Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Центральный банк топлива может решить ядерную проблему Ирана и не только


Предложения экспертов могут сделать нынешние споры вокруг «мирного атома» неактуальными

Предложения экспертов могут сделать нынешние споры вокруг «мирного атома» неактуальными

Министр иностранных дел России Сергей Лавров оценил возможные меры давления на Иран в связи с возобновлением Тегераном ядерных исследований так: «Вопрос о санкциях ставит телегу впереди лошади. Мы должны прежде всего сделать все возможное, чтобы в рамках МАГАТЭ, на основе инспекций, которые в Иране осуществляются, получить максимум информации, которая позволила бы ответить на те вопросы, которые имелись в отношении прошлой ядерной программы Ирана».


Но если санкции – это телега перед лошадью, то что тогда телега позади лошади? Какие меры давления на Иран считать своевременными? Британская газета «Таймс», напоминая о том, что экономические санкции против подпираемого нефтедолларами режима наверняка будут нарушаться теми, кому иранское топливо дороже, предлагает такой изящный вариант: «Иран – древняя страна с исключительно гордым народом. Если к нему будут относиться как к парии, это станет для него оскорблением. Санкции против футбольной команды или запрет на участие иранских футболистов в международных чемпионатах в стране болельщиков будут иметь потрясающий эффект. Запрет на поездки иранских дипломатов подорвет статус страны. Важно показать Ирану, что мир готов действовать. И показать это надо как можно скорее».


Однако есть и другие идеи, которые могут помочь разрешить не только текущий кризис, но и значительно укрепить режим контроля за технологиями двойного назначения в атомной области. Бывший заместитель генерального директора МАГАТЭ Пьер Голдшмидт призывает Совет Безопасности ООН разработать новый инструмент - постоянную резолюцию прямого действия, которая должна вступать в силу автоматически. Его статья на эту темуопубликована на сайте вашингтонского фонда Карнеги.


Как разъяснил Пьер Голдшмидт свою позицию в интервью РС, «международное сообщество не извлекло уроков из опыта Северной Кореи и Ирана за последние три года. Не надо принимать резолюции по каждому конкретному случаю. Очевидно, что в тех случаях (к счастью, пока немногочисленных) когда МАГАТЭ выясняет, что государство не выполняет Договор о нераспространении ядерного оружия и обязательства, взятые перед МАГАТЭ, должна вступать в силу постоянная резолюция. Она должна автоматически давать большие права МАГАТЭ в проведении инспекций и доступа на объекты. Есть еще ряд технических моментов. Надо поставить вопрос о том, что если государство выходит из ДНЯО, то объекты и материалы, которые находились под контролем МАГАТЭ, должны оставаться под этим контролем и после выхода страны из договора. Это можно сделать легко, не изобретая новых соглашений и документов. И третье: когда выясняется, что государство не соблюдает своих обязательств по нераспространению ядерного оружия, что у него есть тайная ядерная программа, как это было в случае с Ираном за последние два десятилетия, Совет Безопасности ООН должен требовать, чтобы это государство заморозило исследования в области обогащения урана на 10 лет. Это позволит международному сообществу восстановить доверие к этому государству».


В прошлом году генеральный директор МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадей возродил идею конца 1950-х годов – создать центральный банк ядерного топлива. Для государств, развивающих атомную энергетику, это стало бы гарантией того, что они в любой момент могут по рыночной цене приобрести топливо для своих АЭС.


«Как только вы создаете гарантированные поставки топлива, вы выбиваете почву у сторонников аргумента «я хочу создавать свое собственное топливо». Это на 80% решает проблему, - объясняет свою инициативу аль-Барадей. - Я бы хотел соединить гарантированные поставки топлива с 10-летним мораторием на любые опыты по обогащению или переработке урана».


США и Россия отнеслись к этой идее положительно. Вашингтон обещал предоставить в банк 17 метрических тонн высокообогащенного урана, из которого затем можно сделать легкообогащенное топливо для АЭС. Пьер Голдшмидт разделяет оптимизм по поводу создания центрального топливного банка.


«Понятно, что такая страна, как Иран, у которой на сегодняшний день есть только один поставщик топлива - Россия - хочет получить гарантии, что кто-то предоставит им топливо, если единственный поставщик по каким-то политическим причинам перестанет выполнять свои обязательства. По-моему, это витает в воздухе и может быть создано в считанные дни, если у поставщиков будет политическая воля. На самом деле это то же самое, что предоставить экспортные лицензии по очень жестким коммерческим условиям и при условии нераспространения ядерных технологий».


Стоит добавить, что ядерное топливо довольно дешево, не занимает много места, и его легко складировать. Так что нынешний кризис вокруг Ираном может повлечь и далекоидущие положительные последствия. Если, конечно, международное сообщество прислушается к рекомендациям экспертов МАГАТЭ.


XS
SM
MD
LG