Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутат Государственной Думы Николай Гончар


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[31-08-05]

Депутат Государственной Думы Николай Гончар

Ведущий Владимир Бабурин

Владимир Бабурин: Сегодня наш гость - депутат Государственной Думы Николай Гончар.

Николай Николаевич руководит подкомитетом по финансовому контролю, бухгалтерскому учету и взаимодействию со Счетной палатой. И в сегодняшнем составе Государственной Думы он единственный независимый депутат, которому депутаты из "Единой России" доверили руководство подкомитетом палаты. Был, правда, еще Михаил Задорнов, но он свой депутатский мандат сдал. А всеми остальными подкомитетами, а уж тем более комитетами "Единая Россия" предпочитает руководить самостоятельно.

Сегодня Московская городская Дума в первом чтении определила дату новых выборов в московский городской парламент, они должны состояться 4 декабря. И надо сказать, что эти выборы еще с весны, по крайней мере с лета уж точно вызывали достаточный ажиотаж среди и федеральных политиков тоже. В той или иной степени высказывали свое желание бороться за кресла в московском парламенте депутаты Госдумы (например, Александр Лебедев), наш сегодняшний гость тоже не исключал, что будет бороться (так это или нет - узнаем сейчас). Более того, партийные списки на столичных выборах могут возглавить первые лица, начиная от мэра Москвы Юрия Лужкова, одного из лидеров "Родины" Сергея Глазьева, который помирился с Дмитрием Рогозиным. Возможно, что список "Яблока" возглавит сам Григорий Явлинский, а список "Союза правых сил", возможно, Борис Немцов. И также предсказывают новое восхождение на политический олимп в качестве оппозиционера на московских выборах бывшего премьера Михаила Касьянова.

В общем, получается, что кресла в парламенте на Петровке ценятся если не дороже, то не меньше, чем на Охотном ряду. Николай Николаевич, почему? И будет ли вы баллотироваться в Московскую городскую Думу?

Николай Гончар: Давайте начну со второго вопроса. Нет, не буду. Я избрался два года тому назад по одномандатному округу, и я считаю, что это определенные обязательства: в течение четырех лет - я ведь не говорил, когда шел на выборы, что если появится возможность, я уйду куда-то, - я должен отработать в этом качестве.

Владимир Бабурин: А закон не позволяет, как это было во времена Советского Союза, совмещать два депутатских мандата?

Николай Гончар: Нет, закон этого не позволяет. И представьте на секунду ситуацию: люди, которые голосовали за меня и которые 14-го числа в очередной раз придут ко мне на прием в качестве депутата Государственной Думы. И они скажут: "Как же так, мы же надеялись на вас, а вы сочли, что кресло на Охотном ряду менее предпочтительно, чем кресло в Московской городской Думе?" С моей точки зрения, такая ситуация не совсем прилична. Я высказываю свою точку зрения: я не буду баллотироваться по одномандатному округу. Их будет 15 - по количеству округов в Государственную Думу.

Теперь что касается первого вопроса - почему такой, я бы сказал, интерес? Это способ проверить ситуацию, это способ в столице страны оценить свои возможности. И ни одна политическая партия не может проигнорировать эту возможность, поэтому все политические партии, все лидеры постараются в той или иной степени продемонстрировать непосредственное участие в этом процессе. Скажем, были разговоры о том, что Белых (а он не москвич) может присутствовать в этом списке. Повторяю еще раз, я очень осторожно отношусь к любым публичным заявлениям, и, насколько я знаю, сам Белых еще не определился, и СПС как партия не определился. Но если он это сделает, то ничего удивительного, с моей точки зрения, в этом нет, потому что по новой системе выборов 20 мандатов из 35 будут отданы политическим партиям. И политическая партия в столице страны хочет заявить свою позицию - ничего удивительного или конъюнктурного в этом нет.

Владимир Бабурин: Не хочу обидеть господина Белых, но не так давно он появился на российской политической сцене, поэтому для слушателей напомню, что Никита Белых - это нынешний лидер "Союза правых сил".

Николай Гончар: Совершенно верно, и именно поэтому политическая партия - чтобы напомнить и слушателям, и избирателям, что это лидер партии, - может принять такое решение.

Владимир Бабурин: Один из депутатов Мосгордумы господин Москвин-Тарханов выступил с довольно интересным комментарием, объясняя причины желания некоторых депутатов Госдумы и федеральных политиков переселиться в здание на Петровке. Он сравнил желающих попасть в Мосгордуму с ротвейлерами, у которых просто слюна течет от такого куска, как Москва, и он подчеркнул еще объективные причины: "Рядовой депутат Госдумы всегда завидует рядовому депутату Мосгордумы, потому что у нас (у депутатов Мосгордумы) полное равноправие и никакой разницы между председателем комиссии и просто депутатом. У них же - строгая иерархия, рядовой депутат - он никто, он солдат партии. И по сравнению с нами, московскими депутатами, народный избранник с Охотного ряда ущемлен в правах, начиная от условий работы, заканчивая отношениями с властью".

Как вам такой комментарий?

Николай Гончар: Каждый понимает в меру: дальше я остановлюсь. Вот в эту меру каждый и понимает, каждый оценивает. Ваш покорный слуга знает о тех материальных возможностях, которые создали себе депутаты Московской городской Думы и которые им создала исполнительная власть города Москвы. Я эту сторону вопроса не комментирую, я постараюсь сейчас говорить только по существу вопроса. Я не думаю, что многие депутаты Государственной Думы на выборах в Московскую городскую Думу пойдут по одномандатным округам. Что касается списков политических партий, я совершенно не исключаю, что в списке "Яблока" может быть Галина Хованская, человек с известной позицией, с очень большим опытом работы над Жилищным законодательством. И ее присутствие в списке партии не будет для меня удивительным, я думаю, и для москвичей тоже.

Владимир Бабурин: И первый звонок у нас из Санкт-Петербурга. Владимир, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Мне Николаю Николаевичу хотелось бы такой вопрос задать. Жутко, что у нас творится! Не идем ли мы в диктатуру? И тем представителям, которые мечтают о третьем сроке президентства, показать надо, что это нарушение Конституции и это ведет к преступлению, чтобы они на ус намотали это. И раз вы о финансах говорили, посмотрите - бешеные деньги вокруг Думы крутятся! Спасибо.

Владимир Бабурин: Не говорили о финансах:

Николай Гончар: Опять-таки начну со второй части вопроса. Последние два года вокруг Государственной Думы крутится все меньше и меньше денег, если вы имеете в виду теневой, так скажем, финансовый политический оборот - или люди чаще употребляют термины "взятки", "подношения", назовем это комиссионными, как угодно. Чем меньше вопросов решает Государственная Дума реально, тем меньше отдельным депутатам Государственной Думы или каким-то лоббистским группам предлагают то, о чем вы говорите. Поэтому в реальном снижении политического веса Государственной Думы (а это действительно произошло) есть свои плюсы. Деньги несут туда, где решают вопросы.

Владимир Бабурин: То есть это уже не такой выгодный бизнес, как был в первой, во второй:

Николай Гончар: Как во второй Государственной Думе - вне всякого сомнения! И поэтому по крайней мере эта политическая площадка становится чище. Хотя я думаю, что многие об этом сожалеют. Я думаю, что в следующем составе Государственной Думы представителей бизнеса и лоббистских структур будет меньше - и это плюс.

Теперь, что касается того, идем ли мы в диктатуру. Мы идем туда, куда мы идем. Ведут ли нас в диктатуру? Я думаю, что нас ведут в определенную авторитарную схему, но все зависит только от нас с вами. Куда бы нас ни вели, а придем мы туда, куда захотим. А вот если нам будет безразлично, то наш санкт-петербургский радиослушатель абсолютно прав.

Владимир Бабурин: Марина пишет на пейджер: "Очень хочется видеть в Московской Думе Швецову, которая наверняка не будет в правительстве. Жаль, не будет Шанцева". А вот Платонова Марина не хочет видеть во властных органах. Я думаю, что можно без комментариев оставить.

Звонок из Москвы у нас. Сергей, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Николай Николаевич, вы искушенный политик, смотрите, тот список, который сейчас огласили, я думаю, где-то в первом приближении это срез Москвы. Если ничего не помешает, выберут именно этих политиков. Вы не считаете, что это будет как бельмо на глазу единой партии в Госдуме, и выборы в 2007 году будут немножко другие, если будет такой список?

Николай Гончар: Выборы в 2007 году, если вы имеете в виду выборы в Государственную Думу, конечно, будут иными. Полностью с вами согласен. Развивать тему, какие они будут, на это, боюсь, не хватит времени. Но мысль, которую вы сформулировали, имеет все основания. Теперь, что касается того, кто пройдет в Московскую городскую Думу. Я думаю, что пройдут две-три политические партии, опять-таки повторюсь, я говорю только о партийной части, только о тех 20 мандатах, за которые будут бороться политические партии. Кто это будет? Я думаю, что значительное большинство получит "Единая Россия" во главе с Лужковым. Это реальность, а политика - искусство возможного, это так. Вторая политическая партия, которая в Москве, с моей точки зрения, подчеркну это, пройдет, - это будет "Яблоко". А дальше есть шансы у СПС, да. И дальше, я думаю, может быть, "Родина". По крайней мере, по тем выборам, которые были два года тому назад, "Родина" присутствовала в Москве достаточно серьезно.

Владимир Бабурин: Вот как раз на сегодняшнем заседании Московской городской Думы депутаты именно от "Родины" были весьма активны. Они предлагали, во-первых, перенести выборы на три месяца, видимо, потому что и самой "Родине" не хватает до 4 декабря времени, чтобы серьезно подготовиться к выборам. Было предложение - все-таки обсудить изменения в законодательство, прежде всего, видимо, речь опять встанет о снижении барьера, который в Москве установлен в 10 процентов (выше чем по федеральному законодательству). И было еще одно предложение, которое тоже не прошло, - установить на избирательных участках в Москве прозрачные урны, чтобы сократить возможность фальсификаций. Как ни странно, представители "Родины" апеллировали к опыту Украины прежде всего и Грузии, где были установлены те самые прозрачные урны, в которых трудно подкинуть больше бюллетеней, чем положено. Это предложение тоже не прошло.

Как вы полагаете, учитывая нынешний состав Московской городской Думы, хоть какие-то изменения в московское городское выборное законодательство внести удастся?

Николай Гончар: Нет. Я думаю, что не удастся провести. И я думаю, что депутаты Московской городской Думы, представляющие блок "Родина", это прекрасно знают. Тем не менее, они занимаются политикой, они заявляют свою позицию, и они тем смелее ее заявляют, тем радикальнее, чем меньше у них возможностей реализовать то, что они предлагают.

Владимир Бабурин: Звонки у нас опять из Санкт-Петербурга. Евгения Иосифовна, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я пенсионерка, переселенец из районов Крайнего Севера. Звоню вам потому, что вы имеете отношение к Министерству финансов и потому что вы независимый депутат. Возможно, вы поможете нам в таком вопросе. На оплату субсидий северянам на Санкт-Петербург выделяется всего одна субсидия в год. Мне надо 98 лет ждать, чтобы моя очередь подошла, а я пенсионерка и инвалид. Скажите, пожалуйста, вы бы не могли этот вопрос поднять в Думе? Я писала Грызлову - он мне не ответил. Я считаю, что это дело рук нашего губернатора, потому что ей нет никакого смысла принимать у себя тружеников Севера, и она предпочтение отдает тем, кто приезжает с набитыми карманами из Закавказья и покупает по 2-3 квартиры. Ответьте, пожалуйста.

Николай Гончар: Евгения Иосифовна, у меня такая просьба к вам. Если вас не затруднит, вы обратитесь, пожалуйста, на мое имя: депутату Государственной Думы Гончару Николаю Николаевичу, Охотный ряд, дом 1. Письмо дойдет. И изложите существо вашей просьбы. Так, с голоса, сложно разобраться в конкретном вопросе. Я обещаю вам, что обязательно ваше письмо будет рассмотрено, и я добьюсь, чтобы на мое имя из Министерства финансов поступил внятный ответ. Что касается одной субсидии, у меня есть сомнения, и если я вас правильно понял, боюсь, что вам дали неверную информацию. Давайте ваше обращение - я буду им заниматься, и вы обязательно получите от меня ответ.

Владимир Бабурин: Николай Николаевич, второй раз вы в программе "Время гостей", были здесь и другие депутаты, но я заметил, что именно к вам избиратели, причем не ваши, пытаются обращаться с какими-то вполне конкретными просьбами, а не получить ответ на какие-то общие вопросы.

Николай Гончар: Поймите, депутат, избранный по одномандатному округу, конкретными вопросами и должен заниматься. В будущем составе Государственной Думы таких депутатов не будет. Такой закон уже принят, и сразу хочу сказать, что я голосовал против него. Но это моя работа, наверное, люди считают, что я умею и хочу этим делом заниматься.

Владимир Бабурин: Звонок у нас из Рязани. Валентин, добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. У меня два коротких вопроса. Первое, как вы относитесь к возможности организации столицы союзного государства в Санкт-Петербурге? И второе, как вы относитесь к закону, хотя вы и голосовали против него, о том, что все депутаты будут от партий?

Николай Гончар: Ответ по второму вопросу (почему-то все время начинаю отвечать со второго вопроса): отношусь отрицательно. И считаю, что люди должны знать, за кого они голосуют. У меня был свой вариант решения этой проблемы, я предлагал сделать так, чтобы депутаты были все одномандатные, но их должны обязательно выдвигать та или иная политическая партия. Но я считаю, что люди должны знать, за кого они голосуют, и считаю, что люди должны иметь право в случае, если работа депутата их не удовлетворяет, иметь возможность отозвать его. И депутат это должен знать и поэтому должен - очень важная позиция - регулярно проводить прием населения. Каждый гражданин округа должен иметь возможность попасть к своему депутату. Повторяю, я голосовал против данного закона, поэтому дальше комментировать смысла нет.

Что касается столицы союзного государства, для того чтобы определять место столицы союзного государства, надо сначала создать союзное государство. В 1996 году в Государственной Думе обсуждался вопрос о договоре о создании вот такого государства, его тогда под аплодисменты ратифицировали. Я выступал и сказал, что если мы сейчас не проведем референдум по этому вопросу, государство не будет создано. Меня практически подвергли остракизму, но ни одна из позиций того договора (в частности, скажем, вопрос о союзном гражданстве) не работала, не работает и, боюсь, долгое время работать не будет. Поэтому вопрос о том, где размещать столицу этого государства, неактуален до тех пор, пока не решен вопрос с государством.

Владимир Бабурин: Хотя многие тогда поторопились. Я помню, когда были вот эти предварительные, как теперь становится ясно, даже очень предварительные документы подписаны, встречался с журналистами Геннадий Зюганов, и с ним на пресс-конференцию пришел бывший тогда министром Аман Тулеев, и они встали и сказали: "Мы вас всех поздравляем. Мы опять живем в союзе". Ну, вот поторопились и господин Зюганов, и господин Тулеев, и все остальные тоже.

Звонок опять из Петербурга. Галина, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я хотела бы спросить у вашего гостя, как он считает, нужна ли нам вообще Государственная Дума и не лучше ли оставить только Федеральное Собрание, увеличив его и введя больше депутатов от регионов, и пусть они делают законы?

Николай Гончар: Итак, Государственная Дума и есть часть Федерального Собрания. Очевидно, вы имеете в виду, что нужно было бы оставить только верхнюю палату Федерального Собрания, а Государственную Думу не формировать. Я считаю, что это неправильно. Государственная Дума (я уже не говорю о том, что это норма конституционная) на сегодняшний день включает 225 депутатов от регионов и 225 депутатов от политических партий. Те, кто предлагал новый вариант формирования Государственной Думы, одной из двух палат Федерального Собрания России, имели в виду следующее: нужно сделать так, чтобы еще до выборов была ясна политическая позиция каждого депутата. Прекрасно, давайте это сделаем, но, тем не менее, сделаем так, чтобы избиратели голосовали не только за политическую позицию, но и за конкретного человека, воплощающего эту позицию. Я считаю, что Государственная Дума нужна.

Владимир Бабурин: И тогда еще один короткий вопрос по поводу Московской городской Думы. 35 депутатов на такой многомиллионный мегаполис - не маловато ли все-таки?

Николай Гончар: Мало.

Владимир Бабурин: А если учесть, что 15 только по одномандатным округам, то сколько же у одного одномандатника - с трудом можно посчитать.

Николай Гончар: Столько же, сколько и у сегодняшнего депутата Государственной Думы, - примерно полмиллиона избирателей. Ну, может быть, меньше - 450 тысяч и так далее. Может ли работать такой депутат? Вот перед вами сидит человек, два раза в месяц принимающий население и четыре раза в месяц проводящий встречи. Может, если хочет!

Владимир Бабурин: У нас звонок из Москвы. Виктор, добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Уважаемый господин Гончар, вот в Московской городской Думе сейчас 35 человек - это безобразно мало просто! В Государственной Думе на 450 тысяч человек один депутат - это тоже безобразно мало. Вы не можете сказать о численности депутатов Моссовета, сколько депутатов было? И сколько в исполкоме было народу? И в Голландии, например, на такую же численность не 35, 200 депутатов приходится. Есть такая идея, что депутаты практически законодательством не занимаются, они должны представлять народ, а они не представляют. Они просто безграмотные, и законодательством он не могут заниматься, потому что там занимается законодательством аппарат. И поэтому в нынешних условиях Государственная Дума взяла бы и распустилась, и "Единая Россия" не набрала бы голоса и вылетела из Думы. Вы за оклады держитесь? Почему вы не распуститесь? Спасибо большое.

Николай Гончар: Для того чтобы Государственная Дума самораспустилась, нужно, чтобы за это проголосовало большинство от 450 депутатов, то 226 депутатов. Очевидно, вы прекрасно понимаете, что никогда это предложение не пройдет. Такого рода предложения были, набирали они в зале Государственной Думы, если мне память не изменяет, чуть меньше 50, 48 голосов. Еще раз повторю, политика - искусство возможного. И вы, Виктор, сами себе противоречите. Вы говорите, что депутат должен заниматься конкретными делами, он должен помогать гражданам, жителям своего округа, своим избирателям (кстати говоря, и тем, кто голосовало против него, тем не менее в округе живет) решать совершенно конкретные, насущные вопросы. Более того, в ряде случаев депутат Государственной Думы единственный человек, к которому может прийти избиратель и пожаловаться на действия исполнительной власти, он единственный такой человек. Поэтому если сейчас Государственная Дума самораспустится, и новый состав не изберется вообще, такой возможности у людей не будет.

Теперь, вы высказываете предположение, что если новые выборы в Государственную Думу состоятся сейчас, то "Единая Россия" не наберет большинства. Я в этом сомневаюсь. Прошла серия выборов в региональные органы законодательной власти, в органы законодательной власти субъектов Федерации - ничего похожего. "Единая Россия" даже в самых проблемных регионах устойчиво получает либо относительное, либо в ряде случаев абсолютное большинство. Это факт. Нравится или не нравится, используется административный ресурс или не используется, но это так.

Теперь, что касается абсолютного влияния и возможностей тех, у кого есть административный ресурс. Я могу привести один пример. В 1990 году в городе Москве проводили выборы в Верховный совет Российской Федерации. У Коммунистической партии Советского Союза, у ее городской партийной организации были абсолютные возможности с точки зрения административного ресурса. И городская партийная организацию, полностью контролировавшая этот ресурс, поддерживала товарища Бракова, а победил господин Ельцин с огромным запасом. Поэтому когда говорят, что административный ресурс все решает, - это неправда. Более того, вы сейчас слышите человека, который на выборах два года тому назад шел, борясь с исполнительной властью города Москвы. И мэр, и префектура, и районные управы делали все для того, чтобы меня не избрали. Тем не менее, я победил, и примерно с трехкратным перевесом по сравнению с тем, кого поддерживали. Поэтому говорить о том, что все решает административный ресурс, неправильно.

Владимир Бабурин: Олег пишет: "Депутату Гончару. Что это за странная идея - создавать союзное государство, сажать тучу чиновников и не спросить у народа? Прежде всего должен быть референдум, а потом на основе его решения сажать на нашу шею чиновников во главе с Бородиным. Или народ - это стадо баранов? Меня это возмущает!" Уважаемый Олег, депутата Гончара это тоже возмущает, он говорил то же самое и тоже произносил слово "референдум".

Николай Гончар: Более того, первый раз я его произнес в 1996 году, а в 1999 году мы собрали 2 миллиона 430 тысяч подписей за проведение этого референдума. К сожалению, Центральная избирательная комиссия, а потом и Верховный суд признали, что эти подписи ненастоящие что ли:

Владимир Бабурин: Еще один московский звонок у нас. Юрий Николаевич, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Из ваших наступлений на этом радио, Николай Николаевич, я сделал вывод, что вы - лукавый депутат, заявляющий о себе как истинный защитник интересов народа. Вот вы ответьте мне, пожалуйста, чем россияне хуже иностранцев, почему вы горой стоите за непрофессионального бывшего Касьянова и нынешнего министра финансов Кудрина, который не хотят погашать внутренний долг российским гражданам и не знают, как распорядиться средствами из стабилизационного фонда, профессионально распорядиться?

Николай Гончар: Подождите, а кто вам сказал, что я стою горой за Касьянова?

Слушатель: Вы в прошлом выступлении на Радио Свобода прямо с таким рвением выступали, что он чуть ли ни дипломат на переговорах, чтобы заплатить наши российские деньги иностранцам. А может быть, надо их реструктурировать, эти долги, было бы.

Николай Гончар: Итак, если я говорю о том, что Касьянов хороший переговорщик, это вовсе не значит, что я поддерживаю экономическую политику, которую он как глава правительства проводил. Это совершено разные вещи. И огульно ругать человека, даже если он мне не нравится, я не собираюсь, это неприлично. Теперь второе, вы слышите сейчас одного из авторов закона о признании долга Российской Федерации по вкладам в Сбербанке СССР. И несмотря на неоднократное вето, налагавшееся президентом Российской Федерации Борис Николаевичем Ельцин, мы этот закон провели. Другое дело, что в настоящее время этот закон реализуется исключительно частично, и эта часть меньше целого. Но: не по адресу, короче говоря.

Владимир Бабурин: Еще один звонок из Москвы у нас. Майя Михайловна, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Николай Николаевич, я хочу обратиться к вам как к нашему депутату. Это вас беспокоят от имени жильцов дома 37 по Большому Тишинскому переулку, на Пресне. Мы тут составили для вас письмо, мы обращались в префектуру и в нашу управу, и вам передадут это письмо. Вот у нас есть телефон вашей приемной - 692-47-60. Может быть, как-то еще можно с вами связаться?

Николай Гончар: Мой телефон - 263-87-70. Там сейчас, в это время Алла Дмитриевна принимает звонки, и она расскажет вам, как сделать так, чтобы ваше письмо завтра оказалось у меня. Если это не терпит до 14-го числа, вторая среда, когда я буду вести прием населения по адресу Фурменный переулок, дом 13, с 18:00. Да вы все это прекрасно знаете.

Владимир Бабурин: Петербург обижается на дискриминацию. Николай нам звонит.

Слушатель: Да, вы знаете, у меня был вопрос, да еще по тому контексту, который я прослушал, две реплики небольших возникло. Ну, во-первых, тут что-то сказали про Беслан, я внимательно изучал всю видеозапись (у меня записано), и я говорю, что это чистая провокация ФСБ. Второе, Галина звонила и говорилась насчет Федерального Собрания. Вы риторически ее немножко поучили, как говорить, а вот в газетах - в "Известиях", в "Российской газете" - пишут, например, "спикер парламента". А парламент, согласно нашей Конституции, это как раз и есть Госдума плюс Совет Федерации.

Владимир Бабурин: Даже наоборот - Совет Федерации плюс Госдума.

Николай Гончар: Да.

Слушатель: Ну, не важно. Дело вот в чем, спикера парламента вообще у нас в России не может быть, потому что парламент - это федеральное собрание. То есть, скажем, с натягом, хотя это неграмотно, можно сказать - спикер Совета Федерации:

Николай Гончар: Согласен с вами полностью. Действительно у нас двухпалатный парламент, и у нас по Конституции возглавляет палаты Федерального Собрания председатель соответствующей палаты. Это расхожий термин, введенный прессой, и депутаты к этому не имеют отношения.

Владимир Бабурин: Вот прозвучало уже от слушателей слово "Беслан", годовщина - завтра. Я хочу напомнить нашим слушателям, что в 2003 году, почти два года назад, группа из 7 депутатов во главе как раз с сегодняшним нашим гостем Николаем Гончаром внесла в Думу законопроект о парламентских расследованиях Федерального Собрания Российской Федерации. И 7 октября, то есть почти два года назад, законопроект был принят в первом чтении. Я маленькую цитату приведу: "Без официальной оценки остаются многие факты и события, имеющие большую общественную значимость. Не формируются традиции нормальной этики госслужбы, многие должностные лица даже после совершения ими недостойных действий, несовместимых с высоким государственным статусом, остаются безнаказанными и нередко даже не отправляются в отставку (я бы добавил от себя: редко отправляются): общество испытывает чувство бессилия в отношении к власти, что еще больше подрывает степень доверия к ней.

Прошло два года. Почти посередине между принятием этого законопроекта в первом чтении и сегодняшним днем, случился Беслан. А вопросов по-прежнему остается гораздо больше, чем ответов, и все то, что было принято в первом чтении два года назад, сегодня звучит еще более актуально, чем было тогда, особенно после Беслана.

Николай Гончар: Итак, с точки зрения того, что происходит с законом о парламентских расследованиях, могу сказать, что есть реальная надежда, что во время этой сессии, осенней, этот закон может быть принят в первом и втором чтении. Надеюсь, что и в третьем. После послания президента Федеральному Собранию, где - к нашей радости, честно скажу - президент сказал о необходимости принятия такого закона, сопротивление было яростное, и понятно с чьей стороны - со стороны тех, кто может стать объектом подобного рода расследования. Так вот, дело сдвинулось с мертвой точки, была создана рабочая группа. Как автору мне, конечно, хотелось бы, чтобы прошло второе чтение того закона, но сразу хочу сказать: тот вариант законопроекта, который работает сейчас, в значительной степени лучше и, я бы сказал, даже радикальнее, чем тот вариант, который вносили мы. Мы вносили вариант достаточно спокойный, потому что другой вариант не прошел бы. А сейчас, получив поддержку президента (а это поддержка), у нас есть надежда, что в конце этого года закон будет принят. Но, повторяю еще раз, может быть, третье чтение выйдет на февраль. Рабочая группа в составе и депутатов, и экспертов работала, в общем, примерно до середины лета, а ситуация вот такая.

Теперь по существу. Парламентское расследование не должно дублировать деятельность правоохранительных органов ни в коем случае, у него другая цель. Скажем, события в Беслане, о которых все мы сейчас вспоминаем, - с точки зрения парламента подобная комиссия должна сказать, действующее законодательство позволяло ли предотвратить события. И если да, то дальше прокуратура должна дать оценку (и дальше обратиться в суд, если речь идет о преступлении) действиям тех должностных лиц, которые, имея возможности и будучи обязаны в силу своего должностного положения в рамках действующего законодательства, могли предотвратить и не предотвратили. А вот если действующее законодательство содержит возможности такого события, то, значит, нужно менять законодательство. Федеральное Собрание по той Конституции, которая есть у нас, должно изменить законы. Вот ответы на вопросы, которые должно дать парламентское расследование.

Владимир Бабурин: И возвращаясь к теме Беслана, я думаю, что в российских газетах все-таки основные публикации начнутся завтра и послезавтра, 3-го числа. А что меня поразило сегодня - очень большая статья в очень солидной немецкой газете "Ди Вельт". Потому что Беслан был достаточно далеко, я германист по образованию и, в общем, до того был всегда уверен, что европейцев, и немцев в частности, в первую очередь интересуют их трупы, а что там происходит за пределами Германии, в Англии, Франции, их волнует уже далеко не так, тем более через год. И вот сегодня огромная статья в "Ди Вельте", даже несколько фрагментов я перевел. Женщина, корреспондент "Ди Вельт" пишет: "С особым вниманием и сочувствием наблюдали по телевизору за многодневным оцепление и педантичным сохранением улик после терактов в Лондоне. Такого здесь и близко не было (в Беслане). И уже к воскресенью (при том, что драма с захватом заложников завершилась в пятницу, 3 сентября 2004 года) место, где разворачивались события, было очищено, руины убраны, а за ними - и все следы". Или вот еще: "Жители Беслана задаются вопросом: как получилось, что более 200 трупов заложников имеют тяжелейшие ожоги, тогда как ни у одного мертвого террориста их нет?"

В общем, не буду долго читать, очень большая статья. Но меня больше всего поразило, что немецкий журналист задает эти вопросы. Российские тоже задают, но не так резко.

Николай Гончар: Если вопрос к прессе, то это вопрос к вашим коллегам. А меня в данном случае прежде всего интересует следующее: что нужно сделать законодателям, чтобы не допустить повторения, касается ли это вопроса финансирования соответствующих подразделений, касается ли это вопросов политического урегулирования ситуации и многого-многого другого? И та комиссия, которая была создана в Совете Федерации, прежде всего, надеюсь, даст ответы на эти вопросы. Можно очень долго рассказывать, что мы думаем по поводу действий спецслужб, уровня их скоординированности, как работал штаб и многие другие вопросы. Но законодатель должен прежде всего ответить на вопрос: каким образом можно изменить федеральное законодательство, в том числе предусмотрев в нем урегулирование этого вопроса - где, кто и как определяет, как действуют спецслужбы (конкретные министерства и ведомства) в подобной ситуации? Ни какое-то разовое решение, кто там командует - Дзасохов или Нургалиев, а это должно быть прописано в законе. Эта ситуация, я имею в виду действия федеральной власти, в случае террористического акта должна работаться автоматически.

Владимир Бабурин: Но федеральная власть по полной программе, можно сказать, использовала трагедию в Беслане, отменив выборы губернаторов.

Николай Гончар: Опять-таки много раз говорили на эту тему, и там была очень конкретная ситуация в Северной Осетии, и тогда президент не мог допустить, - это я понимаю - чтобы Дзасохов ушел в этот момент. Потому что тогда события могли развиваться самым непредсказуемым образом, и вы понимаете, что я имею в виду. Дзасохов в тот момент, что бы сейчас ни говорили, не допустил обострения конфликтной ситуации во взаимоотношениях между осетинами и ингушами. А террористы прежде всего провоцировали именно этот конфликт. Поэтому ситуация была сложной, еще раз повторяю. Не хочу забегать вперед Торшина, он работали год, хорошо или плохо, но они должны в ближайшее время представить результаты своей работы, которые мы будем внимательно изучать.

Владимир Бабурин: У нас еще звонок, опять из Санкт-Петербурга. Анатолий Петрович, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я хочу задать вам и вашему уважаемому гостю вопрос по Беслану. После теракта в Беслане, где погиб 331 человек, из них 186 детей, была создана парламентская комиссия под председательством депутата Торшина, которая обещала подробно разобраться по всем обстоятельствам этой трагедии. И до конца марта - я слышал, сам Торшин говорил - результаты работы комиссии будут доведены до общественности. Однако и по сей день никто ничего не знает, и, наверное, никогда и не узнает, как и по другим терактам. И за все, что там сотворили, будет отдуваться один Нурпаши Кулаев. Очень хотелось бы вас попросить пригласить непосредственно на вашу передачу депутата Торшина. Он куда-то исчез и молчит.

Николай Гончар: Торшин - заместитель председателя Совета Федерации, и он возглавляет эту комиссию. У них была, с моей точки зрения, правильная договоренность между собой: до тех пор, пока комиссия не закончит работу, публично никаких промежуточных результатов расследования не оглашать. Потому что вокруг этих промежуточных заявлений немедленно начинаются политические дебаты, а иногда и политические спекуляции. Поэтому члены комиссии (я не являюсь членом этой комиссии) между собой договорились закончить работу и после этого огласить ее результаты. Это первое.

Второе, да, действительно, ожидался доклад этой комиссии раньше. В ходе процесса, который сейчас идет в Северной Осетии над Кулаевым, возникли дополнительные факты, моменты, которые комиссия сочла необходимым проверить дополнительно. И то, что они не торопятся выдать на-гора итоговый документ, а проверяют в нем каждую строчку и каждую позицию, определяются с ним, - с моей точки зрения, это правильно.

Владимир Бабурин: Еще у нас один звонок из Ростова. Вячеслав, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Николай Николаевич, у меня такой вопрос. Я в течение года пытаюсь попасть на прием к депутату Госдумы от Ростова, обращаюсь в приемную, звоню помощникам - говорят, что он не принимает или не бывает в Ростове. Что мне делать?

Николай Гончар: Да, хороший вопрос. Я в Ростове тоже не бывают, но опять-таки, повторяю еще раз, если вы сочтете возможным хотя бы по факсу - 692-75-08 - это факс московский, переслать мне заявление, адресованное вашему депутату, указав его фамилию (от Ростова не один депутат), то обещаю вам, что я в начале сентября найду своего коллегу и передам это заявление ему из рук в руки.

Владимир Бабурин: И прочитаю два сообщения с пейджера, взаимоисключающие. "Слушаю господина Гончара по радио и удивляюсь. Он говорит, что депутат должен заниматься насущными вопросами населения. Это звучит юмористически. Задачи депутата - политика, экономика, безопасность страны. А насущными проблемами людей должна заниматься местная власть. Видимо, этот депутат на большее не способен, поэтому был против, чтобы в Думу избирали только по партийным спискам. Подумайте над этим вопросом", - из Рязани слушатель пишет. А вот второе: "Николай Николаевич, спросите, пожалуйста, с фракции "Единая Россия", кто им дал право за меня решать вопрос о передаче полномочий по выбору мэра от меня - человеку, который заботится лишь о достойной жизни своих чиновников, своего окружения? Алла Павловна".

Николай Гончар: Итак, депутат Государственной Думы в течение месяца голосует за законы, начиная от Лесного кодекса и кончая законами, регулирующими деятельность авиационной промышленности, скажем. Согласитесь, несколько разные вопросы. Но при всем том, что депутат не может быть специалистом по всем вопросам, его задача - голосуя от имени своих избирателей, зная их проблемы, нужды и чаяния, эту позицию формулировать при парламентском голосовании. Так вот, хочу вам сказать, если депутат Государственной Думы не будет еженедельно, ежемесячно общаться со своими избирателями, он не сможет высказать эту точку зрения. Как бы я мог голосовать по Жилищному кодексу, если бы я не вел этот самый прием и не понимал, чем этот закон обернется для моих избирателей? Вот так.

Владимир Бабурин: Спасибо.

XS
SM
MD
LG