Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прогнозы на будущее. В студии писатель Захар Оскотский


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[07-12-05]

Прогнозы на будущее. В студии писатель Захар Оскотский

ВедущийВиктор Резунков

Виктор Резунков: Сегодня у нас в Петербургской студии Радио Свобода в гостях писатель Захар Оскотский.

Сегодня мы поговорим о будущем. В своих двух книгах - публицистической "Гуманная пуля" и фантастической "Последняя башня Трои" - вы, Захар Григорьевич, описали сценарий развития человечества. И некоторые ваши прогнозы уже стали сбываться. Однако ваш сценарий построен на предположении, что развитие науки, в частности, биологии и медицины, позволит решить геополитические вызовы, вставшие перед миром. Насколько это возможно - об этом мы поговорим сегодня.

Перед началом нашей беседы познакомим наших радиослушателей с вашей книгой "Гуманная пуля". Содержание некоторых глав ее в кратком изложении пересказал корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Некоторые прогнозы, данные Захаром Оскотским в его книге "Гуманная пуля", в частности, в главе "Полет гуманной пули сквозь XXI век", уже начали сбываться. Например - прогноз о неизбежном обострении конфликта между мировым Западом и мировым Югом. Возможны только два варианта развития событий: или Юг совершит демографический переход и цивилизация погибнет, либо ему не дадут его осуществить. Показана несостоятельность утверждений, будто решение проблемы технологического бессмертия возможно только путем создания искусственного разума. Мировые научные приоритеты смещаются от точных наук к биологическим и медицинским. Создается принципиально новое смертельное биологическое оружие, способное обеспечить победу в борьбе с Югом в фактически Третьей мировой войне без прямых жертв и разрушений. Таким образом, считает автор, в ближайшие несколько десятилетий Запад добьется победы без войн, и население Земли сократится к концу XXI века до 3-4 миллиардов, в основном за счет жителей Юга Земли. Народы ныне развивающихся стран сравняются по уровню жизни с западными, человечество придет к единообразию буржуазной демократии и научно-технического прогресса. Средняя продолжительность жизни увеличится до 150 лет. И в этот момент, когда, казалось, наступает конец истории, эра всеобщего благоденствия, весь ритм жизни, установленный тысячелетиями, придет в противоречие с новой реальностью. Неизбежно возникнет ряд острейших кризисов, разрушатся правовые и общественные конструкции, а затем и родственные, дружеские, партнерские связи. Опасные конфликты запылают в сфере политики, что приведет к последней, четвертой мировой, а точнее всепланетной гражданской войне. То есть критическим рубежом, который цивилизация скорее всего не сможет преодолеть, станет достижение индивидуального бессмертия. Начнется разрушение структур человеческой психологии, не способной понять в рамках бессмертия смысл жизни.

В главе "Наука и будущее России" говорится, что, разрушив в ходе перестройки и дальнейших реформ всю свою науку, Россия потеряла способность к научно-техническому прогрессу уже тогда, когда началось старение нации, сокращение численности. Среди вариантов развития событий - временное укрепление порядка с параллельным окончательным разрушением науки и исчезновением интеллигенции. Единственный спасительный сценарий - мобилизация всех интеллектуальных ресурсов России, считает Захар Оскотский.

Виктор Резунков: Захар Григорьевич, а почему такое название вообще - "Гуманная пуля"?

Захар Оскотский: "Гуманная пуля" - это забытый термин, это не выдумка автора. В начале XX века словосочетание "гуманная пуля" было символом благотворного влияния научного прогресса на ход истории. Дело в том, что вовремя англо-бурской и русско-японской войн обнаружилось, что новые малокалиберные винтовочные пули в твердой оболочке наносят очень легкие раны по сравнению с прежними свинцовыми, скажем, времен русско-турецкой войны. И это вызвало буйную и ничем не оправданную эйфорию, что благодаря науке все становится гуманнее, даже война становится гуманнее. И этот термин "гуманна пуля" продержался на слуху до самого начала Первой мировой войны. И вот такой вот символ научного прогресса, который, с одной стороны, разрушает, а с другой стороны, стремится к своей цели, к цели всего человечества. Как-то это мне запало в душу, поэтому такое название получила книга.

Виктор Резунков: У нас звонки. Владимир Иванович из Ленинградской области, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Захар Григорьевич, я ученый, и вы базировались на имеющемся уровне науки, его интерпарировали на будущее. А я знаю науку, которую скоро узнают, так что нам с вами очень интересно было бы, наверное, поговорить, встретиться. Сообщите, пожалуйста, как вас найти. Поскольку я живу в области, то легко могу на вас выйти, вы же ленинградец.

Захар Оскотский: Я ленинградец. Что я могу сказать... Когда вышла "Гуманная пуля", мой старший сын, компьютерщик, сделал сайт, и там есть мой электронный адрес. Можете связаться со мной по электронной почте, а там можно обо всем поговорить. Сайт такой - www.humanebullet.com.

Виктор Резунков: Александр из Москвы, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день. Вопрос такой: из каких данных исходил автор, говоря о том, что Россия предположительно не сохранится как государство, и, насколько я понял, будущее достаточно пасмурное и темное для России? Ведь исходя из истории государства российского, Россия, в принципе, всегда жила в кризисе, в постоянной войне - и народ выживал, несмотря на все климатические, геополитические условия и так далее. А делать выводы, высосанные из пальца, извините, это занятие для людей недостаточно умных, я бы сказал.

Захар Оскотский: Дело в том, что вы книгу не читали, а со слуха, видно, не поняли. Речь не идет об исчезновении России. Речь как раз идет о тех условиях, которые нужны России, чтобы выжить в XXI веке, чтобы она была в состоянии ответить на вызовы XXI века и сохраниться. Единственным путем этого является развитие науки в условиях демографического кризиса в России. Речь только об этом.

Виктор Резунков: Алексей из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Вопрос к Захару: как увеличение продолжительности жизни изменит социальный статус гражданина?

Захар Оскотский: Я подробно об этом пишу и в "Гуманной пуле", и в "Трое". Собственно говоря, роман "Последняя башня Трои" я написал потому, что "Гуманная пуля" вышла очень небольшим тиражом, и мне хотелось хоть часть мыслей из нее изложить в форме такого остросюжетного романа, чтобы это вышло для более широкого читателя. Вот я написал такой остросюжетный роман и очень благодарен московскому издателю Игорю Захарову, он очень оперативно его издал. Вы можете его найти, наверное, и почитать.

Как влияет продолжительность жизни на социальные проблемы? Дело в том, что сейчас все юридические установления, вся человеческая цивилизация базируется на осознании человеком своей смертности и ограниченности жизни. Там подробно я разбираю, что основа, например, современной жизни буржуазного общества - это конкуренция. Ее регулируют правовые установления, но вместе с тем ее регулирует и ограниченность самой жизни. Когда продолжительность человеческой жизни выйдет за пределы, установленные эволюцией, искусственным образом выйдет, могут нарушиться все традиционные формы человеческого общежития. Чтобы не пересказывать книгу, достаньте ее и прочтите, там очень подробно об этом говорится.

Виктор Резунков: Спасибо. Владимир Иванович хочет еще что-то сказать.

Слушатель: Я повторно звоню, потому что Захар Григорьевич не услышал мой ответ. А ответ заключался в том, что, во-первых, он больше, чем я, заинтересован в нашей встрече, а во-вторых, я еще свой компьютер не подключил к Интернету, поэтому для меня недостаточно электронного адреса.

Виктор Резунков: Владимир Иванович, у меня есть предложение к вам. Вы пришлите нам на пейджер свой телефон, и я обязательно его передам.

Слушатель: Телефон я могу сразу сказать - 90-198, а код - 361 - после 8.

Виктор Резунков: Все, мы вам позвоним обязательно. Владимир из Кинешмы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я думаю, что в будущем, когда наука создаст такой приемник, может быть, для прослушивания мыслей, тогда будет покончено полностью с коррупцией, с преступностью. И действительно, тогда люди объединятся и пойдут к общей цели. Я считаю, что будущее все равно за коммунизмом, за коллективизмом, что в будущем в обществе не будет конкуренции, вражды между людьми, а все люди объединятся и пойдут к единой цели. Вот это мое мнение о будущем. Как вы считаете, можно сконструировать такой радиоприемник, чтобы прослушивать мысли людей? Это реально или нет?

Захар Оскотский: Я думаю, что это, может быть, и реально, но если это осуществить в нынешних условиях, то это может быть бомба пострашнее термоядерной, которая разорвет вообще все. А то, что люди объединятся и пойдут все вместе к единой цели, - я сам бы об этом мечтал.

Виктор Резунков: Захар Григорьевич, в вашей книге "Гуманная пуля" вы пишете о том, что Россия потеряла способность к научно-техническому прогрессу. В принципе, это достаточно долгий процесс, но книга вышла 4-5 лет назад, а что сейчас? Есть какие-то подвижки, можно ли сказать, что процесс прекращен?

Захар Оскотский: К сожалению, подвижек я пока не вижу. Мои друзья работают в науке, в промышленности, и я знаю, что положение очень тяжелое. Не делается ничего, чтобы перевести вектор развития России на высокие технологии. Только в этом выход для России, но пока ничего конкретного не делается.

Виктор Резунков: Александр Васильевич из Ленинградской области, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. То, что говорит ваш гость, из моих знаний, которыми я обладаю на сегодняшний день, я могу сказать, что это полная чушь. Я могу сказать, что будет, на самом деле. На самом деле в 2008 году изменится политическая и экономическая система нашего государства, государство пойдет по совершенно другому пути. Оно покажет направление развития всему миру. Соединенные Штаты Америки - сегодня у них 43-ий президент, а всего будет 44 президента. Что дальше там будет, не могу сказать точно, но могу определенно сказать, что у такого государства, как США, 45-го президента уже не будет. Относительно будущего мира, во-первых, Россия никогда никого не будет захватывать, но к ней начнут присоединяться какие-то государства. И в ближайшем будущем границы России будут проходить по Индийскому океану, по берегу Индийского океана. Относительно того, каким будет мир, будет, если будет, религия, причем это будет не религия даже, а идеология больше. Второе, люди не будут делиться на национальности, не будет крупной частной собственности, то есть все, что разделяет людей и отдаляет друг от друга, все это просто уйдет в прошлое и станет просто историей. И вообще, надо историю рассматривать - не хаять, не проклинать там все, а брать из нее то, что хорошо, а из остального делать выводы. И то, о чем я сказал, не такая уж далекая перспектива. 2008 год уже близко.

Виктор Резунков: Спасибо за такой прогноз. Юрий из Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, теория о продлении жизни - это, в общем-то, практика, действительно, срок жизни растет, но это напоминает мыльный пузырь, который раздувается, теряет свою прочность и лопается внезапно. Ведь продолжительность жизни совсем ничего не значит. Люди борются со скукой, смотрят программы "Аншлаг", просто не знают, куда себя деть, страдают. А другие борются за выживание в третьем мире. Но это же не решает проблему, зачем мы живем. Можно жить коротко, но с пониманием того, что ты делаешь, чем просто длительность. Вот Грабовой сейчас популярен. Ну, зачем? Это же безумие, трезвость нужно иметь какую-то. Я видел клуб в Москве, где люди хотят дожить до 125 лет - они выбрали себе такую цифру. И при этом, если поговорить с ними наедине, они страдают от болезней, от нехватки пенсий и прочее, то есть жизнь не мила. А зачем продлевать страдания вот эти, скажите, пожалуйста?

Виктор Резунков: И я еще, Захар Григорьевич, хотел вам задать вопрос к этому. На чем основывается ваше убеждение в том, что генная инженерия, биология и медицина способны будут увеличить срок жизни человека до 140-150 лет?

Захар Оскотский: Вопрос о смысле жизни - опять-таки радиослушатель не читал книгу. Я в "Гуманной пуле" это подробно разбираю. И цель цивилизации - это выход в космос, слияние с Вселенной. Тут я и цитирую Циолковского, которого я считаю великим философом, а не только автором идеи ракетного полета: "Цель человечества - это Вселенная. Человечество, если оно не погибнет, то оно выйдет во Вселенную, сольется с ней, одушевит ее". Это неизбежный путь. А так - со скуки - чем себя занять, картами или вином, - это, конечно, бессмыслица. Такую жизнь продлевать и смысла никакого нет.

А что касается того, на чем базируются прогнозы, просто я слежу за научной литературой, научно-популярной, на том уровне, который мне доступен как инженеру-химику. Я могу сказать, что просто видно, что если XX век был веком физики и электроники, то XXI век становится веком биологии. Вектор финансирования научных исследований в передовых странах, прежде всего в США, смещается в сторону биологической науки и медицины. И в "Гуманной пуле" я привожу периодизацию научно-технической эволюции. Сейчас мы вступаем в этап именно биологический - это несомненно, и это было ясно еще в конце 90-х годов, когда я писал "Гуманную пулю".

Виктор Резунков: Михаил из Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день. Очень интересная дискуссия. Я хотел бы спросить автора книги, он как-нибудь вообще рассматривал вопрос религиозно-социальный в связи с прогнозом своим? Потому что он, по-моему, работает в парадигме советских еще времен соревнования двух систем. Религиозный фактор сейчас приобрел совершенно иное звучание. О нем не так много, может быть, говорят, хотя у вас есть специальная религиозная передача на этот счет, но автор вообще рассматривал эти вещи или за скобками их оставил?

Захар Оскотский: Я пишу в "Гуманной пуле" и в "Последней башне Трои" упоминаю о религии. Я могу сказать, что первопричина не в ней. Первопричина не в религии, не в разнице религий. Первопричина в том, что демографический взрыв у разных народов, у разных культур не совпал по времени, и главное дело в этом. А под какими знаменами идет какое движение, под религиозными, под социальными, - это все-таки дело вторичное.

Виктор Резунков: Ну, о демографическом взрыве мы еще поговорим. Анатолий, Московская область, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Ваш гость как бы настаивает, что есть такие формы существования материи, которые могут быть бесконечны. Отсюда его идея спасения человечества, просто он как бы предлагает новую технологию спасения человечества. Иисус ее предлагал, до Иисуса ее предлагали - спасти навсегда, что называется. Ну, бесконечных, вечных вещей не бывает, тут он заблуждается, таких форм нет. Другой вопрос - какие он чисто практические цели на протяжении своей небольшой все-таки жизни хочет осуществить, кроме того, что он излагает спорную теорию? Спасибо.

Виктор Резунков: Как я понимаю, это прогноз все-таки. Вы ничего не навязываете, вы просто...

Захар Оскотский: Во-первых, я никому ничего не навязываю. Во-вторых, речь идет, разумеется, не о вечной жизни. Я пишу и в "Гуманной пуле", и в "Последней башне Трои" о том, что кризис наступит уже при весьма скромном продлении жизни, всего на несколько десятков лет, с нынешних 70-80 до 130-140. Уже наступит кризис, уже ритм жизни человека собьется по отношению к социальным установлениям всем.

Виктор Резунков: Георгий, Петербург, пожалуйста.

Слушатель: Приветствую вас. Нет ли в вашей книге такой идеи, что, может быть, к России присоединится, например, Китай - и получится альянс с Востоком, а не с Западом? Каково ваше мнение? Спасибо.

Захар Оскотский: Нет, в моих книгах этого нет. И мне лично как-то не верится, что к России присоединится Китай.

Виктор Резунков: Но вообще последнее время идут постоянные такие размышления и экспертов, и политологов относительно перспектив развития Китая, в частности, китаизации части Дальнего Востока, чуть ли не до середины России. Вообще, такая угроза, по вашему мнению, существует? Как вы считаете, напряжение там какое-то есть?

Захар Оскотский: Угроза существует, и отвратить ее можно только одним путем - опять-таки развивать науку, высокие технологии, чтобы Сибирь и Дальний Восток Россия контролировала сама, своими средствами, своим населением, пусть немногочисленным. Должно быть внутреннее давление научно-технического прогресса, которое позволит России удержать свои границы. А что касается Китая, то я согласен с покойным Александром Бовиным, с Денисом Драгунским, которые предостерегают, что нынешний Китай - это пороховая бочка, потому что реформами и сравнительно высоким уровнем жизни там охвачено, дай бог, 10 процентов населения, а 90 процентов населения - китайская деревня - живет в жуткой нищете. Мы по телевизору видим только картины Шанхая и Пекина, а когда приходят сведения из китайской глубинки, волосы дыбом встают, какая там нищета. Куда Китай толкнет в ближайшие десятилетия и что будет - очень трудно сказать.

Виктор Резунков: Валентин из Рязани, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы задать вопрос автору следующий. Он говорит о том, что наука - это спасение для России. А какие он видит условия для развития науки, общегосударственные условия?

Захар Оскотский: Ну, на это коротко не ответишь. В "Гуманной пуле" я пытался представить сценарий, что должно делать государство, что можно отдать на долю акционерных всяких капиталов. Я считаю, что государство должно контролировать это в России, и опираюсь на то, что писал по этому поводу Николай Шмелев. Государство должно контролировать примерно треть активов, в том числе науку, энергетику, транспорт и связь. Все остальное можно отдать частным акционерам, каким угодно. И в этой своей трети государство должно всячески финансировать и развивать высокие технологии, которые будут оказывать соответствующее влияние на все, в том числе и на частный капитал.

Виктор Резунков: Но сейчас вы видите условия для этого?

Захар Оскотский: Пока не вижу.

Виктор Резунков: Виктор Сергеевич из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я понимаю, что книга написана с точки зрения более общих категорий и критериев, чтобы рассматривать некоторые актуальные сегодняшние моменты нашей жизни. Но все-таки я вас попрошу, оцените, пожалуйста, и прокомментируйте. В одной из телевизионных передач академик Капица сказал, что в основе бед современных русского народа лежит предательство русской интеллигенцией интересов этого народа. Как вы оцениваете это дело?

Захар Оскотский: Я очень уважаю Сергея Петровича Капицу, но если он действительно так сказал, я с ним не могу согласиться. Я не вижу предательства. Смотря кого считать интеллигенцией, конечно. Надо было послушать самому мне, что он говорил.

Виктор Резунков: Я могу просто сказать в дополнение к этому, что на самом деле в этом интервью шел разговор относительно моральных критериев, в частности, пропаганды по телевидению в различных передачах, в частности, интеллигенции к созданию таких передач - с насилием, с порнографией и так далее.

Захар Оскотский: Я понял. Видите ли, я не могу считать интеллигентами тех, кто это делает. Я считаю интеллигенцией тот класс, из которого я вас вышел, - научно-техническую интеллигенцию, инженерию прежде всего.

Виктор Резунков: Александр из Москвы, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Очень интересная, конечно, беседа. Но все-таки человек отличается от животного тем, что, в общем-то, он ставит некие цели, которые раскрываются скорее в том, для чего человеку жить, а не как жить. Интенсификация научно-технического прогресса, постоянное улучшение быта - это не вложено, в принципе, как цель в человека самого, в его душу, вот в чем дело. Соответственно, любая культурология, любое прогнозирование, основанное на пророчествах о модернизации как цели жизни человечества, в любом случае малоинтересна просто. Может быть, с точки зрения все-таки целеполагания как-то вы определитесь. В принципе, человечество идет к каким-то духовным идеалам, а не к потребительским. Потому что не имеет значения, на какой марке автомобиля и езжу, формат DVD меняется ли на какой-то другой форма, если потребительская культура превращает человека просто в фикус какой-то, набор бухгалтерских знаков.

Захар Оскотский: К сожалению, вы книгу не читали, и вы даже не слушали мой ответ одному из предыдущих звонивших. То, что вы говорите, потребительская культура - это есть путь, который при увеличении продолжительности жизни может привести человечество к очень быстрому краху. Зайдите на мой сайт, там подробно все, насколько можно на сайте, содержится.

Виктор Резунков: Захар Григорьевич, судя по "Последней башне Трои", я так понимаю, самая главная, центральная задача, которую сейчас придется решать человечеству, - это противостояние между Западом и Югом. Как, по вашему мнению, будет увеличиваться это противостояние?

Захар Оскотский: Я боюсь, что будет. Сценарий самый нежелательный, самый неприятный. Понимаете, так получилось, что страны Юга вошли в демографический переход позже, чем страны Запада. Демографический переход - это искусственная фактически вещь, он вызывается научно-техническим прогрессом. У нас, к сожалению, сплошь и рядом о нем пишут как о каком-то природном стихийном явлении. На самом деле демографический переход вызван именно научным прогрессом, потому что любой народ, пока он не вступил на путь научного прогресса, он ведет сельский образ жизни с высокой рождаемостью и высокой смертностью, которая гасит рождаемость. Но уже самое начало научного прогресса - медицина, прививки - снижает детскую смертность. А развитие сельскохозяйственных технологий обеспечивает растущее население продовольствием. Вот и получается демографический взрыв на этой стадии, когда прежние ограничения для размножения сняты научно-техническим прогрессом, а рождаемость осталась от прежнего образа жизни. Происходит резкий взрыв, и происходит так, что прежде малочисленное население каких-то отсталых регионов лавинообразно вырастает во много раз (как албанцы в Косово). И потом это стабилизируется с дальнейшим развитием научного прогресса, но население уже выросло во много раз. Огромные массы молодежи, а наличие огромных масс молодежи - питательная почва для любых радикальных течений, религиозных, социальных, националистических, каких угодно.

Европа прошла свой демографический переход в первой половине XX века. Ведь был демографический взрыв и в Германии, и в России, но об этом почему-то забыли совершенно. Я пишу об этом и в "Гуманной пуле", и в "Трое". И этот демографический переход одной Европы стоил миру больше 100 миллионов жизней, прошел и через сталинщину, и гитлеризм.

Демографический переход в третьем мире может иметь катастрофические последствия. Как это сделать, каким наиболее мягким образом, чтобы это не привело к всемирной катастрофе, об этом должны думать самые лучшие умы, все политики. К сожалению, пока идет по худшему сценарию.

Виктор Резунков: Александр из Кисловодска, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Как могут изменить научные достижения наш мир? Ну, один из наших академиков, я не буду называть фамилию, сказал недавно по телевизору, что начисто отрицает Бога. К чему могут привести эти научные достижения? Я думаю, к нормальному не приведут ни к чему. Материальное мышление ученых и академиков, которые в эволюцию верят, не знаю, к чему приведет. Я думаю, ничего положительного не будет. А насчет России мне почему-то вспомнился рассказ Владимира Войновича "Москва-2042". Это юмористический рассказ, там президент облетает территорию, свои владения на космическом корабле, этими владениями является только дна Москва. Про Россию вообще уже ничего не говорится, про Кавказ и про все остальное. Это территориальное, наверное, больше деление. И к чему что будет относиться, как будет у нас дальше... К этому все идет, мне кажется.

Виктор Резунков: Спасибо. Александр Иванович из Рязани, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Мне хотелось бы задать автору книги вопрос, крамольный для нашей науки: почему он не связывает наше обезьянье происхождение с НЛО? Спасибо.

Захар Оскотский: Вы знаете, я немножко скептически отношусь к НЛО, поэтому я боюсь вам что-нибудь ответить.

Виктор Резунков: Захар Григорьевич, Сергей Капица говорит, что на самом деле вот этот процесс сокращения населения России, в частности, через несколько десятков лет начнется такой процесс и в других странах, в том числе на Ближнем Востоке, в Индии, в Китае. Вы согласны с этим?

Захар Оскотский: Я согласен с этим, и население там стабилизируется, но оно стабилизируется на таких высоких показателях - многомиллиардных! А в России будут десятки миллионов. И вы знаете, что население убывает не только в России, но и во всех развитых странах, даже в Японии.

Виктор Резунков: То есть какой-то момент наступит, когда полностью, скажем так, - барьер своеобразный - страны Востока будет перенаселены, а страны Европы останутся совсем почти без населения.

Захар Оскотский: Ну, почти без населения не останутся, но то, что это будет островок в море развивающихся стран, сейчас уже фактически так происходит.

Виктор Резунков: Вадим из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Мне кажется, что прогнозы вашего гостя слишком пессимистичны. Во-первых, человеческое общество развивается по уже известным законам, которые показывают, что побеждает прогресс, не только экономический, технический, но и моральный. Поэтому и для России, и для Европы нужно поддерживать, особенно для России, передовую часть сообщество - это Запад во главе с США. И в этом случае будут найдено большинство ответов на все сложные проблемы. Если Россия не будет противостоять и поддерживать всяких аятолл и бояться "оранжевых" революций, будет вместе с Западом, найдя свое место, то, я думаю, проблемы будут решены. И не надо пугать. Если, конечно, не свершится каких-то катастроф природных, которые человечество не может решить. Поэтому мне кажется, что ваш гость зря так пессимистичен.

Захар Оскотский: Вы знаете, если бы я был пессимистом, я бы не писал книги эти.

Виктор Резунков: Хороший ответ. Юрий из Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. У меня несколько поворот иной. Меня удивляет, на что вы тратите время. Чтобы подтвердить простую истину, что у России одна беда - дураки и дороги? Ведь о чем речь идет? Никто не скажет из писателей или звонящих, что просто надо работать. Надо работать, чтобы быть конкурентоспособными. Какая духовность, если у нас процентов 30 людей живут за чертой бедности? А духовность и нищета - это вещи несовместные. Мы по коррупции занимаем одно место с Угандой и Албанией, 127-ое, по борьбе с коррупцией. У нас люди мрут! Американцы, вы говорите, бездуховны, у них прогресс и все, но у них продолжительность жизни больше. Как же можно так говорить? Какие мозги надо иметь, чтобы заниматься вот такими вот измышлениями всякими? Работать надо, быть конкурентоспособными. Тогда появится и продолжительность жизни, тогда будем говорить и о духовности, и прочее, и прочее.

Захар Оскотский: Я хочу ответить звонившему только одной фразой своего героя из романа "Последняя башня Трои". Он криком кричит: "Если б только нам дали работать!.." Вот в чем причина, милый мой.

Виктор Резунков: Иосиф Соломонович, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Спасибо вам, что дали возможность сказать. Возьмем, например, область медицины. Если бы вот эта медицинская верхушка, можно сказать, глобальная не была заинтересована, чтобы в мире множилось число болезней, то уже бы давно люди нашли способ лечить все болезни. За счет чего? За счет рационального питания. Вместо этого нам организуется "Макдональдс", который, наоборот, ни о каком здоровом питании не заботится.

Захар Оскотский: Иосиф Соломонович, я не верю ни в какие мировые заговоры, и в мировой заговор какой-то медицинской верхушки я тоже не верю. А дурости хватает и с "Макдональдсами", и со всем остальным, сколько угодно.

Виктор Резунков: Ирина Васильевна из Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день. Такая интересная тема, и я, к сожалению, только во второй части подключилась. Где можно достать ваши книги и можно ли вообще их достать? Наверное, они уже давно выходили. И еще меня волнует вопрос (конечно, все ученые люди звонят), я не понимаю, как мы можем прийти к этой вашей цивилизации новой, к новой расе, если вода вся отравлена (если мы только будем все из артезианских колодцев пить воду), кислотные дожди продолжаются, процент деторождения уже усыхает. Только если какие-то особи людей будут, которые знают эликсир жизни и держат его в тайне. Спасибо.

Захар Оскотский: Вы знаете, я отвечу только на один вопрос. На сайте моем вы найдете, где продаются книги, "Гуманная пуля" еще остатки продаются и "Последняя башня Трои". И в этих книгах есть ответ на тот вопрос, который вы задали.

Виктор Резунков: Владимир из Тулы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Дмитрий Сергеевич Лихачев перед кончиной сказал, в частности, что XXI век будет веком гуманизма. Если этого не случится, то человек превратится в гуманоида, который сможет работать только на компьютере. У нас в Государственном университете есть один человек, он написал книженцию "Град совершенный". Я хочу автору книги задать вопрос: не является ли ваша книга очередной утопией? Потому что эти утопий на протяжении столетий было достаточно много.

Захар Оскотский: Вы знаете, мои книги скорее называют антиутопиями. И я всегда старался стоять на почве реальных фактов, у меня все основано на известных фактах и тенденциях мировой науки. К утопиям отнести не могу. К антиутопиям, учитывая тревожное содержание, наверное, можно.

Виктор Резунков: Захар Григорьевич, у меня к вам еще такой вопрос. Ученые знают так называемый эффект ускорения исторического времени, существует некая "вертикаль Панова", в соответствии с которой произойдет так называемое схлопывание истории, оно должно произойти в первой половинеXXI века. Что вы думаете по этому поводу? Причем это очень серьезные исследования, и Капица тоже писал об этом, и очень серьезно к этому ученые относятся, это не прогнозы каких-то невежд, скажем так.

Захар Оскотский: Я думаю, что и Панов, и я в своих книгах - мы пытаемся подойти к назревающему кризису с разных стороны. Кризис предчувствуется, кризис будет, действительно, в первой половине XXI века. И очень хотелось бы, чтобы мир его прошел и чтобы Россия его прошла благополучно. Но то, что кризис зреет, это несомненно.

Виктор Резунков: Анатолий из Москвы, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Я хотел спросить вас, если вы читали внимательно "Апокалипсис", меня просто удивляет, что очень много тех феноменов, которые там описаны, совпадают с тем, что сейчас, как грибы, выскочило в нашей жизни. Что вы думаете об этом?

Захар Оскотский: Я читал "Апокалипсис", но, вы знаете, прямой связи с тем, что происходит... Конечно, отрицательные явления, такие катастрофические, назревают, и при желании можно увидеть, что "Апокалипсисом" они предсказаны. Точнее боюсь вам ответить.

Виктор Резунков: Захар Григорьевич, в вашем романе "Последняя башня Трои" описано, как быстро развитые страны отказались от нефти и перешли на водородные двигатели, освоив термоядерный синтез. Когда, по вашему мнению, это может произойти?

Захар Оскотский: Вы знаете, переход к термоядерному синтезу и водородной энергетике назревает давно. Сейчас просто очень мало стало и научно-популярных журналов, и статей, и книг. Ведутся во все мире работы. У меня в романе предсказано, что первая электростанция, управляемая термоядерным синтезом, будет запущены на границе США и Канады в конце 20-х годов. И вот недавно промелькнуло, что такую электростанцию, вернее опытную установку уже, которая будет давать мощность в промышленных, хотя и небольших масштабах, строят во Франции. Там масса трудностей возникла. В 50-е годы был очень большой оптимизм по отношению к термоядерной реакции, но огромные трудности возникли на пути осуществления. Судя по тому, что дело идет, думаю, еще 20-30 лет - и такие станции будут существовать. А появление управляемого термоядерного синтеза - это электролиз воды, безграничное количество водорода. Водородную энергетику подробно описывали еще в 70-е годы, какой она может быть, и я ее такой и описал в своем романе. И препятствием к ней является только осуществление дешевого электролиза воды, то есть огромных масс электричества для электролиза воды, огромное их количество, которое может дать термоядерный синтез. Так что это направление, которое прослеживается давно в мировой науке и технике.

Виктор Резунков: Петр из Москвы, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день, господа. Все это очень интересно звучит, но меня, честно говоря, больше всего волнует судьба России. Вот есть, как я ее называю, парабола Ясина. Она сводится к тому, что проводятся структурные преобразования, убираем государство из экономики - и чем скорее это сделаем, тем быстрее будет рост. Это, так сказать, теория с отрицательной производной. Все то мы на себе испытали, и как нам выбраться с этой нижней точки параболы Ясина, честно говоря... Я управленец сам, но я считаю, что другие люди должны были этим заниматься, то есть изучать объект, перекрестные и обратные связи, а не резать экономику на куски: "Газпром", нефть и так далее. Управленцы должны этим делом заниматься, а не фантасты. Спасибо большое.

Захар Оскотский: Я согласен с вами полностью. И в "Гуманной пуле" я пишу о том, что реформы были начаты совершенно непродуманно. У меня даже такое впечатление было, что наши реформаторы, вроде Гайдара, закончили свое образование вместе с Евгением Онегиным, читали Адама Смита, а дальше ничего не читали. Они просто ввели рынок, свободный рынок, в надежде на то, что он все устаканит в России, и не учли того, что Россия уже тогда находилась в демографическом кризисе. На то, чтобы рука рынка навела порядок и все расставила, нужно много десятилетий, а у России этого времени нет, нет из-за нашей низкой рождаемости. И я пишу в "Гуманной пуле" и в "Последней башне Трои упоминаю", я убежден, и этом мнение очень многих инженеров, и моих друзей: реформы надо было вести только с опорой на науку, только с опорой на интеллигенцию научно-техническую. Самое доброе, самое богатое наследство, которое оставила советская власть, может быть, единственное наследство - это большой класс образованных людей, инженерию, и им пожертвовали, для того чтобы развивать свободную игру рынка. Это, конечно, привело к катастрофическим последствиям.

Виктор Резунков: Нина Ивановна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Мы говорите, говорите, но ничего не сказали о поколениях. Вот у меня дочка, я сама мать, я вижу, как растут дети. О чем говорить, если ничего не будет с нашим поколением, которое растет?

Захар Оскотский: Ну, у меня самого два сына, работают как черти, что я могу сказать. Дай им Бог здоровья.

Виктор Резунков: Андрей из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Захар Григорьевич, собственно, есть такое понятие, которое называется деньги. И вот давайте посмотрим, как они тратятся у нас и за гордоном. Вот сейчас на расстоянии, если мне память не изменяет, 16 световых минут от Земли (это чудовищное расстояние) крутится японская игрушка, которая, правда, не совсем удачно обрабатывает какой-то астероид, с помощью ионных двигателей прилетела она туда и там работает. Возможно, она вернется с пробами, возможно - нет. А у нас аналогичные деньги, которые были затрачены японцами (небольшие совсем - 100 миллионов) на эту операцию, потрачены на баннеры, которые развешены были по всей Москве для того, чтобы несколько каких-то дураков пришли к управлению 10-миллионым городом. Так вот, то о техническом прогрессе. А что касается судьбы России, всех, кто очень ею обеспокоен, я хотел бы отослать к изречению Веселовского, историка, который еще до Первой мировой войны сказал: "Россия есть историческое недоразумение". И как бы мы ни мечтали, какие бы утопически ни строили, иллюзорные всякие планы, какие бы секреты не открывали, как ей развиваться, она исторически обязана исчезнуть с лица земли в том виде, в котором она существовала все эти тысячи лет. Вероятно, она преобразуется. Люди будут здесь жить, конечно.

Что касается демографического взрыва на Юге, тоже не пугайте. Биология, о которой вы сказали, все уравновесит. Будет работать СПИД, будет работать атипичная пневмония, возможно, "птичий грипп" в ближайшее время выскочит - и все уравновесится, популяция сравняется. Потому что есть человеческий разум, но есть еще и природа (я не говорю - божественная сила). И эта большая, муравьиная популяция, которая неравномерно заселила Юг, она уравновесится со временем, и уравновесится как экономически, так и в количественном смысле. Спасибо.

Захар Оскотский: Да, немножко не могу я согласиться, конечно, что Россия - историческое недоразумение, обреченное исчезнуть. В этом я с вами не согласен и не хочу соглашаться.

Виктор Резунков: К нам пришли сообщения, я зачитаю несколько. Александр пишет: "По-моему, автор прав, губительный эгоизм каждого отдельного поколения человечества по своим негативным стремлениям приводит к неотвратимости гибели человечества и вообще мира в нынешнем понимании".

Без подписи: "При вымирании населения России - 1,5 миллиона в год Россия перестанет существовать в этом столетии".

Белова пишет: "Спасибо за передачу. Автор прав, без развития науки у России нет будущего. Только поймет ли наше правительство, что завтра будет поздно?"

Илья из Москвы: "Еще Тарковский в "Солярисе" показал, что развитие науки в условиях отмирания совести и забвения губительно. Где гарантии, что мы не превратимся в монстров, вооруженных новейшими технологиями?"

У меня последний к вам вопрос такой. В своем романе "Последняя башня Трои" вы рассказали о создании правительства национального возрождения - такой прообраз фашистского правительства, которое пришло к власти в России. Насколько, по-вашему, вероятно, что действительно такое правительство может прийти к власти в ближайшие годы?

Захар Оскотский: Не хочу гадать, вероятно или не вероятно. Дело в том, что в сами знаете, Виктор Юрьевич, что в нашем обществе существуют очень большие группы людей, и целые партии, движения, которые жаждут добиться, чтобы пришел такой вот генерал, как приходит у меня в романе генерал Глебовицкий и железом и кровью перепахивает Россию, устанавливает в ней такой свой порядок. Прикрываясь ультранационалистической демагогией, на самом деле он, конечно, главарь мафиозной группировки. И я хотел бы сказать, что если такой сценарий осуществится, не будем говорить о степени его вероятности, то это будет тупик, и такое правительство национального возрождения в итоге сойдет со сцены очень быстро, оставив после себя еще более разрушенную Россию.

Виктор Резунков: Вы писали в своих книгах о создании так называемого биологического оружия - контрацептивного биологического оружия. Насколько вероятно создание такого оружия? Собственно говоря, там очень интересный момент, оно как бы даже не является оружием, а это своеобразная форма выхода цивилизации из противоречий, в которых она оказалась. Оно будет применено, если будет создано, - и большие группы населения разных стран не смогут иметь детей, и таким образом разрядится обстановка на земле. Не кажется ли вам, что это немножко попахивает расизмом?

Захар Оскотский: Виктор Юрьевич, в конце романа "Последняя башня Трои" я говорю об этом сценарии как о крайне нежелательном. Герой говорит в 2085 году: "Мы виноваты, что допустили применение такого оружия и вызвали катастрофу целых народов таким образом". Тем более что оно было применено в самом жестком варианте, это контрацептивное оружие. Я бы не хотел, чтобы он было применено в любом случае, это понятно, но дело в том, что я анализировал тенденции науки, развития видов вооружений. И я вижу, что смещается вектор развития вооружений уже с 60-70-х годов в сторону так называемого не смертельного оружия, в сторону биологических всяких средств. В свое время говорили, что Первая мировая война была войной химии, Вторая мировая - войной физики, а Третья мировая будет войной биологии.

Виктор Резунков: Спасибо большое.

XS
SM
MD
LG