Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Британии появились вина, получающие международные премии.




Полина Ольденбург: Когда мы говорим о винах, то обычно упоминаем такие страны, как Франция, Италия, Испания. Если же заходит речь об Англии, то чаще всего в связи с пивом, джином или шотландским виски. А между тем, на Британских островах есть и виноградники, и производители прекрасных вин, которые способны конкурировать с лучшими французскими или испанскими винами. К примеру, стараниями фермера-винодела из западного графства Шропшир в Британии появились вина, получающие международные премии. Надо сказать, что ни в одной европейской стране на такой широте виноград не выращивают. О том, как этого удалось добиться, рассказывает Наталья Голицына.


Наталья Голицына: Всё началось с поездки Дэвида Миллингтона 15 лет назад в Калифорнию, где он оказался в районе, недавно засаженном виноградниками, и познакомился с технологией выращивания винограда. Вернувшись домой на отцовскую ферму в Роксетер, в графстве Шропшир, Дэвид загорелся идеей выращивать виноград на своих угодьях. Местные фермеры подняли его на смех, справедливо указывая на неблагоприятные климатические условия, на неподходящие почвы, на отсутствие опыта. "И вообще, - говорили они, - где это видано, чтобы на севере, где в основном разводят молочный скот и овец, выращивали виноград?" Но вино и виноградники стали навязчивой идеей Дэвида Миллингтона. Однажды он отправился в расположенный в шести милях от его фермы административный центр графства город Шрусбери и заглянул в его архив. Там он узнал, что 2 тысячи лет назад древние римляне, владевшие тогда Британскими островами, выращивали виноград в его родном Роксетере. Эта информация его окрылила, и Дэвид приступил к рискованному сельскохозяйственному эксперименту.


Самое поразительное, что виноградники были высажены не на юге Англии, а в ее западной части - на границе с Уэльсом, в 70 километрах от Бирмингема - на широте примерно Берлина и Варшавы. Эксперимент удался, виноградники прижились, и, когда поспел первый урожай, в Роксетер съехались фермеры со всей округи. В честь древних римлян, которых Дэвид Миллингтон считает своими вдохновителями и учителями, а себя - их преемником, он назвал свой виноградник "Римским виноградником". Сейчас он производит и продает красное, белое, розовое и даже игристое вино, которое высоко оценивается специалистами. А в декабре прошлого года Дэвид Миллингтон занял первое место в национальном конкурсе на самый оригинальный рождественский подарок. Для любителей нетрадиционных подарков к Рождеству он предложил туристическую поездку в Роксетер с тестированием своего вина на своей ферме.


Каковы же, по мнению британского фермера, перспективы английского виноделия?



Дэвид Миллингтон: Одним из последствий глобального потепления стало изменение английского климата; наш климат становится всё более привлекательным. Уверен, что в будущем английское игристое, которое чаще называют шампанским, станет непременной частью нашего винного производства. В прошлом году лучшее наше игристое вино было создано на виноградниках юга Англии. Это говорит о том, что почвы там мало отличаются от почв французской Шампани. В Шампани с каждым годом становится всё жарче и жарче, что плохо сказывается на выращивании винограда. В нашем же регионе климат становится более благоприятным для виноделия.



Наталья Голицына: Господин Миллингтон, какие вина производятся на вашей ферме? И как вам удается выращивать виноград в регионе, который считался непригодными для виноделия?



Дэвид Миллингтон: Мы производим красное, розовое, белое и игристое вино. Красное вино из Роксетера - одно из лучших вин такого сорта в мире. И мы горды тем, что многие саженцы для нашего виноградника были закуплены в России и неподалеку от нее, хотя для производства других вин мы используем германские сорта винограда. Наше графство Шропшир известно своим микроклиматом, который создают наши холмы. Возможно, что наши виноградники одни из самых северных в мире. Но самое важное для виноградарства - это свет, он способствует образованию сахара в винограде. Именно благодаря тому, что в Шропшире на наших холмах много света и мало дождей, мы и производим вино.



Наталья Голицына: На международном винном рынке существует огромная конкуренция. Как вам удается выживать в таких условиях?



Дэвид Миллингтон: На винном рынке действительно царит конкуренция, и мы это осознаем. По существу нам приходится конкурировать со всем миром. А вот на местном рынке у нас уникальное положение. Многие наши покупатели - местные жители, которые предпочитают местные продукты. Когда вы пьете вино, то обычно думаете о его происхождении, и в этой связи в мыслях возникают Австралия, Франция Германия, Америка и другие страны. А когда, отмечая какое-то событие, вы пьете английское вино, вы неизбежно думаете об Англии. И в этом случае намного лучше быть местным виноделом.



Наталья Голицына: Насколько вино популярно в Англии?



Дэвид Миллингтон: В Англии и Уэльсе пьют очень много вина. Мы пьем столько же вина, сколько французы и итальянцы. Нам нравится наше вино. У нас превосходный винный рынок. Я не имею сейчас в виду европейский или импортный рынок, я говорю о местном рынке. Пока именно здесь расходится большая часть моего вина. Однако это не означает, что наше вино уступает импортному. У нас самая передовая винодельческая технология; есть и лаборатория, контролирующая все этапы производства. У нас есть все, чем оснащены самые крупные производители вина - будь то во Франции, Испании или Австралии. Мы используем ту же технологию производства. Мы очень тщательно анализируем и тестируем вино, прежде чем оно попадает в бутылку. И мы очень горды своим вином.



Наталья Голицына: Говорил владелец "Римского виноградника" в Роксетере, в английском графстве Шропшир, британский винодел Дэвид Миллингтон.


XS
SM
MD
LG