Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью с государственным министром Грузии Георгием Хайндравой; Судьба сербского олигарха. История семьи братьев Карич; Неучтенная версия – еще раз о возможных причинах отравления детей в Чечне; Можно ли на «Жигулях» или на «Запорожце» обогнать 600 «Мерседес»


Ирина Лагунина:



На прошлой неделе государственный министр Грузии по урегулированию конфликтов Георгий Хайндрава провел в Москве переговоры с представителями МИДа России и руководства Северной Осетии. План мирного урегулирования, подписанный раннее представителями трех сторон под эгидой ОБСЕ, по итогам этих переговоров оказался под угрозой срыва. Вместо утвержденного сценария, Россия и Южная Осетия предлагают разрабатывать абсолютно новый, с чем Грузия категорически не согласна. Означает ли это, что поиск путей мирного разрешения конфликта придется начинать с нуля? Мой коллега Андрей Бабицкий, который сейчас находится в Тбилиси, встретился с Георгием Хайндравой и попросил его ответить на вопросы Радио Свобода.



Андрей Бабицкий: Георгий, вы недавно вернулись с переговоров из Москвы, там обсуждалась проблема Южной Осетии. Общие впечатления и конкретные детали.



Георгий Хаиндрава: Противоречивые очень, очень противоречивые, честно говоря. Нас иногда озадачивает двойственность позиций, и мы не всегда понимаем. После Любляны, когда был серьезный шаг сделан, и господин Лавров вместе со всем европейским и мировым сообществом, потому что ОБСЕ - это организация практически мирового масштаба, поддержавший мирная план, который своего рода гарантия. Это не только для Грузии какая-то инициатива, а это огромная ответственность, которую берет на себя Грузия, выдвигая мирный план урегулирования, потому что мы обязаны в этом случаем перед мировым сообществом выполнять те обязательства, которые мы берем на себя. Любое отклонение от этого будет негативно влиять на Грузию и вообще на наше положение, на наше реноме. Поэтому в первую очередь для нас серьезная ответственность. И когда эта ответственность принимается всеми, и в том числе и Россией, и как бы дается карт-бланш на исполнение этого плана, потом заявление первого заместителя господина Лаврова статсекретаря господина Лощинина о том, что план не существует и сейчас должна группа создаться, которая будет два-три месяца вырабатывать совместный план, и потом это будет представлено на СКК, а потом это будет представлено на высшее политическое руководство сторон, вообще не очень понятно, что подразумевается.


Группа так, как она была представлена российской стороной и осетинской стороной, это вообще группа вряд ли что-то может сделать. Потому что 15 человек со стороны Цхинвали, 15 человек со стороны Тбилиси, 5 человек от Москвы, 5 от Владикавказа. Вы представляете себе группу из сорока человек, которая создаст какой-нибудь план? Это была попытка растянуть действия для того, чтобы провалился тот план, который был представлен нами, потому что он расписан по времени. Другое дело, что если реально подойти к сложности вопроса, которую мы имеем, за один год решить вопрос невозможно. Это же не библия - это план, и он, естественно, может быть скорректирован, особенно с точки зрения временных каких-то рамок. Скажем, мы не успели к марту, но успели к августу. Но ставить так вопрос, как поставил господин Лощинин и как потом российская делегация поддерживала на переговорах - это просто для нас абсолютно ясно было, что после той критики или то, что подписывал господин Лавров, не очень понравилось другой части политической элиты российской.



Андрей Бабицкий: А вот это чувствуете в Москве?



Георгий Хаиндрава: Вообще очень часто басню Крылова вспоминаю, когда участвую в переговорах. Потому что не то, что чувствую - это видно невооруженным глазом. Это касается не только этого вопроса, это и в других вопросах есть. Объективная реальность, мимо которой прийти нельзя. И серьезные люди, которые непосредственные контакты имеют с тем происходящим ежедневно, еженедельно или ежемесячно, они понимают, что другого выхода нет. Но есть какие-то группы, которые гипотетически представляют, как было бы выгодно, чтобы этот вопрос был решен для определенной части политической элиты России. Или же есть люди как Затулин, которые провоцируют постоянно ситуацию, напрягая, обостряя, давая какие-то абсолютно нереальные иллюзии, надежды населению в регионе, тем самым обостряя ситуацию и все время ставя такие заграждения на пути.



Андрей Бабицкий: Вам не кажется ваше собственное недоумение по поводу позиции тех, кто не поддерживает или старается как-то блокировать этот план мирного урегулирования, несколько деланным, искусственным? В конце концов, Москве очень удобно иметь такие инструменты влияния, давления на Тбилиси, отношения между Тбилиси и Москвой сегодня достаточно плохие. Почему Москва должна отказываться от этих инструментов?



Георгий Хаиндрава: Никто не говорит, что она должна отказываться. Хорошо бы было, конечно, чтобы она отказалась от них, мы ничего против не имеем. Но дело в том, что эти инструменты отмирают, есть ресурсы у всего.



Андрей Бабицкий: Они отмирают в современной цивилизованной политике?



Георгий Хаиндрава: Они отмирают и в региональной политике, они отмирают на уровне людей. Понятно, что милитаризация, напряжение. Это регион, в котором живет 60 тысяч человек, и они уже 15 год находятся в этом катастрофическом, кошмарном состоянии. Всему есть предел, всем ресурсам есть предел. В данном случае я абсолютно уверен и с полной ответственностью заявляю, что цели конкретные у Москвы нет, она не знает, что она хочет. Она держит в руках занозу в теле Грузии и все время этой занозой манипулирует, доставляет нам боль, воспалительный процесс идет. Но зачем это нужно? Что она доставляет такие неприятности, мы это чувствуем и понимаем, но что она дает Москве? Ничего не дает. А в региональном масштабе, если посмотреть на Северный Кавказ, и с этого угла рассмотреть ситуацию в Северной Осетии, то эта ситуация чревата серьезными проблемами для России, потому что это все отдается туда.


И в первую очередь, я думаю, что очень серьезный анализ и очень серьезное внимание надо обратить на ситуацию после Беслана, потому что Беслан радикально изменил сознание. Если бы это единичный случай был, то может быть он так остро не воспринимался, но если к этому присовокупить ситуацию в Чечне и события, которые там разворачивались на протяжении почти десятка лет, если к этому присовокупить «Норд-Ост», то ситуация на Северном Кавказе серьезна. Особенно она опасна для осетин. И во Владикавказе это понимают.



Андрей Бабицкий: Георгий, скажите, вы постоянно катаетесь в Москву, я снова хочу вернуть в общим впечатлениям. Есть у вас ощущение, что все-таки с этой очень сложной властью, у которой ужасный характер, огромное количество комплексов, но все-таки как-то можно договориться, что этот процесс куда-то подвинулся? Знаете, по вашем словам есть ощущение, что вообще ничего не происходит такого, что давало бы надежду на будущее.



Георгий Хаиндрава: Все время рецидивы. Я думаю, что из-за того, что между нами контакты регулярные, которые при Советском Союзе были, которые лучше давали возможность иметь понятие, впечатление о том, что такое Грузия, очень хорошо понимают. Нам иногда кажется, что мы равные партнеры. Мы далеко не равные партнеры - это абсолютно два разных масштаба. Но если сделать анализ российской прессы и внимание, которое уделяется Грузии, я просто иногда думаю: может Грузия чаще упоминаться, чем Германия или Ирак? Ирак, правда, чаще упоминается.



Андрей Бабицкий: А что в этом дает надежду? Внимание враждебное в основном.



Георгий Хаиндрава: Это не враждебное внимание – это невозможность расстаться с прошлым красивым, светлым. На самом деле, насколько советское прошлое было светлым – это другой вопрос. Но там были созданы образы дружбы, братства и это присутствует в менталитете сегодняшнем. Мы же и там, и здесь, мы же все продукты советского образа жизни, поэтому эта ментальность и даже в нас есть. Вот как раз невозможность, непонимание того, что сейчас другой мир, другая ситуация, Грузия независимая страна – и это факт. У нас был холод, голод, у нас не было света, тепла, ничего не было, и все равно грузины не отказались. Явно видно, что по сравнению с тем временем страна пошла вперед и ситуация выправилась. И сейчас уже мы, естественно, от этого не отступимся. Вот с этим никак не хотят примириться.



Андрей Бабицкий: Георгий, я могу реконструировать основные элементы советского сознания. Мне кажется, на самом деле ему на смену пришло в России что-то новое. Это боль постоянная, не дающая людям дышать, осознание ощущения утраченной империи. И этим сознанием я не признал бы независимости Грузии.



Георгий Хаиндрава: Я очень надеюсь на новое поколение в России. Новое поколение людей идет, которые хотят жить цивилизованно, жить, как живет мировое сообщество, и стремятся туда, и учатся там, и уже поняли вкус этой жизни.




Судьба сербского олигарха. История семьи братьев Карич.



Ирина Лагунина:



В конце минувшего года правительство Сербии лишило лицензии на работу крупнейшего сотового оператора «Мобтел». Повод: совладелец «Мобтела», зарегистрированная в России фирма БК трейд сербского бизнесмена Боголюба Карича, без согласия другого совладельца, государственной телекоммуникационной фирмы Сербии ПТТ, в 2003 году якобы уступила свои права на сеть на территории Косово албанскому бизнесмену Экрему Луке. Настоящий долг «Мобтела» в Косово 33 миллиона евро. Сербская сторона обвиняет Экрема Луку в том, что он ранее, якобы, финансировал албанских террористов Косовской армии против сербов, а позже через мобильную сеть прослушивал важные телефонные переговоры в Сербии.


Правительство Сербии также обвиняет Боголюба Карича в том, что за десять лет существования компании «Мобтел», он скрывал доходы. В прошлом году Карич хотел продать «Мобтел» российской компания Альфа-групп, но продал, причем без согласия партнёра - сербского государства - австрийскому концерну Шлаф. Об этой запутанной истории сербского олигарха рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге:



Жила была в Косово сербская семья Каричи. Четверо братьев Боголюб, Драгомир, Зоран и Сретен с детства решили стать богатыми и известными. Рано начали зарабатывать. Создали свой оркестр, выступали на концертах, свадьбах и в ресторанах. Накопили денег и вложили их в мастерскую, в которой делали значки, лопаты и грабли. В восьмидесятых годах основали первое в социалистической Югославии частное коммерческое предприятие. В девяностых годах стали богатыми и известными. Академиками России и Украины. Миллионерами. Главными банкирами президента Сербии и Югославии Слободана Милошевича и лучшими друзьями его влиятельной жены Миры Маркович. В общей сложности в Сербии и за границей им принадлежало сто семь компаний. Разные фирмы, банки, частный университет, телевидение, иллюстрированные журналы, контрольный пакет главного оператора сотовой связи в Сербии Мобтел. Недвижимость – особняки, квартиры, земля – только в самых элитных районах Белграда 37 тысяч квадратных метров, на двадцать семь членов семьи.


Но глава семьи Боголюб Карич чётко определился: «С 2005 года я перестану уделять столько времени и сил своей финансовой империи и посвящу себя политике. Первая цель - стать премьер-министром Сербии». Он создал партию Сила Сербии. Её популярность за год возросла настолько, что она оказалась на третьем месте по рейтингу, опередив все ныне правящие партии. Хотя у партии Карича ещё не было возможности участвовать в парламентских выборах, Боголюб уже сформировал в сербском законодательном органе свой депутатский клуб, в который перебежало несколько депутатов от других партий.


Однако на этом месте сказка заканчивается.


Правительство Сербии, имеющее слабую поддержку в парламенте, утверждает, что Боголюб Карич покупает чужих депутатов и с их помощью пытается сменить правительство. И началась расправа с семьёй Карича.



Мой первый собеседник - сербский экономическо-политический аналитик Дмитрий Боаров.


В чем, по вашему мнению, основная причина этой войны правительства против Карича? Почему, например, решили отобрать лицензию у его компании сотовой связи «Мобтел»?



Дмитрий Боаров:



Случай «Мобтел» – это пример состояния дел в сербском государстве и в сербской политике. Совершенно ясно, что в истоках этой экономически-правовой войны стоит политика. Когда Карич создал партию, он занял серьезное положение на политической арене Сербии. И тогда, чтобы этого предупредить, встал блок правящих партий, почувствовавший над собой угрозу - были предприняты действия, чтобы отобрать у Карича финансовые ресурсы. Ведь он построил свою партию, прежде всего, на финансовой мощи.



Айя Куге:



Начиная с 2000 года, когда Слободан Милошевич, благодаря которому Каричи набрали большую часть своего богатства, потерял власть, государство неоднократно пыталось поднять их дело, однако казалось, что они под защитой. Девять раз отбирали лицензию его Астра банка, восемь раз возвращали. Присудили ему вернуть государству 35 миллионов евро как дополнительный налог на старую, незаконную прибыль, потом деньги вернули. Десять лет утверждали, что Карич через «Мобтел» грабит Сербию, но до сих пор ничего не предпринимали...



Дмитрий Боаров:



Да, они были защищены. Но когда Карич пошёл на конфликт с партией премьера Коштуницы, когда начал хвастаться, что его партия третья по силе в Сербии, сильнее, чем Демократическая партия Сербии премьера, - а Коштуница человек, который такого легко не простит - только тогда наступил поворот в отношении правительства ко всей запутанной империи Карича. Всё это говорит о низкой степени законности сербского государства, о процветающей коррупции. Но это теперь один из козырей Карича. Он надеется, что в случае дальнейшего обострения отношений с государством сможет шантажировать некоторых ведущих политиков. Однако Сербия такая страна, что если вы проиграли главную шахматную партию, мелкий шантаж вам не поможет – существует сильный пропагандистский аппарат, который это амортизирует. Скажут: вот теперь, когда он всё потерял, пытается запачкать грязью всю политическую элиту в Сербии. Я считаю, что 80% политической и технократической верхушки Сербии были в его повозке. Он давал взятки большой части сербской элиты – и политической, и правовой, и судебной, и особенно - исполнительной власти



Айя Куге:



На чём держится эта империя Карича? Уже какое-то время не видно, на чём он зарабатывает деньги. Он свернул свой бизнес.



Дмитрий Боаров:



Насколько мне известно, Карич пытался заниматься разными делами. Пытался в России заниматься и строительством, и фермерским бизнесом. В начале его БК трейд был задуман как какая-то торговая палата. Он пытался со своим АКА банком в России выстраивать экспортно-импортные сделки на уровне Сербия-Россия. Ничего из этого не вышло. Единственной точкой финансовой опоры Карича была компания сотовой связи в Сербии Мобтел. Но когда год назад его друга сняли с поста генерального директора Коммерческого банка в Белграде, он остался без финансовой опоры, и в тот момент был вынужден пойти на продажу Мобтела.



Айя Куге:



Сербия чётко разделилась «за» и «против» Карича. Государственные средства массовой информации под руководством всех возможных органов власти обвиняют его во всём - даже в государственной измене. А независимые аналитики как будто берут Карича под свою защиту, хотя мало кто имеет о нем хорошее мнение. Почему? Белградский журналист Миша Бркич.



Миша Бркич:



Боголюб Карич, это видно из документов, 10 лет избегал платить государству налоги на прибыль Мобтела. За это он должен серьёзно ответить. И сидеть в тюрьме, и платить, не знаю какими деньгами – конфискацией имущества - за то, что воровал у государства. Я не могу найти ни одного аргумента, чтобы сказать: мне жалко Боголюба Карича. Нет, мне жалко Сербию. Но я сопротивляюсь государству, правительству Сербии из-за того, какими способами оно ведёт расправу с людьми, с которыми в споре, со своими политическими противниками. Ведь государство, проводя эту кампанию, могло бы осуществить судебное разбирательство, в ходе которой и могло бы разъяснить, что составляет империю Карича и как именно он разбогател.



Айя Куге:



Неизвестно, какие доказательства государство имеет против Карича. Официальные, судебные обвинения против него не выдвинуты, как это было по делам российских олигархов. Впрочем, Миша Бркич считает, что нельзя проводить параллели между случаем российских королей бизнеса и делом «Мобтела» и Боголюба Карича.



Миша Бркич:



Правительственные пропагандисты в средствах массовой информации пытаются провести прямые параллели, но их мало. Посмотрите, например, на случай Ходоровского. Никто не утверждает, что он легально заработал своё богатство. Политическая философия Путина была популистской – надо вернуть русскому народу его добро, государственное добро! Путин ухватился за важную мелочь - Ходорковский не платил налоги. Путин в России имеет столько власти, что мог бы просто сказать как сербское правительство: с сегодняшнего дня ЮКОС является государственной компанией, мы отбираем у них лицензию на работу. Я думаю, что ему бы за это в обществе только поаплодировали. Но он подал в суд на Ходорковского и ЮКОС, и выиграл процесс. Конечно, российское правосудие находится под давлением Путина, но государство Россия всё-таки придерживалось процедуры. И именно в этом состоит разница между президентом России Путиным и сербским правительством, которое распорядилось запросто отнять лицензию у «Мобтела».



Айя Куге:



Чем может закончиться дело Карича? Аналитик Дмитрий Боаров.



Дмитрий Боаров:



Есть два сценария. Если правительство останется на нынешней позиции, что лицензия на работу Мобтел окончательно отобрана, и будет объявлен тендер на его покупку, у Карича не останется ничего производительного, ничего, что приносило бы ему деньги. Все его имущество - недвижимость, которая может стать предметом конфискации. По этому сценарию Карич может остаться без ничего, да ещё и с долгами. Другой сценарий – и я здесь говорю об экстремальных ситуациях, - если Каричу всё-таки удастся на арбитражном суде в Цюрихе доказать, что ему принадлежит контрольный пакет Мобтела. Но даже если правительство Сербии будет выполнять решение суда, то и тогда остаётся возможность, что власти скажут: да, Карич имеет 51% Мобтела, но у него больше нет лицензии. Тогда эти проценты ему ничего не дают, он лишь может продать всё оборудование сотовой связи тому, кто купит лицензию.



Айя Куге:



Война государства против Карича набирает силу с каждым днём. Последнее сообщение: исходя национальных интересов, правительство Сербии взяло но себя оплату кредитов компании Мобтел в двух австрийских банках, в размере девяноста миллионов евро. Таким образом, государство автоматически обеспечило себя большую часть акций этой компании сотовой связи. Сообщается также, что спорные вопросы будут решаться в переговорах с новым совладельцем Мобтел, австрийским консорциумом, которому Каричи продали свою часть на условиях, которые пока не разглашаются. А Боголюб Карич заявляет, что он, несмотря на расправу, из политики не уйдёт.


Конец ли это империи Боголюба Карича? Решили ли власти Сербии честно, детально и окончательно расследовать финансовые дела главного сербского олигарха и наказать его за противозаконные сделки, про которые, как будто, всё всем известно? Или правительство Сербии, отнимая у Карича финансовую силу, пытается лишь предупредить его, что не допустит, чтобы он осуществил свои политические амбиции? Сербия странная страна, в ней подобные скандалы чаще всего остаются без развязки...




Неучтенная версия – еще раз о причинах отравления детей в Чечне.



Ирина Лагунина:



По данным на 8 января в Чечне трое детей с диагнозом «псевдо-астматический синдром» по-прежнему оставались в Шелковской районной больнице. Всего по официальным данным было зарегистрировано 87 заболевших. 18 детей были вывезены в санаторий Железноводска, 14 – в клинику пограничных состояний при ставропольской медицинской академии.


О возможных причинах загадочного заболевания детей в Чечне моя коллега Марина Катыс беседует с кандидатом биологических наук, до недавнего времени – заведующим лабораторией микотоксикологии Научно-исследовательского института ветеринарной санитарии, гигиены и экологии Андреем Леоновым.



Марина Катыс:



Андрей Николаевич, до сих пор нет окончательного, насколько я понимаю, диагноза в отношении детей, которые заболели в Шелковском районе Чечни. Что вы думаете по этому поводу?



Андрей Леонов:



Я убежден, что в данном случае мы столкнулись с вспышкой банального эрготизма, обусловленного потреблением в пищу хлеба, выпекаемого из муки, кантоминированной так называемыми эргоалкалоидами.



Марина Катыс:



То есть зараженной грибками?



Андрей Леонов:



Это мука, полученная из зерна, скорее всего пораженного сумчатым грибом, широко распространенным, в простонародье именуется спорынья. Симптоматика этого заболевания и клиническое проявление, время и место, географический регион – это коррелирует с этим предположением, что там произошла летом эпифитотия, поражение зерновых, пшеницы скорее всего этим грибом, и вследствие этого зерно содержало достаточно большое количество склероциев этого гриба, которые содержат эти эргоалкалоиды. Вещества являются производными лизергиновой кислоты – это достаточно известное соединение, производный этого же соединения известный всем наркотик ЛСД. Поэтому клинические проявления, связанные с затрудненным дыханием, с судорогами конечностей и прочее, все может свидетельствовать достаточно уверенно, что происходит отправление именно этими веществами.



Марина Катыс:



Но почему раньше в этом районе не было вспышки этого заболевания?



Андрей Леонов:



Дело в том, что Чечено-Ингушская республика в советские времена производила порядка 500 тысяч тонн зерна, в основном это была пшеница и немножко ячменя. Во время этих событий военных там практически прекратило действовать сельское хозяйство. Но в последние два три года сельское хозяйство восстанавливается. И вот этот Шелковской район, а там произошла основная вспышка в станице Старогладовская - это левый берег, бывшая территория Терского казачьего войска. В те еще времена земские врачи описывали подобного рода заболевания. Степной северный берег Терека известен много лет и специалистам фитопатологам северокавказского института в Краснодаре расположенного и всем остальным, как район эндемичный по этой самой спорынье. В советские времена строго соблюдалась агротехника и севообороты, пшеницу из года в год по одним и тем же площадям никто не сеял, там ее заменяли периодически подсолнечником, сахарной свеклой, кукурузой, которые не поражаются этим грибом. Когда пшеница цветет, в завязь растения попадают споры этого гриба и вместо зерна формируется темное уродливое образование размером до пяти сантиметром, которое именуется в простонародье рожком спорыньи. И всем хорошо известно деятелям сельского хозяйства и обычным крестьянам как страшно ядовитая штука. Более того, там были районированы относительно устойчивые к этому грибу сорта, то есть дружноцветующие, которые не успевают сильно заразиться. Предпочтительно там рекомендовалось сеять озимые, то есть которые начинают цвести раньше, чем созреют споры. Механическая очистка на токах зерна от этих вещей не позволяет с достаточностей степенью надежности обезвредить такое зерно. Поэтому раньше существовали инструкции, согласованные Минздравом, Минсельхозом и Министерством заготовок на предмет того, что же делать с этим зерном. Его, как правило, рекомендовалось отправлять ни в коем случае ни на пищевые цели, ни на фуражные, поскольку все виды животных страдают от эрготизма, включая птиц, рекомендовалось его отправлять на техническую обработку, преимущественно на ацетонобутиловое производство, даже не на спирт.



Марина Катыс:



Если это заболевание, если этот паразитизм хорошо описан в литературе и достаточно хорошо был известен в советские времена, почему в сегодня в Чечне возникли такие непреодолимые трудности с постановкой диагноза заболевшим детям?



Андрей Леонов:



По времени это вполне объяснимо. Урожай был собран в середине сентября - начале октября, некоторое время это зерно должно отлеживаться в элеваторах или на хлебоприемных пунктах и в реализацию, переработку на муку к началу ноября и должен был пойти. Вещество это не остро токсичная по действию, недостаточно один раз получить некоторую дозу, чтобы проявились эти все симптомы, оно должно более-менее регулярно поступать в пищу к человеку, что там, видимо, и произошло. Вероятнее всего, стоящие в чуланах мешки с мукой содержат фрагменты перемолотых склероциев, которые делают муку неприемлемой для пищевых целей.



Марина Катыс:



Допустим, в этих районах действительно попала в употребление к населению мука, зараженная этим грибком. Но почему пострадали в основном девочки, преимущественно девочки 14 лет, то есть переходного возраста?



Андрей Леонов:



Это объясняется сравнительно просто: если учитывать возрастную физиологию и нейрофизиологию, то во всех учебниках по возрастной физиологии можно прочитать, что этот возраст характеризуется серотонин-дефицитом.



Марина Катыс:



Девочки оказались фактически отравленные зараженной мукой и хлебом, который получен из этой муки. Какие последствия будет это для них иметь и что необходимо сделать, чтобы эти последствия минимизировать?



Андрей Леонов:



Я полагаю, что если они не продолжают получать с пищей, с той же какой-нибудь манкой местного производства, из которой в больнице варят кашу, эти вещества, то соответственно, это должно со временем прекратиться. Но здесь у меня есть опасение такого рода: диагноз, поставленный специалистами института имени Сербского о якобы психогенной природе в результате стрессов массовых, могло повлечь за собой при неправильно поставленном диагнозе неправильное лечение могли назначить или порекомендовать, соответственно, транквилизаторы всевозможные. А известно, что применяемые в психиатрии транквилизаторы многие являются достаточно мощными альфа-дреноблокаторами или бета-адреномиметиками и такого рода неправильное лечение может привести к усугублению клинического проявления этого заболевания. В этом случае, как мне представляется, наиболее правильным было бы посоветоваться с нейрофизиологами и подобрать соответствующий курс лечения, основанный на использовании альфа-адреномиметиков, а не блокаторов.


Симптоматическое лечение, известное еще земским врачам, встречавшими заболевание достаточно часто в царской России, прежде всего рекомендовали бабкам заболевшим горячие ванночки для ног расширять сосуды. Потому что длительные спазмы периферической сосудистой системы, прежде всего ног, может привести к сухим гангренам. То же самое отмечается ветеринарными специалистами при периодически возникавших у нас эрготизмах сельскохозяйственных животных. Буквально некрозы отдельных поверхностей кожи. У лошадей в острых случаях, которые на отрубях стояли с большим количеством эргоалкалоидов, хвост может отвалиться. У птиц очень характерно проявляется: сережки, гребешки не просто бледнеют и синеют, как при многих заболеваниях, а отваливаются за счет некроза. Опасность представляет действие этих веществ в организме у беременных женщин. Первый триместр беременности, если женщина будет получать через хлеб достаточно высокие количества эргоалкалоидов, это неизбежно повлечет за собой коллапс плода.



Марина Катыс:



Какие вы можете дать рекомендации для того, чтобы уточнить, связано ли это болезненное состояние детей в Чечне именно с этим грибом?



Андрей Леонов:



Прежде всего необходимо запросить, если она там сохранилась, службу защиты растений. В Чеченской республике, насколько мне известно, в Чечено-Ингушетии станции защиты растений республиканской не было, там была общая сельскохозяйственная станция, но на ней были сельхоззащитники, они должны были не пропустить эпифитотию этой спорыньи. Агрономы в хозяйствах должны были неизбежно увидеть это явление, насторожиться. Должны соответствующие меры были предпринять и изъять эти партии пораженного зерна. Это делается очень просто. Раньше, когда сдавался хлеб государству, то есть на государственный элеватор стояли в очереди машины с зерном, лаборанты из контрольной лаборатории на каждом элеваторе отбирали с четырех углов автомобиля по баночке стеклянной этого зерна, несли в лабораторию и пропускали ее через так называемые зерновые сита. И эти крупные, темные на изломе, фиолетовые рожки спорыньи очень характерные оставались на этом сите.



Марина Катыс:



Я вас хочу вернуть все-таки к сегодняшним дням. Для того, чтобы сегодня подтвердить тот диагноз, который вы предполагаете у заболевших детей в Чечне, то есть эрготизм, что нужно сделать? Нужно проанализировать ту муку, которая находится дома у родителей?



Андрей Леонов:



Совершенно верно. Нужно опросить родителей, выяснить, откуда поступает мука, выпекают ли они хлеб в домашних условиях или покупают из какой-нибудь местной частной небольшой хлебопекарни, выяснить, что там за мука, откуда она появилась, из каких хозяйств. По следам отправиться в это хозяйство, которое поставляло на мелькомбинат зерно, и там наверняка, не все же отправили, на складах остается, легко и просто установить наличие этой самой спорыньи. Этого уже достаточно для того, чтобы подтвердить мое предположение. Но лучше всего найти непосредственно эти эргоалкалоиды, как в муке методы затруднены аналитические, но можно определить метаболиты этих эргоалкалоидов в моче заболевших девочек и, соответственно, в крови. Насколько мне известно, посылали оттуда кровь пяти заболевших детей в махачкалинскую лабораторию судебно-медицинской экспертизы, они почему-то сообщили, что не обнаружено следов угарного газа, наверняка, девочки живут в разных домах и угореть всем одновременно затруднительно было бы. И еще они почему-то обнаружили там тормозную жидкость или стеклоочиститель, которым иногда алкаши травятся. Но я не думаю, чтобы девочки пили поголовно все. А то, что там дало серьезное явление, я не сомневаюсь, потому что там некая Хава Загреева, мать пострадавшего ребенка в этой ситуации, создала комитет матерей, и сто женщин, чьи дети пострадали, максимальную цифру я слышал, что там до 108 человек лежали в больнице, так вот, по крайней мере, сотня матерей, обеспокоенных состоянием детей, отправили президенту Чечни письмо, из коего следует, что диагнозы им не ставят, они требуют, чтобы их отправили в более серьезный диагностический центр.



Марина Катыс:



Андрей Николаевич, кстати, дети, которые поехали на каникулы в другую местность, у них может восстановиться здоровье самостоятельно?



Андрей Леонов:



Разумеется. Если их там будут неплохо кормить, то совсем будет хорошо. А вот если их начнут лечить в какой-нибудь психушке железноводской неправильно, вот тогда можно растянуть это дело. Я не берусь вам точно заявлять о том, каков период полувыведения из организма этих веществ. Знаю, что иногда по часам это пишется, иногда по суткам. В данном случае речь идет о веществе, которое оказывает свое отрицательное действие, постепенно накапливаясь и выводится из организма тоже не очень стремительно, поэтому за неделю, дней за десять они должны вполне восстановиться.





Можно ли на «Запорожце» обогнать 600 «Мерседес».



Ирина Лагунина:



Можно ли обогнать на Запорожце или Жигулях шестисотый Мерседес? Оказывается, можно, только для этого в малолитражном автомобиле должен стоять не обычный поршневой, а инновационный роторный двигатель, предложенный Феликсом Ванкелем. Такие двигатели устанавливались на советские и российские модели. И некоторые Жигули с двигателем Ванкеля обгоняли и сейчас обгоняют шестисотые Мерседесы. О судьбе роторного двигателя, его достоинствах и недостатках пойдет речь в этой части нашего часа. Слово Александру Костинскому.



Александр Костинский:



Все изучали в школе, что автомобиль едет благодаря двигателю внутреннего сгорания. В двигателе есть цилиндры, внутрь цилиндров подается топливо, оно сгорает и толкает поршень. Поршень движется вверх-вниз, вверх-вниз. Движение каждого из поршней неравномерно. Поэтому, чтобы автомобиль двигался плавно, цилиндров должно быть не менее четырех. Цилиндры соединяются с коленчатым валом и топливо в них подается попеременно. Поршневой двигатель внутреннего сгорания прекрасно зарекомендовал себя, он наиболее разработанный и надежный. Но у него есть существенные недостатки: он громоздкий, часть энергии тратится зря, так как поршни, двигаясь вверх-вниз, останавливаются, теряя энергию. Кроме того, чтобы динамично набирать скорость, поршневой двигатель должен иметь большой объем, поэтому быстрые машины дороги.


Есть ли альтернатива? Да есть. Уже несколько десятилетий разрабатывается принципиально другой двигатель внутреннего сгорания. Его придумал немецкий инженер Феликс Ванкель. Двигатель Ванкеля называют так же роторным двигателем. Вместо поршней и цилиндров массовый двигатель Ванкеля имеет пару роторов в форме треугольников с выпуклыми сторонами. Роторы непрерывно вращаются, сохраняя энергию вращения. При этом они засасывают топливную смесь, сжимают ее, смесь воспламеняется и выбрасывается наружу. Конструкция роторного двигателя проще поршневого, она очень изящна. Ему не нужна сложная система клапанов поршневого двигателя для впуска топливной смеси и выпуска выхлопных газов. Двигатель Ванкеля гораздо компактнее и легче, обычно у него два ротора, которые в серийных двигателях разгоняются аж до десяти тысяч оборотов в минуту. Для поршневых двигателей обычно предельная скорость вращения шесть тысяч оборотов в минуту. Ход роторного двигателя очень плавный. И самое главное: двигатель Ванкеля набирает скорость. Установленный, например, на 8 или 9 модель «Жигулей», он позволяет обгонять со светофора иномарки бизнес-класса, которые дороже «Жигулей» в десять раз, а форсированный роторный двигатель оставляет позади и ведущие спортивные модели.


Почему же двигатель Ванкеля не распространился повсеместно? Дело в том, что первые роторные двигатели были неэкономичными, неэкологичными и не очень надежными. И дело тут не в каких-то принципиальных изъянах конструкции, просто над совершенствованием двигателя Ванкеля работала гораздо меньше ученых и инженеров. Такими же ненадежными и неэкономичными были в свое время первые поршневые двигатели. Забегая вперед, скажем, что японские инженеры из компании «Мазда» уже сейчас создали надежный серийный двигатель Ванкеля «Ренезис» для спортивных автомобилей «Мазда RX8», который удовлетворяет самым высоким экологическим требованиям «евро-4», при этом расход топлива не больше, чем у спортивных моделей.


Интересна и поучительна судьба роторных двигателей в Советском Союзе. Об этом рассказывает один из конструкторов двигателя Сергей Мясищев.



Сергей Мясищев:



В 74 году приказом генерального директора «АвтоВАЗа» Полякова Виктора Николаевича, светлая память которому, было создано специальное конструкторское бюро роторно-поршневых двигателей. Задача стояла создания двигателя для автомобилей ВАЗ весьма амбициозная с последующей заменой поршневого двигателя на роторный двигатель. Именно так стояла задача. Были командировки в Германию по изучению производства роторного двигателя, были изготовлены опытные образцы работоспособные. Но для производства, конечно, этот двигатель был не готов. Но была выпущена небольшая партия для эксплуатационных испытаний. Вы помните, что в то время, 77 год, автомобиль был в большом дефиците. Хотя их раскупили, но было много рекламаций. Он был не готов для того, чтобы стать товаром. Но после этого ситуация была проанализирована, найдено применение этому двигателю, где он мог более лучше использоваться. И его эксплуатация позволила провести доводочные работы беспроблемно. В то время был спроектирован двигатель более мощный, чем вазовский - это 120 лошадиных сил для автомобиля ВАЗ, и он использовался для спецавтомобилей для силовых структур с высокими динамическими качествами.



Александр Костинский:



Главное преимущество, что он быстро разгоняется.



Сергей Мясищев:



Требование было - высокая динамика.



Александр Костинский:



И у него гораздо меньший объем самого двигателя при той же мощности?



Сергей Мясищев:



Без изменений конструкции моторного отсека в стандартную «пятерку», «семерку» или «одиннадцатую» устанавливался двигатель мощностью до 140 лошадиных сил. В то же время изучался спектр применения этого двигателя, потому что первые неудачи заставили задумываться, а правильно ли мы делаем, что применяем двигатель именно сюда. И вот тогда была проделана большая работа, чтобы определить области применения этого двигателя. Были сделаны двигатели для авиации, подвесные лодочные двигатели, амфибийные суда на динамической подушке, экранопланы, для мотоцикла был сделан. В Ижевске мотоцикл был изготовлен и проходил определенные испытания. Первоначально этот мотоцикл был заказан как эскортный мотоцикл для Кремля.



Александр Костинский:



Так родилась и умерла еще одна утопия – перевести все модели «Жигулей» на двигатель Ванкеля. Несмотря на это, разработчиками были достигнуты оригинальные результаты в создании роторных двигателей, а советские спецслужбы получили несколько сотен крайне быстрых специальных «Жигулей». С распадом Советского Союза разработка двигателей Ванкеля в России затормозилась. Хотя в конце 90 годов «АвтоВАЗ» выпустил небольшую партию обычных «Жигулей» с роторным двигателем. Обладателем подобного редкого образца стал директор торгового дома «Три на три» Дмитрий Мнушкин.



Дмитрий Мнушкин:



Нужно сказать, что мы явились счастливыми обладателями автомобиля из той партии переднеприводных машин, о которых Сергей Филиппович говорил. С 99 года приобрели эту машину, у нас эксплуатация идет с 99 года по этому автомобилю. Что можно отметить? Это автомобиль - представитель культового семейства, которое дает эксклюзивные ощущения при эксплуатации этой машины. И возможности двигателя роторного, установленного в эту машину, позволяют иметь преимущества перен. многими автомобилями иностранными, что приводит довольно часто к курьезам на дорогах, вызванных попыткой оценить со стороны владельцев иномарок даже.



Александр Костинский:



Уходите быстро со светофора?



Дмитрий Мнушкин:



Динамика автомобиля, оснащенного таким мотором, в корне отличается от динамики машины серийной нашей и такой прыти от нее никто не ожидает, в этом и является сам конек.



Александр Костинский:



У вас 99 с двигателем Ванкеля двухсекционная?



Дмитрий Мнушкин:



Моя машина 170 лошадиных сил имеет, при этом порядка шести с небольших секунд разгоняется до ста километров в час. Мы о спортивной версии говорили, она разгоняется, наша машина, которую мы делали под спорт, она разгоняется до ста за 4,1 секунды.



Александр Костинский:



То есть это параметры очень такие. Двигатель Ванкеля самостоятельно в спортивных целях вы его изменили, улучшили?



Дмитрий Мнушкин:



Совершенно верно. Но надо отметить, что этот двигатель благодатно относится к тюнингу, дает широкие возможности в области тюнинга и можно получать хорошие результаты доступными средствами.



Александр Костинский:



О спортивных возможностях двигателя Ванкеля рассказывает Владимир Каблуков, учредитель фирмы «Три на три».



Владимир Каблуков:



Существует такой вид спорта под названием «дрэг-рейсинг» - это парные заезды на 402 метра автомобилями на время.



Александр Костинский:



Кто кого обгонит.



Владимир Каблуков:



Есть варианты, когда по отмашке, по корпусам обгонит. А в профессиональном измерении это меряется специальной телеметрией, то есть времяпрохождение на время.



Александр Костинский:



То есть не все со всеми на вылет, а проехали и проверили у всех время.



Владимир Каблуков:



В разных странах, где проводятся подобные гонки, а там разные системы, разные регламенты по этим гонкам, есть, где действительно применяются олимпийские системы на вылет, есть, где применяется квалификация по времени. В данном случае чемпионат, который проходил у нас, кубок России 2005 года, он имел гибридную форму. До четвертьфинала была система отбора по времени, все, что было после четвертьфинала, была олимпийская система.



Александр Костинский:



И вот на этих «дрэг-рейсингах» до финала ваша машина лучшие результаты показывала?



Владимир Каблуков:



Да, то есть до финала наша машина очень хорошо участвовала в соревнованиях. Мы имеем в трех этапах первые места, кубки, медали имеем.



Александр Костинский:



Вопрос Сергею Мясищеву: известно, что на гонках в Лимане компания «Мазда», которая продвигает двигатель Ванкеля, они когда-то добились большого преимущества?



Сергей Мясищев:



Да, они победили на Лимане.



Александр Костинский:



Это кольцевые гонки 24 часа.



Сергей Мясищев:



После чего комиссары от спорта приняли регламент, который запрещает применять автомобили с поршнями невозвратно-поступательно двигающимися.



Александр Костинский:



Как я понимаю, если говорить об автомобильных компаниях, то компания, которая последовательно уже чуть ли не 30 лет, японская компания «Мазда» последовательно продвигают двигатель Ванкеля. Как вы как профессионал, как инженер в этой области оцениваете эти работы? Им удалось усовершенствовать?



Сергей Мясищев:



Фирма «Мазда», можно сказать, спасла этот двигатель от забвения, она его довела до того состояния, когда сегодня можно говорить, что часть учебников нужно будет переписывать.



Александр Костинский:



Учебников по автомобильным двигателям?



Сергей Мясищев:



По двигателям, где написано, что этот двигатель бесперспективный по выполнению норм токсичности, в частности. RX8 выполняет нормы «евро-4». Это самые высшие нормы, которые сегодня существуют. Сегодня это реальный двигатель, который массового производства.



Александр Костинский:



Они чуть лине миллион машин выпустили, если брать все серии.



Сергей Мясищев:



Они проявили настойчивость, невзирая на общую тенденцию в мировой экономике. Эта фирма нашла в себе силы, чтобы сохранить эту тему, более того, ее развить, усовершенствовать. Они прошли пройти большой путь, и сегодня они могут гордиться тем продуктом, который они выставили на рынок. Сегодня, когда рынок насыщен всевозможными автомобилями, эта фирма предлагает совершенно оригинальный двигатель, который кроме нее предложить никто не может. Я надеюсь, что мы тоже в ближайшее время сможем предложить нашим потребителям, но в нашем исполнении, естественно, с учетом наших возможностей и технологических нюансов.



Александр Костинский:



История российских роторных двигателей продолжается. В настоящее время работы по созданию серийной модели двигателя Ванкеля ведет компания «ИнтерВолга» совместно с «АвтоВАЗом». Роторные двигатели нового поколения российской разработки возможно скоро появятся на некоторых моделях ВАЗ-2110. Модернизированные двигатели планируется применять в легкомоторной авиации, а также ставить на катера и моторные лодки.


XS
SM
MD
LG