Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заместитель руководителя фракции "Единая Россия" в Государственной Думе, член президиума Генерального совета партии "Единая Россия" Валерий Рязанский


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[03-10-05]

Заместитель руководителя фракции "Единая Россия" в Государственной Думе, член президиума Генерального совета партии "Единая Россия" Валерий Рязанский

Ведущий Виталий Портников

Михаил Соколов: Со мной в Московской студии Радио Свобода наш гость - заместитель руководителя фракции "Единая Россия" в Государственной Думе, член президиума Генерального совета партии "Единая Россия" Валерий Рязанский.

Депутат избран по Перовскому округу Москвы, заместитель председателя Комитета Госдумы по регламенту.

Валерий Владимирович, давайте с экономики начнем. Группа видных аналитиков написала письмо премьер-министру Михаилу Фрадкову.

Их беспокоит сегодняшняя бюджетная политика, то есть рост непроцентных расходов. Они считают, что просто повышение зарплат госслужащим приведет лишь к инфляции, а вместо этого нужны инвестиции на создание рабочих мест, прежде всего в частном секторе. Как вы относитесь к такой критике в Думе?

Валерий Рязанский: Вы знаете, если подойти к этой проблеме с чисто математических позиций, наверное, есть доля правды в том, что беспроцентные расходы могут повысить инфляцию. С другой стороны, если посмотреть на проблему повышения расходных обязательств государства перед целым рядом категорий, то возникает другой вопрос: а почему государство, выступая в роли работодателя для огромного количества занятых в сфере государственного обслуживания людей, не является тем работодателем, который достойно о них заботится? Я имею в виду и врачей, и учителей, и работников культуры. Поэтому к проблеме дополнительных инвестиций в человека говорить только с позиций бухгалтерского подхода нельзя. Поэтому мы, готовя бюджет ко второму чтению, безусловно, все эти параметры, все эти предложения и все эти высказывания будем учитывать и взвешивать.

Михаил Соколов: Есть такая критика, например, со стороны доктора Рошаля, уважаемого человека, он удивлен подходом Минздрава и тех людей из экспертного сообщества, которые, видимо, помогали готовить предложения президента, по поводу повышения зарплат тем же врачам. Почему одним врачам, скажем, участкового уровня нужно повысить в разы, а их коллегам - специалистам более узкой квалификации, но, безусловно, тоже необходимым, нужно оставить зарплату на прежнем уровне? Это провоцирует конфликты внутри врачебного мира.

Валерий Рязанский: Здесь сказывается, безусловно, и наша ментальность некоторая, что нам обязательно, если речь идет о решении каких-то вопросов с повышением заработной платы, повышать надо по всему фронту и обязательно в сравнительных характеристиках. На мой взгляд, особенность предложения президента в части, которую он озвучил 5 сентября, в том, что это предложения абсолютно точечные, они выявляют наиболее слабые и уязвимые места, которые на сегодняшний день есть у нашей отечественной медицины. И прежде всего это - укомплектованность врачами, речь прежде всего идет о поликлиниках и небольших больницах районного масштаба, где такого рода проблемы сказываются весьма болезненно. Поэтому и выбрана абсолютно точечная программа действий. Безусловно, нам хотелось бы большего, как и по учителям, но на сегодняшний день мы располагаем только тем балансом между макроэкономикой и решением социальных задач, который нам позволяет продвигаться такими шагами. Я уверен, что в рамках работы в целом программы повышения качества здоровья населения (это 58 миллиардов дополнительных рублей) наверняка найдутся способы дополнительного материального стимулирования специалистов узкого профиля. Но я еще раз хочу повториться, что речь идет о точечных, максимально уязвимых местах в нынешней медицине.

Михаил Соколов: Ну, вот банальный вопрос - о педагогике, например. У меня есть знакомые учителя, и они тоже удивляются, почему надо дать 10 тысячам учителей по 100 рублей, вместо того, чтобы 100 тысячам учителей дать по 10 тысяч? Потому что отбор-то по количеству учителей в регионах, которые достойны больших премий, будет, безусловно, субъективным.

Валерий Рязанский: Я думаю, что на этот вопрос можно отвечать так же, как и на предыдущий. Думаю, что если каким-то образом отмечать работу лучших из лучших, то это отличие должно быть весьма существенным. Я думаю, что придет время, когда зарплата работников образования будет более достойной, чем нынешнее положение вещей. Поверьте, я это говорю не ради красного словца. У меня жена работает в школе учителем математики, и я прекрасно знаю, какие там проблемы существуют. Но на сегодняшний день стимулирование таким вот образом позволит таким же образом - точечным - выявить максимально прогрессивную часть педагогического коллектива и простимулировать рост заработной платы по другим сегментам образования. Наверняка это произойдет, но, еще раз повторяю, во все сразу вложиться просто невозможно.

Михаил Соколов: Давайте дадим слово слушателям. У нас звонок из Междуреченска. Владимир Александрович, пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте. В Государственную Думу поступил законопроект, который возвращает балльную систему и возвращает право гаишникам забирать водительские права до уплаты штрафа. Я хочу спросить у гостя в студии, он может сделать так, чтобы этот законопроект не стал законом, то есть завернуть его?

Валерий Рязанский: Ну, я, как один депутат, конечно, не в состоянии решить вопрос о принятии закона либо о его непринятии, это решает большинство. Законопроект, действительно, поступил, мы его будем тщательно рассматривать. Однозначно сказать сегодня, что он находит поддержку большинства, нельзя. С другой стороны мы должны понимать, что у этого закона есть и те, кто его серьезно поддерживают и лоббируют.

Михаил Соколов: Сотрудники ГАИ, правда?

Валерий Рязанский: Ну, у нас есть и сенатор, который раньше возглавлял Госавтоинспекцию. Тем не менее, мы должны здесь взвесить все "за" и "против", что будет удобно водителю, как удобно будет водителю рассчитываться за те нарушения, которые он может, в принципе, сделать на дороге. Я сам водитель и все прекрасно понимаю. Но, с другой стороны, навести порядок на дорогах с помощью просто либеральных отношений невозможно. Нам нужно здесь хорошее сочетание и строгости, и справедливости.

Михаил Соколов: И у меня вопрос опять экономический.

В понедельник президент Американо-Российского делового совета Юджин Лоусон заявил, что размер иностранных инвестиций в Россию в 20 раз меньше, чем в Китай. И он перечислил 4 препятствия, которые, я думаю, действительно мешают тому, чтобы в Россию вкладывали. Первое препятствие - это размер бюрократии в стране. Бюрократия очень жадная, и чтобы принять какое-либо решение, нужно принять тысячу согласований. Второе - это уровень коррупции в России. Россия сейчас наиболее коррумпирована, чем когда-либо в своей истории, подчеркнул президент Американо-Российского делового совета. Третье препятствие - дело ЮКОСа. Он считает, что нужна большая транспарентность в судебной системе в России, то есть просто честные судьи нужны. И четвертое ограничение - это сильная зависимость России от нефтяных цен. Россия должна диверсифицировать экономику, то есть не быть нефтяным государством, каким она сейчас становится. Вот я хочу обратиться к господину Рязанскому.

Что сделала ваша фракция "Единая Россия" для того, чтобы вот эти коррупционно-бюрократические барьеры как-то немножечко понизить? Вот жалуются на вас, получается:

Валерий Рязанский: Я думаю, что жалуется бизнес совершенно справедливо, что до сих пор до конца мы не отработали те условия, при которых за инвестиции можно быть спокойным. Но, тем не менее, справедливости ради надо сказать, что главные проблемы в этом аспекте лежат, конечно, в области законотворческой работы. Достаточно сказать, что все-таки за последние несколько лет очень серьезно переработан Бюджетный кодекс, вообще Бюджетное и Налоговое законодательство очень серьезно видоизменилось. И самое главное, что надо отметить, - это прежде всего снижение налогового бремени с тех, кто вкладывает деньги в реальный сектор экономики.

Я должен сказать о том, что мешает продвижению инвестиций на рынок. Безусловно, система бюрократических препятствий. И что тут нужно делать? Конечно, ликвидировать такого рода уловки, как излишнее лицензирование, излишнее получение разрешительных каких-то документов. Поэтому на сегодняшний день можно сказать, что практически уже в 2,5 раза уменьшилось количество лицензируемых видов деятельности. Последний раз мы принимали поправки в закон, и из 124 лицензируемых видов деятельности оставили только 101 вид деятельности, и дальше будем продолжать снижать это количество. Но снижать резко нельзя, потому что до сих пор пока еще не разработан технический регламент, что препятствует снятию ограничений по лицензированию определенных видов деятельности.

Михаил Соколов: А вот налоги снижать можно сейчас, как вы считаете?

Валерий Рязанский: Я считаю, что сейчас мы находимся в той стадии, где снижать налоги если и нужно, то только, может быть, точечно и внимательно рассмотрев последствия. Например, сейчас всем говорят о налоге на добычу полезных ископаемых - налог, который стал работать против нас с точки зрения повышения цен на горюче-смазочные вещества. С одной стороны, мы как потребители здесь тревожимся, а с другой стороны, государство получает дополнительные доходы. Тем не менее, налог на добычу полезных ископаемых в данном случае надо, естественно, каким-то образом пересматривать в сторону его более внятного применения, чтобы он не носил каких-то последствий.

Я думаю, что следует отметить закон, который мы приняли не так давно, 6 июля, - это Закон о конституционных соглашениях. Мы долго и упорно работали над законом о концессиях, на сегодняшний день это один из прорывных законов, который должен привести частные инвестиции в реальную экономику. Особые экономические зоны в Российской Федерации - мы тоже достаточно долго об этом говорили, и Закон об особых экономических зонах тоже принят в конце весенней сессии. И сейчас этот закон набирает силу. В частности, уже рассматривается одна из конкретных экономических зон - Калининградская область, и этот закон мы тоже в осеннюю сессию должны принять.

Михаил Соколов: Это Бооса вы туда затем послали из Москвы?

Валерий Рязанский: Шутки ради надо сказать - да, для того чтобы он один из своих законов, а он, кстати, очень внимательно работал над этим законом:

Михаил Соколов: А то говорят, что Лужкова от его команды освобождают, то одного куда-нибудь сошлют, то другого пошлют:

Валерий Рязанский: Это все досужие мысли. Георгий Валентинович Боос опытный парламентарий, опытный министр, это управленец высокого ранга, который работал на очень высоких должностях.

Дальше, я бы отметил, что осенью мы готовимся принять Закон о защите конкуренции. Это тоже закон, который на сегодняшний день может, в состоянии поставить заслон на пути чиновничьего беспредела. Так что фракция "Единая Россия" прекрасно понимает всю ответственность, которая на ней лежит как фракции большинства, по части законодательного обеспечения чистоты в экономическом законодательстве нашей страны.

Михаил Соколов: А вот с пейджера вопрос. "Почему при копеечном увеличении зарплата бюджетникам министры кричат об инфляции, а при многократном увеличении доходов чиновников эти слова не произносятся?" - Ирина пишет. Это вечный вопрос, по-моему. Дело в том, что наличие специального законодательства о зарплатах для госслужащих и специальная пенсионная система для госслужащих и депутатов, в общем, сильно возбуждает и наших слушателей, и ваших избирателей, я подозреваю. Что скажете?

Валерий Рязанский: Действительно, существует специальное законодательство. Оно мало чем отличается, оно находится в тех же разделах. Но хочу сразу ответить, часто в прямых эфирах мне задают вопрос о пенсиях бывших депутатов в 60 тысяч рублей. Хочу сказать, что нет таких пенсий у бывших депутатов. Пенсия исчисляется максимум той разницей, которую доплачивают до 70 процентов. Трудовая пенсия плюс та доплата, которая осуществляется, - до 70 процентов от должностного оклада. На сегодняшний день должностной оклад депутата Государственной думы - 17981 рубль. Таким образом, при самом хорошем раскладе бывший депутат может получить пенсию на сегодняшний день - порядка 11 тысяч рублей. Это не сверхвысокие пенсии, учитывая, что у нас уже очень многие стали получать пенсии от 8 до 11 тысяч рублей - это и бывшие военнослужащие в соответствующем звании, и так далее.

Михаил Соколов: Еще вопрос из Москвы. Константин, пожалуйста.

Слушатель: У меня несколько коротких вопросов. Сейчас будут выборы в Московскую городскую Думу, и мне хотелось бы узнать состав вашей партии в процентном отношении по профессии, по возрасту, по зарплате? Второе, сколько денег идет на выборы, кто дает их - государство, спонсоры? И если не проходят партии, отдают они их или нет? И как одномандатный округ?

Михаил Соколов: Константин, давайте про выборы в Мосгордуму спросим. Ну, вот ваш список, у вас там Лужков первый: И вы, кстати, тоже участвуете - я правильно понимаю?

Валерий Рязанский: Да, я тоже принимаю участие. Считаю своим долгом, как один из руководителей партии "Единая Россия", поучаствовать и поддержать партийный список.

Михаил Соколов: То есть, как говорят теперь, "паровозом" тащите своих товарищей, которые менее популярны, в Мосгордуму.

Валерий Рязанский: Я по-другому подошел бы к этой проблеме. Дело в том, что выборы по смешанной системе принципиально отличаются от выборов по мажоритарной системе. Но выборы по пропорциональной системе делают еще шаг вперед с точки зрения влияния партийной основы на выборах в любой уровень власти. На сегодняшний день я считаю своим долгом, во-первых, помочь той команде, которая сложилась в моем, в частности, сегменте - это Перовский избирательный округ, где работает команда партийцев. Мы с ними по жизни уже 5 лет, и вполне естественно, что в такой период испытаний мы должны быть вместе, и я тем ресурсом, которым располагаю, должен поддержать своих однопартийцев на выборах.

Я прекрасно понимаю свою ответственность, осознаю это и хочу сказать, что не собираюсь обманывать избирателей, пойду я или не пойду в случае набора необходимого количества голосов работать в Московскую городскую Думу или останусь в Государственной Думе. Конечно, я останусь работать в Государственной Думе, и моя цель и задача - поддержать партийную организацию, с тем чтобы она сработала на выборах так, чтобы мы могли заработать хотя бы один проходной балл в Московскую городскую Думу.

Михаил Соколов: Именно в региональном списке?

Валерий Рязанский: Да, именно в региональном списке.

Михаил Соколов: Слушатель намекал о процентах, а у вас в списках, кажется, сплошные чиновники, префектов там полно - они же тоже не пойдут никуда, ректоры вузов - тоже ведь останутся на своих местах. Получается, что вся верхушка списка - это люди, которые агитаторы и пропагандисты. Я понимаю, когда Жириновский идет первым, потому что у него ярких фигур нет. Но зачем же столько-то? Люди, по-моему, вам не доверят именно из-за этого, потому что ясно, что никто из этих людей не изменится и не пойдет в Мосгордуму, - вот что их смущает.

Валерий Рязанский: Михаил, избрание по партийным спискам - это все-таки несколько иная цель. Это задача - получить высокое доверие как партии, а уже сама партия должна принимать решение, кто из этого списка должен работать потом в выборных органах власти. Это немножко все-таки отличается от мажоритарной системы. И то, что реакторы помогают избирательному партийному списку, ничего в этом зазорного нет. Мы все находимся в одной партии, и если московское региональное отделение партии приняло такое решение, мы его, конечно, должны поддержать и выполнять.

Михаил Соколов: Еще вопрос из Петербурга. Александр Николаевич, ваш вопрос?

Слушатель: Здравствуйте. Хотел бы вас "поблагодарить" как представителя "Единой России" за отмену льгот по оплате ЖКХ военнослужащим и пенсионерам, а также за то, что нам ввели подоходный земельный налог, что нам запретили получать земельные участки, отменили льготы на бесплатный проезд и отменили право на получение пайка продовольственного натурой, вместо натуры дают только деньгами.

Так вот, хотелось бы мне знать, что "Единая Россия" думает по поводу того, что в бюджете заложено на 2005 год 56 рублей 8 копеек - суточный продпаек, а выплачивают пенсионерам 20 рублей? 20 рублей выплачивали в 2000 году, и 20 рублей выплачивают в 2005 году. Хотелось бы знать, кто поучаствует в реалити-шоу - на 20 рублей покушать?

Валерий Рязанский: Наверное, надо вопрос таким образом рассматривать - в полной ли мере те защитные решения, связанные с заменой льгот натуральными выплатами, решили все эти проблемы, о которых сейчас говорил наш радиослушатель.

Дело в том, что мы постоянно занимаемся этой проблемой и рассматриваем ее через призму расширения бюджетных возможностей прежде всего Министерства обороны. Хочу сразу заметить, что за последние несколько лет, в частности, то время, когда мы можем говорить о том, что центристские силы находятся в Государственной Думе, бюджет Министерства обороны практически увеличен в 3,5 раза. Это означает, что мы в 3,5 раза увеличили возможности бюджета Министерства обороны для решения всех задач, в том числе и задач, которые отражаются непосредственно на жизни каждого военнослужащего и пенсионера.

Михаил Соколов: Вот вопросв с пейджера. "Воспитатель детского сада, известна в города, есть печатные труды, но когда создавалась тарифная сетка, не могла получить даже 13-ый разряд, хотя молодые девочки приходили уже с 12-ым. Надо было дать "в лапу". После 50 лет так и уволилась с 12-ым разрядом".

Вот еще. "Господа, хотят увеличить зарплату не просто участковым, а из них сделают врачей общего профиля, которые лечат все понемногу и ничего конкретного. Могут исчезнуть специалисты. Считают, что специалисты больше не нужны. Эта система рекомендована для стран Африки и Латинской Америки. Светлана Ивановна".

Видите, недовольны вашей социальной политикой в целом.

Ну, я уже не читаю об общем: А нет, пожалуйста: "До каких пор "Единая Россия" будет покрывать бездарную экономическую и социальную политику правительства, а также узурпацию средств массовой информации? Маргарина Платоновна". В общем, комплексно так: и по врачам, и по учителям, и по всему - недовольство.

Валерий Рязанский: Давайте попробуем ситуацию разложить. Вот Маргарита Платоновна, насколько я понимаю, говорит о бездарной политике: Давайте возьмем все-таки сравнительный анализ, начало президентства Владимира Владимировича Путина, 2000 год за отсчет. Бюджет 2000 года и бюджет 2006 года отличаются в пять раз.

Михаил Соколов: И цена на нефть отличается.

Валерий Рязанский: Надо посмотреть еще расходные обязательства государства. И не только из цены на нефть складываются доходы бюджета, далеко не только из этой цены. Давайте посмотрим, как, например, себя ведет здравоохранение. Здравоохранение за этот промежуток времени увеличило свои расходные обязательства перед населением в 15 раз, судебная система - в 12 раз, образование - в 11 раз, вооруженные силы - я уже цифры называл, сельское хозяйство - в 7,3 раза.

Михаил Соколов: А инфляцию в учитываете?

Валерий Рязанский: Не в разы же. Инфляция 1999-2000 года, хочу напомнить, составляла 36 процентов в год.

Михаил Соколов: Ну, это официальная.

Валерий Рязанский: А я говорю только об официальных данных, которые есть. Инфляция в этом году, если она будет 10 процентов, то это все равно цифра, по крайней мере, говорящая сама за себя.

Михаил Соколов: А Илларионов говорит 12.

Валерий Рязанский: Ну, пусть будет 12, это порядок цифр, он все равно не меняет особо статистических данных. Поэтому говорить о бездарной политике я бы не согласился. Есть много претензий к экономической модели нынешней, есть много претензий к тому, как формируется экономическая политика, но по большому счету возможности государства сейчас несколько иные, и надо говорить о том, что мы ситуацию сейчас во многом стабилизировали. И с этой площадки уже можно по-другому относиться к тем проектам, которые разворачиваются в стране, инвестиционным, прежде всего в области национальных приоритетов, в области крупных инвестиционных национальных проектов.

Михаил Соколов: Так разворуют же. Боятся люди, что разворуют. Откат - знаете такое слово?

Валерий Рязанский: Знаю, конечно. Все зависит от того, как будет построена программа, связанная с инвестициями. На сегодняшний день, насколько я понимаю, президент предусмотрел такого рода сетевые и временные графики, по которым в каждый момент времени с того или иного региона или муниципалитета будет спрос за то, как реализуется того или иной проект, касается ли это ипотеки, касается ли это здравоохранения или развития села.

Михаил Соколов: А оценивать будет один человек в стране - президент Российской Федерации?

Валерий Рязанский: Нет, это специальный будет совет создан, в него войдут специалисты. Я думаю, если говорить о сельском хозяйстве, то мы вполне можем туда делегировать руководителя одного из наших профильных комитетов, Кулика Геннадий Васильевича, опытнейшего агрария. И я думаю, что найдутся такие же специалисты и в области здравоохранения, у нас очень много и действующих главных врачей крупнейших больниц регионов, работают. Так что кому проконтролировать - есть. Вопрос сейчас в другом: как нам добиться того, чтобы эти программы дошли не только до регионов, а дошли до каждого муниципалитет, до каждого населенного пункта, где будет разворачивается исполнение того или иного проекта, большой ли это проект, где будет разворачиваться строительство, например, нового университета (это Сибирь, Южный округ), либо это будет разворачиваться строительство новых поселковых поликлиник, небольших здравниц.

Михаил Соколов: Ну, что ж, давайте еще послушаем вопрос. Геннадий из Ленинградской области, ваш вопрос?

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос следующий: как будут исправляться грубейшие ошибки Налогового кодекса, 122-го закона и других законов по отношению к людям с ограниченными возможностями? Потому что эти люди теряют работу большими группами, людям первой группы дают вторую группу. Этим людям раньше и так несладко жилось. Валерий Владимирович, передайте фракции и партии "Единая Россия", что на этой партии и фракции нет креста в связи с вышеуказанными проблемами. Терпение уже лопается по этим всем проблемам, выносить все это! Спасибо.

Валерий Рязанский: Спасибо за вопрос. Я должен вам сказать, прежде всего, по людям с ограниченными физическими возможностями: у нас на сегодняшний день в стране зарегистрировано порядка 11,5 миллиона инвалидов, из них порядка 4 миллионов инвалидов готовы трудиться в меру сил и возможностей. На сегодняшний день мы пока можем трудоустроить всего около миллиона человек. Поэтому та норма закона, которая, к сожалению, потеряна из 122-го закона по квотированию рабочих мест, мы ее, безусловно, будем восстанавливать, и об этом уже принципиальная договоренность есть с правительством, и мы будем этот закон разрабатывать.

Михаил Соколов: Когда будете поправлять?

Валерий Рязанский: Я думаю, что в осеннюю сессию попытаемся внести, по крайней мере, на обсуждение эту тему. И еще одна тема, которая меня, в частности, затрагивает, - это проблемы, связанные с инвалидами-опорниками, которых лишили права - одновременно с другими категориями, к сожалению, - на автомобиль. На сегодняшний день есть категория инвалидов-опорников, которым автомобиль нужен как единственное средство общения с окружающей средой, поэтому, безусловно, надо восстановить это право инвалидов-опорников на получение бесплатного автомобиля.

А остальным категориям, на мой взгляд, требуется решение вопроса кардинальное в другом. Конечно, инвалид в возрасте 80 лет (я имею в виду инвалида, например, Великой Отечественной войны) сам за рулем сидеть не будет, поэтому надо решать эти вопросы через выплату натуральных средств, просто нужны деньги, чтобы этот человек мог воспользоваться транспортом в то время, когда ему нужно. То есть уходить от проблемы обеспечения автомобилями 80-летних престарелых людей, которые просто не в состоянии выезжать на дорогу, они еще могут создать проблемы в этой части. Так что я думаю, что натуральные выплаты - это лучше для этой категории. А относительно инвалидов-опорников - надо возвращаться к этой теме. Будем возвращаться.

Михаил Соколов: Давайте еще обсудим какой-нибудь конкретный вопрос, связанный с политикой. Сегодня президент России Владимир Путин внес в Думу законопроект, который предоставляет партии - победителю на региональных выборах представлять свою кандидатуру на пост губернатора. Это что, признание порочности нынешней системы "кого хочу, того и назначу"?

Валерий Рязанский: Вы знаете, у меня в период выборной кампании 2003 года один из моих партийцев, очень активных и эмоциональных, заявил на одной из встреч: "Валерий Владимирович, если вы не добьетесь того, чтобы после этих парламентских выборов партия формировала правительство, я уйду из такой партии и вы не оправдаете наших надежд". Я пытаюсь все время объяснить, что все надо делать постепенно, нельзя такими революционными наскоками решить проблему, которая не решалась в нашей стране еще ни разу. Поэтому, на мой взгляд, реализуется программа, при которой партийно-политическая система становится главенствующей в этой части, и то, что президент внес законопроект, который позволяет партиям, победившим на выборам, давать свои предложения: Кстати, и сейчас партии могут давать свои предложения, вопрос - как формироваться будет этот пул.

Михаил Соколов: А президент будет обязан учитывать это предложение или это будет одно из предложений в списке полпреда?

Валерий Рязанский: Я еще не читал самого текста закона, он только-только поступил, поэтому комментарий можно сделать несколько позднее, но я думаю, что сам дух закона должен быть таким, что это предложение обязаны рассмотреть. И есть еще одна технологическая тонкость: мало победить на региональных выборах партии, надо еще сформировать большинство в Законодательном собрании, иначе эта победа не окажется той, которая нужна для того, чтобы принять это решение.

Михаил Соколов: То есть надо сначала сформировать коалицию большинства депутатов, я так понимаю.

Валерий Рязанский: Конечно, которая будет принимать решение путем либо поднятия руки, либо тайного голосования:

Михаил Соколов: То есть выдвинуть кандидата, а потом уже его предлагать президенту, правильно?

Валерий Рязанский: Совершенно верно.

Михаил Соколов: То есть это не то что партия получила 25 процентов, а две другие - 20 плюс 15, и право выдвигать у той, у которой эти 25, ее монополия.

Валерий Рязанский: Совершенно верно.

Михаил Соколов: Скажите, а вы в курсе того, что даже депутаты "Единой России" проголосовали в Ярославле, в Законодательном собрании, за запрос в Конституционный суд о законности самой процедуры назначения губернаторов?

Валерий Рязанский: Да, в курсе. Дело в том, что Ярославская областная Дума отличается некой своей остротой обсуждения всегда, и мне часто доводится в региональной прессе читать особое мнение Ярославской областной региональной Думы. Ну, это их точка зрения. Я думаю, что никому не запрещено обращаться в Конституционный суд за разъяснениями.

Михаил Соколов: А за руки-то хватать не будут ваших однопартийцев теперь, чтобы они обратно проголосовали?

Валерий Рязанский: Думаю, что нет. Я думаю, что пусть Конституционный суд даст разъяснения, и все встанет на свои места. В партии нет такого принципа, как преследование за точку зрения. Это их точка зрения. Давайте послушаем точку зрения суда.

Михаил Соколов: А вообще, какая разница, собственно, кого подскажет Кремлю Законодательное собрание, учтет Кремль или не учтет? Ведь при нынешней системе, когда финансы в руках центра, когда делятся где-то 40 на 60 реально между центром и регионами поступления налоговые, то какая разница? Люди все равно серьезно не могут отстаивать свои интересы, они все равно в Минфин придут деньги выпрашивать.

Валерий Рязанский: Ну, цифры, во-первых, не 40 на 60, а несколько иные, но даже если бы они были 50 на 50, все равно, согласитесь, вторая половина тоже является влиятельным инструментом, для того чтобы влиять на политику в регионе, с вашей точки зрения. Мне кажется, что ответ все-таки надо искать несколько в иной плоскости. Ни одними финансами в данном случае жив регион, в регионах есть масса других задач, и в этой связи совершенно не обязательно считать, что финансовая удавка на сегодняшний день является определяющей в поведении губернаторов. На мой взгляд, последние инициативы президента по делегированию, по децентрализации ряда функций, наоборот, говорят сейчас об обратном процессе, который должен, мне кажется, и часть тех полномочий, которые по 122-му закону отошли в центр, вернуть в регионы. Я знаю, что часть предложений Юрия Михайловича Лужкова принята по возвращению полномочий регионам, президиум Госсовета должен достаточно скоро эти вопросы рассмотреть. И все ли, не все ли, но будем надеяться, что большинство предложений по возвращению функций, которые на сегодняшний день целесообразно вернуть в регионы, будут возвращены. Какие - посмотрим.

Михаил Соколов: У нас звонок их Бурятии. Пожалуйста, Геннадий, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. В начале сентября этого года в вашей передаче была встреча ведущего, Михаила Соколова, с депутатом Госдумы от партии "Единая Россия" Андреем Макаровым. Так вот, в вопросе о борьбе с коррупцией уважаемый депутат заявила следующее: "В настоящее время эффективно бороться с коррупцией бесполезно, так как для этой борьбы должны прийти новые люди, а для этого нужны годы". Меня лично это заявление депутата возмутило до глубины души. Я вижу сам, в жизни вижу, как на корню загнивает молодая чиновничья поросль, в частности, сотрудники ГИБДД и лесничие. Вопрос к гостю вашему: каково ваше отношение к заявлению его коллеги и однопартийца?

Михаил Соколов: Что думает левое крыло о правом крыле "Единой России"?

Валерий Рязанский: Я, кстати, да, принадлежу больше к левому крылу и считаю, что коррупция - это та ржавчина, которая изнутри разъедает любой хозяйственный и экономический механизм. Бороться надо всеми имеющимися ресурсами, которые есть у государства: и правоохранительными, и судебными институтами, и законодательными институтами, и контролирующими институтами. Слава богу, у нас всех этих институтов хватает, но не хватает слаженности в их работе. И наверное, порой не хватает и политической воли, прежде всего в регионах, чтобы навести надлежащий порядок в этом вопросе.

А относительно молодой поросли и того поколения, которое сейчас находится у власти, я думаю, что особой разницы, честно говоря, нет. К сожалению большому, это не является определяющим фактором. Часто люди приходят из бизнеса во власть, уже набалованные теми методиками, которые образовались в бизнесе и в отношениях между бизнесом и властью. Эти откаты, это постоянное лоббирование интересов, эти взятки за разрешения. Поэтому я не думаю, что это главный фактор, и со своим коллегой в данном случае не согласен. Я думаю, что годы потребуются, но, к сожалению, здесь быстрые решения вряд ли мы найдем. Еще раз повторяю, я уже отвечал на этот вопрос в эфире, по законодательной базе, конечно надо как можно больше прописывать прямых норм закона, которые бы запрещали потом чиновничьей бюрократии по-своему писать нормативную базу. А если мы предоставляем право условно правительству самому разработать те или иные инструктивные материалы, как правило, это заканчивается тем, что по-своему чиновники понимают норму закона. Надо как можно больше прямых норм закона прописывать.

Михаил Соколов: Петр вам советует: "Надо законодательно ввести срок за коррупцию до 20 лет".

Валерий Рязанский: Может быть, это тоже было бы оправдано.

Михаил Соколов: Александр из Нижегородской области, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Здравствуйте. Валерий Владимирович, скажите, у вас есть ответственность, у вашей фракции, за обращения избирателей? Вот у вас есть депутат Козерадский по 118-му избирательному округу, и к нему обращаются письменно - и он даже не отвечает ничего. Я как раз инвалид-опорник, о которых вы говорили десять минут назад, и нам не к кому обращаться и не у кого искать помощи. Льготы по оплате жилья урезают. Я вот живу с матерью, тружеником тыла, - тоже все льготы отняли и дали подачку 190 рублей. Обратился к Козерадскому - и даже ответа никакого не получил. Вы можете что-то сказать, есть у вас какая-то ответственность?

Михаил Соколов: Спасибо, понятен вопрос.

Валерий Рязанский: Ну, давайте сделаем следующее. Дело в том, что Козерадский - депутат, который работает в моей группе. Если вам не трудно, вы можете прислать письмо непосредственно на мое имя в Государственную Думу, и я обязательно переговорю с Анатолием Александровичем буквально завтра. У нас заседание группы, и я обращу его внимание на ваш звонок. К большому сожалению, у меня нет сейчас под рукой вашего телефона, и бы попросил Козерадского немедленно с вами связаться.

Михаил Соколов: А пусть к нам на пейджер свой телефон передадут.

Валерий Рязанский: Если вы на пейджер сбросите свои координаты, я попрошу Козерадского с вами связаться немедленно.

Михаил Соколов: Да, вот еще вопрос: "Смогли бы вы прожить на пенсию 3 тысячи рублей в Москве?"

Валерий Рязанский: Нет, на 3 тысячи рублей, конечно, в Москве прожить очень сложно, если это одинокий пенсионер. Я хотел бы просто в данном случае понять, о каком пенсионере идет речь. Если это одинокий пенсионер, то ему в Москве положены дополнительные льготы, которые позволяют ему каким-то образом в этой части сглаживать негатив рынка. Я имею в виду льготы до прожиточного минимума.

Михаил Соколов: "Лужковская" надбавка.

Валерий Рязанский: Да, совершенно верно. Москва - дорогая столица, поэтому есть "лужковская" надбавка, есть льгота по оплате телефона, коммунальных услуг, жилья. Поэтому надо понять, к какой конкретно категории относится тот или иной гражданин. Зачастую бывает так, что в семье есть льготник, а остальные категории достаточно много зарабатывают и не всегда помогают старикам. Такое тоже бывает в жизни.

Михаил Соколов: Вот интересное заявление лидера партии "Родина", вашего конкурента Дмитрия Рогозина: "Мы знаем точно, что сегодня администрация в Кремле приготовила сюрприз для москвичей, когда в Москву ожидается назначение мэром одного из ярых питерских "единороссов". Я думаю, что это будет уже перебор. Москва может сама найти человека, москвича, который может быть достойным мэром столицы России". Что вы об этом знаете?

Валерий Рязанский: Я не знаю, кого предложат на место будущего мэра в 2007 году. Могу подтвердить, что говорил сам Юрий Михайлович. Он до 2007 года будет исполнять свои обязанности и точно не хочет продлевать свои полномочия. А все остальное находится в руках президента и в руках будущей Московской городской Думы. Не надо здесь строить никаких догадок. Поживем - увидим.

Михаил Соколов: Знаете, есть такая версия, что Юрий Михайлович Лужков уйдет на политическую пенсию в качестве главы Московской городской Думы.

Валерий Рязанский: Маловероятно, я в это не верю.

Михаил Соколов: Скажите, а почему в Университетском округе ваша партия "Единая Россия" выдвинула кинорежиссера Станислава Говорухина, который перебывал, по-моему, во всех уже существующих партиях и власти, и оппозиции?

Валерий Рязанский: Станислав Сергеевич был во фракции центристов в прошлом созыве Государственной Думы.

Михаил Соколов: Да он и с коммунистами в союзе бывал.

Валерий Рязанский: По крайней мере последние его шесть лет пребывания в большой политике связаны в основном с центристскими фракциями в Государственной Думе, с центристскими партиями. Он в прошлый раз был во фракции "Отечество - Вся Россия", он был моим коллегой. Сейчас почему по 201-му округу его выдвинули? Ну, во-первых, потому что он 40 лет, с декабря 1964 года, если мне не изменяет память, работает на "Мосфильме", район, в котором он работает, как раз входит непосредственно в этот округ, он хорошо знает этот округ. Человек известный, с именем. Человек, умеющий, на мой взгляд, работать, особенно в области борьбы за интересы культуры. Я думаю, что кандидатура весьма и весьма достойная от партии "Единая Россия".

Михаил Соколов: Скажите, вы список членов Общественной палаты видели?

Валерий Рязанский: Да, сегодня посмотрел.

Михаил Соколов: Ну и как вам? Вот там - удивительно - несколько соратников политолога Глеба Павловского, партнеры по политологическому бизнесу, какие-то люди более уважаемые, менее уважаемые, но нет людей, которые бы - кроме доктора Рошаля, пожалуй, - критиковали в последнее время действующую власть. Неужели президенту не нужны люди, которые говорят правду в глаза?

Валерий Рязанский: Я думаю, что еще остается выбрать почти 80 с лишним кандидатов, и там наверняка окажутся те, кто критикует. Но выбор президента я не собираюсь комментировать. Это его выбор, это его личный выбор, поэтому мы должны принимать это как должное.

Михаил Соколов: Просто удивительно, в России есть избранный народом парламент, есть вторая палата, которая, непонятно, то ли избрана, то ли назначена, - и нужно еще одну палату назначать. Уже такой "протез парламентариза" появился в виде этой Общественной палаты.

Валерий Рязанский: Ну, я думаю, что все-таки это не замена нашему парламенту. Все-таки наш парламент занят абсолютно другим. И я думаю, что там в основном сосредоточится работа, связанная не с политическими процессами, а скорее с обсуждением проблем духовно-нравственного что ли наполнения, и в меньшей степени там будет политика. Поэтому давайте посмотрим, как дальше будут формироваться остальные две части Общественной палаты, начало ее работы, и тогда будем делать выводы. Сейчас не надо, загодя, мне кажется, хоронить хорошую идею.

Михаил Соколов: Вот вам еще по пейджеру вопрос: "В вашей речи только что прозвучало, что нужно как можно больше прописывать прямых норм закона, которые бы запрещали чиновникам. Разве вы не слышали, что в демократической системе чиновникам запрещено все, что не разрешено? Или вы работаете в другой системе?" И тут же рядом другой вопрос: "До тех пор, пока не будет оговорено в законе или Конституции, что можно задать вопрос "на что купил?", до тех пор, извините, бардак будет в государстве. Сергей Сергеевич".

Валерий Рязанский: Согласен с последней постановкой вопроса о том, что нужен такой закон, который доказывал бы легальность доходов. Вопрос о том, с какой историей мы входим в эту проблему, он, по-моему, на сегодняшний день имеет право на жизнь. И то, что стали говорить об амнистии, это тоже веление времени. Можно, конечно, до конца прятать голову в песок и не видеть этой проблемы, но она существует. Лучше это сделать один раз, нежели постоянно маяться между выбором той или иной позиции. Я считаю, что здесь нужно принимать меры в части того, чтобы если амнистию провести, то уже потом сказать, что человек чист, чтобы он не боялся показывать, что он на эти средства мог бы купить, приобрести. В конце концов, покупая или строя недвижимость, он ее все равно никуда не увезет.

А если говорить о первой части вашего вопроса:

Михаил Соколов: Да, что чиновникам запрещено все, что не разрешено.

Валерий Рязанский: : я имел в виду, что очень часто бывает в законе прописана норма общего плана, когда правительству поручается тот или иной вопрос. Но, опять возвращаясь к теме инвалидов:

Михаил Соколов: Пожалуйста, это страхование автомобильное - пример.

Валерий Рязанский: Да, страхование - тот же самый пример, совершенно верно. Или была тема чуть раньше, когда мы просили правительство законом установить порядок применения нормы относительно льгот для предприятий, использующих труд инвалидов. Правительству предписано было в течение года составить соответствующий перечень предприятий, определить порядок формирования, для того чтобы то предприятие, которое использует труд инвалидов, на котором численность работающих более 50 процентов, фонд оплаты труда - более 25 процентов, - этим предприятиям давать соответствующие преференции. Так вот, в течение года ничего не было сделано. И спросить за это дело очень сложно.

Михаил Соколов: Установите сами.

Валерий Рязанский: Совершенно верно, поэтому я и говорю, что нужно больше прямых норм.

Михаил Соколов: Еще один вопрос. Скажите, люди интересуются, не отменят ли депутаты в этом году вот эти "пьяные" зимние каникулы, когда массе людей между Новым годом и Рождеством нечем заняться? Нельзя ли это сделать своевременно все-таки?

Валерий Рязанский: Нет, отменять зимние каникулы не будем. Надо постараться всем ветвям власти научиться планировать досуг людей, в том числе самим людям научиться планировать свой досуг так, чтобы не превращать его в эту "пьяную неделю".

Михаил Соколов: А на май нельзя отдых перенести, чтобы сельским хозяйством люди занялись?

Валерий Рязанский: Наверное, можно, но решение принято, и давайте поживем в этих условиях. На май можно, наверное, перенести, но в мае месяце люди достаточно часто используют дополнительные дни, которые зарабатывают, и у них они есть.

Михаил Соколов: Спасибо.

XS
SM
MD
LG