Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутат Государственной Думы России Валерий Зубов: "И сегодня Россией управляют демократы"


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[19-09-05]

Депутат Государственной Думы России Валерий Зубов: "И сегодня Россией управляют демократы"

Ведущий Михаил Соколов

Михаил Соколов: Вместе со мной в студии сегодня Валерий Зубов, депутат Государственной Думы России, бывший член фракции "Единая Россия", бывший красноярский губернатор, а ныне один из лидеров "Республиканской партии России".

Начнем мы с политических новостей прошедших выходных. Валерий Михайлович, в интервью американскому телевидению Владимир Путин вновь сообщил, что ни при каких обстоятельствах не намерен менять Конституцию, а на вопрос, будет ли он выставлять свою кандидатуру на пост президента России на следующий срок, сказал: "Я уже вам ответил. Не буду". Вы президенту верите?

Валерий Зубов: Да.

Михаил Соколов: А почему? Много раз ведь президент менял свои позиции, скажем, в вопросе о губернаторах.

Валерий Зубов: Он никогда не говорил, что отменит выборы губернаторов. Он просто этого не говорил.

Михаил Соколов: Но сделал.

Валерий Зубов: Он сделал. А в данном случае он не говорит, что не пойдет на третий срок, не будет менять Конституцию:

У меня просто впечатление о Владимире Путине таково, что, сказав так достаточно твердо, он так и поступит.

Михаил Соколов: Буквально сегодня проходят переговоры в Белоруссии, российско-белорусская комиссия по подготовке конституционного акта союзного государства работает. Борис Грызлов, спикер Государственной Думы, сказал, что взят за основу проект, который был предварительно согласован. Это не попытка "соломки подстелить"?

Многие эксперты рассуждают о том, что может быть создано некое более плотное Российско-Белорусское союзное государство, не мистическое, как сейчас, а реально существующее, и это вот, собственно, такая возможность для Владимира Путина занять значимый пост после окончания его срока.

Валерий Зубов: Я не думаю, что: Теоретически, конечно, возможно объединение Белоруссии с Россией, оно возможно, но думаю, что практически это все-таки маловероятный вариант. Белоруссия уже почувствовала себя самостоятельным государством - это самое главное. Позиция президента Белоруссии неконструктивна в смысле объединения, то есть у него другой взгляд на то, какое должно быть объединение. И это, на мой взгляд, делает маловероятным союз Белоруссии и России как единого государства.

Михаил Соколов: То есть история с так называемой единой валютой России и Белоруссии, видимо, показательна. Вам, как экономисту, наверное, это понятно.

Валерий Зубов: Да, она не получалась. И, мне кажется, не могла получиться.

Михаил Соколов: В силу того, что совершенно разные экономики.

Валерий Зубов: Абсолютно верно.

Михаил Соколов: Ну, что ж, вот еще кажется, что некоторые претенденты на наследство Владимира Путина оживились именно в той парадигме, о которой вы говорите, то есть они тоже поверили президенту России. Например, Михаил Касьянов на прошедшей неделе сделал заявление о том, что, по крайней мере, на данный момент готов готовиться к президентским выборам 2008 года, готов пытаться объединить разнообразные силы, которые не устраивает нынешняя политика. Как вы восприняли политическую деятельность Касьянова? Ведь он довольно долго молчал, отсиживался, был очень мягок в критике, а вот сейчас он выходит на политическую арену.

Валерий Зубов: Ну, недолго он отсиживался, потому что год в отставке - это как раз тот срок, в течение которого человек, занимавший высокую должность, как бы обдумывает, а люди оценивают его новое положение, его потенциал. Это известно, что в течение года надо молчать, и все политики это знают. То, что Касьянов совершенно ясно просматривался как одна из возможных кандидатур в президенты, думаю, что я не делаю какого-то оригинального заявления, а многие так смотрели. Насколько вероятно - оценить сейчас еще трудно (срок достаточно большой). Из каких тактических соображений он заявил об этом именно сейчас, мне трудно сказать, я с ним не общаюсь, слежу за его движениями только по средствам массовой информации. Формально, знаете, из своего опыта - пожалуй, несколько рановато он это сказал. Но вполне вероятно, что у него есть какие-то другие соображения, о которых я не знаю.

Михаил Соколов: Он говорит, что даже возможны какие-то досрочные выборы парламентские в России. Вам его заявления не кажутся тоже какими-то торопливыми?

Валерий Зубов: События последних полутора лет, двух лет показывают, что у нас в стране многое может быть неожиданно. Та же самая отмена выборов губернаторов под предлогом, что это - форма борьбы с терроризмом. Совершенно невероятная связка - отмена выборов губернаторов и терроризм, но, тем не менее, это состоялось. И по аналогии с этим, конечно, выстраивается такое представление, что все может быть. При данном поведении парламента, нижней и верхней палаты, - может быть. При данном таком упоении администрации президента тем, что она все может, - может быть.

Но это все будут такие субъективные и притянутые решения, объективно для этого нет никаких оснований. Точнее я сказал бы, что это было бы вредно для России. Вредно, потому что вообще в нашей стране, к сожалению, уважение к закону еще не то, которое должно было бы быть. Традиция уважать закон еще не впитана в нас ни с молоком, ни генетически не передается, более того, при каждом удобном случае мы стараемся его нарушать. И самой верхней власти подавать пример, как раз утверждающий эту традицию неуважения к закону, думаю, неправильно. Это плохо воздействует на весь процесс развития страны в сегодняшней ситуации, поэтому плохо, если это будет.

Михаил Соколов: Валерий Михайлович, а как вам сегодняшнее заявление Сергея Глазьева? Он сказал, что Касьянов не может быть лидером оппозиции: "Это часть нынешней партии власть, деятельность нынешнего правительства практически ничем не отличается от деятельности кабинета во главе с Касьяновым. По сути дела, кандидат Касьянов был бы кандидатом от "Единой России", но вряд ли она его поддержит". Как вам такая оценка деятельности господина Касьянова?

Валерий Зубов: В первой части Сергей не совсем точен, потому что и он сам в свое время был частью власти, первого гайдаровского правительства, а потом перешел в оппозицию, причем достаточно жесткую оппозицию. Все зависит от того, как развиваются события. В этих событиях человек меняет часто свою позицию, события его несут. Поэтому сегодня Касьянов, конечно, формально еще воспринимается продолжением той власти, которая сегодня есть в России, но фактически им не является. И он сам себя позиционирует, и уже общественное мнение его позиционирует как человека если не из оппозиции, то уже все-таки со стороны.

Михаил Соколов: И у нас звонок из Москвы. Федор Давыдович, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Добрый день. У меня три вопроса. Первое, может ли Горбачев выдвинуть свою кандидатуру на пост президента и каково мнение Зубова о других кандидатах на пост президента? Второе, будьте добры, Валерий, какие прогнозы у вас есть на 2006 год об улучшении уровня жизни граждан России? И третье, считаете ли вы, что 90 процентов россиян недовольны экономикой и политикой путинской, и могут ли из-за этого 90 процентов недовольных произвести государственный переворот?

Михаил Соколов: Вот как! Мы к этому не призываем.

Валерий Зубов: Последнее для меня исключается, я сторонник твердых демократических процедур и категорически против всяких форм переворотов. Что касается 90 процентов недовольных, по факту более половины населения все-таки оценивает положительно экономическую политику, которую проводит правительство президента Путина.

Михаил Соколов: А я бы добавил, меня поразила последняя цифра, что за год к назначению губернаторов лучше стали относиться больше гораздо людей, порядка половины, а вот тех, кто был за свободные выборы, стало меньшинство. То есть все меняется в процессе, уж не знаю, жизни ил просто обработки сознания.

Валерий Зубов: Я чуть дальше отвечу на ваш вопрос, потому что он поступил позже вопросов Федора Давыдовича. Значит, на 2006 год, если брать по бюджету, то примерно на 40 процентов лучше будет, чем в предыдущем году, значит, заметен будет рост доходов населения в целом. Что касается политических вещей, о Горбачеве - нет, не будет Михаил Сергеевич выдвигаться, в этом я абсолютно уверен.

Михаил Соколов: Уже никуда:

Валерий Зубов: Да, не будет. Он человек истории, и он это понимает, и все понимают. По-разному можно оценивать, как он возглавлял страну в достаточно сложный период, но выдвигаться он не будет. Оценка других кандидатов: Вопрос - а каких? Их пока еще нет. Подойдет время: Вообще, что мы так спешим вперед? Зачем мы выстраиваем свою жизнь от выборов до выборов?

Михаил Соколов: А так получается, это политические циклы.

Валерий Зубов: Мы неправильно настроили сами себя. Мы все еще мыслим себя в экстремальной ситуации, все еще мыслим себя в ситуации, когда "приедет барин - барин нас рассудит", и вот эти выборы все поменяют в стране, эти выборы самые последние, самые лучше, только с ними надежды связаны и так далее. Это неверно. Давайте жить, давайте обсуждать те проблемы, которые складываются сегодня. Поступил бюджет в Госдуму - давайте обсуждать бюджет, будет рост бюджета на следующий год - давайте обсуждать, в каких размера, у кого что не получилось. А выборы - это все-таки одномоментное событие, и нам нельзя придавать им излишне большое значение. Они играют важную роль, но зацикливаться на них не следует.

Теперь отвечу на ваш вопрос про губернаторов. Во-первых, когда у вас экономика идет в такой рост, как она идет сейчас, я повторяюсь, я уже и в вашей передаче говорил, мне такие изыски насчет 5,8, 5,9, 6,2 - прирост валового продукта кажутся смешными и нелепыми.

Михаил Соколов: То есть это не принципиально для вас.

Валерий Зубов: Абсолютно не принципиально. Меня радует одна вещь, что все-таки на 10 процентов по реальных доходам в среднем идет рост.

Михаил Соколов: И инфляция - 10 процентов.

Валерий Зубов: Нет, это без инфляции, реально. И меня огорчает то, что в нашей экономике не происходит таких глубинных, реальных качественных изменений, и вот этот рост на самом деле недолговременен и полностью зависит от внешней конъюнктуры цен. Вот есть плюс и есть минус.

Михаил Соколов: Но Греф сказал, что нефть - это уже не мотор экономики. Добыча падает, по крайней мере стагнирует.

Валерий Зубов: Нефть не является мотором экономики, но нефть почти на 95 процентов определяет прирост бюджета. Вот тот прирост бюджета, который мы будем иметь на следующий год, который имели по этому году, это все еще нефть, и почти все нефть. То есть если мы туда добавляем цветные и черные металлы, то практически 100 процентов бюджетного прироста - это прирост за счет не нашей внутренней работы, а за счет работы внешнего рынка.

Михаил Соколов: Валерий Михайлович, я процитирую одного эксперта. Максим Блант, очень хороший эксперт, сказал, что бюджет плотно подсаживается на нефтяную иглу, слезть с которой будет почти невозможно, и если цены упадут, то стабилизационный фонд проестся очень быстро. Ну, они, конечно, не упадут в ближайшие год-два, но вот игла-то есть:

Валерий Зубов: Я выскажу здесь два момента, которые коррелируются с той точкой зрения, которую вы сейчас высказали. Момент первый: цены гладко падать не будут - вот мое экономическое ощущение, цены упадут очень резко. Когда это произойдет - в 2007 или в 2008 году, - я не могу сказать, но рекомендовал бы обратить внимание на два фактор. Американцы, точнее американский президент внес в Конгресс США программу сокращения зависимости американской экономики от импортируемых энергоресурсов - так это звучит. Я знаю, что в начале 80-х годов американцы принимали программу по экологии, и они ее успешно реализовали. Вот если американцы реализуют программу снижения зависимости от внешних энергоресурсов, они, как главный потребитель, резко сбавят спрос, и тогда произойдет резкое падение цен.

Михаил Соколов: Но есть еще Индия и Китай - растущие экономики.

Валерий Зубов: Теперь по поводу Индии и Китая. Это да, они растут, только и Китай, как и США (это второй момент), понимает, что долго они не смогут расти при таких ценах, и они бросили колоссальные ресурсы на то, чтобы создать водородный двигатель. Обратите внимание, что тот самый термоядерный реактор, который все человечество вырабатывало, в том числе и мы принимали в этом участие, он строится во Франции, а не в России, - и это тоже плохой симптом для нас. Вот это первая группа проблем, с которыми мы можем нечаянно столкнуться. И действительно, может произойти резкий обвал цен в любой момент, как только будет создан промышленный продукт по водородному двигателю. Кстати, назову две цифры. Где-то лет 6 назад автомобиль на водородном двигателе стоил примерно миллион рублей. Да, это экзотическая ведь была, музейная. Два года назад он стал стоить 100 тысяч. То есть стремительно приближается наука к тому, чтобы поставить на поток принципиально новые источники энергии.

Михаил Соколов: Но есть же факт, скажем, не водородный даже, а гибридный двигатель - новый "Лексус" оборудован электродвигателями. И именно такие машины на переходном этапе американцы собираются фактически субсидировать за счет бюджета.

Валерий Зубов: Вот за этим мы должны внимательно следить и понимать. Это первая часть проблемы. Теперь вторая - что мы делаем? А мы целенаправленно подсаживаемся на эту иглу. Все последние сообщения о наших крупных российских проектах - это проекты, связанные с углеводородами, это строительство обходного - вокруг стран СНГ, Польши и Прибалтики - трубопровода, газопровода. Это расширение поставок газа. Это и планы по строительству газопровода на Дальний Восток. Это все - намерения расширить добычу и реализацию углеводородов. То есть мы действительно дальше и дальше садимся на эту иглу.

И чисто экономический момент. Конечно, когда у вас такой перекос по эффективности, - например, в топливной промышленности у нас рентабельности порядка 50 процентов, в машиностроении - порядка 12-15 процентов - просто невозможно вкладывать, если у вас есть деньг в эти 12-процентного дохода отрасли, вкладывается все в сырьевой сектор. Мы действительно все более углеводородно-наркозависимы - это факт.

Михаил Соколов: Валерий Михайлович, а про губернаторов-то закончите?

Валерий Зубов: Да. И вот на таком экономическом фоне, конечно, любое решение, принимаемое властью, принимается так: ну, ничего же особо не меняется, все равно бюджет растет, доходы растут: Это во-первых. А во-вторых, в общем-то, больших изменений среди губернаторов и нет, в основном переназначены те губернаторы, которые были в свое время избраны.

Михаил Соколов: А как же Георгий Боос сейчас в Калининграде, и на Алтае - Карлин ?..

Валерий Зубов: Есть новые имена - и в Саратовской области, и в Калужской, и в Калининграде. Но в основном назначены те, которые были выбраны.

Михаил Соколов: Пока.

Валерий Зубов: Да.

Михаил Соколов: Может быть, власть просто боится рисковать.

Валерий Зубов: Знаете, перед нашей передачей шли известия с Кавказа, и, к сожалению, мой: Я хорошо знаю Валерия Кокова, мы с ним оба были замами председателя Совета Федерации, сидели рядом, дружили, и он сейчас ушел. И посмотрите, снова появляется процедура выборов. Вот уже четыре кандидатуры, которые предлагают рассмотреть, уже от Совета Федерации, от Госдума, и предприниматель. То есть в самой Кабардино-Балкарии считают, что все-таки надо использовать выборные процедуры.

Михаил Соколов: Ну, это псевдовыборы, знаете, внутри элиты.

Валерий Зубов: Да, это абсолютно правильно, и тут есть два момента. Первое, все-таки симптом, что все равно есть стремление самим определять свою судьбу и сами влиять, по крайней мере, на выбор своих начальников. Это первый момент. И момент второй, вы правы, сказав, что это выборы в элите, то есть как бы элите позволительно, хотя нет такой процедуры, выбирать, а весь остальной народ как бы не дорос. Вот эти два момента надо сейчас внимательно отслеживать, и я думаю, что пройдет совсем немного времени, даже более точно могу сказать - в 2007 году, когда будут по закону выборы в парламент, это будет один из главных "флагов" самых различных партий - восстановить выборность руководителей. Ведь сейчас назначают губернаторов фактически, а ведь и мэров поджали, то есть и на уровне муниципалитетов теперь такая процедура: люди думают, что они выбирают мэра, а на самом деле выбирают руководителя законодательного органа, и уже законодательный орган будет либо назначать, либо по контракту ставить реального исполнительного руководители.

Михаил Соколов: Да, и по согласованию с губернатором часто.

Валерий Зубов: Тем более. И я хотел бы закончить эту тему одним простым тезисом. Мы в свое время попытались в сельском хозяйстве применить методы мичуринские, и каждый первый год появлялись (до сих пор еще в Мичуринске на станции железнодорожной есть Музей Мичурина, вы зайдите - там огромные яблоки, всякие другие символы) удачные идеи, но на второй год это уже не работало. То есть в какой-то момент вы можете использовать методы, которые нарушают общепринятые, распространенные, доказавшие свою жизненность демократические процедуры как технологии, но потом все равно вам придется возвращаться от "мичуринских методов" к нормальным, проверенным, которые дают не один год уникальный урожай, а на всю оставшуюся жизнь.

Михаил Соколов: Пишет вам Владимир из Петербурга: "Товарищ Зубов, почему бы президента не вызовите в Думу и не зададите ему все эти негативные вопросы?"

Валерий Зубов: Вы знаете, сейчас ситуация такова в Госдуме, когда порой не получается даже получить голос там, где по регламенту положено. Так что сейчас уже не до вызовов президента.

Михаил Соколов: То есть не зря Сергей Глазьев в Конституционный суд собирается обращаться, что их там лишают всего как фракцию, "Родину"? То есть не только независимых, как вы, ущемляют.

Валерий Зубов: Вы знаете, то, что ущемляет, я бы к этому еще спокойно отнесся. Дело в том, что корежится технология принятия законов - вот что опасно. Точно так же, как на производстве опасно нарушать технологию сборки машин или выплавку стали, так опасно и это, и в конце концов это обернется очень большими потерями.

Михаил Соколов: Давайте подключим слушателей. Сергей из Петербурга, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Добрый день. У меня к Валерию как к Кассандре и оракулу будет, наверное, вопрос. Я вам два симптома скажу, как вы думаете, к чему это может привести? Сейчас, скажем, питерские пенсионеры начинают потихонечку понимать, что им придется распрощаться со своими квартирами и сменить их на более скромные, в связи с комплексом реформ ЖСК. Второе, сейчас явный кризис Северной Осетии, матерей бесланских с властями. Смотрите, уже начали тихонечко стрелять там. Не прибегнет ли наша власть к тому, чтобы такой "маленькой победоносной войной" отвлечь народ от всего этого дела? Как вы думаете?

Валерий Зубов: Что касается Кассандры или оракула, нет, не беру на себя эту роль. Тем более что знаю историю, которая последовала затем, когда Кассандра призвала не брать троянского коня. Что касается питерских пенсионеров и жилищно-коммунальных дел, конечно, думаю, что это слишком жестокая ситуация, когда люди всю жизнь когда-то копили, когда-то отрабатывали и получали в конце концов жилье, как правило, получали уже близко к пенсии, и вот теперь, начав жить в своем доме, их предлагают финансовым рычагом выдавливать - я думаю, что это несправедливо по-человечески, какие бы экономические аргументы при этом ни приводились. Поэтому просто уповаю на мудрость руководителей Питера, которую продумают систему оплаты жилищно-коммунальных услуг и социальной поддержки таким образом, чтобы этого не происходило.

Но я хочу сказать, что вообще то, что происходит в жилищно-коммунальном хозяйстве, почти тупиковая задача, если мы не решим одну очень важную. Уже много лет я настаиваю (и что-то уже получается) на вопросе регулирования тарифов на услуги естественных монополий. Жилищно-коммунальные услуги завязаны на газ, на уголь, на тепло, на свет, на перевозку угля. И пока мы не наведем порядка в установлении тарифов на услуги естественных монополий, жилищно-коммунальные услуги будут просто непредсказуемо и неоправданно расти.

Когда московские власти заявляют, что в следующем году они уже спрогнозировали рост на 30 процентов жилищно-коммунальных услуг, во-первых, меня удивляет, почему это должно быть на 30 процентов. Я предвижу аргументы: ну, надо же, чтобы было это, во-первых, самоокупаемо, во-вторых, чтобы было чище, было теплее, чтобы было аккуратнее и так далее. У меня вопрос: если они на 30 поднимут, а газ поднимается на 11 и на 10:

Михаил Соколов: : откуда остальное-то?

Валерий Зубов: Да, это же все будет съедено просто, монополисты просто вытащат из жилищно-коммунального сектора все это. И какую-то прибавку в качестве и надежности просто трудно ожидать. Поэтому мы будем настаивать при втором чтении бюджета на принятии поправки об объявлении на 2006 год тарифной паузы, чтобы рост тарифов на услуги естественных монополий был нулевым, то есть его не было. Чтобы мы заглянули, реально из чего складывается себестоимость этих монополий. Я сделал расчет по "Газпрому", он очень простой. По тем открытым данным, которые есть, которые обсуждались на правительстве, показано, что те 11 процентов прибавки, которые ему планирует правительство (а это 2 миллиарда долларов), они просто элементарно находятся в компании за счет устранения самых очевидных хозяйственных недоработок. Навскидку: "Газпром" потратил в 2004 году полмиллиарда долларов на финансирование непрофильных видов деятельности.

Михаил Соколов: Средства массовой информации покупают:

Валерий Зубов: : птицефабрики, санатории и так далее. Так вот, они принесли ему убыток - 1,5 миллиарда. Вот вам и 2 миллиарда.

Михаил Соколов: Ну, это им - три копейки: А знаете, говорят, мне рассказывали, была ситуация, когда отчитывался руководитель "Газпрома" господин Миллер, он не смог отчитаться за так называемые "прочие расходы". Обратился к руководителям департаментов - тоже не смогли что-то сказать. Отчет-то утвердили, а там сумма - примерно бюджет десяти провинциальных столиц. Не знают, на что ушло.

Валерий Зубов: Вы знаете, я присутствовал при этом, на этом заседании правительства. Там дословно было сказано так: "Что это такое - прочие расходы?" Ему сказали: "Это научные исследования". И все просто развели руками и вежливо хохотнули.

Но там были еще более сильные вопросы. Например, один из министров спросил: "А почему вы закупаете некоторые комплектующие - трубы, вентили - в странах СНГ по цене в 2,5 раза дороже, чем вы можете купить внутри России?" Ответ руководителя правления: "Да, тут есть вопрос, мы его будем решать". Вот вам фактически и ответ. Ну, так вы решайте - вы закупайте не так, а здесь в 2,5 раза дешевле. Для этого, мы считаем, на следующий год и надо встряхнуть естественные монополии тем, что поставить их в условия, когда они будут искать резервы не в повышении тарифов и перекладывании на жилищно-коммунальные услуги, а внутри себя, то есть будут более рачительно хозяйствовать, как вынуждена сегодня рачительно хозяйствовать каждая семья.

Михаил Соколов: Валерий Михайлович, спросили вас про Кавказ.

Валерий Зубов: Северная Осетия, да.

Михаил Соколов: Ну, и не только, наверное, там много уже горячих точек.

Валерий Зубов: Я скажу про свою часть - про ту, в которой мы уже принимаем участие. Ведь когда год назад случилась трагедия в Беслане, лично я, выступая сразу же в одном из эфиров в Краснодарском крае, когда мне задали вопрос, что делать, я сказал: "Первое - ничего не делать". Вот надо остановиться и внимательно поставить диагноз. То есть не спешить, никаких заявлений, никаких проектов законов, никаких перемещений кадровых, ничего не делать. Просто надо разобраться, что там произошло, как это могло произойти. Ведь это же не на пустом месте, а откуда-то взялось. И конечно, мы настаивали и все-таки добились того, что была создана парламентская комиссия. Но депутаты так были настроены, большинство, и было принято предложение принять - и в первом чтении приняли - огромное число поправок в законы, усиливающих и расширяющих возможности по борьбе с терроризмом и так далее. Ни одна из них, кстати, до сих пор не принята.

То есть когда диагноз неправильно поставлен, то тогда и прописать лечение очень трудно. Вот сейчас на каждом заседании Государственной Думы мы задаем вопрос (в час, когда идет обсуждение, с 10 до 11): где наша парламентская комиссия? Мы ее назначили. Почему председатель идет на средства массовой информации и отвечает на вопросы журналистов, и почему он не отвечает перед депутатами, перед членами Совета Федерации (она совместная), что там происходит? Нужно закрытое - мы закрытое заседание проведем.

Но я должен сказать, что в Америке провели вполне открытое расследование того, что произошло 11 сентября 2001 года, и с тех пор у них пока ни одной такой ситуации не возникло. И они много сделали. Более того, в магазине можно купить книжку с результатами этого расследования. Почему мы боимся своих людей - вот того я никак не пойму. И почему мы стесняемся делать работу, почему мы от нее отказываемся? Комиссия, конечно, должна прийти, и она не может подстраиваться под работу Генпрокуратуры. Парламентские комиссии создаются для того, чтобы сделать для населения убедительным то, что верна та информация, которую население получает от различных, в той или иной мере всегда заинтересованных служб, средств массовой информации, от всех. Парламентская комиссия работает чрезвычайно редко, и это у нас будет первый случай. Она создаст все-таки представление у людей, что было проведено объективное расследование, что все-таки мы узнали, что там произошло, и если там были горькие, неприятные, болезненные факты, то одни ответят, если они поступили не так, как надо, а другие факты мы просто будем учитывать в дальнейшем.

Но закрывать вот эту рану - это самый опасный путь. Я много лет жил на Кавказе, моя мама и сейчас живет в Пятигорске, я туда регулярно езжу. И я скажу, что из Москвы все не так видится, конечно, как там. И вообще, на Кавказе готовы к открытым разговорам, но там, как и везде, но там более обостренно не готовы к тому, чтобы их водили за нос.

Михаил Соколов: Ну и слава богу. Еще вопрос с пейджера, Сергей пишет: "Как вы относитесь к укрупнению регионов?" Вы красноярский, у вас все вроде хорошо. А другим навязывают.

Валерий Зубов: Да, у на сложилось. Я отношусь положительно, если это снизу идет, если это естественный процесс. Я и в этой части против мичуринских методов. Вы знаете, так долго развивалась Россия, и основное государственное устройство вот здесь, в центральной части - это ко временам Екатерины Второй относится. Уже сложились определенные хозяйственные, культурные связи, и многое менялось между регионами, но они все равно приходили к тому, что они есть сейчас.

Любая политическая нарезка, государственная, она все равно привязана к культуре, к национальности, к географии, к производствам, они уже есть. Вот, например, в Красноярском крае, когда вдруг появились 4 разные субъекта, это серьезно осложнило хозяйственную жизнь. Была единая энергетическая система - стало их две, была единая авиакомпания - их стало несколько. Была подготовка кадров, и север и юг - это был поток: люди ехали, получали подготовку на юге, ехали на север, работали, возвращались на пенсии - это было естественно. Сельское хозяйство поставляло на север. Когда все это разошлось, все почувствовали, что это неправильно, поэтому объединение края произошло легко, просто, и за это мы проголосовали дружно.

Михаил Соколов: Александр из Москвы, ваш вопрос, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Было очень весело слышать о вечном двигателе и о том, что цены на углеводороды упадут. Я думаю, что ваш гость просто не слышал, что разведанных запасов осталось всего на 60 лет.

Михаил Соколов: Ну, это, знаете, сколько поколений-то сменится:

Слушатель: Несколько поколений русских людей уже увидят тот день, когда нефть или газ просто исчезнут. Это первый момент. Второе, Россия за эти годы научилась продавать нефть и газ. Так вот вопрос: что, наш гость не хочет, чтобы мы продавали нефть и газ остальному миру в условиях создавшейся ситуации? И третье, за 10 лет, опять обращаясь к тому времени, когда у нас страной управляли демократы, никакой речи даже не возникало ни о каком стабилизационном фонде, о повышении зарплат бюджетникам и так далее. То есть все-таки кое-какие реальные дела президент Путин делает, не все так плохо. Спасибо.

Михаил Соколов: Да, цена на нефть только не 8 долларов за баррель, а сколько там: 70. Поэтому, конечно, можно делать и реальные дела.

Валерий Зубов: Михаил, я бы не стал придираться. Я бы просто по существу высказался. Я не понял, а почему на меня так "накатил" последний слушатель.

Михаил Соколов: А вы, видно, демократ.

Валерий Зубов: Нет, во-первых, и сегодня страной управляют демократы. Не надо забывать, что президент - это бывший первый зам одного из ярчайших демократов России в Санкт-Петербурге, начинал в Ленинграде, закончил в Санкт-Петербурге. Все это демократические времена, и фамилия Анатолия Собчака как бы незримо присутствует.

Михаил Соколов: Мне вообще кажется, что человек, который избран на всенародных выборах, уже демократ.

Валерий Зубов: И мне нечего даже добавить к тому, что вы сейчас сказали. Во-первых, сегодня продолжает управлять демократ. Может быть, не всегда демократично, да, тут можно спорить. Но как раз те, кто состоялся именно в ту демократическую волну, которая пошла в конце 80-х - начале 90-х годов. И новых особо не появилось.

Против ли я, чтобы продавали нефть? Я могу быть и против, но ведь будем продавать. Я за то, чтобы мы не подталкивали ситуацию (мы - второй мировой экспортер нефти) к тому, чтобы предложение превышало спрос и цена в результате наших действий начала катиться вниз, - вот чтобы этого не было. Я против расширения. И, естественно, я за то, чтобы были возможности развивать другое производство, кроме только добычи природных ископаемых. Хотя бы первичная переработка, хотя бы вторичная переработка, а уж еще лучше, если это будет машиностроение, высокие технологии и сфера обслуживания человека.

Михаил Соколов: Выход бензина вдвое ниже ведь, чем в Европе, например, на НПЗ. И цены сейчас на бензин тоже соответствующие.

Валерий Зубов: Вот и вперед, с песнями, давайте этим и заниматься. А просто продавать - это расточительство. Не главный был вопрос, но раз уж был задан, я отвечу - на 20 лет или на сколько осталось топлива. Вы знаете, человек - изощренное существо. Я помню, что когда в середине 60-х годов - в начале 70-х здесь где-то возник знаменитый "римский клуб", то одним из первых докладов был доклад Медоуз (брата и сестры или мужа и жены, не знаю), который назывался "Пределы экономического роста". И вот они посчитали, что тогда было на 20 лет всех природных ископаемых, которые есть. Но тогда еще Китай не начал разворачивать свою экономику, еще Индия спала. А вот прошло 40 лет - и снова на 20 лет осталось.

Человечество, конечно, придумает, что ему делать с ограниченными ресурсами, которые есть, я в этом не сомневаюсь, но ведь мы - не все человечество, мы часть человечества. Вот чтобы когда произойдет это, новое будет найдено, сделано, чтобы мы не оказались в числе проигравших, - здесь я абсолютно солидарен с тем, что надо более бережно относиться к своим ресурсам. Правда, как это совместить - бережно относиться к ресурсам и продолжать много продавать?

Михаил Соколов: Вот еще вопрос, Валерий Михайлович. Государственная Дума в среду должна рассмотреть поправки к 131-му закону, то есть реформа органов местного самоуправления будет отнесена на 2009 год. Таково мнение администрации президента или тех людей, которые это через "Единую Россию" проводят. Одновременно проходят выборы в эти самые органы, которые будут без полномочий, без налогов, по всей России проходят. Что это такое, к чему приведут такие игры - сначала закон приняли, потом его замораживают?

Валерий Зубов: Начнем с конца. Вот она вам и вертикаль власти. Мы с вами не знаем на самом деле мнение администрации на сегодняшний день. Мы не знаем, как себя поведет думское большинство, встроенное в вертикаль власти. Потому что мы знаем заявления из администрации президента за то, чтобы закон вступил с 1 января 2006 года в силу, и за то, чтобы он был продлен за пределы 2008 года, то есть начиная с 2009 года. Вот вам конкретный пример. Как поступать в это ситуации? Я вам сразу скажу, ситуация сложная. Все основные законы, принятые в последние два года, были привязаны к тому, что 131-ый закон вступит в действие: Налоговый кодекс, Жилищный кодекс, порядка 160 законов и поправки к другим законам. То есть это все придется сломать, это все придется пересмотреть, отодвинуть и так далее.

Мне кажется, что это неправильно, по двум причинам. Причина первая, знаете, я категорический сторонник того, чтобы у ребенка была одна нянька. Вот у семи нянек, известно, дитя без глаза. Когда у нас даже в Конституции прописаны нормы совместного ведения, когда двое отвечают, тогда непонятно, кто же все-таки в конце концов отвечает. Поэтому четко должно быть все прописано, и попытка этого как раз сделана в 131-ом законе: за это отвечает "большой папа" - Федерация, за это отвечает "мама" - регион, а вот это доверено самим "детям" - управляться на уровне местного самоуправления. Я, конечно, условно говорю. И это - положительное в этом законе.

Конечно, ужасно отрицательно, что есть такие шараханья: сегодня мы заявляем реформу, сегодня мы на это идем, к этому мы принимаем 160 законов, а потом говорим, что передумали. Подождите, какое же будет в стране уважение к закону, какое же будет доверие к власти? Следствие этого будет следующее: все будут просто сидеть и ждать. И говорить: "Ребята, вы решили в среду принять такое решение? Вот среда придет, вы примете, а тогда мы будем делать. Готовиться не будем". Анализ показал, что примерно половина регионов готово к принятию этого закона, еще 25 не готовы в принципе, и 25 выжидают. На кого мы должны ориентироваться - на тех, которые строят местное самоуправление, которые готовы принять на себя ответственность на уровне региона, или не тех, которые выжидают? Это принципиальный момент.

Теперь по деньгам. Вообще-то, это самый главный вопрос. Конечно, власть без денег - это не власть. Но это вопрос бюджета и Налогового кодекса. Я думаю, что надо вводить 131-ый закон. И надо сразу, как он только начнет действовать: всегда на Руси по принимавшемуся закону, каким бы он хорошим ни был, на практике колдобины появлялись. Вот надо сразу корректировать и Налоговый кодекс, и бюджет. Тем более когда, как ни сейчас, когда у нас 50 процентами бюджета мы не знаем, как распорядиться, вот этот самый стабилизационный фонд, сейчас сложилась ситуация, когда нам легче корректировать, что вот здесь у нас провал по финансам, здесь мы заявили функции, а под них не дали денег.

Мне кажется, что закон надо принимать, чтобы с 1 января 2006 года он действовал, и под него подстраивать финансовую систему, если в ней есть изъяны.

Михаил Соколов: Давайте еще послушаем вопрос. Пожалуйста, Борис Иванович из Калининграда.

Слушатель: У меня к господину Зубову один вопрос. Я бывший капитан, который 40 лет отходил в море. Пенсия моя порядка 3 тысяч. Средняя пенсия у моряков - 2500-2700 - меньше, чем у уборщиц. Как же так получается?! Почти 70 процентов моряков инвалиды, я сам получил инвалидность. Мне немцы помогают, поляки помогают, все, кроме наших. Почему такая разница, чем я хуже депутата Госдумы? Я сделал больше за свою рыбацкую жизнь, чем депутат Госдумы. Чем я хуже какого-то, извините, вшивого чиновника, который в несколько раз больше, чем я, получает? По моим меркам я - самый настоящий нищий! Нищий русский капитан!

Михаил Соколов: Вот, кстати говоря, из Санкт-Петербурга нам тоже пишут, что пенсионеры в Петербурге никаких прибавок не получают. Видимо, в отличие от Москвы.

Валерий Зубов: Вы предполагаете, что у меня другой взгляд на эти вещи? Вы считаете, что мне в голову придет, что 3 тысячи рублей пенсия - это достойная и высокая пенсия? Да нет, конечно. Другое дело, что когда и мои родители работали, и те люди, которые звонят сейчас по телефону, так много производили танков, что просто не заготовили на пенсию всех тех необходимых продуктов в виде жилья, в виде продуктов питания, в виде средств медицинской помощи. Их просто сейчас уже приходится все больше и больше создавать. Конечно, можно дать и 6, и 10 тысяч. Вопрос - какие цены будут, что на это можно будет купить? Я даже не хочу спорить, очень низкая пенсия! В сравнении с депутатом - что я здесь могу сказать? Я никогда за свою зарплату не голосовал.

Михаил Соколов: А повышать будут пенсии в следующем году?

Валерий Зубов: Да, безусловно.

Михаил Соколов: На сколько?

Валерий Зубов: Вот сейчас посмотрим, как правительство заявило. Ожидается 10-процентное повышение. Но я думаю, что этот номер не пройдет.

Михаил Соколов: Инфляция - 10 процентов тоже. То есть в ноль.

Валерий Зубов: Конечно. Ну, там в два раза предполагается повышение. Я думаю, что не пройдет по той простой причине, что вот это соотнесение, что такое стабилизационный фонд, который не используется, и такая низкая прибавка - я думаю, что это как раз то поле, на котором произойдет спор между парламентом и правительством.

Михаил Соколов: В том числе и "Единой России".

Валерий Зубов: Думаю, что в этой части да. Но я не хочу уходить от вопросов. Я согласен абсолютно, что это справедливые претензии, что масса людей в этой стране сделали значительно больше, чем любой депутат. Абсолютно согласен! И абсолютно согласен, что действующие правила, по которым уходящий на пенсию депутат получает особую пенсию, а не ту, которую получают в среднем в стране, абсолютно неправильны.

Михаил Соколов: Ну, чиновники тоже, кстати, теперь.

Валерий Зубов: И это, кстати, неправильно. Я за это не голосовал, и голосовать не собираюсь. А общий вывод такой: пенсии должны расти быстрее - это без сомнения. Все, у кого есть мамы и папы (у меня мама, слава богу, жива), конечно, понимают, насколько это тяжелая ситуация в нашей жизни. Не только в экономике, а вообще в целом в жизни.

Михаил Соколов: Вопрос из Петербурга. Георгий, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Приветствую вас. Скажите, пожалуйста, вы, может быть, в курсе, в каком состоянии вопрос о свободных экономических зонах? В частности, у нас в Петербурге два порта - Петербург и Приморск, и это можно было бы использовать более эффективно. Спасибо.

Валерий Зубов: Закон принят, уже подписан президентом, он начинает действовать. Сейчас ждем постановление правительства, инструкции, которые точно определят порядок создания производственных и инновационных свободных экономических зон. У меня несколько скептическое отношение к свободным экономическим зонам. У нас гораздо больше возможностей в целом в экономике сделать так, чтобы всем было выгодно заниматься переработкой и наукоемкими производствами. Но коль пока не получается в целом, тогда, конечно, будем пробиваться через свободные экономические зоны по типу того, что делал в свое время Китай. Сегодня для Китая эти зоны не имеют большого значения, но они создали импульс для втягивания импортных технологий, для повышения производительности труда и дисциплины труда. Думаю, что, если мы используем этот опыт, будет совсем неплохо. Закон подписан, и в ближайшее время начнется его реализация.

Михаил Соколов: Еще один думский вопрос. Вице-спикер Олег Морозов теперь будет первым вице-спикером, вторым первым вице-спикером. Новым вице-спикером будет Юрий Волков, тоже из фракции "Единая Россия". Рогозину от "Родины" отказали в таком же месте вице-спикера. Что там происходит в Думе? Чиновники у вас размножаются?

Валерий Зубов: Да я думаю, что это не такой принципиальный вопрос, честно скажу.

Михаил Соколов: То есть рассаживаются по-другому просто, да?

Валерий Зубов: Да, это принципиально не меняет ситуацию. То, что в Государственной Думе сейчас дискуссии прекратились, вот это плохо.

Михаил Соколов: А они говорят, что они на фракции у себя дискутируют, в "Единой России".

Валерий Зубов: Вы знаете, я был во фракции "Единая Россия", и они дискутировали, но из этого ничего не выходило. Это была первая причина, по которой я вынужден был выйти из фракции. Что вы говорите, вы предлагаете - все соглашаются. Пока вы спорите, никто не возражает вашим аргументам, более того, говорят: "А они ничего, аргументы, весомые". А потом оказывается, что спущено решение, которое все равно надо проголосовать. В этом проблема.

Проблема в том, что когда у вас нет дискуссии, то у вас создается искусственная ситуация. Как, знаете, команда Высшей лиги все время играет сама с собой, она делится между собой на первый и второй состав, - и у нее дрябнут мышцы. Они отучаются отвечать на серьезные аргументы, какие-то интересные идеи искать, искать пробелы. Вот, пожалуйста, с 131-ым законом ситуация: сначала, не споря, приняли, а теперь как бы, споря, то ли вернется, то ли нет, но уже предрешено. Вот это плохо.

Михаил Соколов: Как скажут, так и будет.

Валерий Зубов: Да. А то, кто какое место занимает, сегодня это не имеет никакого значения.

Михаил Соколов: Одной фразой ответьте на вопрос слушателей: "Ходорковский в Думе - это реально?"

Валерий Зубов: Нет.

Михаил Соколов: Спасибо.

XS
SM
MD
LG