельзя. И года три назад выступал Абдулатипов, и сказал: "Любой человек, живущий вне России, чья национальность имеет территориальное образование внутри нашей Федерации, должен иметь право на гражданство". Не важно, кто это будет, русский - есть территориальное образование, еврей - есть Еврейская автономная область, чукча - тоже есть территориальное образование. Так же как башкиры, татары и прочие.

Виталий Портников: То есть, я так понимаю, что вы, Михаил Борисович, просто за возвращение соотечественников, да?

Слушатель: Да, обязательно. Но сегодня ставят все препоны, чтобы они не могли сюда приехать. В то же время масса людей, совершенно не относящихся к территориальным образованиям, прописываются, да, просто за взятки.

Виталий Портников: Понятен вопрос, Михаил Борисович.

Любовь Слиска: Или это комментарий?

Виталий Портников: Это, скорее, комментарий в форме вопроса. Но я думаю, что это, кстати, можно переформулировать. Потому что взятки - это уже тема коррумпированности в правоохранительных органах, о которой тоже можно, наверное, много говорить. Но тут действительно очень интересный вопрос. Потому что нет законодательной базы поддержки соотечественников. Во многих странах, кстати говоря, на постсоветском пространстве она есть.

Любовь Слиска: У нас есть закон, кстати, но он не в полном объеме работает. И в нашем российском бюджете, который у нас есть, у нас есть и статья расходов, которая предусматривает поддержку соотечественников за рубежом. Конечно, это не такие большие суммы. Вы понимаете, какое количество соотечественников осталось у нас за рубежом после развала Советского Союза. А уже любое бывшее наше союзное государство - это уже зарубежье. И я не говорю уже о тех, кто живет в Польше и в других государствах.

Поэтому я бы не была так уж очень строго радикальной на месте того, с кем мы сейчас общались. Я не собираюсь просить у вас комплиментов в адрес Государственной Думы. У меня тоже есть отдельные претензии ко многим моим коллегам, которые просто избираются в Государственную Думу для того, чтобы получить статус неприкосновенности, и продолжают заниматься своим бизнесом, а как уж, там, наверное, потом решат правоохранительные структуры.

Но я вам должна сказать, что та ситуация, в которой мы сейчас оказались, она, наверное, не так скоро будет исправлена. Мы с вами смотрим, как журналисты борются с теми проявлениями негативных последствий, которые нам сейчас приходится расхлебывать. Совсем недавно Аркадий Мамонтов показал нам фильм, как легко можно по телефону получить регистрацию, просто назвав фамилию, имя, отчество. Вы приходите, платите 400 рублей - и получаете в руки листочек о регистрации. Мне вообще не понятно, почему руководство Управлений внутренних дел просто не проиллюстрирует те объявления, которые даются и в Интернете, и в средствах массовой информации, не проведет массовые проверки по этому поводу. И никто не скрывает сейчас, все говорят, что их "крышуют" либо работники милиции, либо других правоохранительных структур.

Но если мы считаем для себя это злом, то когда же мы начнем с этим злом бороться?! Я не верю, что вся страна коррумпирована, не верю, что абсолютно все коррумпированы судьи, работники милиции и прокуратуры. Есть честные, добросовестные люди, которые действительно за небольшую зарплату пытаются с этим злом бороться. Давайте чаще говорить об этом. Я благодарна журналистам, что они поднимают эти темы. Но у нас есть такая поговорка: один в поле не воин. А я считаю, что и один в поле воин. Вот если вы свой голос будет возвышать до каких-то судебных даже претензий в связи с этими ситуациями, то это уже будет маленькая, но наша и ваша победа.

Виталий Портников: Анатолий Максимович из Петербурга. Здравствуйте, Анатолий Максимович.

Слушатель: Здравствуйте. Вопрос к Любови Константиновне такой, может быть, он простой, а может быть, и не простой. Вот много сейчас говорят о наших заслуженных военных и тружениках, но почему-то уже в течение длительного времени забыли, наверное... я уже не слышу разговоров о детях блокадного Ленинграда, которые награждены знаком "Житель блокадного Ленинграда". Когда начинается юбилей, то начиная от президента и заканчивая губернатором и так далее, - все вроде нормально. Законодательное собрание петербургское посылает свои решения. Проходит какое-то время - и тишина. Так вот, хочется, чтобы уже не думать ни о чем. Будет этот вопрос решаться о приравнивании нас к ветеранам войны или не будет? Чтобы уж людей не волновали, сказать раз и навсегда, раз тяжелое положение, и на этом закончить. Как вы считаете?

Любовь Слиска: Здесь я могу не согласиться с вами в том, что нужно к участнику войны приравнять детей блокадного Ленинграда. Здесь немножко разные категории. Другое дело, может быть, какой-то льготный статус для них предусмотреть. Но поймите правильно, люди, которые принимали участие в боях, они, наверное, не могут сравниться с детьми, которые действительно понесли серьезные лишения в годы блокады. И здесь как бы равноценность этого очень сомнительна.

Поэтому я полагаю, что Законодательное собрание Санкт-Петербурга может эти вопросы решить самостоятельно. Тем более что Санкт-Петербург имеет приличный бюджет, и там неплохие депутаты, которые понимают эти вещи. И с помощью федерального бюджета можно было бы решить эти вопросы, на трансфертах... Не так уж много осталось детей из блокадного Ленинграда, как и участников Великой Отечественной войны. Поэтому для этой категории, я полагаю, местная законодательная власть могла бы сама решить эти вопросы. Но приравнивать к участникам войны, простите, я здесь с вами не совсем согласна.

Виталий Портников: Марина из Подмосковья. Здравствуйте, Марина.

Слушатель: Здравствуйте. Любовь Константиновна, у меня к вам вот какой вопрос. Высшие чиновники занимают очень высокие должности, стараются на них сидеть как можно дольше, а потом совершают всяческие кульбиты, чтобы только иметь неприкосновенность. Вот только что прошло сообщение по Радио Свобода, в 4 часа, что мэр Лужков, который сидит в Москве с 1992 года, и масса разговоров, и в прессе сообщения о коррупции и нарушениях московской власти, он понимает, что его последний срок в качестве мэра заканчивается в 2007 году, и он собирается в 2006 году возглавить список вашей партии по выборам в Московскую Думу. Ясно, что это способ получить неприкосновенность. Понимаете? Ну, это и ежу ясно, вы извините меня за такой жаргон. Может быть, все-таки Дума примет какие-то законы, чтобы эти люди уже не мелькали больше перед нами?

Любовь Слиска: Простите, но Лужкова Юрия Михайловича в 2003 году свободно избирали мэром города Москвы москвичи. Поэтому мы не можем подвергать сомнению волю количества проголосовавших за Юрия Михайловича в 2003 году. Если есть у вас конкретные претензии по каким-то не очень красивым делам Юрия Михайловича, у вас есть для этого все способы, чтобы обратиться в правоохранительные структуры. Я с вами в этой ситуации тоже не согласна. Какую неприкосновенность себе обеспечил Лужков, пройдя всенародные выборы, и как мэр, который избрался еще на пять лет?! Ему оказало доверие население города Москвы. Поэтому мы ни в коем случае не можем подвергать сомнению волю москвичей.

А то, что у нас случаи такие бывают, когда после себя оставляют разруху... Я вот из Саратовской области, и сегодня тоже узнала о том, что мой бывший губернатор назначен послом в республику Беларусь. Два дня назад я приехала из Саратова, и знаете, сердце сжалось от того, что наш уважаемый господин губернатор оставил новому начальнику губернии. Со мной была женщина, представитель Архангельской области, она говорит: "Любовь Константиновна, вот я вижу все, где убавилось, убавилось. А что ж прибавилось-то за правление Аяцкова?". И мне, кроме того, что сказать "прибавилось взяточников, коррупционеров и бесхозяйственность", сказать было нечего.

Чего я не могу сказать о Юрии Михайловиче Лужкове. Если, еще раз говорю, у вас есть конкретные претензии к нему по каким-то правонарушениям, пожалуйста, обращайтесь в установленном законом порядке. Но я бы очень хотела, чтобы Юрий Михайлович и многие губернаторы научились хозяйствовать и содержать так город, делать его таким красивым, привлекательным, каким стала Москва при Лужкове.

Виталий Портников: Наверное, все-таки, если бы у других губернаторов был такой бюджет, как у Юрия Михайловича, они бы справились.

Любовь Слиска: Да, это однозначно, и бюджет. Но здесь еще должна быть и голова на месте, и мозги всегда в голове должны вовремя присутствовать.

Виталий Портников: Вот тут Сергей Митрофанов из Москвы пишет, что "в Грузии, Украине и Прибалтике женщины на самых высоких должностях, поэтому и демократии больше". В чем же здесь дело?

Любовь Слиска: Да, у нас, к сожалению, надо констатировать, что сейчас даже в правительстве нет ни одной женщины-министра, после ухода Галины Николаевны Кареловой и Валентины Ивановны Матвиенко. Мы можем вспомнить еще Эллу Памфилову, которая была министром по социальным вопросам, Оксану Дмитриеву. И, наверное, в новое российское время мы уже никого и не назовем.

Виталий Портников: Еще была советником президента Галина Старовойтова.

Любовь Слиска: Советник - это не министр, который имеет право влиять на принятие решений.

Виталий Портников: Не министр, да, конечно. Ирина Хакамада была председателем Госкомитета по поддержке и развитию малого предпринимательства.

Любовь Слиска: И это опять не очень высокая должность.

Ну, наверное, мужчины просто боятся прихода женщин во власть, я по-другому сказать не могу, в России.

А вообще, есть такая мечта: может быть, в бюджете выделить приличное количество денег, а не складывать их в стабилизационный фонд, и года на три всех мужчин, которые у нас во власти, отправить в санатории...

Виталий Портников: Это такой фильм был "Шырли-Мырли", только вы хотите мужчин отправить.

Любовь Слиска: Да. И вот женщинам, которые проявили себя уже как губернаторы, вице-губернаторы, заместители министров, отдать им года на три в стране жизнь. Я думаю, что тогда бы ни наши граждане, ни наши мужчины, которые это время провели бы в санатории, ни мир не узнали бы Россию через три года. Но, конечно, это пожелание, это мечта такая и какая-то шутка, но мне кажется, что если бы женщин было бы во власти больше, то порядка бы в стране тоже было больше. Женщины более ответственны.

Виталий Портников: На Украине уже женщина премьер-министр. Значит, через три года наступит вообще рай земной?

Любовь Слиска: Ну, я бы не хотела так быстро давать такую хорошую прогнозную оценку. К сожалению, пока не все получается. Мы видим, что время от времени появляются слухи о том, что настаивает та или иная группировка на отставке Юлии Владимировны Тимошенко, что даже сейчас они сумели перессориться и в Верховной Раде из-за того, что не прошел блок законов по вступлению Украины в ВТО. Ну, это как раз к той части нашего разговора, когда мы с вами говорили о том, что даже здесь какие-то амбиции начинают влиять на возникновение новых противоречий внутри команды. Украине захотелось побыстрее России вступить в ВТО, а как оказалось, для этого все средства хороши, даже тогда, когда законы не проработаны. Мы здесь действительно сняли с сайта некоторые законопроекты, которые вызывают просто чисто, я бы сказала, сомнительную оценку их качества. И сейчас господин Литвин вынужден был прервать отпуск, для того чтобы провести эти консультации. А мне бы не очень хотелось, если у Юлии Владимировны не получится, чтобы это было бы каким-то нехорошим примером прихода женщины во власть.

Виталий Портников: Зато госпожа Тимошенко войдет в историю уже хотя бы тем, что это первый премьер-министр на обложке журнала ELLE. И вам, кстати, это понравилось. Хотя для многих мужчин-политиков это было некоторое изумление.

Любовь Слиска: Вы знаете, независимо от того, как мы относимся к Юлии Владимировне Тимошенко, я все-таки за то, чтобы женщин в политике, как я уже сказала, было больше. У нас с ней нет никаких личных взаимоотношений, мы с ней едва знакомы, видевшись несколько раз в Верховной Раде и на праздниках, когда мы бывали там с делегациями российского парламента. Но я симпатизирую женщинам, которые приходят во власть. Но я очень бы хотела, чтобы у них получалось, не во имя амбиций чисто женских каких-то и непримиримости, а чтобы для государства, для своей родины, для своего народа они старались сделать больше.

Виталий Портников: Нам звонит Анатолий из Подмосковья.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, решается ли как-то вопрос с финансированием культуры, вот с той частью бюджета, которая адресована культуре? Выступал министр Соколов по этому поводу и рвал на себе волосы, и его заместитель тоже в Думе выступал. Что по этому поводу, какие решения есть?

Любовь Слиска: Да, вы знаете, есть такое хорошее изречение у Достоевского "красота спасет мир". Ну, наверное, сейчас настало время такое, что миру надо спасать красоту, чтобы она не исчезла навсегда, и мы не забыли, на самом деле, что такое величайшие творения художников, скульпторов, писателей, наших архитекторов.

Да, с тревогой говорил Александр Сергеевич Соколов о состоянии в нашем Министерстве культуры, в нашей российской культуре. И, к сожалению, статья расходов на эти цели в российском бюджете, то, что досталось нам от Советского Союза, не очень велика. Думаю, что мы услышали на правительственном часе ту тревогу, которую высказал министр Соколов, и поправки в бюджет, которые предполагают очень серьезный капитальный ремонт, финансирование, реконструкцию многих объектов, они будут увеличены. Потому что депутаты Государственной Думы очень оживленно вели этот диалог и с министром, и с его заместителем. И я думаю, что результат будет достаточно положительный в сторону увеличения финансирования бюджета на деятельность Министерства культуры Российской Федерации.

Виталий Портников: А может ли Министерство культуры сейчас вообще вносить какие-либо предложения, когда оно, по сути, парализовано конфликтом между министром и руководителем Федерального агентства по культуре? Вы, кстати, поддержали министра в этом конфликте.

Любовь Слиска: Я поддержала в этом конфликте министра, потому что я смотрела эту передачу. И, действительно, министр не назвал ни одной фамилии, он просто констатировал ситуацию, которая, по мнению и по оценкам, по некоторым обращениям, сложилась когда-то в этой структуре. Я не хочу обидеть Михаила Ефимовича Швыдкого...

Но вот я уже говорила, когда мы с госпожой Бурджанадзе выясняли отношения, и то, что она однажды бросила, что "Слиска заявила о том, что нас покупает Америка, Англия и Германия", а я сказала, что "мы не покупаем, а кто вас покупает, вы сказали сами".

Так и в этой ситуации можно, наверное, поставить знак равенства. У нас в России есть хорошая поговорка: "на ком-то что-то горит". Поэтому я без фамилий и без намеков, но думаю, что в этой ситуации я на стороне Александра Сергеевича буду прежде всего потому, что я просто как юрист не вижу оснований у Михаила Ефимовича Швыдкого обращаться к нему за защитой чести и достоинства.

Виталий Портников: В смысле в суд, да?

Любовь Слиска: Да.

Виталий Портников: Раиса Ивановна из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Раиса Ивановна.

Слушатель: Здравствуйте. Я вот сейчас послушала, мужчина задал вопрос (он ребенок блокадного Ленинграда), просит, чтобы их приравняли к ветеранам войны.

Любовь Слиска: К участникам войны.

Слушатель: Нет, он сказал, к ветеранам войны. Мы, труженики тыла, работали, работали. И я награждена за доблестный труд. Детям блокады по 500 рублей прибавили. Труженикам тыла - ничего. Это просто лбами сталкивают нас с детьми блокады. Они же были все почти эвакуированы. До чего же обидно... Мы же так же работали - голодные, холодные. Это же все было воедино. Если бы не работали в тылу, значит, и военные наши были бы голодные, холодные, разутые, раздетые. Но почему такое отношение, скажите, пожалуйста, к труженикам тыла? Обидно, вы понимаете, до чего обидно...

Любовь Слиска: Я понимаю.

Слушатель: Наша Матвиенко... не знаю, кто ее сюда поставил. Вот вы ее хвалите, хвалите. Ничего она не делает для нас, ничего не делает. Путин сунул ее к нам сюда. Неужели ей так тяжело было труженикам тыла так же прибавить 500 рублей?! Обидно, вы понимаете, до чего обидно.

Любовь Слиска: Я сейчас вас просто хочу успокоить. Вы извините, пожалуйста, но у меня мама тоже... ей 77 лет, и она тоже в войну... с 12 лет им пришлось рыть окопы, и у нее есть тоже медаль. И есть грамота, подписанная Иосифом Виссарионовичем Сталиным, когда она участвовала в работах, когда копали газопровод "Саратов - Москва". Это был стратегический объект в те годы. И траншеи, и окопы, которые они копали, когда уже немцы подходили к Сталинграду, ее и старшую ее сестру туда отправляли. И она мне тоже задает вопрос: "А почему у меня все отняли? Я что, за свои годы не заработала, чтобы бесплатно проехать в автобусе?!".

Да, действительно, та пенсия, которую сейчас платят нашим труженикам тыла, наверное, недостаточна. И я не хотела бы здесь полностью вину возлагать на Валентину Ивановну Матвиенко. Я знала ее как вице-премьера, который работал в правительстве и который за очень короткий срок решил вопрос с задолженностями по пенсиям, детским пособиям и с выплатой зарплаты бюджетникам, чего не смогли задолго до нее и после нее сделать многие мужчины. Поэтому я ценю ее по ее конкретным делам. Я не уверена, что все в руках у Валентины Ивановны Матвиенко.

122-ой закон - это федеральный закон, который говорит, что труженики тыла относятся к региональным бюджетам. Сейчас мы в Думе кое-какие поправки в этот закон, вы знаете, внесли, работа над ним до конца еще не закончена. И я полагаю, в сентябре вопросы с репрессированными гражданами и тружениками тыла будут снова и снова на рассмотрении. И полагаю, что мы сможем их все-таки решить.

Вы действительно обеспечивали победу, вы абсолютно правы. Голодный солдат не пошел бы в бой, без сапог, без варежек, без гимнастерки. Но, к сожалению, когда шла работа над 122-ым законом, некоторые наши министры нас просто не хотели слышать. А когда пришли в Думу, нам сказали: "Да, мы были виноваты - мы неправильно посчитали". Вот я еще раз хочу сказать, если неправильно считаете и до сих пор не научились, пора бы пойти и поучиться у тех, кто считает хорошо, умеет прогнозировать и планировать, чтобы не было таких проблем, как со 122-ым законом. Я вас очень понимаю, но, к сожалению, не все зависит только конкретно от парламента. Есть еще и другие структуры, есть другие расчеты, с которыми нам очень часто и много приходится спорить.

Но я очень бы вас просила вот так к Валентине Ивановне Матвиенко не относиться. Мое отношение к ней не изменится. И не все зависит, к сожалению, от нее.

Виталий Портников: Кстати, очень много пришло на пейджер вопросов как раз по труженикам тыла. Это, вероятно, такая болевая точка, и люди все время в нее бьют.

Тут, кстати говоря, есть вопрос - как попасть к вам на прием? - спрашивает один из слушателей.

Любовь Слиска: Если это в Москве, пожалуйста, можете записаться через мою приемную: 692-55-52.

Виталий Портников: Вы ведете прием избирателей таким образом здесь, да?

Любовь Слиска: Да-да.

Виталий Портников: И слушатели Плоткины спрашивают: "Почему считается, что усилится инфляция в случае повышения пенсий и зарплат бюджетам, и не усилится, когда серьезно увеличивают зарплаты представителям государственной власти?".

Любовь Слиска: Я тоже задала этот вопрос господину Зурабову и господину Кудрину на встрече, когда мы встречались с правительством: почему нельзя инвестировать деньги в медицинское оборудование, в транспорт нормальный, в котором нам хотелось бы ездить, в дороги, и почему обязательно благосостояние должно увеличивать инфляцию, почему в других странах это не увеличивает инфляцию, а увеличивает инфляцию в нашей стране? У меня такое ощущение, что наши министры читают другие книги, в отличие от всех тех экономистов и финансистов, которые умеют с такими большими деньгами, как в нашей стране, обращать их в пользу и на благо своего государства. Думаю, что вот этот бюджет, который будет сейчас приниматься в Государственной Думе, он уже с такой легкостью, как раньше, для нашего правительства не пройдет. Мы будем надеяться, что увеличение зарплат и пенсий будет регулярным, как это обещал наш президент.

Виталий Портников: Спрашивает слушатель Сандомирский: "Станут ли Пахмутова и Добронравов, Кобзон и Басков лицами "Единой России" во время культурной части избирательной кампании партии в Государственной Думе?".

Любовь Слиска: Я не знаю, у нас нет каких-то избирательных вопросов, кого мы возьмем, а кого не возьмем. Желание вступить в любую партию, оно добровольное. Пожалуйста, если они захотят быть членами партии, есть комиссия, которая решает эти вопросы. Но, насколько я знаю, Николай Басков член партии Геннадия Николаевича Селезнева. Поэтому, если ему там что-то не комфортно, то мы с удовольствием его примем.

Виталий Портников: Это приглашение?

Любовь Слиска: Это приглашение. Я очень хорошо отношусь к Николаю Баскову. Это талантливый певец, достаточно известный, обожаемый многими нашими зрителями.

XS
SM
MD
LG