Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Действительный государственный советник Санкт-Петербурга первого класса Леонид Романков и ведущий эксперт Центра "Стратегия" и Московской Хельсинкской группы Антуан Аракелян


[ Радио Свобода: "Время Гостей" ]
[28-12-05]

Действительный государственный советник Санкт-Петербурга первого класса Леонид Романков и ведущий эксперт Центра "Стратегия" и Московской Хельсинкской группы Антуан Аракелян

ВедущийМихаил Соколов

Виктор Резунков: Сегодня у нас в Петербургской студии Радио Свобода в гостях правозащитники - действительный государственный советник Санкт-Петербурга первого класса Леонид Романков и ведущий эксперт Центра "Стратегия" и Московской Хельсинкской группы Антуан Аракелян.

Мы продолжаем подводить итоги года и рассматривать различные прогнозы на год наступающий. Как изменилась за минувший год ситуация с правами человека в России и в Петербурге, в частности? Что у правозащитников вызывает наибольшую тревогу, а что, наоборот, удовлетворение? Что год грядущий нам готовит? Об этом мы поговорим сегодня.

Нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: нарушались ли в этом году ваши права больше, чем в 2004 году или нет?

Итак, уважаемые собеседники, у меня к вам первое предложение. Если говорить о правах российских граждан, то какие события минувшего года в наибольшей степени вызывают у вас беспокойство?

Леонид Романков: Знаете, самое, я бы сказал, перманентное событие, которые вызывает постоянную тревогу, - это продолжающаяся война в Чечне. Я думаю, что об этом Антуан Гургенович расскажет подробнее. Дальше - монетизация, где была попытка отнять и так скудные права ветеранов, пенсионеров и так далее. Дальше - осуждение Ходорковского, на мой взгляд, беспрецедентное с точки зрения цинизма судебных органов. И самые последние события - решение Конституционного суда, отставка Андрея Илларионова. Дальнейшее подавление свободных средств массовой информации, связанное с Ren-TV, с "Московскими новостями". В общем, этот печальный ряд можно было бы продолжать, но я думаю, что, может быть, Антуан Гургенович скажет подробнее по поводу Чечни - это самая незаживающая рана в нашем сознании.

Антуан Аракелян: Я полностью согласен, к сожалению, с этими перечнями, можно добавить туда и повышение тарифов на электроэнергию, и ЖКХ, и повышение цен на бензин.

Леонид Романков: И ожидается в следующем году максимальный скачок.

Антуан Аракелян: И уже этот процесс идет. Что касается проблемы Чечни, она основная уже за 11-ый год жизни россиян. И, к сожалению, уже около двух лет так называемая чеченизация, такая программа пошла по всему Северному Кавказу. Началось это с Ингушетии, с захвата Ингушетии, потом - Беслан.

Леонид Романков: Вы имеете в виду проблему, существующую как в Чечне, либо перевод чеченских событий на внутреннюю почву?

Антуан Аракелян: Перевод, который называют этнизацией, чеченизацией конфликта. Собственно говоря, захваты в Ингушетии в преддверии выборов президента Чечни и Нальчика, хотя они на год по времени отличаются, но по сути на Кавказе это однозначно воспринимается как протест населения, в основном молодого населения против насилия правоохранительной системы, которая коррумпирована полностью, со всем государственным аппаратом. Беслан отдельно стоит, но тоже, собственно говоря, протест населения, страшнейшая трагедия тоже относится к коррумпированной административной системе, а не к межэтническим проблемам, которые хотели перевести.

Виктор Резунков: Дорогие собеседники, давайте предоставим слово нашим слушателям. Николай Петрович, Ленинградская область, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Я уже на Радио Свобода не раз выступал, спасибо за предоставляемое время. Боюсь повториться, но дело в том, что ситуация близка не то что к катастрофе, потому существующий режим просто так власть отдавать не будет. От нелегитимного Ельцина оно ее получил при посредничестве Березовского, и без боя он ее не отдаст. Режим готов устроить Третью мировую войну, но будет держаться за власть. Кошмар и катастрофа.

Виктор Резунков: Да, это уже прогноз. И к прогнозам мы обратимся чуть позже. Антуан Гургенович, продолжая нашу тему. По поводу ситуации в Беслане сейчас как раз обсуждается доклад, который сделан в Госдуме.

Антуан Аракелян: Да, совместная комиссия Госдумы и Совета Федерации - там по 10 депутатов - комиссия Торшина, то, что она озвучила, в большинстве своем обозначая процесс, выяснение, экспертизы и так далее, и то, что она сформулировала, что обстрел танками и огнеметами был обоснован, я думаю, это абсолютно взрывает ситуацию, совершенно не отвечает тем данным, тому, что видели сами жители Беслана. Мы работали в Беслане с общественными организациями, с комиссией Североосетинского парламента, с профессором Кесаевым, кстати, выпускником нашего Петербургского университета, юристом и журналистом, с беслановцами. Был и наш депутат из Петербурга Савельев, специалист по военно-технической и оборонной промышленности. Это абсолютно разнится и с последовательностью событий, и в части использования технических средств. Давать такая оценку сегодня: Я, к сожалению, вижу, что эта работа тоже идет в курсе кремлевской политики - не выявлять причинно-следственные связи, а, наоборот, уходить от нее.

Виктор Резунков: Антуан Гургенович, я хотел бы вас спросить, что касается прогнозов, в случае, если все так и будет дальше продолжаться, и судебные заседания, последнее из которых было сейчас сорвано, вновь назначено теперь на 12 января, если и обращение в Верховный суд "Матерей Беслана" тоже будет проигнорировано и так далее, - к каким это последствиям может привести?

Антуан Аракелян: "Матери Беслана", а сейчас эта организация уже называется "Голос Беслана", фактически уже обратились к международным институтам, лидерам западных государств и авторитетных международных организаций, чтобы взять под свой контроль и содействовать правовому процессу, следственному, то есть дать свои материалы, которые имеются в большинстве своем у западных журналистов, которые были очевидцами событий, через спутниковые съемки американцев материалы по возможности получить, чтобы была видна очевидная причинно-следственная последовательность. По мнению беслановцев, события начались именно со стороны федеральных сил по штурму здания после того, как стало известно, что есть прямая договоренность о том, что лидер боевиков Аслан Масхадов готов приехать в школу для того, чтобы разблокировать ситуацию, и именно это послужило точкой отсчета, и дальше уже все это превратилось в тот кошмар, который произошел.

Виктор Резунков: Леонид Петрович, если подводить итоги минувшего года с точки зрения правозащитника, а позитивное что-то было?

Леонид Романков: Я считаю, две вещи можно считать позитивными. Во-первых, это состоявшийся широкий протест народных масс по поводу монетизации, который привел к тому, что все-таки какая-то часть отобранных прав и привилегий была возвращена людям. И второе - это то, что случилось в нашем сопредельном государстве, в Украине, когда вдруг оказалось, что на постсоветском пространстве возможно народное влияние на смену правительства, поскольку так называемый административный ресурс, и все попытки внеправового воздействия на избирателей - их перестало терпеть население, и свершилась так называемая "оранжевая революция". С одной стороны, это позитивный пример для России, а с другой стороны, напуганное правительство предприняло в связи с этим особую, специальную атаку на права человека в России. Это и подавление СМИ, это и новый закон о некоммерческих организациях.

Вы знаете, конечно, скандал, когда иранские деньги Саддама Хусейна - это установленный уже факт - шли на финансирование партии Жириновского и коммунистов, за счет сделки "Нефть в обмен на продовольствие", и это не вызвало никакого вмешательства правительства, никакого закона. А вот правозащитная деятельность, оказывается, это иностранное влияние. Хотя правозащитная деятельность не связана с политикой, она связана с правами человека, с правами маленького человека, рядового человека.

Виктор Резунков: Геннадий нам пишет: "Я устал от XX века, от его окровавленных рек. И не надо мне прав человека, я давно уже не человек".

Леонид Романков: Печальное четверостишие. Помните:

"Век XX - век необычайный.
Я на век взираю из-под столика.
Чем он интересней для историка,
Тем для современника печальнее".

Написано в прошлом веке.

Виктор Резунков: Я предлагаю послушать, как оценивают год уходящий политологи и социологи, и какие они выделяют главные события минувшего года. Обзор подготовил корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: В 2005 году был принят закон о назначении губернаторов. Всего в уходящем году были назначены руководители 43 субъектов России, 31 составили прежние губернаторы и президенты. Переназначены были даже самые непроходные кандидаты, типа Кирсана Илюмжинова, - пишет политолог Александр Храмчихин. Был принят закон о выборах только по партийным спискам, также был принят закон об общественных объединениях, который правозащитники и представители коммерческих организаций считают антиобщественным.

С российского телеканала Ren-TV уволилась ведущая Ольга Романова и главный редактор службы информации Елена Федорова. Как сказал генеральный директор Союза журналистов России Игорь Яковенко, это последняя отдушина в федеральном эфире, которую заткнули.

Участились нападения на иностранцев, растут ксенофобские настроения. В Петербурге за последние два месяца убиты три студента - два африканца и один петербуржец, музыкант, антифашист.

В России, по различным данным, уровень коррупции повышается год от года. По данным международной организации "Транспэренси Интернэшнл", Россия входит в группу стран вместе с Барбадосом, Белоруссией, Габоном, Сейшельскими островами, Уругваем и другими, где уровень коррупции растет. В 2005 года Россия переместилась с 90 на 128 место в рейтинге коррумпированных стран. По сравнению с 2004 годом в текущем году индекс прозрачности России понизился с 2,8 до 2,4 пункта. По мнению директора "Транспэренси Интернэшнл Россия" Еленой Панфиловой, резкое ухудшение позиции России в рейтинге связано с огромным зазором между антикоррупционной риторикой на верхах и реальным положением бизнеса на местах.

Согласно данным опроса ВЦИОМ, основными событиями уходящего года почти половина опрошенных считает повышение тарифов на электроэнергию, газ и ЖКХ, а также рост цен на бензин. Более трети считают главным событием года монетизацию льгот. События в Нальчике выделили 27 процентов россиян. Суд над Михаилом Ходорковским - 22 процента.

По данным директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, несмотря на то, что в текущем году среднегодовые цены на нефть выросли более чем на 40 процентов, экономический рост замедлился. В настоящее время он составляет менее 6 процентов. Это свидетельствует о том, что благоприятная конъюнктура перестает играть решающую роль в экономическом развитии России. Михаил Делягин считает, что инфляция вышла из-под контроля государства, так как второй год подряд власти не могут обеспечить ее снижение. 2005 год был в целом успешным для страны, но нарастание серьезных внутренних противоречий и нежелание государства решать существующие проблемы приведет Россию к системному кризису, считает Михаил Делягин.

Виктор Резунков: События в Нальчике выделили около трети опрошенных россиян. Антуан Гургенович, что вы можете сказать по поводу этих событий? В принципе, несмотря на то, что там происходило, в российских средствах массовой информации каких-то особых глобальных выводов из этого и прогноз я не нашел.

Антуан Аракелян: Как и в других горячих точках, это характерное свойство нынешней политической элиты. Хотя на протяжении многих лет экспертное сообщество говорило о том, что за внешней такой фасадной привлекательной картинкой Кабардино-Балкарии, как оазиса в горячих точках, покойный президент Коков умел эту картинку выдерживать, но страшно высокая коррупция там была, насилие со стороны силовых структур, притеснение просто людей верующих, простых верующих. Мы все время говорили, что ситуация будет взрываться. И кончина президента привела к смене власти, и вот здесь как раз и накопилась вся накопившаяся взрывная масса. Среди новых-старых лидеров это единственный, может быть, случай, когда новый лидер, уже московский, депутат Госдумы, не связанный напрямую с коррупционной системой Кабардино-Балкарии, взялся добросовестно работать, трансформировать эту коррумпированную систему. И пока он пользуется большой поддержкой населения и общественности, и то, что удалось выкорчевать вот эту коррумпированную силовую составляющую - министра внутренних дел Шагенова, все это многие наблюдатели на месте и из других регионов отмечают очень положительно. Следует поддерживать позитивные усилия нового президента, опирающегося на гражданское сообщество.

По КБР у нас с международными организациями есть программы проведения там гражданских мероприятий, конференций, в частности - конференции с Советом Европы по внедрению Института уполномоченного по правам человека.

Леонид Романков: У меня к вам вопрос такой. В связи с новым законом об НПО есть такое предложение - бойкотировать, не исполнять решения о регистрации. Как вы считаете, это действенный способ для НПО, с тем чтобы потом обращаться, скажем, в международный суд с жалобой на неконституционность закона об НПО?

Антуан Аракелян: Я думаю, надо видеть сочетание вещей. Все-таки мы конструктивно предлагаем внесение изменений, обсуждение.

Леонид Романков: Закон уже принят, осталась только подпись президента, уже поздно.

Антуан Аракелян: Это тоже стадия. Если вы помните, аналогичная ситуация была с законом о митингах и демонстрациях, тоже доходило до этой стадии, и, собственно говоря, президент как раз отталкивался от степени общественного давления, международного резонанса и так далее. Но дальше есть Конституционный суд, есть Европейский суд, то есть этот процесс надо в правовом плане продолжать.

Виктор Резунков: У нас звонки. Петр из Петербурга, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день, господа. У меня такой вот вопрос к правозащитникам. Сравнительно недавно, в начале 90-х не было такого числа беспрецедентного правозащитников, общественных организаций, и вот такого кошмарного безобразия тоже не было. Вот сейчас у нас очень много общественных организаций, правозащитников тьма - и все хуже, хуже и хуже. И нас постоянно пытаются лечить злобой, каким-то остракизмом, и одно и то же слышишь: кого-то под суд, кого куда распихать. В общем, мне кажется, надо попробовать без правозащитников пожить хотя бы какое-то время.

Леонид Романков: Если можно, я попытаюсь ответить. Действительно, было время, когда правозащитники сидели в тюрьме, и их не существовало на свободе. Они были безгласны, кроме как самиздат. Но тогда была, как вы помните, коммунистическая система, в которой: я думаю, никто не забыл ни очереди, ни подавление выступления рабочих в Новочеркасске, расстрел их, ни аресты лучших людей, ни ссылку Сахарова. Поэтому мне кажется, что сейчас не так уж много, но все-таки есть правозащитные организации, но без них было бы еще хуже. Потому что есть масса конкретных случаев, когда правозащитные организации помогли исправить людские судьбы.

Антуан Аракелян: Один из таких отсидевших правозащитников - это я. Я три года находился в заключении. Уважаемый слушатель, я хочу сказать, что жители Беслана жили, как и во всех других регионах, своей обычной жизнью, но вот случился теракт - и эти граждане, жертвы этого теракта, объединились и назвались сначала "Матери Беслана", а сейчас - "Голос Беслана". И они отстаивают свои права и свою правду. И они признались, что есть и их личная вина в том, что до сих пор чеченская война шла, а они смотрели на нее как бы со стороны, они признают эту вину на себе. Поэтому общественные организации - это просто проявление населением своих задач и проблем.

Леонид Романков: Антуан говорил о "Матерях Беслана", а я вспомнил "Солдатских матерей" - организацию, которая не существовала до перестройки. Дедовщина была настолько ужасной, настолько много людей погибло, было искалечено в армии, что солдатские матери, объединившись, спасают и защищают своих сыновей и чужих от беспредела.

Виктор Резунков: Спасибо. Зачитаю некоторые сообщения, которые к нам пришли по пейджинговой связи. Наталья Львовна пишет: "Людей развращают не общественные организации, которые противостоят власти, как сказал один из слушателей, а сегодняшняя чиновничья лживая власть. Ложь и безразличие к людям царят во всех управленческих сферах. Страна представляет собой совершенно лживую структуру".

Людмила Сергеевна пишет: "Правозащитники, скажите, пожалуйста, нужна ли нам такая демократия, которую вы проповедуете? Вы говорите об иностранных студентах, эмигрантах и совершенно не говорите о пожилых людях, которые гибнут в подъездах от наркоманов". Я - посторонний наблюдатель - вам отвечу, Людмила Сергеевна, что на самом деле различные правозащитные некоммерческие организации занимаются проблемами пожилых людей и проблемами наркоманов и пытаются как раз исправить эту ситуацию.

Вячеслав пишет: "Наше правительство обходится с инвалидами как с рабами. Им не платят никаких денег. Нам его не жалко".

Майоровы пишут: "Тоталитаризм, диктатура уже не на пороге, а в наших домах. В общем, маразм крепчает, а наши права нарушаются тем, что жизнь придется заканчивать в таком же режиме, в котором еще перед войной его начинали. "Грустно, девушки" (Ильф и Петров)".

Дмитрий пишет: "А чего не будет в 2006 году? Государство с помощью своих крупных компаний "Роснефть" и "Сибнефть" могло бы установить разумную цену бензина, чтобы заработало сельское хозяйство и другие отрасли. Ясно, что до этого дело не дойдет. Будем платить, как в Америке, то есть в 10 раз дороже с учетом зарплат".

У нас звонки. Александр Александрович из Москвы, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Я все-таки хотел сказать, что основное недовольство идет все-таки в части того, что не разрешают иностранным организациям или организациям, которые содержатся на иностранные деньги, здесь работать. А это ведь правильно. Почему - я вам скажу. Сразу после войны, как только Америка заимела атомную бомбу, всем известный Черчилль проводил политику - разбомбить все важные объекты Советского Союза в то время, но это у него не получилось. А когда Сталин заимел атомную бомбу, то Черчилль свою тактику изменил, он первый сказал, что надо Россию, СССР развалить изнутри. Вслед за этим был небезызвестный документ Алена Даллеса, известная деятельность Бжезинского. Рейган, будучи президентом, в государственном порядке издал три директивы, как бороться с Советским Союзом. И сейчас все эти организации, которые у нас находятся, их тысячи, они содержатся на иностранные деньги, и они тихой сапой под всякими предлогами разлагают людей, продолжая то, что заложил в свое время Черчилль. И то, что сейчас люди говорят, что не надо подписывать этот документ, конечно, он касается в какой-то степени и наших жителей, но основная беда, основное недовольство, которое идет по радио, даже по "Эхо Москвы", только из-за того, что иностранные организации будут под контролем. Надо их под самый жесткий контроль поставить! Потому что они разлагают русский народ.

Виктор Резунков: Спасибо, Александр Александрович, за ваше мнение.

Леонид Романков: Ну, самое простое - сказать, что то, что написал Ален Даллес, - это известная фальшивка, это давно всем известно, так что ссылаться на доктрину Алена Даллеса - это просто было бы смешно. Но, с другой стороны, понимаете, как встать на позицию Черчилля или, скажем, Рейгана? Тогда геронтократия, управляющая Советским Союзом, оккупировала Чехословакию, вторглась в Афганистан, душила и штыками укрепляли коммунистические режимы в Восточной Европе. Разве это не вызвало страха, что люди, обладающие не слишком высоким уровнем ума, но слишком большой агрессией, цинизмом и хваткой, что они могут применить атомное оружие в борьбе со свободным миром? Мне кажется, что любая страна должна защищаться, использовать свои средства для того, чтобы защититься от возможной агрессии. Поэтому я понимаю Черчилля, сказавшего речь по поводу начала "холодной войны", поскольку Советский Союз - это была агрессивная, страшная, угрожающая миру держава.

Ну, а потом, видите ли, неправительственные организации, к сожалению, редко получают деньги из России, поскольку российские деньги уходят на коррупцию. Вы знаете, что второй бюджет почти раскрадывается в России. И я думаю, что, действительно, есть идиллистически настроенные организации, как "Международная амнистия", например, которые заботятся о правах человека, о демократии в мире, чтобы уменьшить уровень противостояния, уровень военной угрозы, уровень угрозы со стороны России, если в ней побеждают, например, люди, которые устроили фашистский марш в Москве. Я предложил бы Антуану Гургеновичу поговорить об опасности фашизации страны, о росте национализма и ксенофобии. И дай бог, чтобы кто-то помогал нам с этим справиться, поднять уровень толерантности, поскольку от российского правительства денег, несмотря на заявленные программы, не дождешься в реальности.

Виктор Резунков: Для Петербурга это очень актуально. За последний год около 300, по-моему, было совершено преступлений на ксенофобской основе, а сейчас представитель Африканского единства выступил и сказал, что еще больше был преступлений на самом деле совершено.

Антуан Аракелян: К сожалению, к нашему городу Петербургу, который всегда был пионером в демократических и гуманитарных новациях, сейчас прочно присоединился термин "столица русского фашизма". И, к великому сожалению, это отвечает реальности. Мы встречались с представителями Евросоюза, и в четверке лидирующих центров в России - Москва, Московская область, Воронеж и Питер. Вот Питер как раз занимает и по количественным параметрам и проявлениям первое место. Причем достоянием общественности становится один из семи случаев. Сами иностранные студенты говорят, что они опасаются, что называется, "светиться". Очень сложно зарегистрировать происшествие, нарушение в правоохранительной системе и так далее.

Леонид Романков: Я бы еще напомнил про убийство Николай Михайлович Гиренко, эксперта по этническим вопросам, который был убит явно с тем, чтобы заткнуть рот эксперту. Тогда, помните, мы сделали Марш против ненависти, организовали, и в этом году он был, поскольку не только не сокращается, но интенсифицируется, увеличивается число нападений по этническим принципам.

Антуан Аракелян: По этой теме говоря, с одной стороны, европейское сообщество зафиксировало Петербург именно как проблемную зону. Есть амбициозная программа администрации Санкт-Петербурга о том, чтобы Петербург вошел в пятерку ведущих туристических центров. По историко-культурному ансамблю, потенциалу Петербург, бесспорно, входит туда. Но даже откладывая в сторону то, что здесь нужна инфраструктура, сервис, транспорт и так далее, в нашем городе, где регулярно происходит дискриминация, насилие и убийства и студентов иностранных, и некоренных жителей, мигрантов, иностранные представители, дипломаты жаловались, - вся эта атмосфера и картина, естественно, становится характерной для туризма, который у нас уменьшается и будет уменьшаться. Вице-губернатор экономического блока правительства Бланк сказал о том, что для предстоящего года Санкт-Петербургу нужно 300 рабочих рук из мигрантов, без этого в экономике будут серьезные проблемы. Ну, как быть? Естественно, эти 300 тысяч надо принять, адаптировать, социальные гарантии им давать при этой политике, которая проводится администрацией Санкт-Петербурга, собственно говоря, манипуляционной и уходящей от реалий.

И по Николаю Михайловичу Гиренко абсолютно известно, что это адресное убийство. Губернатор уже привычно к системе таких убийств сначала говорит о том, что это недопустимо, всякие подобающие слова, что она берет под свой контроль, а через какое-то время где-то она говорит, что следствие привело к тому, что там какая-то бытовуха, хулиганство и так далее.

Леонид Романков: А не кажется ли вам, что националистические настроения подогреваются с самого верха, из Москвы? Партия "Родина", высказывания: То есть вам не кажется, что это есть как бы направленный процесс?

Антуан Аракелян: По нашим исследованиям, не просто кажется. Мы отслеживаем прямую связь. Во-первых, это большой политический мобилизационный ресурс для региональных лидеров, а также для федеральных. Потом на уровне правоохранительной и спецслужб это очень живой и теплый для них аргумент, поле. Естественно, мы с вами - правозащитники - не являемся для них симпатичными людьми, мы всегда будем выявлять нарушения, будем обращаться в СМИ, в международное сообщество. Для них это, естественно, не свой электорат, что называется. Поэтому этот инструментарий во многом срабатывает именно по связанному действию. В Петербурге, кстати, отмечено, что, как правило, такие акции, убийства происходят в период суда над преступниками, они напрямую связаны.

Леонид Романков: Я хочу сказать, Антуан, у нас есть два аспекта. Один аспект такой: канализировать народное недовольство существующим порядком вещей в сторону этнических: ну, в сторону врагов - американцев, кавказцев, евреев.

Антуан Аракелян: Мигрантов, да, находить причину.

Леонид Романков: А второе, наоборот, создание фашистской угрозы в умах населения потребует твердой руки, которая может это прекратить, - и отсюда идет вопрос о третьем сроке, о возможном изменении Конституции. Сначала это была угроза, как вы помните, террористических актов, взрывы домов, теперь - угроза фашизации. И это, может быть, процесс целенаправленный, с тем чтобы население потребовало державной жесткой руки, которая кончит эти безобразия.

Антуан Аракелян: Я это и назвал политическим мобилизационным ресурсом. Инструментарий - и против фашизма сильная рука, и введение какого-то положения, изменение сроков выборов, назначение, вот по примеру дагестанского рейда, когда избирался президент, - все эти сценарии есть в руках у федерального правительства.

Виктор Резунков: Ирина из Петербурга, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день. У меня такой вопрос. Мне постоянно приходится слышать, в частности, по Радио Свобода о московских правозащитниках, за которыми стоят вполне реальные дела. Что касается правозащитников из Санкт-Петербурга, то после долгих поисков по общественным организациям мне не удалось выявить ни одного из них, если не считать Шмидта, которого скорее можно считать уже сверхэлитным адвокатом. Где бы можно, в частности, раз у вас в эфире сейчас правозащитник Романков, где конкретно можно его застать? Это первый мой вопрос. И второй вопрос. Знаете, очень смущает его громкий титул - государственный советник. Что это значит? Он советы дает государству? Тогда как это можно увязать с правозащитной деятельностью - мне это совершенно непонятно. Ответьте, пожалуйста.

Леонид Романков: Во-первых, у нас довольно много организаций, и одна из них - "Гражданский контроль", который возглавляет Борис Павлович Пустынцев и заместитель - Юрий Иннокентьевич Вдовин. Он расположен на Лиговском, мы там могли бы с вами встретиться или там могли бы, по крайней мере, нас с вами связать. И второе, если вы знаете федеральный закон о гражданских званиях, то государственная служба дает право на присвоение чина - советник третьего класса, потом второго класса, потом первого - это самый высокий. Так как я был трижды избран в Законодательное собрание Санкт-Петербурга, то я получил вот это гражданское звание. Это как, скажем, доцент. Вот я еще старший научный сотрудник, у меня есть диплом, и так же у меня есть диплом действительного государственного советника Санкт-Петербурга первого класса.

Антуан Аракелян: Это квалификация компетентности.

Леонид Романков: Ну, да, это теперь называется классный чин или звание.

Виктор Резунков: Евгений из Подмосковья, пожалуйста.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, не лукавство ли это, - говоря об усилении фашизма в нашей стране, говорить о том, что наша страна пострадала, как никто, оставив 20 миллионов своих жизней, неужели это для нашей страны не показатель самого отвратительного отношения к этому развитию?

Леонид Романков: Я совершенно с вами согласен. И я поражен тем, что в стране, которая так сильно пострадала от фашизма, вдруг появляются свастики в подъездах, свастики на стенах, ходят молодчики, выкидывая руку в нацистском приветствии. Для меня это, честно говоря, как человека, пережившего блокаду, кажется уму непостижимо, чтобы в России мог снова зарождаться фашизм. Но, увы, это факт.

Виктор Резунков: Я бы хотел зачитать несколько сообщений. Владимир из Санкт-Петербурга пишет: "Мне кажется, в новом году нам надо продумать такой вопрос, минуя Государственную Думу, как президента освободить от занимаемой должности в связи с его государственными преступлениями". В принципе, можно подумать, но боюсь, что механизмов здесь на основании законов не существует.

Леонид Романков: Кроме импичмента.

Антуан Аракелян: Референдум.

Виктор Резунков: Да, вполне возможно.

Антуан Аракелян: Очень сложно, но, тем не менее, технически такой вектор можно рассматривать.

Виктор Резунков: Саша пишет: "Мы привыкли к тому, что группа правозащитников под руководством Алексеевой работает на разрушение России. Пусть этот Антуан Гургенович расскажет, кто его финансирует. И не замалчивайте этот вопрос, потому что Людмила Алексеева утверждала, что никто".

Антуан Аракелян: Все общественные организации, их специфика в том, что они публичные и прозрачные. Людмила Михайловна Алексеева, президент Московской Хельсинкской группы, наш центр "Стратегия", большинство других организаций, "Гражданский контроль", - они участвуют в конкурсах проектных и в конкуренции выигрывают гранты по заданным темам и направлениям, в том числе МХГ, наша "Стратегия". У нас есть сайты, там вся информация есть по проектам, по деньгам, по выполнению задач. Все это открыто, и существуют соответствующие контрольные и надзорные функции налоговой службы, закон об НКО в том числе и этот спектр рассматривает. Так что основная наша сущностная функция - это прозрачность, открытость.

Виктор Резунков: Мы до сих пор подводили итоги уходящего года. Давайте послушаем, какие прогнозы на год грядущий выстраивают политики и политологи. Обзор подготовил корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Политолог Александр Храмчихин считает, что основным событием 2006 года будут досрочные выборы, либо президентские, либо одновременно и президентские, и думские. Преемник победит на заведомо безальтернативной основе, а уставший президент уйдет главой "Газпрома". В Думу опять пройдет "Единая Россия", которую может в виде паровоза возглавить Владимир Путин. "Родину" могут снять. КПРФ наберет 15 процентов, ЛДПР - 10. Оппозиционеры в Думу, скорее всего, опять не пройдут. В 2006 году будет завершено переназначение региональных руководителей. В Дагестане может быть назначен единоличный руководитель, что может привести к катастрофическим последствиям, в том числе и для России. Тогда вместо досрочных выборов будет введено чрезвычайное положение. Кроме того, складывающуюся политическую ситуацию может разрушить борьба группировок внутри Кремля, что может привести к противостоянию либерального президента Дмитрия Медведева и подконтрольной силовикам "Единой России", считает Александр Храмчихин.

По мнению члена оргкомитета недавно созданной организации "Россия без расизма" Александра Винникова, в 2006 году произойдет генерализация насилия со стороны экстремистски настроенных молодежных объединений. Таким образом, считает правозащитник Юлий Рыбаков, общество будет поставлено перед выбором: или нынешняя команда, находящаяся у власти, или русский фашизм.

По мнению директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, до конца 2006 года пройдут досрочные выборы в Госдуму, а наиболее неадекватные люди в Кремле попытаются спровоцировать "оранжевую революцию", с тем чтобы потом ее самим же и подавить.

Руководитель фракции "Родина" в Госдуме Сергей Глазьев считает, что в новом политическом сезоне будет нарастать недовольство в регионах, связанное с принятым и вступившим в силу законом о разграничении полномочий между центром и регионами. Через некоторое время выяснится, что денег в регионах нет, что повлечет за собой новые массовые социальные протесты.

По мнению Владимира Жириновского, в 2006 году не будет никаких потрясений. Экономика начнет обрастать жирком. На Украине возможна победа пророссийских сил. В Белоруссии опять победит Лукашенко. Главным героем в России станет Акакий Акакиевич, чиновник среднего звена, получающий свои 15 тысяч рублей, и мелкий предприниматель с 50 тысячами рублей дохода. России не нужны ни олигархи, ни бомжи, считает Владимир Жириновский.

Виктор Резунков: А у нас звонки. Сергей из Петербурга, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я все больше и больше убеждаюсь, что власть хотя бы в Санкт-Петербурге как-то сознательно пестует, выращивает эти вот фанатские группировки разного экстремистского толка. Я не могу понять, неужели не срабатывает какой-то инстинкт самосохранения. Ведь это же может их самих потом в первую очередь ударить, эти банды молодежные и прочее. При нашей карательной системе это же очень легко привести в какую-то норму, но явно не хотят. Спасибо.

Леонид Романков: Я с вами совершенно согласен, это очень недальновидная политика - вооружать и натравливать молодежные группировки друг на друга, на врагов, на нацболов, на Тимура Качараву, антифашиста. Это очень недальновидная политика, и очень опасная.

Виктор Резунков: Ром из Москвы, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день. В связи с законом об НКО я с изумлением узнал, что их около полумиллиона. И если бы они защитили хотя бы по одному человеку, наверное, было бы у нас около полумиллиона вырученных ими людей. Но пока что о существовании этих организаций я узнал только, когда было дело Ходорковского. По-видимому, это человек, права которого наибольшим образом ущемлены. Меня это мало интересует, и я отлично знаю, что эти правозащитные организации, конечно, враждебная агентура нашей стране. Судя даже по составу этих "паленых" экспертов, которых вы приглашаете всегда. И я хотел сказать об итогах прошедшего года и об обратном выкупе "Сибнефти". То, как Украина поступила со своей "Криворожсталью", и как у нас поступили, наводит на мысли, что за остаток своего срока наш президент наладился вывести, я думаю, несколько десятков миллиардов долларов за границу. Потому что такой наглый способ легализации вывоза, как обратный выкуп "Сибнефти" за такие деньги, наводит как раз на такие мысли о существовании особого плана обескровливания нашей страны напоследок этим человеком. А он вам так не нравится. Он делает то, что нужно ему.

Леонид Романков: Я сказал бы немножко про НКО. Дело в том, что это некоммерческие неправительственные организация, и далеко не все из них правозащитные. В прошлом году в Петербурге была ярмарка социальных проектов, представленных некоммерческими организациями, там было около 80 из них, которые занимались инвалидами, детьми, культурой, образованием. Так что на самом деле далеко не:

Антуан Аракелян: Наркозависимыми.

Леонид Романков: По наркозависимости, по реабилитации осужденных. Так что на самом деле жалко, что я не могу послать радиослушателю отчет об этой ярмарке, потому что там были очень интересные данные по тем реальным делам, которые делают неправительственные некоммерческие организации, цель которых - не извлечение прибыли, а помощь людям.

Виктор Резунков: Леонид Петрович, на самом деле то, что слушатель не знает о результатах деятельности неправительственных организаций, некоммерческих в России, вовсе не свидетельствует о том, что они ничем не занимаются.

Леонид Романков: Согласен.

Антуан Аракелян: Есть проблемы информирования, собственно говоря, и совершенно верно женщина говорила о дефиците информации. Если бы у нас был институт уполномоченного по правам человека, как в 32 регионах уже существуют - там есть место, у него есть эфир, там можно получить информацию об общественных организациях и больше ориентироваться. Но, к сожалению, отсутствие этого института тоже есть проявление такой политики властей Санкт-Петербурга.

Леонид Романков: Да, я согласен. Дело в том, что в уставе города записано о необходимости иметь уполномоченного по правам человека в Петербурге, но уже лет 8 его выбрать так и не могут.

Антуан Аракелян: Не хотят.

Виктор Резунков: Юрий из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Я по поводу следующего года и по поводу ЛенАЭС, и по поводу вывода ее, потому что исчерпан ресурс первого атомного реактора. Предлагаю его не выключать, но оградить методом ВНИПИЭФ. У вас в Питере есть ВНИПИЭФ. Спасибо за внимание.

Леонид Романков: Это связано с узкой темой.

Виктор Резунков: Но экологи Петербурга неоднократно на это обращали внимание.

Антуан Аракелян: Есть же и экологические организации как раз. Вот гражданин обращается - нужно прислушаться.

Леонид Романков: Есть неправительственная некоммерческая организация, которая держит вопрос на контроле. Но мне кажется, что будущий год будет связан с явно очень важным фактором - выборами в Госдуму и президента. Я думаю, что весь будущий год пройдет под знаком начавшейся кампании, то есть будет, по всей видимости, то, что мы наблюдаем, дальнейшее подавление свободы массовой информации, дальнейшее подавление оппозиционных настроений, типа того, что случилось с Касьяновым или с партией "Солдатские матери", или с Рыжковым. Я думаю, что будет происходить дальнейшее усиление подавления оппозиции с тем, чтобы обеспечить безоговорочную победу существующей группировки, которая, на мой взгляд, заинтересована не в благе России, а в том, чтобы получить контроль над финансовыми потоками от энергетики России.

Антуан Аракелян: Говоря о выборах, я хочу сказать, что в Российской Федерации, в регионах - на последние выборы я был наблюдателем на выборах парламента Чеченской республики 27 ноября, - они у нас в экспертной среде называются назначениями. К сожалению, в России уже это не выборы, а назначения. В Чечне это очень просто: все 58 депутатов назначаются из Центароя, где проживает клан Кадыровых. На условиях партии, которые участвовали там, должны были список 50 кандидатов от Кадырова включать в себя, а "Республиканская партия", которая не пошла на сговор, была отчислена. Московские выборы тоже показали максимальное снижение явки и полностью доминирование "Единой России".

Возвращаясь к предыдущему вопросу, мы уже отмечали, что там мобилизационный ресурс нахождения причинной связи с огромным объемом проблематики, и вот Краснодарский край, сколько лет была особая проблема для них - турки-месхетинцы, 24 тысячи. И как только нашлось решение, Америка дала открытую визу для них, сейчас их место заняли 4 тысячи изиды. На огромный пятимиллионный край - 4 тысячи изидов. Поэтому это для властей всегда причина - найти "стрелочника" и поставить ему в вину нерешенные социально-экономические проблемы.

Виктор Резунков: Спасибо.

XS
SM
MD
LG