Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидер Национал-Большевистской партии России, писатель Эдуард Лимонов


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[12-10-05]

Лидер Национал-Большевистской партии России, писатель Эдуард Лимонов

Ведущий Виктор Резунков

Виктор Резунков: Сегодня у нас в Петербургской студии Радио Свобода в гостях лидер Национал-Большевистской партии России, известный писатель Эдуард Лимонов.

Эдуард, как в целом вы оцениваете сейчас политическую ситуацию в России? Я понимаю, конечно, что на этот вопрос так просто не ответить, но все-таки.

Эдуард Лимонов: Я думаю, что можно и просто на него ответить. Это истерия правительства, истерия вот этой кремлевской группы, истерия администрации президента по поводу возможности такого же исхода, как на Украине, что будет "оранжевая" революция. Они постоянно об этом говорят, и они настолько перепуганы, что уже создали контрреволюцию. Революции еще не видать, а контрреволюция в образе движения "Наши" уже создана, наделена какими-то определенными полномочиями. Мы читали их внутренние циркуляры, и по регионам их просили собрать сведения обо всех активистах НБП. То есть они уже занимаются этой работой. Вот такая политическая ситуация, совершенно невиданная, на мой взгляд. Невероятно, когда создается движение, для того чтобы ломать кости и разбивать головы людям, создается на уровне государства, на учредительном съезде присутствовал министр Фурсенко и Путин сам принимал этих людей. И конечно, это истерия, больше никак не охарактеризуешь нынешнюю ситуацию.

Виктор Резунков: Вчера в Петербурге вы заявили о том, что оппозиция обречена на объединение, иначе она исчезнет. На каких принципах возможно такое объединение?

Эдуард Лимонов: Я, собственно, всю свою политическую карьеру призывал к объединению. Когда-то мы пытались объединить хотя бы левых радикалов, в свое время. Сегодня это еще более насущно и необходимо, потому что в стране за последние 5 лет произошли глубочайшие изменения в сторону худшего из возможных вариантов - это у нас установился такой допотопный, архаичный государственный строй, напоминающий царизм.

Я много сейчас читаю, в частности, есть такая интересная книга Ричарда Пайпса, уже достаточно старая, "Россия при старом режиме", и много знаю из истории XIX века. Очень все похоже на царствование сразу нескольких императоров - вот это вот "отеческое" желание всех наказать, всех жестоко наказать. И я думаю, что президент, видимо, чувствует, что он имеет на это право, вот на такое допотопное правление, дореволюционное. И конечно, это чудовищно, поэтому оппозиции надо просто спешно убирать от власти этот клан, кто претендует быть нашими какими-то господами что ли. Непонятно даже, в каком понимании, что у нас происходит, кастовое общество что ли создается? "Чекисты" будут нами управлять, каста господ, все остальные - пролетарии - будут ходить на работу: Нет, у нас революция была, и Россия - республика, не стоит забывать о том, что мы практически уже более 90 лет республика. Была февральская революция 1917 года, а нам никакие господа со злыми лицами не нужны во главе государства.

Я считаю, что разумные оппозиционные партии все равно собьются в кучу. Если те, кто сейчас существует, не захотят этого, парламентские, они погибнут просто как политические партии, и на их месте образуются новые. Но сейчас просто нужно выступить вместе. Не надо создавать никаких новых партий, новых организаций, но хотя бы создать координационный совет по крупнейшим партиям. Я думаю, к этому и идет дело.

Виктор Резунков: У нас звонок есть. Сергей из Ростовской области, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Все эти революции, все это кончается беспределом, кровью. И его партия, другие партии - мне нравится то, что за справедливость они борются. Правильно, конечно, если не бороться, то вообще ничего не получится. А так его идеи все утопичны, все это фикция. И хотел задать вопрос, занимаетесь ли вы литературной деятельностью? Я бы хотел достать собрание сочинений его первой жены Натальи Медведевой - нигде не могу достать. Может быть, поможете.

Эдуард Лимонов: Вопросы трогательные, изобличают человека честного и порядочного, но не совсем образованного по части политики. Что можно сказать? Любая смена, безусловно, чревата каким-то риском, но никто же не сидит здесь и не говорит: "Давайте выступим, будет кровь, будет что-то:" Все смены режимов, тем более такого, как наш, полицейского режима, временами имеющего черты государственного фашизма даже: Уже упомянутая мною организация "Наши" - это одна из родовых черт государственного фашизма, когда создается организация для борьбы с инакомыслящими, гражданская организация, причем никто не понимает даже, что они сделали. А я понимаю отлично. И такой режим надо менять.

А 100-процентного обещания, что будет прекрасно, мы не можем дать, потому что мы видели, как Ельцин в 1993 году расправился с парламентом, мы видели, какими методами Владимир Владимирович Путин решал проблемы Центра на Дубровке и Беслана. Такой человек очень опасен у власти - я говорю это откровенно. Я он ли один принимает решения, или же там принимает решения группа людей? Наверное, группа. В таком случае они опасны, а он - просто символ, предположим. Но те, кто отдал приказ стрелять по школе из танков, в которой 1200 человек было, детей, убили 331 человека, в основном российские солдаты, несчастные, которые заставили это делать, - таких людей надо убирать.

А вы что, будете сидеть и просчитывать вперед шахматные партии, и когда просчитаете, все будет безопасно, тогда вы будете что-то менять? Нет, менять надо во имя просто-напросто нашей страны, нашего народа.

Виктор Резунков: И у нас на линии Виктор из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Эдуард, вы единственная позитивная сила в России. Может быть, вам известно и вы как-то ответите на такой вопрос. Депутаты - это, в общем-то, представители народа, а вот почему они не идут в пикеты? Оппозиция ничего не значит в Думе, почему они не идут в пикеты, а держатся за оклады? Я могу сказать, что им все равно заплатят зарплату, потому что ельцинская Конституция, по существу, их подкупила, министерские оклады дала. И потом, сейчас очень значительное политическое событие в стране произошло - гражданское общество в Томске поднялось, и "Единая Россия", которую учредили пьяница Ельцин, Березовский, там по мордам, в общем-то, получила. Может быть, вы через своих сторонников как-то организуете, чтобы сибиряки, томичи пришли сюда (здесь же в декабре опять мафия лужковская и "единоросская" рвется к власти) и спасли Москву? Как вы можете помочь москвичам?

Эдуард Лимонов: Понятно, планы грандиозные. Я мало знаю о том, что произошло в Томске, но если действительно смогли оттеснить "Единую Россию", это, наверное, великолепно. Единственно, что, например, участвовать в выборах и таким образом пытаться изменить ситуацию в стране сегодня бесполезно. Мы будем призывать к бойкоту парламентских выборов, поскольку считаем, что если предыдущие выборы в парламент были сфальсифицированы (а данные эти имеются и у КПРФ, и у "Яблоко", вы помните историю с Верховным судом, когда в конце концов Верховный суд струсил, как обычно, и принял негативное решение), по федеральному округу только около 250 тысяч голосов, то какой смысл идти и пытаться побеждать "Единую Россию" на выборах, когда идет фальсификация? Должны быть свободные выборы, нужно добиваться свободных выборов, отмены всех этих принятых в последнее время законов, ограничивающих права политических партий, в том числе и этот 7-процентный барьер надо снять к чертовой матери, новый ЦИК нужен. Вот чего сейчас нужно добиваться!

Нужно добиваться установления климата свободы в стране, потому что это очень важно. И когда говоришь это порой людям, поступают вопросы: "А какая у вас идеология?" Вот это и есть идеология, если вы хотите, сегодня это насущно необходимо всем политическим партиям, всем группам населения - свободный парламент. И не надо будет привозить никаких ребят из Томска.

А то, что вы похвалили нашу партию, - я адресую эту похвалу не к самому себе. Хотя я тоже что-то в этой моей партии, которую не только я создавал, значу, но все-таки я переадресую эту похвалу нашим героическим ребятам, 49 из которых сейчас сидят в тюрьмах и в лагерях: 39 идут по процессу за мирную оккупацию приемной Администрации президента, 7 сидят в лагерях, отбывают за захват мирным путем Министерства здравоохранения, кабинета Зурабова: Да, вот они действительно не боятся. Я желаю, чтобы и другие политические объединения обладали подобной храбростью, - и у нас бы не было сегодняшней ситуации.

А что касается депутатов, там есть депутаты от оппозиции - есть депутаты от КПРФ, от "Родины", есть какое-то количество независимых депутатов. Каких-то из этих людей я знаю, это очень порядочные люди, но вы правы, безусловно, что они ничего не могут сделать. Сегодня парламент парализован вот этим чудовищным сфальсифицированным большинством - 305 голосов членов "Единой России". Я говорил и предлагал на одной из пресс-конференций, совсем недавно, буквально в сентябре она проходила, устраивала ее фракция "Родина", там был Рогозин, и меня спросили: "Как поступить, что делать в такой ситуации?" Я сказал: "Депутаты от оппозиции могут выйти из Государственной Думы - и, таким образом, будет огромный скандал и кризис государственный, безусловно, нужно будет устраивать новые выборы. И вот этот кризис, возможность его устроить - в руках депутатов от оппозиции". Но я сказал, что я не верю, что они так поступят по множеству причин. Я далек от того, чтобы их осуждать, потому что у них свои партии, свои установки, но этой возможностью нельзя пренебрегать, она всегда существует.

И одно дело, если президент распустит Государственную Думу, а другое дело, когда депутаты уйдут - это будет государственный кризис! То есть бойкотировать все, бойкотировать парламент такой. По этой теме имеются различные мнения, но у меня такое мнение.

Виктор Резунков: А чем же это будет отличаться от того, если президент разгонит?

Эдуард Лимонов: Вы знаете, это совершенно другое. Здесь кто первый это делает, если уйдут депутаты - это будет жест депутатов и отрицание, подчеркнуто будет бесчестная сторона всего нашего электорального процесса, абсолютно заклеймлена будет раз и навсегда сама идея несвободных, подчиненных выборов, подчиненной, несвободной "демократии". И тогда сразу же будет огромный моральный перевес оппозиции. После этого могут последовать другие меры, но мы тут не только для этого и не только об этом говорим.

Виктор Резунков: Понятно. Николай, Московская область, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Эдуард, я восхищаюсь вашей гражданской позицией. В народе вы уже давно патриот, и никому не верьте, что там на вас наговаривают. Я говорю это от имени всех людей, которых знаю.

Эдуард Лимонов: Спасибо.

Слушатель: А вопрос у меня такой. Мне кажется, всем левым силам нужно объединиться, преодолеть чувство гордости, зависти. Сначала нужно взять власть, а уж потом поделим портфели как-нибудь - я так считаю. Я недавно разговаривал с людьми с завода (не буду говорить какого), и у них уже силой заставляют голосовать за "Единую Россию". Уже давят на людей. Если бы были сейчас выборы, за "Единую Россию" от 20 до 40 процентов, а за КПРФ, за вашу партию - 3-4 процента - это специально готовятся фальсифицированные выборы.

Эдуард Лимонов: Да, согласен с вами. Я хочу сказать, что существуют уже давным-давно контакты, и не только контакты, а постоянная рабочая атмосфера налажена между КПРФ и Национал-Большевистской партией. Я лично встречаюсь несколько раз в месяц, как правило, с Иваном Ивановичем Мельниковым, с Борисом Сергеевичем Кашиным, с лидерами КПРФ и обсуждаем наши общие проблемы. Мы участвовали во многих общих акциях, и в 25 регионах примерно, когда были "льготные бунты", мы все выступали единым фронтом. То есть то, о чем вы говорите, это существует уже с сентября прошлого года, то есть более года длится. И я надеюсь, что это будет и далее успешно продолжаться.

И контакты с другими оппозиционными партиями тоже существуют. В марте этого года я встречался с Рогозиным, 9 апреля по поводу вот этой кампании по референдуму мы вместе с коммунистами сели за один стол, и там были лидеры крупнейших политических партий - Зюганов был, был Рогозин, был Глазьев и был я как руководитель Национал-Большевистской партии. То есть эти все вещи идут, идет эта работа, и где-то на местах сделано порой больше для объединения, и в Питере, например, наша региональная организация НБП тесно работает с местным "Яблоком". И слава богу, и я желаю, чтобы там было повсюду, чтобы были самого различного идеологического толка партии оппозиционные работали вместе. Потому что мы все нуждаемся в том самом климате свободы, о котором я говорил, по крайней мере нам нужен свободный парламент, нам нужно опять выбирать губернаторов, руководителей регионов.

И вообще власть у нас должна быть выборная по-настоящему, без всяких фальсификаций и без всяких безумных барьеров. Я верю, что нужен мультипартийный парламент, многопартийный обязательно, и, в конце концов, коалиционное правительство, созданное на основе коалиции нескольких партий, поскольку тогда политические партии станут ответственны, если они будут действительно участвовать в управлении страной.

Виктор Резунков: Эдуард, насколько я знаю, в программе Национал-Большевистской партии написано о том, что необходимо национализировать крупные предприятия, железные дороги, связь, природные богатства, отобрать газ и нефть у олигархов. Вам не кажется, что это мы уже проходили в советское время?

Эдуард Лимонов: Вы знаете, я считаю, что оборонная промышленность безусловно должна принадлежать государству. Я думаю, что сырье в той или иной форме тоже должно принадлежать государству, то есть, может быть, не отобрать, но тогда ввести: Об этом говорят все сейчас, что необходимо увеличить налоги на тех, кто занимается добычей и продажей сырьевых богатств России. Потому что сейчас это неизвестно куда идет, кстати говоря. Нам никто особенно не отчитывается, дают какие-то полусостоятельные цифры, им мы даже не знаем, где наши деньги. Мы говорили об этом движении "Наши", и в свое время его руководитель Екименко хвастался, что 300 миллионов долларов ассигновали на это. Кто ассигновал? Ассигновала Администрация президента. Кто такие эти люди - администрация президента? У нас в Конституции нет ее, это не правительство. Это второе правительство! Более того, это первое правительство, то есть не теневое, а то, которое вершит дела. Вот о чем речь идет.

Виктор Резунков: У нас много звонков. Сергей из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день, господа. Я вспоминаю не столь отдаленные годы, когда присутствующий в студии господин Савенко разоблачал Радио Свобода и утверждал, что он некий агент КГБ. Он сейчас тоже на задании на Радио Свобода?

Эдуард Лимонов: Кто старое помянет, тому глаз вон - так говорят в народе. Все меняется. Я был потрясен и сам, когда первый раз меня пригласили на Радио Свобода после долгого периода вражды и взаимного недоверия. Ничто не стоит на месте, вы знаете, и случаев подобных немало, я думаю, в российской истории. И отношение, например, к событиям 1993 года у населения (я недавно слушал "Эхо Москвы") чудовищным образом изменилось, то есть когда-то на стороне Ельцина было едва ли не 90 процентов москвичей, а сейчас осталось 17, и считаю люди, что правы были люди в Верховном Совете, где я был. То есть союзники у нас неожиданные сегодня. Вы бы могли добавить, кроме Радио Свобода, мою нынешнюю близость с Ириной Хакамадой, или вчера мы пресс-конференцию устраивали в помещении "Яблока". Видите, какие вещи происходят. Объединяемся против общего противника, я так полагаю, вот как это называется.

Виктор Резунков: Александр из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. В прошлом веке Россия родила несколько революций, после которых страна просто купалась в крови собственного народа. В настоящий момент гость, по-моему, призывает к следующей революции, уже XXI века в России. Понимает ли он, какую ответственность он несет за свои призывы? И второе, вы качаете лодку, в которой сидите сами. Если придет русский бунт, первый, кто потонет, будете именно вы. Почитайте Достоевского, вспомните, о чем он говорил.

Эдуард Лимонов: Я сам себе Достоевский, уже достаточно крупный писатель, и не надо меня поучать всякими Достоевскими. Я хочу сказать, что никто не призывает, я не сижу тут и не призываю к революции, вы неточны. Я говорю, что неизбежны крупнейшие изменения в России, потому что там дальше жить невозможно, в таком режиме, когда попраны все свободы, когда ложь господствует. Я уже привел пример, когда государство совершает руками, я не знаю, военных, спецназа, кого угодно преступления. Я привел вам примеры - Беслан, театр на Дубровке. Неизвестный газ употребили, не опробованный ни разу, - кто в трезвом уме из мировых политиков пошел бы на такую бойню собственного народа? Безусловно, террористы - мерзавцы, их надо уничтожать. Но там были дети везде, и в этом театре на Дубровке, и в Беслане. И примеров еще тысячи можно привести из различного рода активности нашего правительства, указать на их преступность. Поэтому вы предполагаете сидеть, руководствуясь историей, поджав задницу, и позволять себя обращать в дальнейшее рабство. Мы уже давно все равно не граждане в России, мы подданные - кого я не знаю. Кого? Чекистского клана подданные?

Вот что меня возмущает! Понимаете, если бы человек не дерзал, если бы на протяжении истории не мог преодолеть свой страх, то мы бы все сидели в одной пещере, никуда бы не высунулись. Человек, человеческий вид постоянно стремится все к большим и большим горизонтам, к чему-то лучшему. И храбрость не может 100-процентно гарантировать вам бескровный исход или что угодно. Посмотрите, что сделал Ельцин. Была необходима эта бойня в центре Москвы, когда 173 человека в октябре 1993 года погибли? Никто никогда ничего не может вам гарантировать.

То, что вы сказали о революциях, это бред! Вы просто плохо знаете историю. Французская революция огромное влияние оказала на весь мир, мы живем в мире, сформированном Французской революцией и русской революцией, и русская революция была необходима. С коммунистическими идеями Китай, который никогда досыта не наедался, где вымирали просто миллионы людей, когда был неурожай, они живут в другом мире сегодня - Мао Цзэдун пришел, и настал другой мир. Поэтому ваши тезисы почерпнуты из жалких книжонок конца 80-х годов. Стабильность в стране всегда выгодна угнетателям, которые попирают права, она невыгодна народу. Стабильность, когда у людей 2 тысячи рублей в месяц, им не нужна. А какому-нибудь министру оборону Сергею Иванову нужна - он живет, у него есть все. Или вон Путин Константиновский дворец использует под свою дачу, яхту ему подарил Абрамович, часы "Филипп Патек" у него на руке, 60 тысяч долларов. Им выгодна стабильность, а нам невыгодна стабильность, мы хотим нестабильности - вот о чем я говорю, мы хотим политически прав и политических свобод. А вы так и будете сидеть и смотреть, как мимо проходит история, которую творят другие.

Виктор Резунков: Владимир из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Господин Савенко, можно два вопроса?

Эдуард Лимонов: Уже я по вашему тону чувствую, что что-нибудь нехорошее. Давайте!

Слушатель: Вопрос номер два. Вы говорите об объединении партий. Могут ли рассчитывать на доверие народа партии, уже однажды этот народ обманувшие?

Эдуард Лимонов: А разве нужно доверие народа для того, чтобы попытаться изменить положение вещей? И как вы это доверие выясните? Референдумы не разрешены:

Слушатель: Методом проб и ошибок, например, начиная с выдвижения Ельцина на Съезде народных депутатов во главу этого съезда. И начиная с аплодисментов, под которые была разграблена всенародная собственность.

Эдуард Лимонов: Все это правильно, я с вам согласен.

Слушатель: И вопрос номер один. Допустим, с 7 ноября 2005 года вы - президент России. Государство - это люди, вполне определенные. Что вы будете делать с тотально коррумпированным, повязанным круговой порукой государственным аппаратом, доходы которого соразмерны с госбюджетом?

Эдуард Лимонов: Видите, в ваших словах звучит глубокий российский пессимизм такой, неверие ни во что: давайте ничего не делать, потому что дела обстоят так. Мне очень знакома эта философия моих соотечественников, против которой я все время борюсь и проповедую активное отношение к жизни, а не вот это умозрительное, пикейно-жилетное "все равно мы ничего не можем сделать, давайте опустим руки и будем жить, как нам диктуют вот эти все:" Вы их не любите, а почему вы так не верите ни во что и не верите в первую очередь в свой же русский народ? Я - часть русского народа, моя партия. Люди идут в тюрьму, сидят и знают, что идут на это. И уже в известном смысле, говорить это неприятно, но не боятся тюрьмы. Значит, можно еще больше, еще дальше зайти. И я вас прошу просто поверить в честность, абсолютную храбрость вот этих ребят, парней и девушек.

Я не ищу для себя никаких должностей, я не хочу, активно не хочу быть ни депутатом, не хочу быть президентом тем более. Я хочу единственного - оказать влияние на судьбу моей страны и моего народа. У меня есть определенный опыт, у меня есть политическая организация, с помощью которой я хочу оказать это влияние. Я хочу прежде всего, чтобы мой народ был свободен, чтобы он свободно выбирал, каждая часть, группа его выбирала тех людей, которых он хочет в парламент свой и так далее.

Виктор Резунков: Юрий Николаевич из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Эдуард Вениаминович, мне очень близки идеи, провозглашаемые вашей партией, потому что эти идеи созвучны идеям Коммунистической партии, за которую я голосую. Но у меня вопрос. Довольно много людей верят Жириновскому и его партии, объясняя это тем, что он за народ, за патриотизм. Но ведь он, мне кажется, мастер вводить в заблуждение доверчивых людей, а голосует так же, как "Единая Россия". Каково ваше отношение к Жириновскому и его партии?

Эдуард Лимонов: Я тут вынужден коснуться не только Жириновского и его партии, но просто объяснить одну простую вещь, с чем не хотят согласиться многие мои коллеги по оппозиции. Я считаю, что сегодня расклад сил в нашем населении (я не хочу обижать и называть электоратом), в нашем народе расклад сил очень дифференцирован. У нас есть поклонники любых идеологий, у нас можно судить по результатам тех выборов, которые еще не были такими чудовищно сфальсифицированными, как последние выборы декабря 2003 года, но по результатам других выборов можно судить, что у нас очень большая часть населения верит до сих пор в левые идеи в их коммунистическом оформлении и готова голосовать, и будет долгое время еще голосовать за КПРФ - это где-то от 24 до 30 процентов в лучшем случае. Теперь, 12-14 процентов, по моим подсчетам, обязательно будут голосовать за либеральных демократов. Есть у нас поклонники крайне правых идеологий. Их бояться не надо, в основном это южные регионы нашей страны, и там много подобных людей, там живут казаки, они более консервативны, эти регионы. И процентов 7 в общей сложности у нас всегда будут голосовать за правых. Часть этих 7 процентов сегодня голосуют за Жириновского. Но, видите, уже есть какое-то изменение, уже появилась партия "Родина", она, как к ним ни относись, на мой взгляд, более серьезная политическая организация, чем ЛДПР.

И не изменится это. Многие верят, например, либеральные демократы говорят, что "мы можем взять 30 процентов" - это не реальная политика, не реальные цифры. Это отношение к политике как к области миражей, иллюзий и мечтаний. Не будет в нашей стране после 10 лет шоковой терапии голосовать больше, чем 12-14 процентов, но 12-14 процентов всегда будут. Поэтому что нам нужно? Повторяю, свободные выборы на свободных условиях, свободный парламент, где будут все. И пускай будут, бояться этого не надо. Потому что у нас постоянно пытаются оградить народ от каких-то выборов - вот, народ безрассудный. Я абсолютно не верю! Наш народ очень осторожный. Почему он голосует за КПРФ, например? И даже то, что он сегодня голосуют за "Единую Россию", в какой-то мере свидетельствует о том, что он осторожный. Он в массе своей крайне осторожный, недоверчивый, и он не будет никогда ни за каких экстремистов. Поэтому нужны свободные выборы, хватит опекать людей. И тогда это будет начало процесса, который мы когда-то почти начали, в районе 1991 года, и тогда у нас была политическая свобода, может быть, не 100-процентная, визгливая, крикливая, казалось бы, ссоры и склоки, но именно такая и должна быть свобода. Она должна быть такова, и таковой надо ее принимать, вопреки этим верованиям, что наша страна нуждается в твердой руке.

Я считаю, что наша страна нуждается в твердых принципах, соблюдении таких понятий, как благосостояние народа, безопасность народа нужна обеспечивать. В этом мы нуждаемся. И в свободе. Для свободного перемещения по вертикали, например, людей. Сегодня тот, кто принадлежит к "Единой России", кто приспособленец, кто записался, тот преуспевает в своей карьере, все остальные никуда и никак не идут. Это безобразие, такого быть в стране не должно. Нужно стараться, забыв об этой коммунистической мечте, когда нам все время обещали, что через два поколения будем жить при коммунизме, и положили костьми два поколения или три поколения, - такого не должно быть. Мы должны говорить о благосостоянии сегодня со всеми возможными для этого условиями.

Виктор Резунков: Путин как раз говорит о благосостоянии общества. Посмотрите, какие национальные проекты разработаны по четырем направлениям: образование, здравоохранение, сельское хозяйство:

Эдуард Лимонов: Путин испугался "льготных бунтов", испугался, что этими "льготными бунтами" предводительствовали во многих регионах коммунисты и национал-большевики, и безусловно, он немедленно предложил свои социальные проекты. Но я не верю, что без коренной перестройки возможен поворот. Будут латать дыры, испугались - попятились, не осуществляют сейчас монетизацию льгот, затормозили. У этой власти общий, глобальный подход к России совершенно иной. Если существует сегодня Роман Абрамович, которому позволяется быть интернациональным плейбоем, транжирить национальные деньги на черт знает какой шкале, и одновременно существует Ходорковский, сидящий в тюрьме, - вот вам два примера, разительных и удивительных. И это наводит на мысль: что это за власть, при которой одни имеют вот такие просто астрономические привилегии, а те, кого эта власть хочет погубить в буквальном смысле слова, она этих людей просто губит к чертовой матери? Это неправедная, несправедливая власть, такой подход не должен быть. Если мы хотим, чтобы закон торжествовал, он должен быть одинаковым для всех, безусловно. И это только один пример того бардака и безобразия, безыдейного, который творится.

Как можно защищать социальные нужды сегодня, если эти деньги несчастные каждый раз прибавляют пенсионерам, но они пожираются инфляцией, они пожираются ростом цен, от них моментально ничего не остается. Когда делали закон о монетизации, этот пакет законов, то людей попытались компенсировать. И как компенсировали? Военным, например, в Москве Лужков (это считается великолепный мэр великолепного и преуспевающего города) компенсировал 200 рублей льготных денег. Это как?! Это подачка! Это так жалко и унизительно просто! Унизительно! Народ на содержат: Я говорю о народе как о коллективе, я им не спекулирую, я говорю, что наш общественный коллектив Российской Федерации, наших граждан содержат в совершенно чудовищных условиях, и все это унизительно для нас.

Виктор Резунков: Игорь из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос по поводу визита членов НБП в администрацию. Не кажется ли вам, Эдуард, что за то, что люди пришли в администрацию, если даже квалифицировать это как мелкое нарушение, то они должны были получить максимум 5 суток, а не 5 лет, не 8 лет? Не кажется ли вам, что это репрессивная мера? И второе, почему оказался не ненаказанным, Михалков, в которого бросили яйцо, и его держали подручные, холуи, а он бил этого мальчишку ногой по лицу? Почему он оказался ненаказанным?

Эдуард Лимонов: Ну, ненаказанным - это ясно. Мы живем в стране, где есть такой большой барин Михалков, к которому уже и Путин чуть ли не через месяц после своего первого вступления в должность президентскую, поехал пить чай. И недавно я видел в газете "КоммерсантЪ" фотографии первого заместителя главы администрации президентской Суркова, сидящего рядом с Сергеем Михалковым, отцом, на какой-то вечеринке в ресторане "Вертинский", где готовила сама Вертинская и так далее. Это наши бояре, а бояр не наказывают в таком государстве, которое у нас существует.

Что касается приемной Администрации президента, это захолустная, вы совершенно правы, тут я с вами согласен, организация, до сих пор она была с потертыми коврами, на Ильинке, недалеко от Кремля, куда должны приходить граждане со своими челобитными, назовем это так, приходить, записываться на прием, и какие-то незначительные чиновники обычно встречаются с ними по вопросам каким-то, интересующих этих граждан, и, как правило, эти вопросы никак не решаются, безусловно. Это просто такая профанация, абсолютно никому не помогающая. Наши ребята пришли, заявили конкретно и открыто, что они принесли в буквальном смысле петицию в виде листовки, где перечислили 10 пунктов, по которым они считают, что Путин или совершил преступление или нарушил права граждан, по которым он должен уйти в отставку. Они перечислили войну в Чечне, которая ведется за клан Кадыровых, русские ребята там гибнут, это же гражданская война уже давным-давно, и фактически русская армия там поддерживает Кадырова. И множество вещей праведных и честных они сказали, и они намеренно не толкнули никого, и нельзя говорить в любом случае не то что о физическом насилии, а они даже и вербально никого не обидели, все было сделано с уважением к закону, потому что это была ненасильственная акция.

Тем не менее, они уже 10 месяцев сидят, суд идет. Я последний раз был на заседании в пятницу, и все идет к тому, что они будут осуждены. Им предъявляется абсурдная статья 212-ая "Массовые беспорядки". Если принять во внимание, что они в это время находились в приемной Администрации президента в одной комнате, куда их практически загнало ФСО (Федеральная служба охраны), то какие массовые беспорядки могут быть в кабинете 20 квадратных метров? Это все абсурд! То, что творится в Никулинском суде, где идет это судебное разбирательство, это правовой беспредел. Это когда руками закона осуществляется беззаконие.

И точно такое же беззаконие недавно произошло в Президиуме Верховного суда 5 октября, когда Президиум Верховного суда, 11 судей, старых мужиков - казалось бы, что им терять, проявите свою совесть, честь свою, - нет, они отменили решение Верховного суда, который не согласился ликвидировать Национал-Большевистскую партию. И теперь мы ждем следующего заседания опять Верховного суда, которое, безусловно, в этот раз уже завизирует все это. Это как называется, когда такое происходит на высшем судебном уровне? Выше ничего нет, это самая высшая судебная инстанция Российской Федерации - Президиум Верховного суда, коллегия по гражданским делам. И когда это происходит, просто руки чешутся и руки опускаются одновременно, и все на свете.

Вот людей судят по статье 212-ой "Массовые беспорядки". Ну, вы же мерзавцы, вы же судите неправедно, там нет состава преступления! Лучшие адвокаты и правозащитники давали нам заключения по этому делу, мы прекрасно все знаем. Самое большее, на что это тянет, - штраф. И то непонятно, люди пришли протестовать, безусловно, но они пришли туда, куда надо, где принимают граждан. Что же, получается, пикнуть никому ничего нельзя? Получается - нельзя, совершенно точно, потому что их дело делают сейчас показательным, чтобы запугать всех остальных, кому придет в голову имитировать или попытаться подражать НБП.

Виктор Резунков: Эдуард, а какова дальнейшая судьба активистки НБП Александры Сафроновой, которая дала пощечину министру образования Фурсенко? Ее не отчислили с исторического факультета?

Эдуард Лимонов: Насколько я знаю, пока нет. Но я уже несколько дней в Питере, поэтому не знаю, что произошло за последние дни. Вы знаете, просто Кремль растерялся. Он и так имеет на руках 49 политзаключенных, членов нашей партии, и конечно, иметь еще одну девочку заключенной: И тут разгорелся скандал с вашим петербуржцем, с Линдом, у которого отец умирал, его не отпустили к умирающему отцу - и власть еще раз показала свою жестокость.

Я думаю, что, может быть, я более свободный человек, я все-таки жил за границей много времени, и может быть, я не так, как все, понимаю эти вещи, но я считаю, что Кремль доказал просто свою чудовищность, архаичность. Кремль - я имею в виду, что олицетворяет эта власть. Архаичность, жестокость дичайшую, все, какие можно, отрицательные качества. Мы не можем упрекнуть в том, что лозунги Владимира Владимировича Путина не те, которые нужно. На словах все это выглядит нормально, я бы тоже присоединился. Давайте удваивать национальный продукт, давайте то, се, но при этом у нас существует Абрамович, существуют нищие учителя, огромное количество, миллионы. 3 миллиона подписали обращение к президенту о том, чтобы увеличили им зарплату, и пока этого не происходит, и не будет. Сколько нужно миллионов учителей тогда, чтобы сделали что-то? Деньги ведь есть, у государства есть деньги!

Виктор Резунков: Спасибо, Эдуард.

XS
SM
MD
LG