Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чего России ждать от визита Ангелы Меркель




Виктор Нехезин: По мнению газеты "Файнэншл Таймс", Ангела Меркель, которая находится с визитом в Москве, хочет использовать свое турне, включающее посещение США и России, как первый шаг к достижению своей ключевой стратегической цели - скорректировать баланс в отношениях Германии, США и России, который, по ее мнению, при ее предшественнике Герхарде Шредере чрезвычайно сместился в пользу последней. Чего России ждать от этого визита и как в дальнейшем будут развиваться российско-германские отношения, рассказывает руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов.


Владислав Белов: Это ознакомительный визит. Это визит, который как бы заканчивает некую эстафету, которую госпожа Меркель начала в прошлом году, заканчивает в начале этого года. И состоит его цель в том, чтобы показать не только себя, не только, как говорится, свое лицо, но и представить новую коалиционную команду, представить себя как нового федерального канцлера на внешнеполитическом поприще. Неслучайно, мне кажется, госпожа Меркель прилетает в Москву из Вашингтона, где, кстати, рабочая часть визита такая же короткая, как и в Москве, насколько мне известно, - всего-навсего несколько часов. И, наверное, в этом состоит смысл - показать преемственность российско-германских отношений, места российско-германских отношений на внешнеполитическом поле Германии или в системе внешнеполитических координат Германии. В этом, в общем-то, задача.


Это не задача, как говорится, подготовки неких соглашений, неких договоров. Такие вещи во время ознакомительных визитов не происходят. Это, наверное, будет в Томске. Как известно, в марте планируются межправительственные консультации между Германией и Россией. А сейчас роль госпожи Меркель - убедить российских партнеров в преемственности - это слово я уже неоднократно повторял, - в том, что российско-германские отношения не зависят от личных отношений лидеров. Новое коалиционное правительство уже сделало заявление 11 ноября прошлого года, где была подчеркнута роль России как стратегического партнера. Действительно, в этом правительственном заявлении России уделяется пара абзацев, достаточно много.


И вот, как говорится, личная встреча уже в роли федерального канцлера, встреча глав двух государств - канцлера Германии госпожи Меркель и президента Российской Федерации Владимира Путина. И первое зондирование личного характера, потому что понятно, что общие слова уже, в принципе, сказаны, и они вполне ожидаемые. И вот посмотрим, как госпожа Меркель поведет себя с точки зрения не просто федерального канцлера, а федерального канцлера, который в рамках предвыборной борьбы достаточно жестко критиковал Герхарда Шредера, бывшего федерального канцлера, за недостаточно критическое отношение к своему другу Путину.



Михаил Фролов: В связи с этим вопрос: Путин и Шредер всячески подчеркивали свои дружеские личные отношения. Возможно ли, что у Путина с Меркель сложатся такие же дружеские отношения, или после того, как Меркель критиковала Шредера за лояльность к России, эти дружеские отношения уже невозможны?



Владислав Белов: Они всячески подчеркивали, да, что они - друзья. Они показывали, что, "да, мы друг друга хорошо понимаем, и вот это взаимное понимание помогает нам, соответственно, решать многие проблемы". Да, это была личная дружба, которую, наверное, трудно ожидать между госпожой Меркель и господином Путиным, потому что их личные отношения, думаю, будут развиваться по своему, свойственному для этих двух людей сценарию. Госпожа Меркель - достаточно прагматичный человек. В отличие от господина Шредера, госпоже Меркель свойственно, в принципе, знание бывшего Советского Союза, знание русского языка и, в принципе, знание России. Мне кажется, что она пойдет своим путем по отношению к России и к российскому руководству в целом. Заметим, что легислатурный период перехлестывает 2008 год, то есть здесь еще вопрос будущих отношений с будущим руководителями российского государства.


Мне кажется, что прагматичность будет наполняться более конкретным содержанием, нежели у господина Шредера. То есть, с одной стороны, у господина Шредера немножко восторженное восприятие, с другой стороны, у госпожи Меркель четкое понимание и восприятие увиденного, в том числе, и через услышанное, то есть через русский язык. Я думаю, что в последующие годы не исключено постепенное повышение доверительного уровня отношений, которые не обязательно должны быть личными. Это вопрос взаимопонимания двух политиков, и высокий уровень взаимопонимания, на мой взгляд, вполне может обойтись и без личных симпатий, то есть хорошее понимание может быть даже и при личных антипатиях.


XS
SM
MD
LG