Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главный редактор общественного православного канала "Спас" Иван Демидов


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[26-07-05]

Главный редактор общественного православного канала "Спас" Иван Демидов

Ведущая Анна Качкаева

Анна Качкаева: В четверг, 28 июля, в день памяти князя Владимира, крестителя Руси, начнет вещание общественный православный канал "Спас". Он будет доступен зрителям в базовом пакете "НТВ-Плюс". Сегодня в "Останкино" этот канал представлял вместе его главный редактор - известный на российском телевидении сначала "ВИДовец", потом ведущий "Муз-Обоза", потом руководитель канала ТВ-6, и, кстати, как мне признался Иван Демидов (а именно он сегодня в нашей студии), в той самой 8 студии, где он когда-то прощался с коллективом ТВ-6 и передавал его Евгению Киселеву, сегодня он журналистам рассказывал о новом канале, который послезавтра выйдет в эфир "НТВ-Плюс".

И вместе со мной и с Иваном в студии - главный редактор англоязычного журнала "Russia Profile" Андрей Золотов. И вместе с Андреем мы сейчас будем пытаться узнать, что же такое канал "Спас".

А у вас, уважаемые слушатели, я бы хотела спросить вот о чем: какие программы вы бы хотели смотреть на православном общественном канале "Спас"?

Иван, что послезавтра увидят зрители?

Иван Демидов: Ну, прежде всего послезавтра зрители увидят действительно телеканал "Спас". Телеканал в целом будет представлять собой программы, прежде всего, разговорного жанра, которые, в свою очередь, под общим названием "Русский час" делятся, будем так говорить, на две линейки. Одна из которых - это "Русский час. Человек" - это больше разговоры и ток-шоу, направленные на личность. И вторая - в прямом эфире в 21.00 каждый день будет выходить линейка "Русский час. Общество", тоже условное название. "Русский час" - не условное, а безусловное название, а подзаголовок "Общество" - это актуальные проблемы сегодняшнего дня в России. И плюс остальное время будет занято исключительно документалистикой, которая тоже, в свою очередь, делится на две части. Одна ее часть - это церковная тематика, документалистика о церкви и сделанная зачастую церковью. И документалистика "живая", настоящая, то, что мы называем "реальной страной".

Анна Качкаева: А что значит "канал в базовом пакете"? Не меньше 40 каналов в базовом пакете "НТВ-Плюс". А если люди, заплатившие за базовый пакет, не хотят смотреть канал "Спас"?

Иван Демидов: Ну, если люди, заплатившие за базовый пакет, не хотят смотреть телеканал "Спас", они не включают эту кнопку, просто не нажимают ее...

Иван Демидов: Но деньги-то они платят.

Иван Демидов: Ну, дело в том, что вот тут нужно очень точно понимать, что базовый пакет, он всегда базовый пакет, сколько бы каналов там ни было. И в этом смысле одно из немногих, то, что мы смогли сейчас сделать, понимая все часто звучащие вопросы, почему именно в таком формате выходит канал, - это как раз договориться с нашими партнерами - коллегами с "НТВ-Плюс", чтобы он был не каким-то специализированным, еще добавочно кодированный, с добавочными деньгами, которые приходится платить зрителю, а просто в самом базовом пакете. То есть минимальный пакет, который ты покупаешь, - ты получаешь телеканал "Спас".

Анна Качкаева: А все-таки на какую аудиторию вы рассчитываете?

Иван Демидов: Тут нужно очень точно понимать. Мы, конечно, спокойно рассчитываем на 80 процентов населения нашей замечательной Родины, которые, как известно, крещены, но не воцерковлены. Это абсолютно серьезно.

Что касается того, что мы выходим в пакете "НТВ-Плюс", то это некая - тут только правильно нужно понять - вынужденная мера. Дело в том, что сейчас выйти в каком-то другом формате просто нереально и невозможно - частот нет в стране практически. А поскольку еще и технологически будущее за спутнико-кабельным телевидением, то мы просто с удовольствием начинаем со спутника. И буквально уже сейчас идут переговоры - дальше мы входим в кабель в городах. Такая обыкновенная технология вхождения телевизионного канала, даже без окраски, какой это именно канала. Просто так сейчас все, наверное, и будут действовать.

Анна Качкаева: То есть вы рассчитываете, что это, по крайней мере, сейчас, аудитория вполне платежеспособная. У "НТВ-Плюс" чуть больше миллиона аудитория. Но это люди, которые способны оплатить 250 долларов за покупку тарелки и ресивера и 30 долларов, по крайней мере, ежемесячно платить за базовый пакет.

Иван Демидов: Аня, мне кажется, вы меня не услышали. Я еще раз повторю, я с удовольствием... мы благодарны "НТВ-Плюс", что они приняли нас в свой пакет, как самый большой оператор, и как средство, когда можно по максимуму сейчас дойти до зрителя. Во-первых, нужно отметить, что вне зависимости от нас, еще в преддверии наших переговоров, НТВ провело среди своих подписчиков опрос: "какие бы каналы они хотели смотреть?". И там был целый ряд каналов. Так вот, вы будете удивлены, но на первом месте стоял именно православный канал, не "Спас", а вообще православный канал. Практически 50 процентов подписчиков "НТВ-Плюс" поставили его на первое место по востребованности. И только дальше шли всякие кулинарные и так далее. Это то, что касается подписчиков "НТВ-Плюс".

Во-вторых, я недавно для себя сформулировал: существует еще принцип "трех тарелок" - это когда огромное количество людей (и просто этих людей, во-первых, я уже даже видел, и во-вторых, понимаю, что они существуют) - это когда "купи тарелку себе, своему храму и своей школе". Если ты предприниматель, ты можешь себе это позволить. Ну, если, мы не настаиваем, просто как некий девиз.

И последнее, я еще раз хочу подчеркнуть, что мы отдаем себе отчет, что главное прирастание зрителями - это будет через кабельные сети городов России, да и не только России. Я недавно встречался уже - приезжали гости с Украины с очень серьезным интересом к нашему производству. То есть в этом смысле мы рассчитываем на достаточно широкого зрителя, а начинаем с "НТВ-Плюс".

Анна Качкаева: А почему тогда на "нишевом", платном канале - реклама?

Иван Демидов: Так, минуточку. Во-первых, нужно точно понимать, что каналы, которые сейчас уже до нас существуют на "НТВ-Плюс", которые делаются силами самой компании "НТВ-Плюс", они тоже имеют рекламу. И это не те каналы, за которые совсем уже отдельно платят люди, как за рекламу. И мы сразу, кстати, заметьте, сразу объявляем своим зрителям, что у нас будет реклама. И это некий выбор. Знаете, когда говорят, что "я заплатил и мне реклама не нужна" - это, безусловно, право человека, но мы предупреждаем, что у нас будет реклама, потому что для нас она не просто система выживания, а мы бизнес-проект, и об этом тоже можно отдельно поговорить. Но еще и потому, что канал во всех направлениях станет, я думаю, я очень надеюсь, каналом, который соберет людей и начнет в себе, как в программах, так и, как ни странно, в рекламе, собирать тех людей, которые интересуются или которые разделяют эти взгляды, о которых мы будем говорить.

И сейчас, разговаривая с большим количеством предпринимателей, я вижу их прямую, может быть, не сильно коммерческую (ну, если уж мы говорим об "НТВ-Плюс" и о системе распространения), но заинтересованность вложить деньги в программу, в какое-то специальное производство, в детское вещание. То есть это некое целенаправленное спонсорство, это целенаправленная реклама.

Анна Качкаева: Вы считаете свой проект идеологическим?

Иван Демидов: Безусловно. Да даже пропагандистским!

Анна Качкаева: Тогда сформулируйте суть.

Иван Демидов: Нет, минуточку. Я вообще убежден, что формулировать национальную идею и прочие подобные вещи словами бессмысленно, и нужно либо являть, либо как-то делать. Собственно говоря, я думаю, что те, кто работает на канале, те, кто будет приходить к нам на канал гостями, и вместе с нашими зрителями, мы вот как раз и займемся этим - формулировкой.

Анна Качкаева: Вы когда-то сказали о своей программе, которую вы делаете на "Третьем" канале, что "это программа неофитская, мол, я, скорее, угадываю, и не знаю как". А теперь, начиная заниматься каналом, вы тоже...

Иван Демидов: Нет, здесь все-таки чуть другая история. Та программа "Русский взгляд" - это была программа действительно неофитская, в том смысле, что поскольку я и ведущий программы, я и ее руководитель, и поэтому в этом смысле я и отвечаю, и говорю, что я неофит. Но ведущими канала будут люди, которые давно сформировались и как политики, и как священники, у которых есть позиция. Потому что о неофитстве как-то разговаривать совсем смешно.

Но вы же спрашиваете меня, так вот я вам говорю, я сделал ковчег, посадил людей, и уверен, что к нему будет... и уже знаю, какой к нему интерес. Я понимаю, какие вещи не будут в этом ковчеге, я понимаю, контекст, который задан уже. Но говорить о том, что я вам сейчас с налета сформулирую, а вы просите меня, ни больше ни меньше, а национальную идеологию страны...

Анна Качкаева: Нет. Я прошу сформулировать суть, концепцию канала. Она ведь как-то сформулирована в вашей голове. Поэтому я так настойчиво спрашиваю про аудиторию, про разговоры вокруг названия, контекста, о котором вы сейчас говорите, но не говорите конкретных вещей. Это, извините, как концепция патриотического воспитания - там много слов, только за забором не видно сути. Вот я пытаюсь от вас услышать...

Иван Демидов: Понятно. Боюсь, что не услышите. Понимаете, какая история. Я все время говорил: благословить и копать. Вот мы копаем. Мы выкопали, мы сделали дом, мы насытили его. И у меня есть некие свои...

Анна Качкаева: Иван, вы, может быть, просто боитесь произнести вечную российскую формулу, которая...

Иван Демидов: "Православие, самодержавие, народность"?

Анна Качкаева: Или она вам не нравится?

Иван Демидов: Мне нравится. И та формула нравится. Я просто считаю, что с этой формулой невозможно приходить в XXI век. А доформулировать сейчас эти три тезиса... Обратите внимание, если я сейчас начну вам говорить слова, типа "патриотизм"... я их запретил себе говорить уже где-то как год, или "народность", даже "православие". Вы знаете, не только мы, но даже когда я разговариваю с Московской патриархией, со священоначалием, они говорят: "Вы как-то спокойнее по поводу православия. Может быть, вам так часто не употреблять?". Я говорю: "Я и готов бы, скорее, просто ограничиться "общественный телеканал "Спас". Но дело в том, что для того, чтобы хоть на первом этапе было ясно, хоть какой-то контекст чуть поподробнее, мы добавляем слово "православный".

Андрей Золотов: Все-таки православие на вашем канале - это русская вера или это вселенская церковь?

Иван Демидов: Это, конечно, русская вера.

Андрей Золотов: Вот уже что-то обрисовывается.

Анна Качкаева: Это точнее.

Иван Демидов: Коллеги, вы сейчас мне поможете сформулировать, собственно, я даже не сомневался в этом.

Андрей Золотов: И вдогонку вопрос. Наверное, стоит нашим слушателям и нам сказать, в ковчеге кто сидит на сегодняшний день?

Иван Демидов: Ну, в ковчеге... на сегодня был первый слет общий этого ковчега. Там представлены следующие ведущие. На "Русский час. Человек", будем так говорить, в этой линейке - это Наталья Алексеевна Нарочницкая, депутат Госдумы, наш историк. Я думаю, что достаточно известный человек для наших слушателей. Это Александр Гелиевич Дугин, философ, политолог, лидер "Евразийского движения", тоже достаточно известный человек. Это журнал "Фома", и ведущим этой программы "Русский час. Фома" будет Владимир Легойда, это главный редактор журнала. Замечательного, как мне кажется, журнала "Фома", и доцент МГИМО, что важно, когда ты смотришь эту программу. Мы уже несколько программ записали. Это совместно со студентами МГИМО. Люди допрашивают гостя и, собственно, ставят самые разные вопросы. И, конечно, это тоже молодежная программа. Отец Максим Козлов, настоятель Храма Великомученицы Татьяны при МГУ, студенты МГУ ему помогают. И ведущие, и основная аудитория - это студенты не только журфака, а вообще студенты МГУ. В этой же линейке свой архив нам передал Владыка Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. А вечерний эфир будет представлен Андреем Сафроновым. Для зрителей это лицо неизвестное, на телевидении это лицо достаточно известное. Андрей начинал на "Шестом" канале, отвечал за "Новости", потом был генеральным директором Национальной Ассоциации телевещателей. Вот в этой же линейке, я уточню, как раз и Александр Дугин с программой "Вехи", и генеральный директор канала "Спас" Александр Батанов, который будет еще вести программу со скромным названием "Русский час. Итоги". Он тоже достаточно, в общем, достаточно серьезный политолог, руководитель "Русской консалтинговой группы".

Анна Качкаева: Который, как я понимаю, финансирует канал?

Иван Демидов: Который, как вы правильно понимаете... с которым мы и нашли совместно финансирование. Потому что финансируют наш канал частные инвесторы, то, что мы называем "православные предприниматели". Собственно, на данный момент эту всю группу возглавляет человек, я думаю, что вам неизвестный, он с Дальнего Востока - Геннадий Иванович Лысак, он председатель правления банка "Приморье" и председатель правления "Владхлеба", то есть это весь хлеб Дальнего Востока. Это уже человек взрослого поколения, это человек, который по границе России с Китаем ставит храмы, и то, что называется "православный предприниматель".

Анна Качкаева: Хорошо, Ивае. И все-таки еще одно уточнение. К православию добавлено - общественный. Вы под словом "общественный", собственно, что понимаете?

Иван Демидов: Под словом "общественный" мы понимаем разговор... Я бы сказал так, что это слово правильно нивелирует, правильно находит баланс, потому что всем казалось до сегодняшнего дня, до того, как журналисты пришли и посмотрели на содержание канала, мы показали им отдельные отрывки, было представление, что православный канал - это, понятно, купола, медленные распевы и проповеди. И когда они увидели то количество экспертов политических, политологических, идеологических, которые там присутствуют в записях наших программ, когда они услышали разговоры тех же студентов МГИМО или МГУ, которые, я бы даже не сказал, что касаются непосредственно веры, они касаются нашей жизни... Вот я в свое время, когда делал канал "ТВ-6 Москва", который позиционировался, в том числе, как молодой, молодежный канал, я говорил: "Молодежь не должна говорить о молодежи. Молодежь должна говорить о главном, то есть в этом смысле обо всем". Нечто подобное я могу сказать и здесь. Православные не должны говорить только о православии. Они должны говорить о главном - о жизни.

Анна Качкаева: Но ведь если все-таки подразумевать, что общественное телевидение существующий везде как понятие, то это все-таки телевидение, которое учитывает интересы всех слоев общества. В том числе и меньшинств, в том числе и разнообразие религиозное. Это подразумевает, что на общественном канале вряд ли может быть только православие.

Иван Демидов: Ну, вы знаете, похоже, в этой трактовке, которую вы сейчас сказали, про общество и слово "общественный", все-таки она такая достаточно новая. Я имею в виду, ей много-много лет, но это пришедшее к нам с англосаксонского телевидения. У нас под "обществом" (помните как в фильме "у нас обчество в деревне") мы подразумеваем, скорее, поднимание общественных проблем, а не то, что просквозило, Аня, в вашем вопросе по поводу того... И сегодня много на пресс-конференции задавалось вопросов: "А как же, например, наши замечательные мусульмане России?". На это прозвучало два ответа, я их практически процитирую. Один ответ был одного из руководителей "НТВ-Плюс", который сказал, что "друзья мои, а к нам на "НТВ-Плюс" уже обратились и евреи России, и армянская диаспора обратилась. Вы вообще что тут, собственно, нападаете? Каждый занимается своим делом".

Анна Качкаева: Заметьте, я не нападаю. Я считаю, что пусть расцветают разные цветы. Я просто о термине "общественный".

Иван Демидов: Я процитировал. И здесь мы совершенно спокойно говорим: "Да, замечательно, если будут расцветать все цветы. Мы высадили вот эту ромашку".

Анна Качкаева: Ну, лучше бы, может быть, он бы был без определения "общественный", а только "православный", а то у нас и так путаница в головах.

Иван Демидов: Я вам обещаю...

Анна Качкаева: Иван, когда-то ОРТ было общественным, не быв таким ни по сути, ни по статусу.

Иван Демидов: Аня, во-первых, вы слишком серьезно относитесь к названиям перед каналами.

Анна Качкаева: Извините, это форма собственности, это устав... Вы теперь как бизнесмен это должны хорошо понимать.

Иван Демидов: Аня, должен вас успокоить, я думаю, что через какое-то время телеканал будет называться просто "Телеканал "Спас", и уже будет отсутствовать необходимость к нему присоединять еще какие-то дополнительные определения.

Андрей Золотов: Я думаю, что, может быть, создатели каналов в понятие "общественный" вкладывают понятие - "не обрядовый" или "не клирикальный", грубо говоря.

Иван Демидов: Спасибо огромное, Андрей. Аня, главная задача - собрать умных, настоящих людей - и все.

Анна Качкаева: И они доформулируют то, чего создатели недоформулировали.

Иван Демидов: Конечно.

Анна Качкаева: Я читаю уже пришедшие на пейджер сообщения.

"Я бы хотела видеть на канале библейские сюжеты из Ветхого Завета", - пишет Эвелина. "Наш дом в Москве не элитный, но пять тарелок есть. Вряд ли они прибавятся, если появится канал "Спас". Мне он не нужен", - пишет Марина. "Для кого предназначена программа "Спас"? Большинство из нас не имеет тарелок. Для нас, для быдла, всякие Малаховы и "Дома" с "Зеркалами". Каков охват? В нашем доме на 600 квартир всего одна тарелка. Татьяна". Это к разговору об аудитории. "Хотелось бы, чтобы были утренние и вечерние молитвы", - Нина пишет. "Хотелось бы видеть новый канал христианским, лишенным злобы и ксенофобии. Но в это, к сожалению, мало верится. Александр". "Предполагаю, что этот канал будет рупором шовинизма, национализма и патриотизма. Аркадий, Москва".

"Если люди смотрят "Фабрику звезд", "Дом-2" и "Кривое зеркало", то если бы даже у них появились тарелки, то "Спас" они не стали бы смотреть", - Ирина Семеновна из Москвы. Вот вопрос вам, Иван: "Означает ли создание канала, что будет закрыта ваша программа на "Третьем" канале?"

Иван Демидов: Нет. "Русский взгляд", я могу сказать так, что, в принципе, ничего не предвещает его закрытия. Единственное, что мы, я думаю, в августе будем определяться с руководством "Третьего" канала и с моей загрузкой на "Спасе", вот так я аккуратно скажу. Но, в принципе, никаких для этого предпосылок нет.

Андрей Золотов: Вы уже сказали раньше, что ваш канал трактует православие как русскую веру. Вам не кажется, что такая трактовка закрывает православие для очень многих других людей? Потому что, как мы знаем, далеко не только русские и в России, да и во всем мире православные.

Иван Демидов: Ну, как вам сказать... Нет, я так не считаю. Мы во многом (я продолжаю некую свою тему условного неофитства) ориентируемся на тех людей, которые воспитаны в православной традиции, вот те самые как бы крещеные, но не воцерковленные. Их подавляющее большинство в нашей стране, и по миру, наверное, тоже. И я думаю, что это, скорее, возможность себя получше узнать, даже через обрядовые вещи. Вот я сейчас скажу, наверное, такую... ну, мне можно - я, собственно, неофит и не священник - я - за иконки в бумажниках, я вот даже за эту простую привычку. Я очень хочу, например, внедрить моду на рождественские открытки. Не на новогодние, а на рождественские. Поймите, наверное, это звучит так уж совсем по-продюсерски, но я, правда, больше, знаете, делами привык отвечать на какие-то вопросы. Я, честно, не думаю, что здесь будут какие-то сложности.

Анна Качкаева: А вы в одном из своих интервью годичной, по-моему, давности, сказали, что ваша задача - вы, правда, говорили о своей программе, теперь, видимо, это можно сказать и о канале - должны людей, которые не воцерковленные, но в православной традиции, забрать этих людей и передать их священнику. Зачем?

Иван Демидов: Ну, тут имеется в виду вот что. Действительно, если мы говорим о православии, если мы говорим о вере, то, конечно, не наша задача светская, светских людей... как бы доводить людей до ума, будем так говорить, то есть самим. А вот довести их до этого ума, то есть привести их... Я очень точно понимаю, что я отвечаю за человека... Как-то мы разговаривали с моим духовником, и я говорю: "Понимаете, вот я прямо точно понимаю, батюшка, вот он из храма вышел, и я начинаю за него тоже отвечать, как и вы. Вот в храме - только вы". Не знаю, я, наверное, очень сложно, а может быть, наоборот, слишком упрощенно объясняю. То есть я понимаю, что, например, сейчас даже церкви может помочь, прежде всего, приход, миряне. Вот нашей Русской православной церкви можем, прежде всего, помочь мы. И этому тоже есть огромное количество подтверждений. В том числе, надеюсь, одним из подтверждений будет и наш канал.

Анна Качкаева: Да уж, право на миссию... Но мы об этом еще поговорим. Давайте дадим возможность высказаться нашим слушателям. Тимур из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Вопрос Ивану Демидову. Посмотрел в толковом словаре слово "спас", которое имеет три значения: "спас" - спаситель, Бог, здание церкви и один из трех летних праздников. Какой "спас" имеется в виду в названии вашего канала? Или в значении разговорной фразы "спасу нет"? Спасибо.

Иван Демидов: Вы знаете, вы практически все перечислили правильно, и "спасу нет" в том числе, что особенно мне понравилось. Действительно, мне кажется, что в русском...

Анна Качкаева: Слоганы, Иван, придумывают вам слушатели практически.

Иван Демидов: Спасибо огромное. На это, в том числе, и на это сотворчество мы и рассчитывали. Мне очень нравится название канала. Мне кажется, что вот в этом русском слове, в котором есть и имя Бога, и некий глагол, если хотите, и многое-многое чего в красоте нашего языка, я думаю, что все эти значения и имеются, вот все - от яблочно-медового спаса до спасителя.

Анна Качкаева: И до претенциозных названий, с которыми будут пересекаться названия других организаций и рассказы о вашем канале. Потому что в интернете на слово "спас" находятся и специальные армейские службы, и службы спасения, и ножевой бой "Спас", и группа ударной самообороны, и страховые компании и прочее.

Андрей Золотов: Хорошее слово - все захотели его приобрести.

Иван Демидов: Значит, верно было названо.

Анна Качкаева: Сергей, вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Очень актуальная передача. И хотелось бы узнать, как будет новый канал освещать проблему преподавания религии в школе? И второй вопрос, будет ли ваш канал освещать нерелигиозные вопросы, но близкие к религии? Скажем, такие как проблема здоровья населения России, да и мира в целом. Потому что, например, согласно официальным статистическим данным закончившейся в прошлом месяце медицинской конференции, одним только вирусом "гепатита В" в мире сейчас поражены более 2 миллиардов людей (это официальная статистика), особенно в неблагополучных странах". Благодарю.

Иван Демидов: Спасибо большое. Во-первых, начнем со второго вопроса. Это, собственно, вот то, что мне сегодняшний мой коллега Андрей и подсказывал - общественный, как не обрядовый. Конечно, под общественным мы и подразумеваем, что мы будем обсуждать все темы, вот все, мы будем говорить о главном, о том, что волнует, с нашей точки зрения, как нам кажется, наш, извините, народ.

А что касается первого вопроса по поводу религии в школе, ну, моя позиция, да и я думаю, что в данном случае и позиция канала, что основы православной культуры должны преподаваться в школах, тут абсолютно...

Анна Качкаева: Почему православной, Иван, опять? Почему не религии вообще?

Иван Демидов: Вот этого всего и вообще - это очень долгая история. И больше того, совсем недавно принято в Татарстане, когда Святейший встречался с президентом Татарстана, было принято, что будут преподаваться и основы мусульманской школы, и отдельно факультатив "основы православной школы".

Вот в Москве огромное количество ресторанов. Заходишь в русский ресторан и начинаешь говорить: "А где ваш бишбармак?". Да в соседнем ресторане. Что в самом деле такое?..

Анна Качкаева: Да в том-то и дело, что тогда в государственной школе надо преподавать про все. А в воскресной православной - православие.

Иван Демидов: И за это должно отвечать государство. Мы в данном случае говорим о предмете "Основы православной культуры". Но я бы добавил вот что. Мы не просто будем говорить, мы постараемся... вот сейчас уже начали работу, мы постараемся просто сделать 52 урока по количеству недель, видеоурока "Основы православной культуры". И пока где-то там уже внедряют, а где-то еще не внедряют... это, правда, очень трудоемкий процесс сделать такие 52 видеоприложения, как бы видеопрограммы. Но, по крайней мере, мы, со своей стороны, просто начнем уже образовательную историю.

Анна Качкаева: Вот тут Виктор Дубровский вам пишет. Он сомневается в том, что на канал идут только деньги предпринимателей. Может быть, они все-таки выжаты чиновниками из предпринимателей? Потому что если будут платить только пользователи, то на здоровье, а если налогоплательщики, то... Вот сейчас вы мне скажете, что сквозит в моем вопросе...

Иван Демидов: Да вы же сами знаете, что сквозит.

Анна Качкаева: Тем не менее, почему именно православные предприниматели? Надо полагать, что и мусульмане-предприниматели тоже готовы скинуться, и, может быть, уже даже скинулись.

Иван Демидов: Друзья мои, скинулись и скидываются. Дело в том, что, например, на том же спутнике, тут нужно точно понять, не в "НТВ-Плюс", а вот на этом же спутнике, где вещает "НТВ-Плюс", уже из Казани на этот спутник выходит канал.

Анна Качкаева: ТНВ, да.

Иван Демидов: Спокойно выходит, замечательно выходит. И наверняка скинулись...

Анна Качкаева: Но он не православный, и не мусульманский. Он - двуязычный. "ТНВ "21 век" называется.

Иван Демидов: Ну, хорошо, ладно, Бог с ним, что называется.

Что касается государства. Видите ли, в чем дело, уважаемые слушатели. Здесь дилемма-то простая: либо ты очень долго и не долго что-то выклянчиваешь у государства, а потом вряд ли даже делаешь что-то... Мы пошли просто по другому пути. Мы сначала сделали, а потом... мы не отказываемся от помощи государства в том смысле, что мы собираемся выходить на те же самые конкурсы и по частотам, и на те же самые конкурсы по грантам Министерства культуры для программ. Но очень важно было, как нам кажется, что именно это звоночек, что называется, еще скромный, а в принципе, понятно, что по поводу того, что сейчас определяется как православный или патриотический, сразу начинаются не то что звонки, а звоны - из какого бюджета, у каких налогоплательщиков что отняли.

Анна Качкаева: Так не мудрено...

Иван Демидов: Я уж не знаю, что там у вас мудрено, не мудрено. Я еще раз говорю, мы собрали частные деньги, собрались с частными людьми и сделали дело. Государство поможет - спасибо ему большое.

Анна Качкаева: А старт сколько стоил, можете сказать? Ну, приблизительно полмиллиона?

Иван Демидов: Ровно столько, сколько нужно было, чтобы стартовать.

Анна Качкаева: Ясно. Я просто скажу особо интересующимся слушателям. Чтобы войти в пакет "НТВ-Плюс" приблизительно нужно 250 тысяч долларов.

Андрей Золотов: Что не так много на самом деле.

Анна Качкаева: Да, не много. Я просто сказала, чтобы немножечко понимали, сколько стоит, чтобы войти с каналом в спутниковую систему.

Иван, в 2004 году, когда вы были главным редактором нового, тогда еще только созданного патриотического канала "Звезда"... Это, кстати, тоже любопытно. отчего же вы отказались, почему вам не понравился патриотический военный канал "Звезда"? Хотя вопрос мой связан не с этим. Так вот, год назад вы сказали: "Я глубоко убежден, что в постсоветское десятилетие "заказ" жизни в стране осуществляло "третье сословие" - буржуазия. Это происходило в политике, в экономике, в идеалах и в СМИ... Это сословие не выиграло конкуренцию за умы народа. А сегодня очевидно, что свое видение на жизнь предлагают "служивые" люди". То есть со служивыми вам как-то оказалось не по пути...

Иван Демидов: Наоборот.

Анна Качкаева: Как это? Вы тогда под "служивыми" подразумевали государственных чиновников, учителей, врачей и так далее, да? И перестали быть главным редактором этого канала. А мой вопрос вот в чем. Через год вы прислонились к третьему сословию - деньги вам дает буржуазия. Если к слову "буржуазия" добавить определение "православное", она, по-вашему, "выиграет конкуренцию за умы народа"?

Иван Демидов: Дело в том, что, во-первых, я не считаю, что когда-нибудь вообще может появиться такая история, как православная буржуазия.

Анна Качкаева: Но вы же говорите "православные предприниматели".

Иван Демидов: Минуточку. Православные предприниматели и православная буржуазия - это все-таки два разных, знаете ли, класса, поверьте в этом смысле. Я по-прежнему считаю, что... все, что я говорил, подписываюсь под каждым словом, кстати, и себя считаю в этом смысле служивым человеком. И я думаю, что эта история только отчасти определяется местом работы, а эта история все-таки определяется неким... Она же идет откуда? Были "пастыри", "собаки" и "собственно стадо". Пастыри - это священники. собаки - это служивые люди, начиная с царей и заканчивая офицерством и дворянством, стадо - это, собственно говоря, сама паства, сам народ. И это не мною придумано и не мне отменять. Так вот я, скорее, в этом смысле как раз принадлежу к служивым людям. И это совершенно не значит мой дальнейший неконтакт с телеканалом "Звезда", что я изменил свое отношение к служивым людям или как-то начал относиться по-другому к военным или к Министерству обороны, которое запустило канал "Звезда".

Анна Качкаева: Нет, меня в вашем ответе гораздо больше интересует, что буржуазия и предприниматели у вас не пересекаются.

Иван Демидов: Не пересекаются.

Анна Качкаева: То есть буржуазия - это англосаксонское, западное, либеральное, то, что вы называете врагами.

Иван Демидов: Абсолютно... Кто? Минуточку!

Анна Качкаева: В ваших интервью. Могу показать.

Иван Демидов: Я говорил прямо "враги"?

Анна Качкаева: Враги.

Анна Качкаева: Да, Иван, да.

Иван Демидов: Вот это да!.. Мне кажется, я всегда спокойнее к этому относился.

Анна Качкаева: Мне поэтому и интересно, почему они враги-то? Люди, которые, в общем, за свободу вероисповедания, как правило, ратуют. Почему враги?

Иван Демидов: Не помню употребления слова "враги". Не потому, что не считаю, что нет врагов или что у меня, например, врагов нет. Просто не помню употребления таких слов в публичных интервью, просто не помню. Прочитайте, что там про врагов.

Анна Качкаева: "Враги", через запятую - "либералы". Или вот еще цитата из вашего интервью: "Писал человек умный в газете, ну, наверное, схитрил, потому что либерал". То есть заведомо вредный, неприятный, вражеский тип.

Иван Демидов: Что я должен вам сказать, Аня. Я уж не знаю, приятный или не приятный, но неприятный в том смысле, что не принятый мною. Я действительно принадлежу просто, я не знаю... так получилось, я не виноват в этом смысле, я так родился, я так вырос, ничего особенного. В храм пришел достаточно поздно. Ну, просто кожей, что называется, чувствую, что есть одни и есть другие. Совершенно при этом не считаю, что вы меня как-то поймали на слове "враги", потому что я как раз, в отличие от моего приятеля Миши Леонтьева, редко употребляю слово "враги". Ну, хорошо, хотите вы врагов - пожалуйста, враги. Хотя еще раз говорю, что это такая история...

Но дело ведь в чем. Понимаете, я вам скажу простую разницу между православным предпринимателем и буржуином.

Анна Качкаева: Да-да, мы про это.

Иван Демидов: Вот буржуин, например, по зову доброты своего сердца, а иногда и по зову неких внешних сил, конечно, тоже, например, занимается благотворительностью. Боже упаси, никогда не отказывал им в этой истории. Православный предприниматель занимается делом, исходя из того, что, в принципе, нужно помогать людям изначально.

Анна Качкаева: А буржуазный предприниматель - нет? А он, может быть, тоже католик или...

Иван Демидов: Я как смог, так и сформулировал, Аня.

Анна Качкаева: Понятно.

Иван Демидов: Вот Андрей что-то хочет спросить...

Анна Качкаева: Нет-нет, Андрей сейчас вступит - и у нас будет теософская дискуссия. Не надо.

Иван Демидов: Теософская?.. Я не потяну вообще, вы что, друзья мои!

Анна Качкаева: "Вы нашли хитрую нишу между Богом и богатыми, - пишет вам наша слушательница Людмила Ивановна. - И мне кажется, что это кощунство. Бог, спутник, "Муз-Обоз". Таково мнение нашей слушательницы. "Судя по составу участников, канал будет ксенофобским и черносотенным". Еще одно мнение. "Уважаемый Иван, на "Радио России" выходят мусульманские программы, изучается Коран и арабский язык. Не являясь православными, слушаем этот канал с интересом: часть их проблем, часть и наших проблем. Так ли будет и с православным каналом? Марина".

Иван Демидов: Безусловно. Очень точное определение. Я могу простой пример привести. Недавно я просто в ранге главного редактора подписал по просьбе Отца Максима Козлова приглашение папскому нунцию здесь, они решили пригласить студента МГУ, католического представителя в России, чтобы поговорить вообще, насколько христианство может противостоять антирелигиозному, скажем, антихристианскому искусству. Это отдельный разговор. Я уж не знаю, будет ли он о Дэне Брауне (автор книги "Код Да Винчи" - прим. Ред.) или еще шире. Но я просто показываю, что есть и общие проблемы. А о терроризме с кем разговаривать, если не звать в студию всех здравомыслящих людей, всех конфессий?

Анна Качкаева: Вот Ольга вам вторит: "Мы много слушаем и смотрим в СМИ про проблемы арабского мира, изучаем арабский язык. Аналогичный интерес, наверное, есть у многих мусульман в России к православному миру. Так что ваш канал обречен на популярность. С уважением".

Алена из Москвы, мы вас слушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Во-первых, поздравления.

Иван Демидов: Спасибо.

Слушатель: Потому что мне кажется, что каким бы ни был этот канал, все равно это благое дело. Во-вторых, у меня три, мне кажется, очень серьезных пожелания к этому каналу. Вы так же хорошо, как и я, знаете о существовании фильмов о подвижниках наших дней православных - о Владыке Антоне, о Николае Гурьянове, о Владыке Василии Родзянко...

Иван Демидов: Знаю, конечно.

Слушатель: Хорошо. Так вот, если эти серии будут регулярно выходить, мне кажется, это оправдает очень многое в вашем канале. Второе. Если бы у вас нашелся бюджет для того, чтобы вы пополняли эту коллекцию фильмов, потому что сейчас тоже живет много подвижников православных батюшек, и мы о них очень мало знаем. И третье. Я предлагаю вам создать службу - обратную связь, чтобы люди могли позвонить вам или написать, и заказать фильм о ком-то, кого они не знают или не успели посмотреть, и получили бы конкретное время, в которое они смогут это увидеть.

Иван Демидов: Спасибо огромное вам . Я все понял. Абсолютно вы попали в точку. На данный момент мы собрали все, которые были в Москве, крупнейшие православные архивы производителей - это и "Неофит", это и "Пята", это и "Информационное агентство Русской православной церкви". Сейчас подтягиваются к нам производители Санкт-Петербурга, Украины и так далее. Но еще я бы добавил к вашему мнению, одной из основных и главных задач мы ставим перед собой вот какую. По всей нашей огромной стране в городах достаточно много уже людей, которые делают православные передачи, создают какие-то православные фильмы. И вот я сейчас, как это ни странно, наверное, звучит, но, тем не менее, через Радио Свобода обращаюсь, что мы, прежде всего, хотим создать вот этот банк данных и предоставить эфир и поддержать производителей на местах своим эфиром и выступить в роли некоего связующего центра.

Анна Качкаева: Сергей из Петербурга, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день, господа. Вы знаете, я, во-первых, хочу сказать, что сам я человек православный. Но не новый, так сказать, православный, а старый. Это раз. А во-вторых, у меня такой вопрос. Будет ли на вашем канале передача о тысячах священников, уничтоженных Госбезопасностью нашей? И будет ли передача о нашем гэбистском прошлом этого товарища Святейшего и нашего президента, конечно?

Иван Демидов: Во-первых, я не знаю, какой именно вы старый православный в данном случае. Сильно я сомневаюсь, извините, в этом смысле, потому что, ну, как минимум, знаете, православных батюшек не обсуждают, не говоря уж о Святейшем. Это раз. Во-вторых, я могу сказать, что исторические архивы, которые существуют, они у нас существуют. И мы, конечно, нашу историю - и кровавую, и радостную - будем показывать.

Анна Качкаева: Почитаю сообщения с пейджера. "Александр Дерий из Ленинградской области. При всем моем уважении к православию, хочу остаться атеистом".

Иван Демидов: Бог в помощь, это называется.

Анна Качкаева: "Иван, примите личный заказ на освещение тем в "Спасе": богословское видение политической и общественной жизни в мире, включая терроризм; состояние продуктов питания, состояние образования в стране, вредные привычки", - об этом Марина вас просит. "Я живу в Германии, в Баварии. Здесь официально преподается религия в школе. Моя дочь учится во 2-ом классе, она лютеранка, однако преподают религию католическую", - госпожа Райс нам написала.

Иван Демидов: Видите, сколько проблем у них.

Анна Качкаева: Наталья сожалеет, что я на вас так нападаю. Несколько тут таких мнений.

Иван Демидов: Спасибо, Наташа.

Анна Качкаева: Еще одно мнение: "Иван, прекратите оправдываться. Русские - государствообразующая нация, это нация православная. Остальных не обижает, но и главными все остальные быть не могут. Удачи вам на "Спасе!". Вячеслав из Москвы, вы в эфире.

Слушатель: Во-первых, хочу поблагодарить за то, что именно Радио Свобода дает свободно высказаться и не прерывает, как на других станциях.

Вы все говорите: "Почему православные?". А потому православные, что Россия православное государство, потому что православие стало...

Анна Качкаева: Нет, государство, не православное.

Слушатель: ...православие позволило создать нам наше государство. И сейчас мы бьемся за то, чтобы, поднявшись в духе, были достойны самодержцы. И поэтому Демидов сказал, что с лозунгом "Самодержавие, народ и православие" в 21-ый ходить нельзя. И тем самым говорит о том, что его программа будет обречена на уничтожение, на снисхождение. Ничего доброго для православного русского народа за деньги не будет. Благодать за деньги не дается, имейте это в виду. Посмотрите, пожалуйста, "Русский дом". Крутов, который начинал с "Прожектора", потом освоил журнал "Русский дом". И где он теперь.

Анна Качкаева: Вячеслав, ваш вопрос?

Слушатель: Никогда не старайтесь соединить русскую буржуазию. Буржуа - это капитал, капитал - это прибавочная стоимость... Это противно Богу.

Анна Качкаева: Вот видите, Иван, Богу противно. Вот до чего договорились. Эта реакция Иван. Вы буржуазию противопоставляете предпринимательству, поэтому, видите, народ считает, что Богу это противно.

Иван Демидов: Вы не услышали народ. Народ сейчас говорил ровно о другом, о том, что капитал противен Богу.

Анна Качкаева: Подождите, а предпринимательство - это что такое?

Иван Демидов: О, Господи!..

Андрей Золотов: Вопрос вот в чем. Понятно, что идет поиск форм православного телевидения. Он шел эти последние годы. В основном малоудачно. И мне приходилось участвовать в разных обсуждениях. Грубо говоря, чем вы будете отличаться от предыдущих опытов православного телевидения, которые были и в провинции, и в Москве?

Иван Демидов: Поймите, Андрей, я могу сказать, что ровно ничем, а с другой стороны, могу сказать, что всем. Потому что формы известны, а дальше как именно мы их повернем... Потому что все ток-шоу - и такое ток-шоу, и такое ток-шоу. Дальше уже только тот набор инструментов, которыми ты владеешь.

Анна Качкаева: Я думаю, что Иван не последний раз в этой студии.

Канал послезавтра стартует. Те, у кого есть тарелки, пожалуйста, посмотрите. Он будет выдержан, кстати, в золотисто-оранжевых тонах.

XS
SM
MD
LG