Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутат Государственной Думы, член Комитета по бюджету и налогам Оксана Дмитриева


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[30-11-05]

Депутат Государственной Думы, член Комитета по бюджету и налогам Оксана Дмитриева

Ведущий Владимир Бабурин

Виктор Резунков: Сегодня у нас в Петербургской студии Радио Свобода в гостях депутат Государственной Думы, член Комитета по бюджету и налогам Оксана Дмитриева.

В конце года принято подводить итоги. И хотя в декабре в Государственной Думе ожидается обсуждение достаточно большого количества законопроектов, и об этом я тоже предлагаю поговорить, стоит попробовать подвести итоги работы Госдумы за этот год. По мере возможности, конечно. Какие законы были приняты, какие из них наиболее повлияли на жизнь простого россиянина, каким образом? Какие реформы вообще идут в стране и идут ли? Об этом мы и поговорим сегодня.

Оксана Генриховна, давайте вначале послушаем обзор, который подготовил корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: В декабре 2005 года Госдума России планирует рассмотреть 130 законопроектов, среди которых закон о рекламе, о развитии сельского хозяйства и агропродовольственного рынка в России, об основах государственной национальной политики Российской Федерации, о государственном регулировании авиационного лизинга и другие. Также в Госдуме обсуждается сейчас законопроект о персональных данных, предусматривающий создание общей базы для всех жителей России. При этом 64 процента россиян, по данным ВЦИОМ, уверены, что конфиденциальных этих данных не будет обеспечена. Рассматривается закон об информации. Уже во втором чтении одобрен законопроект о парламентских расследованиях. Согласно ему, расследованию не подлежит деятельность президента России, а также работа органов судебной власти, следствия и дознания. Рассматривается законопроект, дающий партиям в случае победы на региональных выборах возможность выдвигать кандидата на пост губернатора.

В 2005 году было принято много спорных и противоречивых законов. Вступивший в силу в марте Жилищный кодекс коммунисты и представители блока "Родина" назвали антисоциальным, антинародным и антигосударственным. Закон об общественных организациях вызвал бурю эмоций у всех, кого он коснулся. Представители некоммерческих организаций заявили, что с принятием этого закона в России похоронено гражданское общество. Принятый в конце 2004 года закон о монетизации весь 2005 год вызвала уличные выступления, дискуссии и споры. По мнению экспертов, после его принятия наметилась общая тенденция торможения социально направленных реформ. Скандал вызвало и избирательное повышение зарплаты медработникам. В 2005 году Госдумы дважды пересматривала доходы и расходы бюджета в сторону увеличения. Как считают депутаты, это происходило из-за намеренного занижения правительством страны экономических прогнозов.

Спикер нижней палаты парламента Борис Грызлов, говоря об уходящем годе, заявил, что новые законы и законопроекты направлены на решение главных задач страны - обеспечение роста ВВП и социально-экономическое развитие.

Виктор Резунков: Оксана Генриховна, в целом, конечно, многие законы, которые вызвали такой резонанс, о них можно долго говорить. И вообще, очень много принято законов, очень много законов вступило в силу за прошедший год. Все-таки я хотел бы вас спросить, какие у вас прогнозы на будущее? В целом, если касаться экономической ситуации, лучше будут жить россияне или хуже?

Оксана Дмитриева: Я думаю, что россиянин будет жить не лучше, потому что ситуацию, экономическую и социальную, я бы охарактеризовала как ситуацию неозастоя, то есть нового застоя. И то, что имеем мы сейчас, очень похоже на ситуацию, которая была в Советском Союзе с середины 70-х годов, когда на фоне мирового энергетического кризиса поднялись очень высоко цены на нефть, мы получали нефтедоллары, и это затыкало различные дырки и компенсировало многочисленные ошибки, которые были в экономической и социальной политике. И они не были столь очевидными, хотя они делались, поскольку всегда были нефтедоллары, которые каким-то образом могли загасить, затушевать, заткнуть дырки в случае социального недовольства. То же самое и сейчас. На самом деле не используется тот исключительно благоприятный экономический шанс, который у нас сейчас есть. Причем если говорить о тех объемах нефтедолларов, которые мы получили сейчас и которые получил Советский Союз в 70-е годы, мы уже получили практически в три раза больше за несколько последних лет, чем получили за десятилетия Советского Союза, с учетом того, что была еще и азербайджанская нефть, мы добывали ее несколько больше. Поэтому это абсолютно упущенные шансы для страны.

Если исключить ценовой фактор нефтяной, мы имеем абсолютную стагнацию экономической деятельности, а по некоторым месяцам просто был абсолютный спад. Мы имеем ухудшение экономической структуры, то есть у нас все меньше становится доля высокотехнологичных наукоемких производство и все больше доля сырьевых отраслей и сырьевого экспорта. И мы имеем не улучшающуюся, скажем так, социальную ситуацию. А с учетом того, что по уровню жизни в среднем мы составляем сейчас 60-70 процентов от конца 1980 года, то есть мы фактически отброшены на 20 лет назад, то первое, что мы должны будем делать, это улучшать наши социальные показатели и создавать условия для экономического роста в других, не сырьевых отраслях. Ничего этого сделано не было.

Идет попытка изъятия денег из экономики уже который год, фактически профицит по бюджету за 9 месяцев составил около 10 процентов валового внутреннего продукта, было направлено в стабилизационный фонд и на покрытие профицита бюджета, на погашение внешнего долга - это те средства, которые изъяты из экономики страны. Притом, что, допустим, экономический рост у нас будет около 6 процентов от ВВП. Что значит профицит 10 процентов от ВВП? То есть либо внешний долг гасится, либо эти средства идут в стабилизационный фонд, а это значит, что из экономики изъяты 10 процентов реально созданного валового внутреннего продукта. А рост - 6. Это значит, что по факту у нас получается минус 4 процента - спад. Зачем нам экономический рост, если мы прирастаем на 6 процентов, а забираем 10? То же самое, что было и в предыдущем 2004 году. И то же самое намечается на 2006 год. То есть фактически всю экономическую конъюнктуру, которую мы имеем, мы отправляем опять обратно на Запад в виде размещения там средств стабилизационного фонда. Это является рукотворным фактором экономического спада или не экономического роста и консервирует нашу социальную отсталость, скажем так.

Виктор Резунков: То есть, в принципе, можно согласиться с заявлением влиятельной Организации экономического сотрудничества и развития? Прогноз появился сегодня как раз, опубликован. Эта организация объединяет более 30 стран мира, и в этом прогнозе сказано, что экономический рост в России замедлился и будет последовательно сокращаться в последующие два года. Это было вызвано ухудшением бизнес-климата из-за политики правительства, а также по причине недостаточной емкости российского рынка.

Оксана Дмитриева: В общем можно согласиться. Во-первых, политика правительства в целом не направлена на стимулирование экономического роста. А емкость рынка, если вы изымаете из экономики 10 процентов ВВП, значит, вы тем самым сокращаете емкость российского рынка. Совершенно правильно зафиксировали экономисты, потому что стимулом экономического роста может быть как инвестиционный спрос, так и потребительский спрос. При этом никто не сказал, что инвестиционный спрос, инвестиции, они в большей степени стимулируют экономический рост, чем потребительский. Это все зависит от эффективности инвестиций и от распределения потребительского спроса.

Виктор Резунков: Спасибо. У нас есть звонки. Валентин из Рязани, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Я уже давно хочу узнать ответ на следующий вопрос. Известно, что корпоративные налог - это большие трудности в экономике. Почему у нас не переходят на непосредственный подоходный налог на физических лиц, не налог на зарплату, который изымается в организациях, корпорациях, а именно на общий доход физического лица? Спасибо.

Оксана Дмитриева: Вы знаете, я придерживаюсь той точки зрения, и современные налоговые теории говорят о том, что все налоги на всех. Не столь принципиально, где и как они собираются. Важен, на мой взгляд, совокупный налоговый пресс, как он распределяется по различным отраслям и по различным видам деятельности. Если говорить о подоходном налоге, то в нашей ситуации будет ли это подоходный налог или будут ли это отчисления в фонды обязательного социального страхования, пенсионный фонд, медицинского страхования и социального, все равно они будут восприниматься как налоги на фонд оплаты труда. И в любом случае сейчас подоходный налог все воспринимают как фонд оплаты труда, налог на зарплату. И все считают, любой предприниматель, работодатель, сколько он должен заплатить налогов, он и его работник, на рубль заработной платы. Поэтому оценивается все равно совокупный налоговый пресс. А у нас сейчас очень высокое для наших условий обложение фонда оплаты труда. Поэтому идет и так для нашей страны от одной трети до половины - это вопрос, сколько денег у нас идет "в конверте", сколько у нас теневой заработной платы. Любое увеличение этого обложения, допустим, подоходного налога, оно стимулирует, как бы консервирует ситуацию теневых доходов и еще больше будет стимулировать уход в тень.

Виктор Резунков: Евгения Иосифовна из Петербурга, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день. Я пенсионерка, инвалид второй группы по сердечно-сосудистым заболеваниям, переселенец из районов Крайнего Севера, где я отработала 45 лет по северным меркам. Приехала жить к дочери, потому что у меня больше нет детей, и вот 7 лет живу в общежитии в трех квадратных метрах с семьей дочери. И мне везде отказывают, в том числе и в судебных инстанциях. Неоднократно писала Путину, до него мои письма не доходили, возвращались на Матвиенко, и вот такой круговорот уже 7 лет длится. Пожалуйста, подскажите, что мне делать?

Оксана Дмитриева: Написать мне письмо, поскольку специально выделялись и сейчас выделяются, по бюджету есть жилищные субсидии гражданам, которые переселяются из регионов Крайнего Севера. И сейчас частично идет распределение средств на те регионы, куда они приезжают, не откуда они выезжают, а куда они приезжают. Поэтому напишите мне - Охотный ряд, дом 1, Государственная Дума - и я направлю это в соответствующую инстанцию, посмотрим, что можно сделать. Потому что, в принципе, есть разделы, есть финансирование по жилищным субсидиям гражданам, выезжающим из регионов Крайнего Севера. Хотя, конечно, финансирование недостаточное по этому разделу, и люди годами ждут своей очереди, тем не менее, давайте будем разбираться.

Виктор Резунков: Очень много вопросов приходит к нам по пейджинговой связи. Ирина из Санкт-Петербурга спрашивает: "Когда государство собирается бороться с белыми конвертами?" Видимо, имеются в виду теневые деньги так называемые, то, что в экономике России, как сегодня заявил глава Федеральной службы по финансовому мониторингу Виктор Зубков, в целом объем таких денег в экономике России составляет 400 миллиардов рублей.

Оксана Дмитриева: Здесь совокупность проблем. Что может сделать государство? Один из факторов теневого оборота, "конвертных" денег и всего остального - это совершенно астрономический масштаб коррупции. Я уже говорила, что наше правительство тратит средства для того, чтобы поднять рейтинг, на досрочное погашение внешнего долга, на подтверждение платежеспособности страны в виде огромного стабилизационного фонда и так далее. Якобы это все способствует улучшению нашего климата, позиции наших заемщиков и так далее.

Но если даже это имеет какое-то влияние, то все, что сделано в области денежно-кредитной политики, полностью гасится с точки зрения предпринимательского климата совершенно астрономической коррупцией. Потому что по факту получается, что размер взяток, которые должны заплатить предприниматели или различных поборов при прохождении административных барьеров, он сопоставим с налоговым прессом. То есть что они платят по налогам легально, то же они платят чиновникам в карман нелегально - примерно те же самые суммы. Или из бюджета это косвенно уходит от полученного госзаказа и так далее. Поэтому получается, что эта теневая экономика нужна предпринимателю для того, чтобы оплачивать аппетиты чиновников. Почему они не борются с теневыми доходами? А за счет чего чиновничество-то жить будет? Предприниматель вынужден иметь "черный" оборот для того, чтобы ему продолжать функционировать, что крупный бизнес, что мелкий, что средний. Это первая причина.

Вторая причина. Сам работник будет оказывать давление на своего работодателя, чтобы он ему платил зарплату легально, если на это будут реально обеспечены социальные гарантии. Ну, какой работник, какой работодатель будет стремиться платить в Пенсионный фонд, если какие бы деньги с какого доходы он бы ни платил, все равно эффективность средств в виде полученной потом пенсии в 6 раз ниже, чем он будет просто эти деньги класть на сберкнижку. В 6 раз меньше! Это же вероятностная схема, она должна быть в 6 раз более эффективна, а она в 6 раз менее эффективна. Поэтому любой работодатель, который умеет считать, и работник, который умеет считать, он подумает: да лучше я дам в конверте эти деньги, он пойдет и положит себе на книжку, и у него будут деньги на старость. Или медицина - это что, реальное медицинское страхование? Мы же застрахованы все вместе только от насморка, а если у нас что-то действительно серьезное будет, так тот же работодатель должен эти деньги где-то работнику находить, я имею в виду, если он социальной ответственный работодатель, о безответственных я вообще не говорю. Поэтому несколько здесь причин, две главных я назвала.

Виктор Резунков: Владимир из Московской области, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня к Оксане Дмитриевой три вопроса, первые два - экономические, а третий - социальный. Первый вопрос такой: почему, по вашему мнению, не вкладываются деньги в развитие рынка труда? Второй вопрос: почему нельзя реализовать схему жилищного строительства по такой схеме - строительные организации, которые строят, берут кредит в банке при наличии уже пакета покупателей потенциальных? А берет кредит в банке именно строительная организация под гарантии государства, вот она строит дом, и после того, как она его построит, государство выплачивает банку, а люди, которые уже готовы потенциально купить жилье, они... Ну, оборот денег можно продумать, но самое главное, что не люди сами инвестируют в строительство, а именно банк инвестировал, и те люди, которые потенциально могут быть обманутыми, они уже застрахованы будут. И третий вопрос: почему нельзя подать в суд на Конституционный суд, который мешает людям свои права отстаивать в суде?

Оксана Дмитриева: Много вопросов. Первое, почему не вкладывается в рынок труда? Ну, здесь не совсем понятно, что имеется в виду, но что значит - вкладываться в рынок труда? Это вкладывать в подготовку кадров, в переподготовку кадров, в продуманную миграционную политику. Потому что у нас есть регионы с очень сильной безработицей, и вряд ли там могут быть определенные перспективы по занятости и по размещению производства. У нас действительно непродуманная политика на рынке труда, но в моем понимании того, что мы сейчас имеем, продуманная политика на рынке труда - это продуманная региональная политика. Потому что у нас безработица имеет структурный региональный характер. Например, Москва, Санкт-Петербург - практически есть очаговая безработица, но как таковой в целом безработицы нет, она тоже имеет структурный характер. А в очень многих регионах, где банкротства градообразующих предприятий произошло, там очень сильный уровень безработицы, нет рабочих мест. Поэтому здесь должна быть каким-то образом продумана региональная политика и по размещению производства, и, наоборот, по миграции, по вывозу людей.

Второй вопрос - по строительным организациям. Вы знаете, после выхода 214-го закона по дольщикам, который фактически поставил запретительные различные барьеры для инвестирования граждан... Хотя здесь тоже масса проблем, и не отношусь к таким резким критикам этого 214-го закона, потому что целый ряд был проблем, и ко мне обращались, и с двойными продажами по этим законам. Хотя он поставил в очень сложное положение даже вполне добросовестных строителей, потому что у них нет средств для завершения строительства своих объектов, поскольку нет притока новых денег. Что касается перспективы, то уже сейчас очень многие строительные организации действуют по схемам, которые вы предложили, то есть фактически идут такие трехсторонние соглашения: банк, строительная организация и риэлтерские ипотечные агентства, которые продумывают схему, допустим, ипотечного кредита для гражданина, но под конкретную стройку, под конкретный объект. Таким образом, и строительную организацию проверяет банк, и платежеспособность граждан проверяет банк, и такие схемы сейчас задействованы. Для того чтобы они развились, нужно определенное время. Конечно, это гораздо более цивилизованная схема, чем когда просто инвесторы, граждане, не искушенные в юридическом плане и в экономическом, не могут проверить конкретную компанию. А когда здесь появляется банк как посредник, он, конечно, более мощная структура, которая в состоянии быть посредником.

Виктор Резунков: Очень много сообщений и звонков. Конечно, все сообщения зачитать и все вопросы задать Оксане Генриховне я, конечно, не смогу. Владимир Иванович из Самары, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Глубокоуважаемая Оксана Дмитриева, прежде чем задать вопрос вам, я бы хотел задать вопрос ведущему. Почему вы приглашаете только таких депутатов, великолепных, как Оксана Дмитриева, которые составляют, к сожалению, меньшинство в Думе? А тех, кто составляет большинство, вы их не приглашаете, чтобы они ответили на эти вопросы, как отвечает Оксана Дмитриева.

Оксана Дмитриева: Большое спасибо, что нас приглашают на Радиостанцию Свобода, потому что большинство Думы приглашают на все остальные радиостанции и все остальные телевизионные каналы. Поэтому если они собой займут еще время Радио Свобода, то мы тогда вообще не будем иметь возможности высказаться перед своими избирателями. Потому что это наше конституционное право, которое мы сейчас удовлетворяем за счет американских налогоплательщиков, которые финансируют Радиостанцию Свобода. Поскольку у меня округ, за меня голосовало 100 тысяч человек, а округ составляет 700 тысяч жителей, я физически не могу с ними лично встретиться. И все у нас округа такие, поэтому мы можем с нашими избирателями, непосредственно за нас проголосовавшими, во многом общаться и иметь контакты через средства массовой информации, потому что обойти для личного общения это невозможно. Поэтому большое спасибо. Тем, кто "за" все эти безобразия, которые творятся, и так все эфиры предоставляются.

Виктор Резунков: Оксана Генриховна, много вопросов, связанных с жителями блокадного Ленинграда. Вот Петр из Санкт-Петербурга спрашивает: "Что слышно о законе о блокадниках? И приравнять детей блокады к участникам войны".

Оксана Дмитриева: Я хочу сказать, что мой закон о приравнивании жителей блокадного Ленинграда, в том числе детей блокадного Ленинграда, тех, кто имеет статус "Житель блокадного Ленинграда", он был внесен в Государственную Думу на рассмотрение практически два года назад... ну, не два, но сразу после того, как четвертый созыв Государственной Думы приступил к работе. То есть он с февраля 2004 года уже находится на рассмотрении. Несколько раз он уже вносился в повестку дня, но предложения Комитета по делам ветеранов исключали из повестки дня, снимали. Через год после внесения моего закона был внесен аналогичный закон, дословно повторяющий, Законодательным собранием Санкт-Петербурга на ту же самую тему. Сейчас оба эти закона находятся в Государственной Думе, заключение по обоим законам правительства Российской Федерации отрицательное. Позиция Комитета по делам ветеранов Государственной Думы тоже отрицательная. Поэтому дальнейшая его судьба зависит от того, как проголосует Государственная Дума и, в частности, как проголосует парламентское большинство в виде партии "Единая Россия".

Аналогичный законопроект был уже рассмотрен Государственной Думой, - мой законопроект о приравнивании жителей блокадного Ленинграда, тружеников тыла и узников фашистских концлагерей к участникам Великой Отечественной войны по пенсионному обеспечению, - он был отклонен. При этом как голосовали? Все фракции голосовали "за" - и независимые депутаты, к которым я отношусь, и "Родина", и КПРФ и даже ЛДПР, не голосовала только "Единая Россия". Примерно такая же ситуация, такой же прогноз по закону о жителях блокадного Ленинграда, поскольку, если он будет вынесен на голосование в Государственную Думу, то позиция "Единой России" - она уже сформирована их комитетом - насколько я понимаю, будет отрицательная. Изменить ситуацию может заключение правительства. Я уже неоднократно обращалась, будет ли оно менять свое заключение по этому вопросу, но пока оно дает отрицательное заключение. Вот какова ситуация: мы уже неоднократно настаивали, чтобы законопроект был внесен в повестку дня, неоднократно запрашивали правительство, не меняет ли оно свою позицию; и все можно было принять даже вопреки позиции правительства, если бы не партия "Единая Россия".

Виктор Резунков: Оксана Генриховна, вчера прошло заседание Совета по реализации приоритетных национальных проектов при президенте России. Есть четыре национальных проекта, основных. Как вы относитесь к этим проектам? На их осуществление выделяются колоссальные деньги - 180 миллиардов рублей (только предварительно), не приведет ли это к росту инфляции?

Оксана Дмитриева: Во-первых, 180 - не совсем. Это если взять и доступное жилье, и сельское хозяйство, все вместе.

Виктор Резунков: Да, четыре проекта.

Оксана Дмитриева: Я думаю, что это несколько завышенная цифра. Во-первых, это, конечно, на инфляции никоим образом не скажется, потому что все эти средства включены уже в бюджет, были включены изначально, и в процессе рассмотрения они просто были перераспределены из других статей. В любом случае доходная база бюджета занижена, реально не учтено около 1 триллиона рублей, которые будут фактически получены. Расходы бюджета по отношению к ВВП не увеличиваются по сравнению фактом предыдущего года, а доля социальных расходов даже уменьшается по сравнению с планом предыдущего года. Поэтому ни о каком значительном увеличении расходов бюджета, ни об увеличении социальной составляющей бюджета речи не идет. Расходы несколько увеличены, существенно, лишь по разделу здравоохранения. А доля расходов на образование, культуру и социальную политику даже снизилась в бюджете этого года по сравнению с планом и фактом предыдущего. Поэтому я бы здесь не преувеличивала объем расходов, которые реально выделены.

Теперь что касается самих приоритетов. Я оцениваю положительно выделение самих приоритетов, что, наконец, выделены национальные приоритеты. При этом я считаю, что три из четырех приоритетов выделены правильно - это образование, здравоохранение и доступное жилье, жилищное строительство. Я не считаю, что сельское хозяйство у нас сейчас может быть национальным приоритетом, потому что получается, что в области экономики (и жилищное строительство в какой-то степени тоже экономика) выделено сельское хозяйство. Это та отрасль специализации для России, которая выведет страну из экономического кризиса? Это не так. Сельское хозяйство уже не будет отраслью специализации России, оно не сможет поставить и обеспечить экономический рост, и принципиально для России в будущем, приоритетом экономическим должно было быть, конечно, не сельское хозяйство, а инновации, сдвиг в пользу высокотехнологичных отраслей. То есть наука и высокие технологии - вот эта магистраль для развития России должна была быть национальным приоритетом. Что касается остальных, то я согласна, что здравоохранение, образование и доступное жилье.

Теперь вопрос о том, как они реализовываются, механизм. Во-первых, конечно средств в перспективе выделено явно недостаточно, поскольку для того, чтобы они реально стали приоритетными, нужно весь наш объем стабилизационного фонда, эти средства не стерилизовать, а реально распределить по приоритетам. Размазать можно любые деньги, а хорошо их распределить на эти приоритеты. Потому что объективно объем недофинансирования здравоохранения у нас 500 миллиардов рублей в год - это как раз одна четвертая нашего пополнения стабилизационного фонда. Объем недофинансирования образования - тоже примерно те же самые суммы объективного недофинансирования.

Потому что ведь так же, как мы ссылаемся на экономические критерии, нормативы по платежному балансу, по бюджетному дефициту, по соотношению долга и сальдо платежного баланса и так далее, существуют мировые нормативы расходов на здравоохранение, на образование, мировые нормативы соотношения пенсии и заработной платы. Допустим, по расходам на здравоохранение есть рекомендация ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения): государственные расходы на здравоохранение должны быть около 5 процентов от валового внутреннего продукта. А у нас меньше 3 - отсюда у нас практически в два раза объективное недофинансирование не по отношению к какому-то мифическому уровню Соединенных Штатов, Германии и всего остального, а по отношению к реальному продукту, который у нас создается, нашему уровню развития. Поэтому неслучайно я привожу пример, что по производству валового продукта на душу мы находимся на 84-ом месте в мире, а по продолжительности жизни - на 148-ом. То есть это означает, что мы живем в два раза хуже, чем работаем. Мы не можем быть по продолжительности жизни на первом месте, но можно было бы сказать, что у нас относительное равновесие, если бы мы были по продолжительности жизни где-то на 80-84-ом месте. Поэтому вопрос принципиально других объемов и принципиально другой финансовой политики.

Теперь по тому, как это реализуется. Основные средства пока выделены на приоритет - здравоохранение. На мой взгляд, там очень много противоречий, и первое противоречие - это каким образом предполагается повышать заработную плату медикам. Я думаю, что это вызовет массу протеста, когда заработная плата будет повышена врачам общей практики, участковым терапевтам и педиатрам и не будет повышена в том же поликлиническом звене врачам-специалистам. Потому что это даже противоречит заявленной позиции, то есть хотят улучшить диагностику заболеваний. А кто у нас осуществляет диагностику? Узкие специалисты. И фактически лечение осуществляют узкие специалисты. Далее, выделяется примерно столько же средств, сколько на повышение зарплаты, на приобретение диагностического оборудования, - около 14 миллиардов рублей. И, если все будет сделано своевременно, оно должно поступить в поликлиники. Кто с этим диагностическим оборудованием будет работать? С ним работают врачи-специалисты, узкие. Получается, что зарплата врачам повышена в одном направлении, а диагностическое оборудование закуплено как бы совершенно для других врачей. То есть получится, что врачи-специалисты уйдут или будут возмущены, или переквалифицируются во врачей общей практики, а кто же будет работать с оборудованием? Или оборудование закупается не для того, чтобы оно действительно работало, а просто для того, чтобы освоить средства?

То же самое внутреннее противоречие в самом этот приоритете - это вакцинопрофилактика. Говорится о том, что мы расширим календарь прививок, мы потратим дополнительно около 4 миллиардов рублей на закупку вакцин. А кто, спрашивается, у нас эти вакцины колет, кто вводит пациентам? Отнюдь не медсестры, которым собираются повышать зарплату, которые работают с участковыми терапевтами, а именно те, кто работает в процедурных кабинетах. Опять же эти вакцины собираются колоть или главное - их закупить, а что с ними будет дальше, непонятно?

Теперь следующий момент. Все мы прекрасно знаем, что трагедия в семье начинается тогда, когда человек попадает в сложную ситуация, нужна сложная и дорогостоящая операция, сложное и дорогостоящее лечение. Это так называемая высокотехнологическая помощь, именно от нее нужно страховать, то есть именно этих расходы, эти виды лечения должны быть бесплатны, потому что это именно страховой случай. У нас несколько увеличиваются по приоритету расходы и финансирование этих высокотехнологичных видов помощи, но они увеличиваются на 14 миллиардов, а на 12 миллиардов мы будем заново рыть котлованы по всей стране и строить некие новые (на пустом месте) центры высоких медицинских технологий. То есть пока люди будут умирать, те, у кого нет денег, оплачивать операции они должны будут сами, из своего кармана. Вместо того, чтобы дать деньги на те операции, то лечение, которое уже проводится, но только не хватает государственных средств, чтобы всех нуждающихся этим обеспечить, мы будем рыть на 12 миллиардов котлованы, фундаменты строить по всей стране, и неизвестно вообще, когда мы это все построим.

Виктор Резунков: У нас Виктор Николаевич из Москвы на линии. Пожалуйста, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Оксана Генриховна, я довольно плотно занимаюсь макроэкономикой, и я пришел к выводу, что при существующем курсе нашего правительства наша экономика будет стремиться к нулю и даже, может быть, и хуже этого, к минусу. Я пришел к такому выводу, что для того, чтобы ускоренное у нас было развитие, хотя бы 7-10 процентов в год ВВП, должна быть обязательно так или иначе управляемая, контролируемая инфляция. Причем есть две составляющие инфляции - это негативная инфляция, когда повышаются цены на все (энергия и прочее), когда монополии повышают цены; и есть вторая составляющая, активная составляющая, которая действует как регулятор рынка, то есть рынок требует больше продуктов, больше товаров, поэтому промышленность начинает развиваться. Вот эта составляющая, вторая, у нас сейчас полностью убита курсом рубля и импортом. У меня есть такое обоснование - статья в журнале "Партнер" номер 2 за этот год.

Оксана Дмитриева: Дело в том, что вообще экономический рост, как правил, сопровождается инфляцией. И один из способов стимулирования экономического роста, который вывел Америку из кризиса в 30-х годах, - это стимулирование экономического роста за счет государственного заказа, который покрывается дефицитом бюджета. То, что у нас сейчас есть, - это кинсианский мультипликатор вверх ногами, когда мы не только дефицитом бюджета стимулируем экономический рост, а когда мы рукотворно стимулируем спад, изымая из экономики даже то, что реально произведено. А та инфляция, которая у нас сейчас есть на самом деле, это инфляция, не связанная с избытком денежной массы (поэтому я так свободно говорю, что рост расходов, если он даже и будет, он не приведет к росту инфляции), а связанная с опережающим ростом цен на сырье и первичные энергоносители.

Вот, в частности, возражая мне, министр финансов говорил, что "вы, Оксана Генриховна, говорите, что надо увеличивать расходы, увеличивать пенсии (это было при обсуждении бюджета в первом чтении), а вот посмотрите, в прошлом году мы увеличили выплаты в январе - и у нас тут же выросла инфляция". Министр финансов Кудрин перепутал причину и следствие. Отчего у нас выросла инфляция в начале нынешнего года? А потому что у нас за первый месяц тарифы на жилищно-коммунальное хозяйство выросли на 20 процентов. В целом по году ожидаемся цифра - 35 процентов. Еще никто ни копейки не получил повышенных денег, а уже тарифы с 1 января на 20 процентов были подняты. Поэтому тут ни временной, ни причинно-следственной связи от того, что люди деньги получили и инфляция выросла, нет. Тарифами эту инфляцию задали, а она связана с ценами монополистов, а у них, в свою очередь, с ценами на энергоносители и так далее.

Виктор Резунков: Инвалиды первой группы Майоровы спрашивают, из Москвы: "Уважаемая Оксана Генриховна, закон 122-ой издавался на один год или на будущее тоже? Пенсионеры и инвалиды уже в ожидании очередного инфаркта. Кстати, президентом было обещано индексировать пенсии не меньше двух раз в год, а в истекающем году проиндексировано только один раз".

Оксана Дмитриева: Более того, в истекающем году, кроме этой уравнительной надбавки - 240 рублей - к базовой части пенсии, страховая часть пенсии даже проиндексирована в меньшей степени, чем это было запланировано законом о бюджете Пенсионного фонда, это раз. На следующий год также планируется индексация пенсий на уровне 7 и 6,3 процента, страховая часть - 6,3. Это ниже, чем даже официально заложенный уровень инфляции в бюджете - 8,5 процента, а по факту будет больше. У нас очень плохая ситуация с пенсиями. У нас снижается то, что мировыми нормами мировыми организациями, в данном случае - Международной организацией труда нормативами фиксируется. У нас соотношении пенсии и заработной платы составляет сейчас 25 процентов и все время ухудшается, а рекомендация МОТ - 40 процентов, от 40 до 60.

Что касается 122-го закона, к сожалению, он принят не на один год, он принят навсегда. И что ожидает нас на следующий год? На следующий год следующие опасности. Первое, по городу Санкт-Петербургу отказалось от социального пакета больше 60 процентов населения, таким образом, та часть должна быть выдана людям в виде денежной компенсации. При этом в этом году было очень много ошибок, в Санкт-Петербурге огромное количество ошибок при начислении пенсий, именно из-за нестыковки баз данных, вот этих денежных компенсаций и так далее. С учетом работы Пенсионного фонда и неотработанности всего этого механизма, я думаю, будут массовые ошибки в начислении пенсий и перечислении вот этих денежных компенсаций вместо социального пакета.

Виктор Резунков: С 1 января?

Оксана Дмитриева: Да, с 1 января. Поэтому я ожидаю здесь проблемы. И я хочу предупредить граждан, вы, пожалуйста, обращайтесь сразу, как будут ошибки. Я всех своих избирателей в Санкт-Петербурге предупреждала - сразу мне пишите. И действительно, мы каждый раз заставляли Пенсионный фонд пересчитывать пенсии, задним числом оплачивать те ошибки, которые были с начислением пенсий со всеми этими компенсациями, в которых они уже сами разобраться не могут, соответствующего информационного, программного обеспечения, адекватного, у них нет, и огромные ошибки, нарастание количества ошибок. Это первое.

Вторая проблема, которая будет. Я думаю, с лекарственным обеспечением тех, кто не отказался от социального пакета, будет еще хуже. Потому что если в прошлом году часть людей просто потеряли эти деньги, они не обращались, потому что и не могли отказаться, то в этом году все, кто мог и все, кто реально не получал, они отказались от социального пакета. Поэтому на оставшихся денег будет меньше, оставили себе только те, кто реально и ходили за лекарствами. Поэтому реально все, кто не отказался, они все придут за лекарствами, и никто больше, чем 350 рублей, не получит, а как бы процедуру будет все та же. Поэтому лучше с лекарственным обеспечением не будет.

Виктор Резунков: Петр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Оксана Генриховна сказала, что уровень доходов не изменился за 2004-2005 году, а по данным ООН отмечается, что уровень доходов в России, Украине упал по сравнению с 2004 годом, Россия перекочевала на пять позиций вниз, на 67-ое место по индексу человеческого развития. Так ли это? Спасибо.

Оксана Дмитриева: Ну, индекс человеческого развития я вам сказала чисто по доходам, и реальные средние показатели даже выросли, реальные доходы. А вот по всем показателям, которые оценивают ООН по индексу человеческого развития и по относительному уровню России, по всем социальным показателям у нас, действительно, идет все время деградация, ухудшение. И по продолжительности жизни, и по образовательным характеристикам, и по всем другим показателям мы по отношению к другим странам свои позиции все время ухудшаем, все правильно.

Виктор Резунков: Вопрос задают: "Добрый" мэр Москвы Лужков задумал внести закон в Госдуму, который дал бы возможность применять уголовную ответственность к тем работодателям, которые берут на работу нелегалов. Поддерживаете ли вы это?"

Оксана Дмитриева: Я не знаю, я не видела закон. Это, очевидно, определенное изменение в Трудовой кодекс и вытекающие из него меры уголовной ответственности. Нужно смотреть, что и как, но я думаю, что определенная ответственность за нелегальную занятость у работодателя, безусловно, должна быть. Но я не могу ничего конкретного сказать, потому что нужно видеть закон, конкретные формулировки, конкретные составы, куда в Уголовный кодекс это вносится и какие конкретные изменения в Трудовой кодекс.

Виктор Резунков: Марина Ивановна спрашивает: "В новом Жилищном кодексе очень четко прописаны санкции для потребителей, вплоть до выселения, за неуплату. А какие существуют санкции для поставщиков услуг за недопоставку?"

Оксана Дмитриева: Их, действительно, нет в Жилищном кодексе. Более того, там есть очень много еще дыр - санкции к управляющим компаниям, которые оказались недобросовестными, к эксплуатирующим организациям. То есть там очень много проблем, в Жилищном кодексе, и я полностью с радиослушательницей здесь согласна.

Виктор Резунков: Спасибо, Оксана Генриховна.

XS
SM
MD
LG