Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иранский ядерный вопрос может быть вынесен на рассмотрение экстренной сессии МАГАТЭ




Виктор Нехезин: Ведущим европейским странам, Соединенным Штатам, России и Китаю пока не удалось достигнуть согласия с Тегераном по его ядерной программе. Судя по всему, вопрос будет вынесен на рассмотрение экстренной сессии Международного Агентства по атомной энергии 2 февраля и - не исключено - Совета безопасности ООН. Если это произойдет, Иран грозит закрыть свои атомные объекты для международных инспекций.


Кирилл Кобрин: Сегодня стало известно, что Великобритания и США отвергли новое предложение Ирана возобновить переговоры по его ядерной программе. Представитель британских властей назвал это предложение "бессодержательным", а представитель Белого дома Шон Маккормик заявил, что "на этом этапе я не вижу никаких признаков того, что Иран готов принять участие в серьезном переговорном процессе". В свою очередь, Китай призывает урегулировать кризис дипломатическим путем. А министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил вчера, что возобновление переговоров реально - если Иран будет придерживаться моратория на программу обогащения урана. В то же время, Лавров призвал не политизировать излишне проблему "иранской ядерной программы" и выступил против угрозы введения международных санкций в отношении Тегерана.


Еще одной заинтересованной стороной в этом вопросе является, конечно, Израиль. Ядерные разработки в соседних мусульманских странах всегда вызывали крайнюю степень тревоги у израильского руководства, а в случае Ирана эта тревога обусловлена еще и недавними выступлениями иранского президента Махмуда Ахмединеджада, который заявил, что еврейское государство должно исчезнуть с политической карты Ближнего Востока. В то же время, пока Израиль считает, что вопрос об иранской ядерной программе должен быть решен дипломатическим путем - с участием Совета безопасности ООН. Об этом заявили и временный глава израильского правительства Эхуд Ольмерт, и начальник Генерального штаба Дан Халуц.


С подробностями - наш корреспондент в Израиле Ровшан Гуссейнов.



Ровшан Гусейнов: На пресс конференции в иерусалимской резиденции президента Моше Кацава исполняющий обязанности главы правительства Эхуд Ольмерт заявил, что государство Израиль будет мириться с ситуацией, когда Иран, не признающий его право на существование, сможет заполучить ядерное оружие. Начальник Генштаба Армии обороны Израиля Дан Халуц, в свою очередь, заявил на конференции по вопросам национальной безопасности, что на сегодняшний день Иран - единственная прямая угроза существованию Израиля.


Во вторник в Москву прилетела израильская делегация во главе с советником правительства по национальной безопасности Гиорой Айландом и главой Комиссии по ядерной энергетике Гидеоном Франком. Израильтяне намерены убедить правительство России поддержать усилия мирового сообщества, направленные на замораживание иранской ядерной программы. Израильские эксперты считают, что примерно к марту процесс производства урана, пригодного для оснащения бомбы в Иране станет необратимым.


В западной прессе периодически появляются сообщения о секретных планах Израиля, направленных на уничтожение иранских ядерных объектов, наподобие секретной операции 1981 года, когда израильские ВВС вывели из строя ядерный реактор в Ираке. Во вторник генерал Дан Халуц также отверг идею непосредственного военного участия Израиля в предотвращении иранской ядерной угрозы.



Кирилл Кобрин: Итак, Израиль пытается убедить Россию не препятствовать передачи "иранского ядерного досье" в Совет безопасности. Чем обусловлена российская позиция в этом вопросе и каковы перспективы того, что разрешением кризиса действительно займется Совет безопасности ООН? Об этом мой коллега Виктор Нехезин побеседовал с экспертом Института международной экономики и международных отношений Александром Пикаевым.



Александр Пикаев: Насколько можно судить, позиция Россия, как заявил российский президент, близка к позиции Соединенных Штатов и Евросоюза, но, тем не менее, он предложил не рубить с плеча, избегать резких движений, поскольку решение этой проблемы - вопрос достаточно деликатный. Кроме того, Россия, по регламенту Совета управляющих МАГАТЭ, не может заблокировать вопрос переноса иранского досье на рассмотрение Совета безопасности, для такого решения требуется две трети голосов стран-участниц, и право вето там не предусмотрено. То есть Россия, конечно, может работать против такого решения, но предотвратить его она не может, поэтому она предпочла занять осторожную позицию.



Виктор Нехезин: Израильская делегация пытается еще раз убедить Москву все-таки занять более жесткую позицию по отношению к Ирану.



Александр Пикаев: Действительно, Израиль в течение последних нескольких лет весьма болезненно реагировал на контакты между Москвой и Тегераном, на развитие сотрудничества между Россией и Ираном как в области мирного развития атомной энергетики, так и в области поставок Ирану обычных видов вооружений. Израиль неоднократно пытался убедить Москву прекратить такое сотрудничество, пытался оказать на Россию давление через Вашингтон, но пока что все эти попытки не имели сколько-нибудь существенного эффекта. Вместе с тем Россия, конечно же, раздражена недавними высказываниями иранского президента относительно Израиля. Для России Израиль - важная страна, поскольку там проживает большое количество выходцев из бывшего Советского Союза. Возможно, несколько сотен тысяч израильских граждан также имеют и российские паспорта, поэтому безопасность Израиля для России также важна. Россия осудила иранские заявления, направленные против Израиля, и попытается убедить Иран найти выход из нынешнего кризиса дипломатическими методами, и полагает, что подобный выход из кризиса путем переговоров в интересах не только России и Ирана, но и Израиля.



Виктор Нехезин: Можно ли говорить, что, действительно, позиция России как-то постепенно меняется по отношению к Ирану?



Александр Пикаев: Да, прослеживается определенная тенденция. Если в 90-е годы Россия отказывалась признавать, что Иран ведет какую-либо незаконную ядерную деятельность, то в течение последних лет она, во-первых, была вынуждена признать, что, действительно, такая деятельность велась. Россия, кроме того, предприняла серьезные усилия, с тем чтобы гарантировать, что отработанное ядерное топливо Бушерской атомной электростанции, которая строится при российском содействии, не будет использовано в военных целях, и добилась согласия Ирана на возврат отработанного ядерного топлива. И в настоящее время, после заявлений иранского президента и действий иранской стороны по выходу из добровольного моратория на обогащение урана, российская позиция оказалась гораздо ближе к позиции США и Евросоюза, и Россия не отвергает возможность обсуждения иранской темы на Совете безопасности ООН.


XS
SM
MD
LG