Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Глава Audi of Russian Оскар Ахмедов


Александр Костинский: У нас в гостях глава AudiofRussianОскар Ахмедов.


Вопросы ему задают журналисты Людмила Аверина, корреспондент газеты «Аргументы и Факты», и Роман Гуляев, руководитель автомобильного отдела газеты «Бизнес».


В начале, по традиции, краткая биография нашего гостя. Оскар Ахмедов родился в 1968 году в Ленинграде. Закончил Государственный морской университет уже в Санкт-Петербурге. Затем – факультет экономики Государственного политехнического университета в Ганновере. С 1998 года работал менеджером отдела продаж «Ауди Восточная Европа». С того же 1998 года по 2001 год руководитель марки «Ауди» в представительстве концерна «Фольксваген» в России. С 2001 года по настоящее время глава представительства «Ауди» в России, а теперь – глава AudiofRussian. Женат, имеет двух детей. Любит кататься на лыжах.


Оскар, я все правильно сказал?



Оскар Ахмедов: Ну, почти, за некоторыми исключениями. В частности, Морской государственный университет я не заканчивал. Я ушел в армию, а когда вернулся, уже не было большой необходимости продолжать обучение, потому что я учился на экономическом факультете, и экономика, которой нас учили, закончилась. Это был как раз 1989 год.



Александр Костинский: И вы решили в Ганновер сразу…



Оскар Ахмедов: Да, я решил продолжить обучение в Германии. И второй момент, в 2003 году мы представительство «Ауди» закрыли в России, и с 2003 года мы работаем как импортер AudiofRussian.



Александр Костинский: То есть вы сами заводите собственные автомобили, а не дилеры, да?



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно, с 2003 года мы перешли на генеральный импорт. Мы являемся дочерней компанией концерна, 100-процентной, и занимаемся импортом и полной дистрибуцией автомобилей в Россию.



Александр Костинский: Ну, вот как раз первый вопрос – прямо по вашей специальности. Я, честно говоря, когда готовился к программе, был очень удивлен, что автомобильный рынок с 1999 года по нынешнее время вырос в 15 раз, иномарок я имею в виду. Вот объясните, как все-таки не в 2, не в 3, а в 15 раз? Объясните, что происходит?



Оскар Ахмедов: Вы абсолютно правы, с 1999 года, когда было продано порядка 40 тысяч иномарок, произошел рост в 15 раз, порядка 600 тысяч иномарок было продано в этом году. Здесь, конечно же, много причин у такого бурного роста. В первую очередь, конечно, бурное развитие экономической ситуации в России. Ни для кого не секрет, что благополучие российских граждан увеличивается. Это звучит, может быть, как несколько программное заявление, скорее присущее политику, но это правда, абсолютная правда, и мы это чувствуем все. И мы это чувствуем, в том числе, и по количеству автомобилей, которые продаются на рынке. Кроме того, параллельно происходит замещение продукции локальных заводов…



Александр Костинский: То есть российского производства.



Оскар Ахмедов: … да, продукции российского автопрома бюджетными иномарками.



Александр Костинский: То есть недорогими. Бюджетные – это недорогие.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно. И основной рост как раз и происходит в достаточно недорогих сегментах, основной рост – до 15 тысяч долларов, и до 20 тысяч долларов наблюдает рост.



Александр Костинский: То есть фактически и «Волга», и «Жигули», и продукция «ИЖ» как бы потихонечку сейчас пока сходит со сцены – можно так сказать?



Оскар Ахмедов: Здесь, конечно, нельзя так огульно сваливать всех в одну кучу. Продукция АвтоВАЗа, в принципе, несмотря на то, что есть небольшой откат по сравнению с ситуацией 10 лет назад, тем не менее, более-менее стабильно держит свой объем рынка. А что касается других российских производителей, которых вы упомянули, там идет достаточно большая потеря объема продаж, в первую очередь это относится к продукции газа, именно к легковой продукции, к легковым автомобилям.



Александр Костинский: То есть не к «Газелям», не…



Оскар Ахмедов: Нет, именно к «Волгам». И также, начиная с этого года, особенно сильно пострадали продажи ИжМаша, именно легковая продукция, которая там производится (а никакой другой там и не производится в последнее время). И автомобили «Ока» также постепенно уходят с рынка, есть такой момент.



Роман Гуляев: Оскар, как вам кажется, почему идет такая тенденция ухода отечественных автомобилей? Понятно, что страна богатеет, но есть люди, которые только поднимаются и которые только получают возможность купить свой первый автомобиль. И понятно, что автомобиль, хороший и качественный, не может быть дешевым, но тем не менее. За счет этого должен быть общий рост, но продукция, как вы правильно сказали, «Ижа» и «Оки», самые дешевые отечественные автомобили идут на спад и даже предприятия вынуждены сворачивать их производство.



Оскар Ахмедов: Здесь, конечно, опять же несколько причин такой вот общей тенденции на рынке. Я думаю, что ответ заключается в первую очередь в том, что как раз, может быть, менее обеспеченные слои населения, потенциальные клиенты, они на сегодняшний день в силу, тем не менее, общего роста благополучия, которым они также затронуты, отдают по-прежнему предпочтение продукции российского автопрома, но уже более дорогим моделям, а это означает в первую очередь – продукции АвтоВАЗа. А те бывшие клиенты АвтоВАЗа, которые еще 10 лет назад были приверженцами этих продуктов, они на сегодняшний день перешли уже в более высокой ценовой сегмент и стали клиентами иностранных производителей или новых производителей так называемых, отечественных, которые предлагают продукты под иностранными брендами (мы их тоже считаем в качестве иномарок в нашей стране). И это как раз происходит, во-первых, как раз сближение ценового относительно качественной российской продукции АвтоВАЗа с самыми дешевыми бюджетными иномарками, а также за счет бурного развития финансовых инструментов, финансовых услуг, рост предложений которых мы наблюдаем на рынке последние два года.



Александр Костинский: То есть кредиты просто, да?



Оскар Ахмедов: Да, кредит, лизинг. Кредит, естественно, потому что мы говорим в первую очередь о частных лицах.



Роман Гуляев: Оскар, тогда немножечко, с вашего позволению, дополню свой вопрос. Вы, наверное, недавно слышали про заявления господина Дерипаски о снятии с производства «Волги» в ближайшей обозримой перспективе.



Оскар Ахмедов: Слышал.



Александр Костинский: Вообще, да?



Роман Гуляев: Да, «Волги» как легкового автомобиля, разработанного 50 лет назад. И тут же в российской провинции, в частности, в Екатеринбурге начинают писать письма, начинаются демонстрации, завод ГАЗ испытывает проблемы с электронной почтой, потому что их завалили по электронной почте требованиями не снимать «Волгу». Люди – кто-то мягче, кто-то не мягче – протестуют против снятия с производства модели «Иж-Ода». С чего тогда это?



Оскар Ахмедов: Я не знаю, сколько нужно электронных писем для того, чтобы обрушить систему электронной почты ГАЗ». Но я думаю, что если бы за этими недовольными потенциальными клиентами стоял большой спрос, то продажи, например, «Волг» находились бы на совершенно другом уровне. Потому что на сегодняшний день, если мне память не изменяет (я не очень хорошо ориентируюсь в этом ценовом сегменте, потому что у нас там стратегических конкурентов нет), порядка 40-50 тысяч было продано «Волг». И нужно понимать, что это очень небольшое количество, небольшой объем продаж для относительно доступной, популярной модели с достаточно высоким, как мы говорим, newdomestics.



Александр Костинский: То есть имиджем.



Оскар Ахмедов: Народ знает очень хорошо, помнит, и это по-прежнему в определенном смысле престижный автомобиль, относительно престижный автомобиль, относительно другой отечественной продукции. И, тем не менее, всего 40-50 тысяч клиентов. И совершенно ясно, что в этом ценовом сегменте, как я могу допустить, относительно невысоких заработков, которые дает эта модель заводу, производство этой модели не имеет никаких перспектив. Потому что только инвестиции в разработку, постановку на конвейер новых моделей проглотят гораздо больше средств, чем можно заработать при таком объеме продаж.



Роман Гуляев: И в то же время мы сейчас видим тенденцию отказа традиционных клиентов «Волги» от этой машины. В прошлом году таксомоторная компания, крупнейшая московская, уже пересела на «Форд-Фокус», другие таксомоторные компании выбирают сейчас «Рено-Логан».



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно.



Роман Гуляев: А чиновники, которые раньше ездили на «Волгах», выбирают уже «Хендай-Соната» таганрогской сборки.



Александр Костинский: Тем более, чиновники еще говорят: это наши, российские автомобили – БМВ, «Хендай-Соната» собираются у нас.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно, есть такая тенденция тоже, связанная тоже, как это ни банально прозвучит, с качеством и надежностью продукта.



Роман Гуляев: И со стоимостью владения тоже.



Оскар Ахмедов: Вы абсолютно правы, Роман, со стоимостью владения, которая, собственно, и обуславливается, в том числе, надежностью автомобиля. Потому что нужно понимать, в какую сумму обходится эксплуатация отечественной модели, например, «Волги» тому же таксопарку, которому важна не только и не столько даже стоимость ремонта и запчастей, сколько количество дней на линии и количество дней простоя в гараже. И какой объем автомобилей нужно закупать для эксплуатации в качестве такси, для того чтобы на линии постоянно находилось определенное количество машин.



Александр Костинский: Которые деньги зарабатывают.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно. Потому что если таксопарк купил 200 автомобилей, для того чтобы они ездили на линии, а из них только 100 ходят, а 100 обслуживаются, то абсолютно понятно, что компания несет двойные затраты.



Людмила Аверина: Я хочу задать вопрос в том же ключе. То есть сейчас можно сказать, что российский автопром уже заканчивает свою жизнь?



Оскар Ахмедов: Если честно, я не большой специалист по российскому автопрому. Но я не считаю, что российский автопром закончил свою жизнь. Здесь идут два параллельных процесса, с моей точки зрения.



Александр Костинский: Меняется жизнь российского автопрома.



Оскар Ахмедов: Ну, да, меняется жизнь, но понятно, что в первую очередь, как уже неоднократно нам доказала природа и законы эволюции, вымирает слабейший, это понятно. И есть, тем не менее, как минимум один отечественный производитель, чисто отечественный производитель, который, с моей точки зрения, имеет все шансы выжить в конкурентной борьбе, - это АвтоВАЗ. И на сегодняшний день то, что объемы продаж АвтоВАЗа не падают как минимум, а если падают, то очень незначительно, крайне незначительно (мы не думаем, что в этом году они будут падать), то это уже говорит о многом. Это уже говорит о том, что как минимум здесь идут какие-то процессы, направленные на то, чтобы удержаться на этом рынке. Потому что мы не забываем, что 700 тысяч машин худо-бедно продаст АвтоВАЗ в этом году – это очень большая цифра.



Роман Гуляев: Ну, продаст чуть-чуть поменьше на российском рынке.



Александр Костинский: В 2005 году?



Оскар Ахмедов: Да, в 2005 году порядка 700 тысяч произведет…



Роман Гуляев: И порядка 560 – это продажи именно в России, потому что остальное идет на экспорт.



Оскар Ахмедов: Тем не менее, это на сегодняшний день все-таки автомобильный производитель, который жизнеспособен, который, в принципе, зарабатывает деньги, что очень важно для производителя, который может под эти деньги брать кредиты, в том числе на развитие, не говоря уже о последних событиях на АвтоВАЗе.



Александр Костинский: Последние события – это то, что государство сейчас там…



Оскар Ахмедов: Да, но это отдельный вопрос. А вторая тенденция в российском автопроме – это то, что идет параллельно становление так называемых newdomestics, о которых мы говорили уже, – это российские дочерние компании.



Александр Костинский: То есть западные компании, которые здесь сборку делают, - вы это имеете в виду?



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно, и не просто сборку. Есть компании, которые делают просто сборку, но сборка – это для меня звучит несколько…



Александр Костинский: Неправильно?



Оскар Ахмедов: Что-то попахивает оптимизацией таможенных платежей. А именно настоящее производство. Это в первую очередь «Форд», это «Дженерал Моторс» в качестве СП с тем же АвтоВАЗом и другие проекты, которые сейчас начали работать, «Рено-Логан», естественно.



Роман Гуляев: «Киа-Спектра».



Оскар Ахмедов: Да. То есть появляется вот этот новый российский автопром. Мы не должны забывать, что это тоже российский автопром.



Александр Костинский: Потому что часть запчастей делается в России, и, как я понимаю, по инвестиционным планам, они должны делаться все больше и больше.



Оскар Ахмедов: Это верно. И по федеральному законодательству, которое предоставляет таким производствам таможенные льготы, есть определенные обязательства у этих производств по процентному соотношению местных составляющих. Там есть обязательства, они должны увеличиваться до 30 в течение какого-то времени. У нас разные есть производители, есть Калининград – там отдельная ситуация. Но, тем не менее, в целом будет увеличиваться процентная составляющая локальных комплектующим, и, таким образом, это также будет положительно влиять на ситуацию в российском автопроме, в том числе и на занятости, и на рентабельности, и так далее.



Александр Костинский: То есть можно ли сказать, что сейчас мы видим, что российский автопром превращается, в общем, в такой симбиоз, такие СП, и что вот это, наверное, и есть, ну, может быть, за исключением АвтоВАЗа, если он выдержит конкуренцию, будущее российского автопрома? Можно ли так сказать?



Оскар Ахмедов: Ну, конечно, безусловно, можно так сказать. Мы должны понимать, что российский рынок сам по себе – это уже на сегодняшний день в европейском сравнении достаточно большой рынок. Я сейчас не говорю о его структуре и о его денежном выражении. А если мы будем говорить просто об объеме продаж в штуках, то уже на сегодняшний день мы находимся где-то, наверное, на уровне продаж Испании, ну, чуть-чуть не дотягиваем, по новым автомобилям только, если мы даже подержанные не будем брать.



Александр Костинский: Это полтора миллиона в год, да?



Оскар Ахмедов: В прошлом году было продано как минимум (статистика всегда колеблется, потому что разные автомобили считают) 1,17 миллиона, то есть 1 миллион 170 тысяч. Мы считаем, что в прошлом году было продано новых автомобилей, включая отечественные…



Александр Костинский: В 2005 году?



Оскар Ахмедов: В 2004-ом. Этот год еще не закончился. Мы думаем, что в этом году где-то 1 миллион 350 тысяч будет продано, из них 600 тысяч – иномарок, опять же иномарок, понимаемых как иностранные марки…



Александр Костинский: Бренды.



Оскар Ахмедов: … бренды, абсолютно верно, но, в том числе, произведенные в России.



Александр Костинский: То есть включая сюда и «Киа», и «Шеви-Нива».



Оскар Ахмедов: Да, все, что под иностранным брендом предлагается. Потому что та же «Шеви-Нива», несмотря на то, что это Санкт-Петербург 50 на 50 с АвтоВАЗом, все равно у нее на решетке радиатора эмблема «Шевроле», и для нас это иномарка в статистике. Мы знаем, что все по-разному считают, но мы считаем так. 1,35 миллиона в этом году будет – это уже, если сравнивать с цифрами 2004 года по Европе, например, вот 1,3 миллиона – это где-то объем продаж испанского рынка, а это один из самых крупных рынков в Европе.



Роман Гуляев: Пятый, по-моему, рынок.



Оскар Ахмедов: Ну, наверное. Первый – Германия, второй – Великобритания.



Роман Гуляев: Франция и Италия.



Оскар Ахмедов: Да, Франция и Италия. Но они как раз – Италия, Испания – примерно на одном месте. Не надо забывать, что у Италии свой автопром, у Испании тоже свой автопром.



Александр Костинский: Как российский.



Оскар Ахмедов: Но не надо забывать, что «Фиат» принадлежит на 100 процентов концерну «Фольксваген».



Роман Гуляев: И в Испании есть несколько сборочных производств «Рено».



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно.



Людмила Аверина: Вы говорите, что с 1999 года у нас начался рост продаж иностранных автомобилей. Новых или старых? Все-таки что больше покупают россияне?



Оскар Ахмедов: Мы в нашей статистике считаем в первую очередь новые автомобили, иномарки и отечественные. Что касается развития ситуации с подержанными автомобилями, у нас традиционно, в том числе и в 1999, и в 2000, в 2001 году были достаточно высокие продажи подержанных автомобилей. Потом был естественный спад, вызванный изменением таможенных тарифов, а именно – их ростом, что достаточно сильно ударило по объему ввозимых подержанных иномарок. В этом году мы по объему ввоза подержанных иномарок вернулись примерно на уровень ввоза до этих изменений в таможенных тарифах.



Александр Костинский: 1998 года?



Оскар Ахмедов: Нет, пик был, по-моему, до падения, в 2002-2003 годах.



Александр Костинский: И порядок какой, несколько сотен тысяч ввозили?



Оскар Ахмедов: Да, по-моему, 500 или 600 тысяч.



Роман Гуляев: В этом году – порядка 400.



Людмила Аверина: То есть это сравнимо – новые и старые – по порядку?



Оскар Ахмедов: Роман наверняка лучше меня знает, поэтому я здесь ему верю. То есть 400 тысяч подержанных. Как минимум, да, порядок один.



Роман Гуляев: Оскар, рынок иномарок все-таки вам чуть-чуть поближе, чем российский рынок. В уходящем 2005 году было продано порядка 600 тысяч новых иномарок. Каким вы видите рынок в 2006 году? Будет ли он прирастать, какими темпами и за счет чего?



Оскар Ахмедов: Мы уверены, что российский рынок иномарок будет расти, и дальше темпы его роста несколько снизятся по сравнению с этим годом. Потому что в этом году по отношению к 2004 году был примерно 50 процентов рост.



Александр Костинский: Это огромный рост!



Оскар Ахмедов: Огромный рост, потому что, несмотря на то, что база постоянно увеличивается, то есть в 2004 году было 400 тысяч, в этом году будет 600, тут как раз в дискуссии, которая возникла до начала еще этой передачи у нас с Романом, мы обнаружили, что у нас несколько разные прогнозы. Мы даже обнаружили потом уже причину, почему они разные, что мы не учитывали, что учитывает Роман в своей статистике.



Александр Костинский: Давайте поделимся со слушателями этой находкой.



Оскар Ахмедов: Да, очень интересно. По нашим подсчетам где-то порядка 770 тысяч автомобилей будет продано в качестве иномарок, а Роман приводит цифру где-то около 900.



Роман Гуляев: Чуть меньше, на уровне 880-890.



Оскар Ахмедов: Хорошо. То есть мы для себя, несколько забегая вперед, на 2007 год такую цифру прогнозировали.



Александр Костинский: И из-за чего же такая разница?



Оскар Ахмедов: Во-первых, за счет чего вырастет хотя бы на 760? На 760 вырастет за счет, во-первых, опять прогнозируемого дальнейшего роста благополучия и развития российской экономики, удовлетворения того платежеспособного спроса, который не был удовлетворен в этом году еще полностью.



Александр Костинский: Действительно, очереди существуют на иномарки!



Оскар Ахмедов: Да, большие очереди во всех сегментах, что интересно. Понятно, что их масштабы разные в разных ценовых сегментах, но самые большие очереди, как мы знаем, на сегодняшний день в массовом сегменте существуют именно на одну из самых ходовых моделей – это «Форд-Фокус».



Александр Костинский: 30 тысяч… Какая там очередь, большая?



Оскар Ахмедов: Я слышал что-то про июнь следующего года.



Роман Гуляев: До августа-сентября уже ставят.



Оскар Ахмедов: Ну, может быть. Это, наверное, лучше меня коллеги из «Форда» прокомментируют. В любом случае это комплимент. И здесь ясно, что и в сегменте «премиум» существуют свои очереди на отдельно взятые модели.



Александр Костинский: То есть это уже дорогие машины.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно, но они обусловлены, конечно, появлением новых моделей. То есть это важный фактор – удовлетворение платежного спроса в следующем году.



Александр Костинский: Это первый фактор такой, да?



Оскар Ахмедов: Первый фактор – это все-таки рост экономики, дальнейшее положительное развитие экономики. Второй фактор – это удовлетворение платежного спроса. Третий фактор – это дальнейшее развитие финансовых услуг, с моей точки зрения.



Александр Костинский: То есть инструменты, с помощью которых можно купить.



Оскар Ахмедов: Да, вспомогательные инструменты. Потому что если еще четыре года назад автомобили, как иномарки, так и отечественные, приобретались исключительно за наличные деньги (был какой-то минимальный процент в кредит, и то в основном это были кредитные схемы), а сейчас уже два года, особенно в этот год мы наблюдаем бурный рост предложений в сфере финансовых услуг, в первую очередь частного кредитования.



Александр Костинский: И не только в Москве, да?



Оскар Ахмедов: Не только в Москве, что очень важно. Ну, в первую очередь, в Москве ставки на сегодняшний день приближаются, в принципе, к европейским ставкам. Понятно, что европейские ставки сегодня кредитования, без субсидий производителя, может быть, на 2-3 процентных пункта ниже находятся, чем на сегодняшний день стандартное предложение для московского рынка.



Александр Костинский: Но инфляция в России больше просто.



Оскар Ахмедов: Есть такое понятие, как страновые риски, и банки закладывают, если речь идет о российских дочках западных банков, эти риски в калькуляцию, по-видимому. И плюс есть там определенные ограничений ЦБ.



Александр Костинский: Ну, страновые риски не такие большие для России.



Оскар Ахмедов: С моей точки зрения, они совершенно не большие для России, тем более что автомобиль – это абсолютно ликвидный продукт, ликвидный залог. Если 9 процентов на сегодняшний день стандартное предложение практически, с подтвержденным доходом, даже есть уже и не с подтвержденным доходом такие предложения, то на Западе это 6-7 процентов. То есть, в принципе, абсолютно сравнимо. А еще пять лет назад в той же Германии такие же ставки и были – 8-9 процентов. И сейчас эта волна идет в регионы, и мы видим, что в регионах снижаются ставки, плюс появляется эта необходимая гибкость, которая как раз и делает этот продукт массовым. Потому что, в принципе, дело не в ставке, она может быть и 10 процентов, и 11, а важна именно массовость подхода банков при кредитовании, при принятии решения о кредитовании того или иного клиента.



Людмила Аверина: Оскар меня искренне обрадовал, что в России настолько хорошо автомобили покупают, что и кредитные ставки растут. Но все-таки мне как-то не очень верится, что это по всей России. Я думаю, что Москва, Питер – наверное, это те города, где автомобили покупаются наиболее интенсивно, не считая Приморье, где идут «японки».



Оскар Ахмедов: Ну, да, там идут подержанные машины.



Людмила Аверина: Подержанные «японки», и, кстати, очень дешево. Я недавно там была.



Оскар Ахмедов: Да, есть такой момент.



Александр Костинский: Расскажите о ситуации в регионах.



Оскар Ахмедов: Вы знаете, отвечая как раз на вопрос по регионам, попытаюсь дать комбинированный ответ такой. Дело в том, что этот прирост будет происходить, в том числе, и за счет роста продаж в регионах. Потому что если в Москве постепенно как минимум, наступает определенное насыщение… ну, конечно, не насыщение рынка, тем не менее, рост объемов продаж постепенно падает, то в регионах как раз начинается бурный рост, мы его заметили именно в этом году, даже в нашем сегменте, просто дорогих автомобилей.



Александр Костинский: Не просто рост, а бурный рост, да.



Оскар Ахмедов: Да. А в сегменте относительно дешевых иномарок мы видим бурный рост. И кредитные ставки в регионах на сегодняшний день на самом деле падают и приближаются к уровню московских, в первую очередь за счет того, что и крупные центральные банки, московские, петербургские, открывают свои филиалы в регионах и распространяют свои условия, в том числе, и на регионы, в которых они работают. Может быть, там где-то на 1 процент ставка выше, но главное, как я уже сказал, не 1 процент в разнице ставки кредитования, а в таком гибком подходе к принятию кредитного решения. И на сегодняшний день неудовлетворенный спрос в регионах очень высок. И, естественно, что есть различные регионы, это понятно, регионы с различной степенью благополучия. Мы видим основной рост в Москве и Петербурге, о которых вы уже упомянули, в Петербурге гораздо более сильны рост мы видим, чем в Москве. И мы видим очень сильный рост на Урале, в Екатеринбурге в первую очередь, хотя очень активно развиваются и Пермь, и Челябинск.



Александр Костинский: Ростов…



Оскар Ахмедов: И второй регион – это юг.



Людмила Аверина: Кавказ.



Оскар Ахмедов: Нет, Кавказ – я не знаю, потому что у нас нет дилера на Кавказе, поэтому не могу судить. А именно юг России, Ростов в первую очередь. Ну, нам тут вообще грех жаловаться, потому что у нас до последнего момента лучший региональный дилер на протяжении последних трех лет как раз в Ростове, но это скорее объясняется качеством работы нашего партнера, людей, которые, собственно, построили этот бизнес, которые им управляют замечательно. Но мы видим также общий рост на юге. В Поволжье сильный рост. В Сибири очень сильный рост также.



Александр Костинский: Ну, это, в общем, радует. Тем более, вы измеряете реальные параметры. Политики иногда спекулируют, а покупка автомобилей – это вполне четкий измеритель того, что…



Людмила Аверина: Вы знаете, я бы с вами поспорила. Скорее всего, это ведь люди садятся на кредитную иглу. То есть народ не покупает за наличные деньги, а берет, как во всем мире, кредиты.



Александр Костинский: Но вы знаете, ведь у нас возвращаемость кредитов, по-моему, выше, чем даже за рубежом.



Оскар Ахмедов: Ну, это банки, наверное, должны говорить, а не мы. Наше дело – продать автомобиль, а там уж банк пусть мучается. Но, насколько мы знаем, банки не мучаются, это очень хороший бизнес для банков, хотя бы только потому, что, как я уже сказал, автомобиль – это достаточно ликвидный объект залога, поэтому здесь риски для банков минимальные, даже если заемщик не платит. Но, насколько я знаю, процент очень низок именно по автомобилям.



Александр Костинский: Невозвратов, да?



Оскар Ахмедов: Ну, возврат – это значит, что человек не заплатил какое-то количество месяцев свой взнос, и это означает, что автомобиль реализовали в счет долга. Что говорить о кредитной игле? Можно, конечно, это негативно формулировать, а можно то формулировать абсолютно положительно, потому что я, наверное, скажу абсолютно банальную вещь, но весь цивилизованный мир живет в кредит.



Александр Костинский: На кредитно игле (смеется).



Оскар Ахмедов: Да, на кредитной игле. Это другая точка зрения, тем не менее, суть одна. И я могу сказать, что сам на ней сижу, и, в принципе, достаточно неплохо себя чувствую, потому что хочется жить сейчас, а не потом. И вот этот вот такой нехитрый аргумент, которым нас банки на эту кредитную иглу сажают, он на самом деле работает замечательно, и, с моей точки зрения, нет какой-то опасности в этом. Естественно, каждый человек сам для себя должен рассчитывать свои риски, которые связаны со стабильностью его рабочего места, со стабильностью дохода и так далее. Безусловно, всегда риски есть.



Александр Костинский: Это вообще стимулирует работать просто.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно. И я вам могу сказать уже как работодатель, что очень мы всегда рады иметь сотрудников, которые, во-первых, люди семейные, а во-вторых, уже живут вот такой стандартной жизнью среднего класса, в том числе, приобретают какие-то товары в кредит, в том числе и автомобили, пусть даже и не наши. У нас дорогие автомобили, и мы, конечно, не можем ожидать, что все сотрудники могут себе позволить автомобиль «Ауди». Конечно, мы бы очень этого хотели, мы предлагаем специальные программы для наших сотрудников, но не всегда это возможно. Тем не менее, мы всегда очень рады, как работодатели, что вот на кредитную иглу, как вы сказали, садится сотрудник, потому что это в определенной мере влияет, в том числе, и на его лояльность, потому что он сразу начинает задумываться о стабильности.



Людмила Аверина: Здесь еще идет момент, политики, понимаете. В нашу экономику слишком больше происходит вмешательство политики. Сегодня я получаю зарплату в 3 тысячи долларов, а завтра я осталась без работы – и чисто по политическим мотивам.



Оскар Ахмедов: Ну, не знаю, как насчет политических мотивов. Я думаю, что в любом случае всегда здесь конечное слово говорит экономика. Понятно, что теоретически какие-то политические события, естественно, будут так или иначе, в той или иной степени влиять на экономику, это ясно.



Роман Гуляев: Это и есть те самые страновые риски, о которых мы говорили чуть ранее.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно. Кстати говоря, это касается не только России, а это касается любой другой страны.



Роман Гуляев: Оскар, о политике мы только что поговорили, об экономике тоже, пора переходить к спорту. Тем более что у нас наступающий год – год чемпионата мира, который будет проходить неподалеку от заводов «Ауди». В этой связи я хочу взглянуть на таблицу продаж иномарок как на некую турнирную таблицу, скажем так. Наверху все понятно: есть чемпион – «Хендай», есть «Шевроле», который четко на втором месте, и там интриги нет в спортивном плане.



Александр Костинский: Вы имеете в виду нишу недорогих автомобилей, да?



Оскар Ахмедов: Нет, общую таблицу по рынку.



Роман Гуляев: Да, общую таблицу, и «Хендай» уже второй или третий год на первом месте, там все неинтересно с соревновательной точки зрения. А в вашем небольшом мирке «премиум»-сегмента битвы, баталии, там за каждую машину идет битва.



Александр Костинский: Роман, вы перечислите игроков-то, а то мы не все знаем, кто там сражается.



Роман Гуляев: Это большая немецкая тройка – «Ауди», «БМВ» и «Мерседес-Бенц», а также «Лексус» отчасти, отчасти «Вольво», и в этом году у нас выходит на рынок «Инфинити», в сентябре «Ниссан» должен вывести свой «люкс» на рынок. Какие вы видите олимпийские игры в вашем «премиум»-сегменте? Что там будет, на ваш взгляд, и чем это все закончится, главное?



Оскар Ахмедов: Я на последнюю часть сразу отвечу. Это никак не закончится, потому что каждый год счетчик идет на ноль на промежуточном финише. Я думаю, что плох тот спортсмен, который, собираясь на олимпийские игры, планирует проиграть. Поэтому, естественно, мы прогнозируем, что мы в следующем году займем лидирующую позицию в сегменте «премиум». В этом году нам чуть-чуть не хватило до лидера в сегодняшнем сегменте «премиум» - это «БМВ». Мы уже третий год занимаем второе место в сегменте «премиум», опережаем «Мерседес», но каждый год сокращая эту дистанцию по отношению к «БМВ». Если говорить о большой немецкой тройке, что для меня привычнее.


В следующем году мы получаем такой, если опять же придерживаться спортивной терминологии, сильнейший допинг, но разрешенный допинг – мы получаем новую модель, которая закрывает популярнейший в сегменте «премиум» сегмент - внедорожников. А именно – большой внедорожник, именно в том понимании внедорожника, каким его хотят видеть российские клиенты, способные платить такие деньги.



Александр Костинский: То есть он с виду внедорожник, а вообще-то ездит по городу.



Оскар Ахмедов: Он с виду внедорожник, он ездит по городу, но самое главное, что он большой, агрессивный, страшный, внушающий ужас.



Александр Костинский: И быстро ездит.



Оскар Ахмедов: И очень быстро ездит.



Роман Гуляев: Внушающий ужас вашим коллегам из «БМВ» и «Мерседеса»?



Оскар Ахмедов: Я надеюсь.



Александр Костинский: Или прохожим на улице (смеется)?



Оскар Ахмедов: Это как раз та модель, которой нам, собственно, не хватало очень сильно для вот этого завоевания лидерства в сегменте, потому что наши коллеги, конкуренты, в особенности из «БМВ», порядка 20 процентов от общего своего объема продаж как раз делают в этом сегмент.



Александр Костинский: То есть это джипы Х3, Х5.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно.



Людмила Аверина: Как раз для России.



Оскар Ахмедов: Да, и мы наконец начинаем играть в этом сегменте со следующего года, что нас, собственно, очень радует и дает нам определенную уверенность в том, что олимпийский год для нас будет успешным. Но ясно, что вы упомянули «Лексус», и я с сами согласен, «Лексус» активно развивает свою модельную линейку. И если еще два года назад или даже год назад, даже в начале этого года основные продажи как раз в сегменте внедорожников происходили, активно развиваются сейчас продажи именно легковых автомобилей, и, безусловно, мы достаточно всерьез воспринимаем эту ситуацию. Здесь у нас есть несколько определенных конкурентных преимуществ, с нашей точки зрения, которые мы имеем и которые мы и дальше хотим развивать, потому что мы считаем, что в сегменте «премиум» очень важна инфраструктура и правильно поставленные процессы в области дилерской сети, в области продаж, в области обслуживания автомобилей.



Александр Костинский: Но люди, вообще, избалованные отчасти, и они хотят за свои немалые деньги не только купить машину, она ломается, даже дорогая машина…



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно, их нужно обслуживать, на самом деле, их нужно и купить правильно. Здесь продукт сам по себе, естественно, играет очень важную роль, но не играет определяющую роль, и поэтому мы здесь как минимум на следующий год еще вполне спокойны.



Людмила Аверина: Вот вы мне объясните, пожалуйста, что значит – купить правильно? Я уже готова бежать покупать машину, но скажите, что значит – правильно?



Оскар Ахмедов: Купить правильно – это означает… Дело в том, что продавец, то есть автомобильный дилер – это и есть тот контакт клиента с маркой, первый, он же часто и последний. Он должен быть кровно заинтересован в том, чтобы продать автомобиль. И наши партнеры, с которыми мы на сегодняшний день работаем, - это 27 лидеров по России, в Москве это 7 дилеров, - они в основной своей массе за последние несколько лет нашей работы на российском рынке привыкли работать в условиях жесткой конкуренции. И мы всегда, с самого начала уделяли очень большое внимание качеств процессов, которые происходят на дилерских предприятиях, процессов в плане стандартов по которым персонал дилерского центра в области продаж, в области обслуживания автомобиля должен взаимодействовать с клиентом в первую очередь.



Александр Костинский: То есть вы их обучаете просто с людьми нормально разговаривать.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно. И не только разговаривать. Разговаривать – это очень важно, потому что, например, тот же продавец может прекрасно объяснить клиенту преимущество того или иного автомобиля, хотя для этого уже нужно достаточно большую работу проделать на уровне производителя или импортера, то есть обучить его продукту.



Александр Костинский: Вообще, надо это знать, это же сложная штука.



Оскар Ахмедов: Это крайне сложная штука – именно автомобили в сегменте класса «премиум», потому что очень много электроники, очень много различных технических характеристик. И здесь очень важно, чтобы продавец, менеджер по продажам (они у нас все с высшим образованием) очень хорошо разбирался во всем этом. Потому что иначе как он объяснит, чем «Ауди» лучше того же «Лексуса»? Но помимо этого, даже если мы его научим хорошему знанию продукта, мы должны его научить, каким образом он закроет сделку, как мы выражаемся, то есть, собственно, приведет к победному концу, то есть продаст автомобиль. То есть клиент может походить, посмотреть, сказать: «Хорошо, вы мне все рассказали, спасибо большое. Я уйду, а приду ли – не знаю». Он должен владеть в совершенстве приемами аргументации, он должен в совершенстве знать все финансовые услуги, которые предлагаются на сегодняшний день на рынке.


Очень большой приток клиентов со стороны среднего класса, нового среднего класса. Финансовые услуги развиваются, и на сегодняшний день можно внести первоначальный взнос в размере 15 процентов, и если мы возьмем «Ауди-4», автомобиль, который стоит 40 тысяч долларов, и 15 процентов – это 6 тысяч долларов – их нужно внести, чтобы купить машину.



Александр Костинский: Ну, это не так мало, но, с другой стороны, наличными – это цена автомобиля «Жигули», даже меньше, то есть теоретически мы можем привлечь клиента, который на сегодняшний день является клиентом АвтоВАЗа.



Роман Гуляев: Который накопил денег на «Жигули».



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно.



Александр Костинский: Но он же должен еще потом три года или пять лет выплачивать по 500 долларов или по тысяче в месяц.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно, но, тем не менее, понятно, что не каждого потенциального клиента АвтоВАЗа мы к себе привлечем, и, наверное, не совсем, может быть, мы и ставим себе задачу, хотя и очень хотелось бы, естественно, 700 тысяч автомобилей – это бы нас очень радовало. Общий объем производства «Ауди» - 820 тысяч автомобилей в этом году. Но, естественно, здесь продавец должен очень хорошо ориентироваться во всем этом, чтобы сказать клиенту: «Смотрите, вам не нужно 40 тысяч долларов, и вы можете себе позволить автомобиль «Ауди», вы можете себе позволить это качество, надежность и престиж, потому что вы всего лишь должны внести 6 тысяч долларов, а потом вносить 400-500 долларов в месяц на протяжении, например, трех или четырех лет, плюс потом внести какую-то остаточную стоимость или не вносить ее, и так далее. Вот для этого у нас в России работает с 2003 года Академия «Ауди», в которую мы вложили в которую мы вложили достаточно много денег, и которая в год обучает порядка 1,5 тысяч человек – это персонал дилерских центров как в области продаж, так и в области технического обслуживания.



Александр Костинский: То есть вы занимаетесь образованием этих людей, условно говоря, вы учите тому, что на Западе умеют, вы учите людей в России, просто потому что у нас 75 лет, к сожалению, как говорил Жванецкий, «спрос стоит, аж синий, на каждом углу».



Оскар Ахмедов: Да, но я бы не стал так, может быть, даже снисходительно отзываться о наших соотечественниках, потому что я могу сказать, что…



Александр Костинский: Нет, я не снисходительно. Я говорю о системе продаж. Это не соотечественники виноваты, они тоже хотели, чтобы их хорошо обслуживали.



Оскар Ахмедов: Но, как минимум, в технической области я вам могу сказать, что наши российские механики уже на протяжении последних трех или четырех лет завоевывают регулярно вторые и первые места в кубках по техническому ноу-хау, который проводит «Ауди» во всем мире.



Александр Костинский: То есть наши впереди? Приятно слышать.



Оскар Ахмедов: Всегда это первое или второе место, регулярно. Причем как механики из регионов, так и механики из Москвы. Мы возим их на эти соревнования, они участвуют и выигрывают. Потому что у нас механики все с высшим образованием, и такой, конечно, роскоши себе какой-нибудь средний немецкий дилер позволить просто не может.



Роман Гуляев: Оскар, давайте продолжим дилерскую тему, тем более что она достаточно интересная. Вы сказали, что надо уметь продавать автомобиль. Согласитесь, что на сегодняшнем автомобильном рынке в России, когда есть очереди, продажи можно назвать не всегда, то есть ваш внедорожник Q7 первые несколько месяцев как минимум будет не продаваться, а именно выдаваться. Точно такая же ситуация с «Фордом». И это не способствует обучению дилеров, потому что пока он не в конкурентной среде, к нему приходят и все забирают, ему не надо продавать этот автомобиль.



Оскар Ахмедов: Согласен. Конечно же, мечта любого автомобильного лидера, да и импортера, и производителя – производить такие модели, на которые будут потенциальные клиенты выстраиваться в десятимесячные очереди, и, соответственно, они будут выдаваться. Я, естественно, не отрицаю, что все вот это искусство продаж, искусство ведения переговоров, знание продукта – это все, скажем так, рождено из нужды, потому что, безусловно (я, может быть, скажу циничную вещь), мы бы тогда не инвестировали в Академию «Ауди», например, если бы автомобили продавались сами собой. Но проблема заключается в том, что у нас – вы упомянули один автомобиль – есть автомобиль Q7, на самом деле, уже по сегодняшнему спросу на этот автомобиль мы видим, что нам не нужно будет прилагать никаких усилий для того, чтобы в следующем году его продавать. Но, помимо этого, модельная линейка «Ауди» охватывает практически все модельные сегменты, в которых мы встречаемся с очень жесткой конкуренцией со стороны наших основных стратегических конкурентов, в первую очередь «БМВ», «Мерседес» и тот же «Лексус», вот эти «Нью-Камы».



Александр Костинский: Да, то есть только по одной модели Q7, а по всем остальным-то нет такого.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно. И для нас очень важно, чтобы за этим «массовым» спросом на новый автомобиль не терялись и не падали продажи тех автомобилей, которые уже год, два, три существуют на рынке.



Роман Гуляев: Да, как вам удается подержать этих самых менеджеров по продажам в тонусе, чтобы они все-таки продавали, а не только выдавали Q7?



Александр Костинский: Кстати, еще не выдают.



Оскар Ахмедов: Это первый момент, да. Второй момент: на следующий год автомобиль Q7 на российский рынок, как и на любой другой рынок достаточно жестко квотируем, поэтому те же квоты на поставки автомобиля Q7 каждому дилеру в той или иной степени за счет определенных механизмов, расчетов привязаны к объему продаж других автомобилей. Тут такая есть взаимосвязь, достаточно четкая и жестко выстроенная. И поэтому дилер, конечно, должен продавать автомобили других моделей, хотя бы для того, чтобы получить достаточную квоту автомобиля Q7. Я думаю, что не скажу тут никакой тайны, потому что примерно так действуют все дилеры.



Александр Костинский: У меня еще такой вопрос. Давайте немножко поговорим о классе «премиум». Если брать начало 90-х годов, сейчас мы говорим, что наш рынок более-менее устоялся (вы как профессионалы рынка, и вы, Оскар, и вы, Роман поправьте меня), но в начале 90-х годов был рынок такой, что, если говорить о новых машинах, в основном покупали дорогие иномарки, «Мерседесы», «БМВ», «Ауди» тогда еще мало было представлено, и почти не покупали дешевых машин. Как сейчас? Как изменился рынок сейчас, как он построен? И, может быть, немножко расскажите о характере, что такое русский покупатель класса «премиум»? Как говорят социологи, каков его психографический портрет? Раньше это представлялись бандюки с такими шеями и так далее, а что сейчас?



Оскар Ахмедов: Ну, я знаю, во-первых, милейших людей с такими шеями, как вы показали, которые, тем не менее, не являются бандюками. Я могу сказать, что здесь два вопроса, и первый вопрос – структура российского рынка иномарок. Ясно, что сегмент «премиум» также рос за последние годы, рос достаточно сильно, но не так быстро и не с такой скоростью, как массовый сектор. И вот этот рост в 15 раз – это, конечно же, не относится именно к сегменту «премиум», к «Ауди» относится, например, к продажам, там и больше показатель роста, но просто это объясняется тем, что до 1998 года мы практически не были представлены на рынке. То есть основной прирост происходит именно в сегменте – я уже говорил об этом в самом начале – массовых автомобилей, до 20 тысяч долларов, если мы розницу будем брать, с НДС. И на сегодняшний день, если мне память не изменяет, порядка 70 процентов это, что-то такое. Роман лучше, наверное, знает. То есть прирост происходит за счет среднего класса, собственно, тех, кто пересаживается с более дешевых машин, в данном случае с отечественных автомобилей пересаживается на более дорогие. Здесь, конечно, сыграло роль появление вот этих новых отечественных иномарок, в первую очередь «Форд-Фокус», «Хендай-Акцент» таганрогский и «Шеви-Нива», они массово сыграли в доступном ценовом сегменте.


И если говорить о сегменте «премиум» и о типичном потребителе, то такого, конечно же, нет. Нет такого одного, чтобы у него шея была такая, уши такие, а нос такой. Нет такого. И у нас достаточно широкая модельная линейка, точно так же, как и у наших прямых конкурентов, и, в принципе, в каждом модельном классе примерно свой клиент. Они, конечно же, пересекаются, имеют по два, по три автомобиля, и одной марки, в том числе, марок «премиум». И если автомобиль А8 – это автомобиль собственников крупного бизнеса, топ-менеджеров крупного бизнеса.



Александр Костинский: Это очень дорогой автомобиль.



Оскар Ахмедов: Да, это очень дорогой автомобиль, и, собственно, дело даже не в дороговизне его, а дело в том статусе, который он и сам предлагает. Они сам предлагает определенный статус, и подчеркивает статус, но он и предполагает наличие определенного статуса.



Александр Костинский: Ну, да, на рыбалку на нем ездить как-то жалко (смеется).



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно, какой-нибудь творческий человек из шоу-бизнеса, который добился успеха, может быть, наверное, и может приобрести себе автомобиль «Ауди-А8», но скорее он приобретет себе, наверное, в силу своего какого-то позиционирования мощный спортивный автомобиль или тот же джип. Например, тот же автомобиль «Ауди-А4» - это уже, можно сказать, для сегмента «премиум» массовый автомобиль, мы являемся лидером в этом сегменте, и здесь совершенно разное. В основном, если брать две какие-то основные группы, то это либо второй автомобиль в семью, либо это автомобиль для таких «яппи», то есть как бы для молодых людей, которые имеют стабильный доход. В принципе, с достаточно небольшим взносов первоначальным, достаточно небольшим месячным взносом, относительно небольшим, можно этот автомобиль уже купить.



Александр Костинский: То есть ребята состоятельные, на уровне работающих студентов, родители им дают, у папы выпросили деньги. Следующие – ребята сами зарабатывают. Следующие – это уже «четверка», соответствующая «пятерке» «БМВ». А «восьмерка» - это уже капитаны бизнеса.



Оскар Ахмедов: Абсолютно верно. То есть у нас выстроена эта линейка.



Александр Костинский: Наша передача подходит к концу, и, по традиции, как обычно, журналисты скажут свое мнение о сегодняшней беседе. Начнем мы, наверное, с Людмилы Авериной. Ваше мнение о нашем сегодняшнем разговоре?



Людмила Аверина: Да, женщину, как всегда, вперед. Разговор бы достаточно интересный, и Оскар меня искренне порадовал, что в России, действительно, появились люди, которые могут купить хороший автомобиль.



Роман Гуляев: И их сотни тысяч этих людей. Достаточно интересная получилась беседа о развитии рынка, который прогрессирует как в денежном выражении, так и в штучном выражении, как мы установили. В следующем году наверняка нас ожидает серьезный перелом в том плане, что продажи иномарок впервые должны превысить продажи отечественных автомобилей. Да, мы чуть-чуть с вами, Оскар, расходимся в количественных оценках…



Оскар Ахмедов: Но понятно уже почему, и вы правы.



Роман Гуляев: Рынок достаточно интересный. В наступающем году нас ожидает очень интересная тенденция по новым азиатским производителям, в первую очередь иранские и индийские производители, а тут еще китайцы стремительно отъедают – в прошлом году это было 2 процента рынка, а сейчас, по моим прогнозам, это уже 4 процента. То есть рынок очень динамичный, и в сегменте «премиум», как мы выяснили, тоже борьба идет за сотые доли секунды.



Александр Костинский: А мне тоже приятно, я тут как раз обе ваши точки зрения объединил бы. Мне, во-первых, нравится, что растет благосостояние российского народа и что измеряется, причем, во всех сегментах, от «Жигулей» («Жигули» переживают, что они не могут продаваться). А во-вторых, мне нравится, что, в общем, становится страна более цивилизованной. Безусловно, при всех негативных процессах, о которых мы все знаем, развиваются финансовые инструменты, обучаются дилеры, обучаются менеджеры, покупатель встречает более цивилизованных людей. И надо сказать, что не везде и не всегда, но все-таки есть какие-то изменения. Большое спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG