Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музыка, которой мы выбираем. Кантри и второе пришествие Буша


Кантри, партия, супербоул. Легенды почвенного стиля Вилли Нельсон и Тоби Китер разогревают публику перед началом 38-го розыгрыша главного приза американского футбола

Кантри, партия, супербоул. Легенды почвенного стиля Вилли Нельсон и Тоби Китер разогревают публику перед началом 38-го розыгрыша главного приза американского футбола

Даже через год после повторной инагурации Джорджа Буша на пост президента США не существует единого мнения, что именно принесло ему победу на выборах. Многие наблюдатели довольствуются простой констатацией "разрыва" между "синими" и "красными" штатами (этими цветами обозначались на телевизионных схемах территории, большинство избирателей которых отдали свои голоса представителям соответственно демократической и республиканской партий).


При этом мало кто попытался выяснить природу этого "разрыва". Что именно отличает жителей "синих" штатов от "красных"? Разумеется, кроме того, что "синие" в 2004-м предпочли Джорджу Бушу Джона Керри, и наоборот? В лучшем случае аналитиками интуитивно называются разное "отношение к Богу" или к "ценностям". Никто до сих пор не предложил более внятного критерия, определяющего неодинаковое восприятие избирателями одних и тем же лозунгов предвыборных штабов. При этом критерия, поддающегося измерению средствами точной науки - скажем, статистики.


У меня есть теория, которая отвечает на эти вопросы. Отдельные территории США разительно рознятся по насыщенности радиостанциями, транслирующими музыку в стиле кантри (или хонки-тонк, как его звукоподражательно называют). Эта неоднородность в радийном покрытии поразительно точно соответствует колебанию в электоральных предпочтениях, которое, очевидно, является производным от неоднородной коммуникативной среды, характерной для разных районов США.


В ходе кампании 2004-го станции кантри – больше чем кто-либо еще – насаждали среди избирателей "красных" штатов консервативные идеалы, помогали сформулировать вопросы, обсуждавшиеся кандидатами в президенты, в выгодном республиканцам виде, и подготавливали избирателей "красного пояса" к позитивной реакции на призыв предвыборного штаба Джорджа Буша, делавшего акцент на важности семьи, патриотизма и веры в Бога. Команда Буша, надо отдать ей должное, прекрасно понимала действенность этого инструмента и использовала его на полную катушку, чтобы остаться в Белом доме на второй срок.


«Красный пояс» Буша


Чтобы проверить эту гипотезу, я проанализировал три авторитетных и независимых массива информации: официальные результаты выборов 2004-го, итоги переписи-2000, и полный перечень станций кантри с разбивкой по штатам США, составленный интернет-ресурсом Radio-Locator.


По прогнозным данным Бюро переписи, население США в 2003-м составляло чуть более 290 млн. человек. Radio-Locator обнаружил 2088 американских станций кантри.


Если разбить это число по штатам, где они вещают, и сравнить полученные цифры с итогами выборов в этих штатах, то обнаружатся удивительные вещи.


В среднестатистическом "синем" штате на 7 млн. жителей приходится 25,4 станции кантри. В условном "красном" живет лишь 4,8 млн. человек, при этом он располагает аж 51 станцией. Получается, что в "красных" штатах одна станция приходится на 94824 человек, что в три раза превышает плотность кантри-вещания у "синих".


Что еще более показательно, уровень проникновения кантри довольно точно соответствует отрыву, с которым кандидаты в президенты от демократов и республиканцев выиграли выборы-2004 в отдельных штатах. Так, преимущество Керри над Бушем был наиболее велико там, где плотность станций кантри была минимальной (например, в Калифорнии, Коннектикуте, Нью-Йорке). И, наоборот, Буш выиграл легче всего в тех штатах, где отмечается наибольшая концентрация станций кантри (Аляска, Вайоминг, обе Дакоты и т.д.).


Иными словами, если наложить карту поклонников кантри на сине-красную схему итогов выборов-2004, то контуры первой практически полностью совпадут с "красным поясом" Америки.


Когда все было проще


Эта несомненная корреляция ставит перед нами следующий вопрос: а каким именно образом (не) любовь к кантри переводится в электоральные предпочтения? Очевидно, это должно быть связано с содержанием передач, то есть репертуаром песен.


Современная музыка кантри – а в соответствии с маркетинговыми исследованиями, не менее 50 миллионов любителей этого стиля слушают его по радио примерно по три часа в день, - разительно отличается от того, что мы привыкли называть этим словом еще вчера. Если не считать вечную тему любви, составляющую основу любого популярного формата, кантри XXI века больше чем любой другой музыкальный стиль озабочен проблемой "ценностей", то есть семьи, патриотизма и религии.


Откроем авторитетный отчет "Американская музыка кантри", публикующий список 50 самых популярных песен года, за 2000-2004 гг. (то есть за период, непосредственно предшествовавший завоеванию Бушем главного выборного поста в государстве, и его первый президентский срок). Это составляет 250 песен, занимавших более половины прайм-тайма станций кантри за эти годы. Десятки миллионов поклонников кантри слушали эту музыку изо дня в день.


Итак, примерно каждая пятая песня из этого списка была полностью или частично посвящена семье, важности сохранения традиционных семейных связей. Среди доминирующих подтемможно выделить такие: радость молодых мам, которые не пошли на прерывание беременности, родители, признающиеся в любви к детям (и наоборот), и воспитывающие их в духе "старых порядков".


Лишь три песен из списка 50 хитов были выдержаны в патриотической тематике в ее чистом виде (события 11 сентября, жертвенность американских солдат на войне с террором и в Ираке, готовность умереть за принципы, на которых стоят Соединенные Штаты). Зато эти песни часто были в десятке самых популярных.


Возможно, наиболее необычно то, что почти треть из композиций первой полусотни так или иначе содержали отсылки к религиозным переживаниям,доктрине и практике христианства, или хотя бы вскользь упоминали библейские сюжеты и героев Священного писания (это замечание не относится к периоду рождественских праздников, когда Создатель практически не исчезает из эфира).


Наконец, через все упомянутые выше темы проходит мотив ностальгии по временам, когда "все было проще". Вот характерный пример из творчества группы Rascal Flatts, которая в своем хите Mayberry (2004) выразила это чувство таким незамысловатым образом (мы даем припев в нашем вольном переводе):


Ах, Мейберри-городок, невелик и невысок.
На завалинке с тобой с черри-колою вдвоем.
Ты куда ушла, пора черно-белого вчера.


В целом, примерно половина из нашего списка в 250 песен так или иначе касается одной из перечисленных тем. А, значит, в самый разгар кампании 2004-го рядовой слушатель кантри (как указывают многочисленные маркетинговые исследования, это практически всегда белый человек, скорее женщина, чем мужчина, среднего достатка, скорее состоящий в браке и имеющий детей, обычно житель пригорода или владелец собственного дома в сельской местности одного из "красных" штатов), сидел на музыкальной диете из семейных ценностей, патриотизма и Бога, густо приправленной ностальгией.


После этого должно ли кого-то удивлять существовать существование "ценностного разрыва"? Наоборот, удивительным было бы его отсутствие. В конце концов, наука политического пиара базируется на тезисе, что люди, которые постоянно подвергаются через СМИ воздействию определенного сообщения, думают (и голосуют) отлично от тех, кто такому воздействию не подвергается.


It's about identity, stupid!


Команда Буша, надо отдать ей должное, прекрасно понимала, какие дополнительные конкурентные возможности дает ей созвучное программным установкам ее кандидата музыкальное пространство. Она постаралась убедить поклонников кантри, что Буш - это "их парень", что он говорит на их языке и всецело разделяет их жизненные установки.


В качестве официальной песни своего предвыборного полхода (а есть и такая), команда Буша-Чейни в обеих своих кампаниях выбрала творчество знаменитого дуэта кантри Брукса и Данна. В 2000-м это была ода в честь пролетарских ценностей "Работяга", а через четыре года патриотический хит "Только в Америке".


Лучшее время на съезде республиканцев в позапрошлом году было отдано выступлениям ударных ансамблей кантри – тех же Брукса и Данна, Даррила Уорли (в своем ударном сюжете "Разве ты забыл?" он призывает помнить о 11 сентября и не останавливать войну с террором) и Ли Эн Вумакс ее зажигательной балладой I Hope You Dance, в которой фигурирует образ небесного отца.


Можно даже не говорить о других тесно символизирующихся с кантри атрибутах, которые президент часто использует и сейчас. Это ранчо в Кроуфорде, пикап, ковбойский ремень и сапоги, и даже его медвежья "техасская походка", о которой он с юмором упомянул в своей речи на съезде, когда давал согласие баллотироваться от родной партии.


В современной американской истории найдется редкий кандидат, который бы так очевидно пытался обратить всеохватывающий контекст кантри на пользу своей кампании.


Кантри кодифицирует и популяризирует традиционные ценности американской глубинки, отвоевывая для себя плацдармы среди либерально настроенных элементов электората. Команда Джорджа Буша оседлала эту волну, чтобы донести свою повестку до еще неохваченных "республиканской" идеологией и изначально враждебных ей слоев населения.


Буш выиграл выборы не только потому, что он нашел способ обратиться к укорененному у многих американцев чувству ностальгии по "старым добрым временам". Но и потому, что сама эта ностальгия прирастила свои территории. Музыка кантри была ей в том умелым помощником и искусным орудием.


Вы также можете познакомиться с полным текстом статьи на английском языке .


XS
SM
MD
LG