Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная дума отклонила поправки к закону «Об альтернативной гражданской службе»



Владимир Кара-Мурза: Сегодня Государственная дума отклонила поправки к закону «Об альтернативной гражданской службе», допускавшие учет пожеланий самих призывников, избравших этот вид исполнения долга перед родиной. Тему обсуждаем с Сергеем Григорьевым, генерал-майором запаса, заместителем председателя думского Комитета по обороне, депутатом от фракции «Родина».


Каков итог сегодняшнего обсуждения закона «Об альтернативной службе»?



Сергей Григорьев: Сегодняшний день в этом плане представляет определенный интерес. На обсуждение депутатов Государственной думы было вынесено десять законопроектов, касающихся поправок к действующему закону «Об альтернативной гражданской службе», и все эти законопроекты были отклонены. Как расценивать этот факт? Это вызвало определенный интерес средств массовой информации, и сегодня сообщения разных агентств порой начинаются даже с этого и подчеркиваются те моменты, которые были предложены авторами законопроектов и были отклонены на сегодняшнем заседании. Можно сделать разные выводы. Но сразу скажу - никаких выводов из отклонений этих десяти законопроектов Государственной думой делать не стоит. Почему?


Закон «Об альтернативной гражданской службе» был принят в 2002 году и в вступил в действие с 1 января 2004 года. То есть практика его применения насчитывает фактически неполных два года. Это не значит, что он свободен от недостатков и надо прекратить над ним работать. Но те законопроекты, которые были отклонены сегодня, были подготовлены еще Государственной думой третьего созыва в период острой борьбы вокруг законопроекта «Об АГС», и попытками скорректировать его, смягчить в конце работы Государственной думы третьего созыва. Я не скажу, что они устарели, хотя и этот момент присутствует. И сегодняшнее рассмотрение в Государственной думе основной целью имело расчистку накопившихся завалов, а вовсе не попытку думы уйти от рассмотрения важных вопросов корректировки закона «Об АГС».



Владимир Кара-Мурза: Ответственный редактор «Независимого военного обозрения» Вадим Соловьев считает, что закон отпугивает призывников.



Вадим Соловьев: В том виде, в каком существует закон «Об альтернативной службе», он существует практически второй год, но всего лишь несколько сотен человек, это при призыве порядка срочников у нас шестьсот тысяч человек и несколько сотен человек изъявляют желание использовать альтернативные пути службы. То есть закон сам по себе отталкивает. Дело в том, что альтернативная служба не принимается руководством вооруженных сил и, будем говорить честно, всеми ветвями власти. Поэтому никаких условий по новому месту службы альтернативщиков не создается, зарплата в лучшем случае 1600 рублей - 50 долларов всего-навсего на целый месяц, жилищных условий никаких. Опыт западных государств, где существует такой закон, показывает, что там вполне хватает контингента для срочной службы, для службы по контракту и вполне хватает людей, которые служат по альтернативной - в больницах и так далее, на многих других объектах, где люди не идут в цивилизованных государствах.



Владимир Кара-Мурза: Вы лично после сегодняшнего обсуждения посоветовали бы призывнику избрать альтернативный исполнения долга перед родиной?



Сергей Григорьев: Нет, не посоветовал бы. Но вернемся к мнению эксперта. Первое: ежегодно призываются в вооруженные силы не 600 тысяч, а 400 тысяч человек. Второе: Министерство обороны в ходе обсуждения этого закона, в ходе его принятия и введения в действие, то есть это относится к 2003 году и к 2004 году, приложило все необходимые усилия для того, чтобы выполнить принятый закон и со своей стороны не чинить никаких препятствий. Кроме того, этот закон сделан в таком виде, что влияние военных на возможность выбора молодым человеком альтернативной гражданской службы, либо службы по призыву сведено практически к нулю, военные на это не влияют, на это влияют призывные комиссии, то есть коллективный орган, принимающий решения.


Далее: государственные органы, федеральные органы исполнительной власти провели большую работу по подготовке рабочих мест, на которых может молодой человек проходить альтернативную гражданскую службу. И эту работу зачеркивать, сбрасывать со счетов, недооценивать, на мой взгляд, оскорбительно в отношении Минздравсоцразвития. Хотя мое личное отношение к Минздравсоцразвитию по другим поводам можно охарактеризовать как отрицательное. В данном случае работа проведена большая. Другое дело, обстановка в стране, когда существует огромное количество рабочих мест с тяжелыми условиями труда, с крайне низкой зарплатой, естественно они входят в этот перечень, который подготовил Минздравсоцразвития и на который приглашают субъекты федерации, федеральные органы исполнительной власти, то же Министерство обороны, потому что законом предусмотрено прохождение альтернативной гражданской службы и в организациях Минобороны. Естественно, эти места не престижные, тяжелый труд. Могу перечислить основные специальности: санитар, дорожный рабочий, рабочий ремонтно-строительный, скотник, рабочий полеводства, электрогазосварщик и так далее. Для многих, конечно, это никакого не несет интереса. Но служить-то надо, тот или иной долг выполнять надо.



Владимир Кара-Мурза: Алексей Арбатов, доктор исторических наук, один из авторов предыдущих поправок, не питал особых иллюзий относительно сегодняшнего обсуждения.



Алексей Арбатов: Альтернативную службу превратили практически в штрафбат. Идея одна: чтобы никакой даже мысли не возникло идти на альтернативную службу. Они хотят таким образом загонять людей по призыву в армию, а добьются того, что взятки вырастут, еще больше будут уклоняться, но с нарушением закона, а не пользуясь конституционным правом послужить обществу и государству на альтернативной службе. Просто не хотят никак понять ни в Министерстве обороны, ни в думе, которая сейчас стала просто придатком исполнительной власти, не хотят понять, что насильно нельзя защитников отечества создавать. Защитники отечества – те, кто сознательно и добровольно идут на это, особенно если речь идет о мирном времени, когда из-под палки загонять - это не армию создавать, а неорганизованное вооруженное формирование, во что они и превратили наш армию сейчас.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира Александровича из Междуреченска.



Слушатель: Здравствуйте. Система всеобщей воинской повинности приведет к тому, что все больше и больше людей будет, призывников убегать из этой страны, причем убегать будут самые лучшие и самые успешные.



Сергей Григорьев: Наверное, автор этого вопроса немножко застрял в том периоде, который закончился в 91 году, когда можно было говорить о всеобщей воинской обязанности. С тех пор много воды утекло, и в настоящее время о всеобщности говорить не приходится. В настоящее время подлежит призыву и призывается в вооруженные силы 9% от призывного контингента. То есть это фактически как в спортлото выиграть – попасть в армию, 91% не подлежит призыву. И так или иначе, пользуясь отсрочками, и в возрасте 18-19 лет не идет на службу и благополучно дотягивает до 27-28 лет, когда действие закона в отношении него прекращается. Не драматизируйте эту проблему.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Владимира.



Слушатель: Добрый вечер. Вот я уже несколько лет наблюдаю за этой полемикой – воинская обязанность, повинность и прочее. Но перешли же на рыночную экономику, значит нужно, соответственно, контрактную армию делать и платить. Молодой человек, простите за выражение, не может бесплатно пойти в туалет, а почему он бесплатно должен два года пахать неизвестно на что? И второй вопрос: как же мы опошляем нашу армию. Вы посмотрите СТС - это ужас, показывают дебилов, идиотов от рядового до генерала.



Владимир Кара-Мурза: Имеется в виду канал Ren-TV. Давайте к первому вопросу вернемся: должна ли армия в условиях рыночных отношений быть контрактной?



Сергей Григорьев: Вообще говоря, безопасность страны, какой бы характер ни носили общественно-политические отношения в ней, должна обеспечиваться, на мой взгляд, в любое время. И одним из элементов обеспечения безопасности страны являются вооруженные силы. В Советском Союзе были вооруженные силы численностью больше 4 миллионов человек. В настоящее время в Российской Федерации вооруженные силы сокращены более чем в четыре раза по сравнению с советским периодом. Если вы считаете, что это чрезмерно много, скажите, какими они должны быть – сто, двести тысяч человек или может быть ограничиться президентским полком.


Хочу обратить ваше внимание на то, что широкой публике, допустим, показывают в качестве большого достижения эскадрилью «Витязи» или какие-нибудь «Стрижи», которые совершают чудеса на самолетах выпуска 80 годов. И публика рукоплещет мастерству российских летчиков. При этом, вот вы говорите, надо много платить, эти летчики не имеют квартир и не имеют, вообще-то говоря, реальной перспективы получения жилья. Сколько получает офицер в современных российских вооруженных силах? Год назад лейтенант, человек с высшим образованием, крепкий молодой здоровый грамотный человек с хорошим высшим образованием получал чуть больше четырех тысяч в месяц. Вы ответьте сами себе: он может ли прокормить сам себя на эти деньги и может ли он девушку в кино пригласить, 22-летний молодой здоровый парень?


Сейчас правительство, президент предпринимают определенные шаги по улучшению материального положения военнослужащих. Вы говорите – не надо призывать в вооруженные силы. Но сколько, по-вашему, надо платить человеку с высшим образованием, который пропадает днем и ночью на службе, который имеет очень отдаленную перспективу получения собственного жилья и даже сейчас служебного жилья не имеет. Количество проблем в вооруженных силах чрезвычайно велико. И проблемы альтернативной службы и службы по призыву лично мне не представляются самыми главными.



Владимир Кара-Мурза: Депутат от ЛДПР Алексей Митрофанов, заместитель председателя думского Комитета по конституционному законодательству трезво оценивает итоги работы над законом.



Алексей Митрофанов: Закон «Об альтернативной службе» был принят после долгих обсуждений. И конечно, условия, которые содержатся в нем, не очень выгодны для молодого человека. Таких очень много профессий и направлений деятельности, начиная от больниц и медицинских учреждений и заканчивая тяжелыми видами строительства, допустим. Во-первых, надо служить больше по времени, множество всяких моментов, которые не являются привлекательными, будем так говорить. Ничего плохого, если человек будет служить по месту жительства, и я думаю, что на это можно пойти. Но сейчас это сознательно ограничивается для того, чтобы не повышать привлекательность к альтернативной службе.



Сергей Григорьев: Готов согласиться с депутатом Митрофановым по целому ряду соображений, которые он сейчас высказал. При этом хочу обратить внимание радиослушателей на следующие обстоятельства: любой действующий закон, любое решение надо рассматривать в историческом контексте. Когда Алексей Арбатов немножко раньше упомянул о том, что европейские государства, у них очень хорошо отлаженная система как службы по призыву, контрактной службы, так и альтернативно-гражданской службы, я готов с ним согласиться. Но нельзя забывать о том историческом периоде, который прошли эти страны.


Я очень хорошо представляют опыт альтернативной гражданской службы Федеративной республике Германии. Когда в 60 году они начинали ставить этот вопрос в стране, в обществе в ФРГ, он встречал реакцию гораздо более жесткую, чем та, которая была в Государственной думе при обсуждении этого закона в 2002 году, гораздо более жесткую. Точно так же лица, стремившиеся пройти альтернативную гражданскую службу, преследовались вплоть до уголовного преследования. Везде во всех этих странах в течение длительного периода срок альтернативной гражданской службы превосходил срок службы по призыву в полтора-два раза.


И более того, разговаривая с одним из статс-секретарей одного из министерств ФРГ, в личном разговоре, он говорит: 15 лет назад, то есть на уровне 90 года, совершенно иное было отношение, чем сегодня, в 2004 году, к альтернативной службе и службе по призыву. И только эти 15 лет позволили выровнять отношения в обществе, признать полезность и создать нормальные условия для прохождения альтернативной гражданской службы. Чувствую, что у многих возникает желание - мы хотим сегодня, мы хотим сейчас. Подождите, дайте только время.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос и Петербурга от Николая Александровича.



Слушатель: Здравствуйте. У меня риторический вопрос. Я лично считаю, что закон «Об АГС» - это стремление законодательно утвердить рабский труд. Я хочу сказать, что в ФРГ (передо мной конституция ФРГ) альтернативная гражданская служба не превышает срока военной службы.



Сергей Григорьев: Это не так. До конца 2004 года служба по призыву составляла 9 месяцев, альтернативная гражданская служба составляла 10 месяцев. Но и к этому моменту они пришли в течение длительного, практически сорокалетнего исторического периода. У нас когда был впервые принят этот закон, да, действительно, установили жесткую грань. Сейчас, сегодняшние отклонения законопроектов, которые предусматривали сокращение разрыва между службой по призыву и альтернативной гражданской службой, не значит, что этот вопрос не будет рассматриваться.


Более того, обращу ваше внимание на следующие обстоятельства. Президент неоднократно заявлял, его позицию поддерживает министр обороны, готовится, разрабатывается целый комплект документов, который в этом году будет внесен в Государственную думу. Смысл: с 1 января 2008 года прохождение службы по призыву составит один год. При этом полгода молодой человек будет проходить в исключительно дисциплинированной воинской части в учебном центре. На собственно несение военной службы у него остается полгода. Пролетят мигом, никто и оглянуться не успеет. Как только этот комплект законопроектов будет внесен в Государственную думу, естественным образом всплывет вопрос о сокращении срока альтернативной гражданской службы. Это взаимоувязанные вещи. И поэтому нынешним трем с половиной годичным сроком АГС пугать не надо.


Далее: упоминание о бесплатном рабском труде. Должности для АГС собраны по представлению органов исполнительной власти субъектов федерации, по представлению федеральных органов исполнительной власти и сведены в единю систему Минзравсоцразвития и больше никем другим, Министерство обороны на это не влияет. Это реальные должности, которые в случае отсутствия АГС должны занимать обычные простые россияне. И вот тут-то вы мне тоже расскажите про их рабский труд. Вот одни могут на эти должностях работать и оплату их труда вы не назовете рабскими, а вот молодой человек, которому вдруг нужно исполнить свой конституционный долг, который по конституции позволяет исполнить в разной форме - по призыву или в виду или АГС - тут рабский труд. Что-то я не пойму вашей логики.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Анатольевича.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы, чтобы мы четко различали, что такое служба в армии. Или это человек на два года приговорен по сути делу к тюремному заключению или он призван действительно долг отдать родине. Сейчас детей отправляют в армию, как будто их в тюрьму отправляют.



Владимир Кара-Мурза: Это не относится к альтернативной гражданской службе. Пока статистика невелика.



Сергей Григорьев: Вообще-то говоря, на альтернативную гражданскую службу при всем шуме, поднятом вокруг этого вопроса, пока просится очень небольшой контингент из призывного контингента, простите за тавтологию. То есть не так уж много людей не хотят брать в руки оружие. Возможно у них есть на это свои основания. Потому что служба в армии, я все-таки имею некоторый опыт военной службы, скажем так, она связана с определенными опасностями. То есть человеку дают в руки оружие, боевая техника окружает его. Это гораздо опаснее, чем просто ходить по улицам города, иногда выпить пивка, сходить на стадион – это немножко другое. Конституция предусматривает выполнение этого долга. Давайте пересмотрим конституцию, отменим эти вопросы. Пусть только тот, кто хочет добровольно служить, пусть и идет служит, за какую сумму ему заплатят.



Владимир Кара-Мурза: Вероника Марченко, глава фонда «Право матери», с пессимизмом смотрит на альтернативную гражданскую службу.



Вероника Марченко: Очевидно, что все попытки сделать закон «Об альтернативной гражданской службе» более человечным, более цивилизованным, более нормальным, обращенным реально к тем молодым людям, которые не хотят нести службу с оружием в руках, терпит поражение, разбивается о непонимание депутатов, их какие-то старые представления о том, что каждый молодой человек должен в обязательном порядке пройти службу военную, с оружием в руках. Понятно, что это приведет к тому, что существует сейчас. Альтернативная служба не будет пользоваться большой популярностью, будет формальным инструментом, которым мало кто будет пользоваться. Может быть в перспективе те же депутаты будут поднимать вопрос о том, что эту альтернативную гражданскую службу необходимо отменять, поскольку она не пользуется вниманием, никто ее не хочет проходить, зачем она нужна.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Александра из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. По словам высших чиновников власти, в том случае, когда срок службы будет составлять один год, ее смогут пройти, отслужить все, в том числе и студенты не в ущерб своим знаниям и учебе. Вы согласны с этим мнением? Если срок службы действительно будет составлять один год, от этого снизится дедовщина или нет?



Сергей Григорьев: Переход на одногодичный срок прохождения службы по призыву, на мой взгляд, приведет к существенным изменениям. В первую очередь хочу обратить внимание на то, что, вы сказали, будут призываться студенты, по крайней мере, я вас так понял. Студенты призываться не будут. Каждый молодой человек, который учится в учебном заведении, обязательно пройдет курс обучения полностью, и только после этого он будет иметь потенциальную возможность подлежать призыву. При этом сокращение срока службы с двух лет до одного естественным образом увеличивает потребность в призывном контингенте. Если сегодня эта потребность исчерпывается 9% от всего контингента, то при переходе на одногодичный срок службы она не превысит 18%, а реально будет еще меньше. То есть далеко не каждый молодой человек рискует оказаться в вооруженных силах. Это первый момент


Второй момент: вооруженным силам нужны образованные люди. И эти образованные люди для эксплуатации техники, которая имеется в войсках, и я надеюсь, будет продолжать поступать в них, хотя с этим связано большое количество проблем, и использоваться они будут таким же образом, как говорится. То есть все время была нехватка квалифицированных специалистов в вооруженных силах. И даже в мои молодые годы ребята, окончившие вузы и призванные в вооруженные силы на один год, находились в армии на особом положении.


По вопросам дедовщины я уже говорил. Полгода в учебке в месте где очень хорошо налажен и учебный процесс, и дисциплина, и полгода несения службы в линейных частях. Время пролетит очень быстро. И о какой-то дедовщине при такой смене кадров говорить нельзя. Более того, появятся возможности поставить фильтры перед тем маргинальным контингентом, который Министерство обороны вынуждено сегодня призывать в вооруженные силы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Татьяну.



Слушательница: Добрый вечер. Я все-таки не могу понять, почему в западных странах давно существует альтернативная служба, длится она всего один год. Почему в Прибалтике ребята служат один год и на воскресенье приходят домой. Правильно сделали, что они вырвались из империи зла. Наши генералы самые жестокие, самые бездарные. Вспомним Грачева, как у него умирали солдаты «с улыбкой на устах».



Владимир Кара-Мурза: Это была действующая армия, не альтернативная.



Сергей Григорьев: Кстати говоря, не Грачев посылает солдатиков на смерть и гибель и не генералы ради собственного удовольствия затевают войны, а вообще-то говоря, военным приходится разгребать ошибки политиков. И только тогда они вступают в действие. Я не знаю ни одного военного, который бы получал удовлетворение от того, чтобы месить грязь сапогами своими. Вспомните командующего армией под Первомайским Трошева - в треухе, в ватнике, один криком кричит, каких-то артиллеристов и пехотинцев собирает. Наверное, дачи и прочее у него за спиной. Попробовали бы хоть денечек пожить как этот генерал, не говоря уже об офицерах и солдатах.



Владимир Кара-Мурза: Владимир Лысенко, бывший депутат Государственной думы и один из авторов отклоненных сегодня поправок, удручен сегодняшним состоянием закона «Об альтернативной гражданской службе».



Владимир Лысенко: К сожалению, сегодня Государственная дума поддержала министра обороны России Иванова и отменила большую часть поправок. Голоса оппозиции, которые звучали сегодня на заседании Госдумы, в частности, Владимира Рыжкова, к сожалению, не были приняты «Единой Россией». Вся идея, которая воплощена в этом законе, чтобы действительно те, кто заявляют, что они хотят идти на эту службу, чтобы могли получить такое право. Но мы знаем, что в Москве всего лишь 15 человекам разрешили такую службу, но им предложили такие места, что реально они не смогли проходить эту службу. Хотя мы предупреждали, когда готовился этот закон, что на Украине такой же был сделан драконовский закон, и он не сработал. Но очевидно, что нынешнему руководству страны, Министерству обороны не нужна европейская гражданская служба, которую проходят в большинстве европейских стран, альтернативная, а им нужно как можно больше солдат.



Сергей Григорьев: Я хотел бы обратить внимание на то, что в выступлениях тех людей, которых я мог бы назвать своими оппонентами, все время звучит некий пессимизм. То есть депутаты Государственной думы не хотят совершенствовать закон об АГС,и об этом свидетельствует сегодняшнее отклонение. Они хотят рабского труда для молодежи, призываемой на АГС. Никак не могу с этим согласиться. Нет таких настроений среди депутатов Государственной думы. Нет драконовских настроений и желания сделать как можно хуже для молодых людей.


Далее: Министерство обороны к процессу организации альтернативной гражданской службы не имеет практически никакого отношения, всеми этими вопросами занимается Минздравсоцразвитие, министр Зурабов.



Владимир Кара-Мурза: Министерство обороны заинтересовано в том, чтобы более худшие условия были созданы для альтернативщиков, тогда все остальные пойдут к Министерству обороны.



Сергей Григорьев: Оно может быть в этом сколько угодно заинтересовано, но влияния на принятие решений Минздравсоцразвития оно не имеет никакого. Это самостоятельное министерство и оно решает задачи через гражданские органы исполнительной власти, через органы исполнительной власти субъекта федерации и федеральные органы исполнительной власти. Влияние Министерства обороны стремительно приближается к нулю в решении этих вопросов - категорически это утверждаю.


И еще: у закона «Об альтернативной гражданской службе» существует известная перспектива его смягчения. И Государственная дума, тот же самый Павел Владимирович Коршенинников, когда он представлял законопроекты к отклонению сегодня, он говорил о том, что в ближайшее время мы вернемся к этому вопросу и рассмотрим целый ряд поправок, которые приведут к смягчению условиях прохождения.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Олега, радиослушателя из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. Сергей Михайлович, почему лично вы предпочли службе в армии альтернативную гражданскую службу в Государственной думе? У меня сложилось впечатление, что в Государственной думе служат одни генералы.



Владимир Кара-Мурза: Мы помним недавние сюжеты, что генералы проходят военные сборы, они не чужды военной жилке.



Сергей Григорьев: Во-первых, я 36 лет прослужил в вооруженных силах, и думаю, что это более чем достаточно.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, пост депутата приравнивается к прохождению службы в армии, по закону о воинской службе. Например, если депутат 20-летний подлежит воинскому призыву, то он имеет отсрочку на срок депутатства.



Сергей Григорьев: Депутатских полномочий, а потом продолжай проходить службу на общих основаниях по окончанию полномочий. В Государственной думе действительно много военных.



Владимир Кара-Мурза: Но часть из них участвуют в нашей передаче – это и Алексей Арбатов, и Митрофанов, и Алкснис, ваш бывший коллега по фракции, генерал Варенников.



Сергей Григорьев: Военных много. Кстати говоря, в Комитете по обороне почему-то мало, кто хочет работать, они работают в других комитетах.



Владимир Кара-Мурза: Там единственная женщина космонавт Савицкая. Не надо так серьезно относиться к вопросу радиослушателя, он, по-моему, пошутил. Слушаем москвича Сергея.



Слушатель: Здравствуйте. Я рад, что дозвонился за несколько дней - это говорит о том, что передача пользуется большим авторитетом. Вопрос гостю: первое – по конституции у нас основанием являются убеждения, причем убеждения необходимо доказывать. Ваш гость сказал, что организацией Министерство обороны занимается мало. Вопрос: на призывных пунктах, точнее военкоматах военкомат проверяет, доверять убеждениям или не доверять. И еще батюшку приглашают, он определяет. Это, во-первых, даже по конституции, мягко говоря, нарушение. Второе: сколько у нас, по данным вашего гостя, всего проходят альтернативную гражданскую службу в системе АГС, каковы ежегодные тенденции увеличения или уменьшения? Он сказал о зарубежном опыте, хорошо зарубежный опыт знает. Но зарубежный опыт, он сказал, к чему пришел, почему мы должны сейчас не учитывать эти сорок лет германских?



Владимир Кара-Мурза: Спасибо, Сергей. Про то, как определяется отношение призывника к воинской службе – слабое место закона, мы об этом уже говорили, что надо доказывать баптистам, что он баптист. По конституции, по свободе совести это не требуется.



Сергей Григорьев: В любом государстве, по опыту ФРГ, необходимо обоснованно заявить о своем стремлении пройти альтернативную гражданскую службу. И по опыту Германии, там порядка 90% положительных решений по таким заявлениям комиссии принимают и порядка 10% отрицательных решений. И у нас, вы не правы в том, что военкоматы принимают решение, направлять на АГС молодого человека или призывать его в вооруженные силы. Нет, такого рода решения принимаются коллегиально комиссией, где военком имеет только один голос из многих, не более того.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Я хотел товарищу генералу такой вопрос задать. Всякий раз, когда горячо обсуждаются эти вопросы, мы - простые граждане - начинаем как бы с нуля. Неплохо бы знать обстановку, как это происходит в Европе, в Америке, в разных странах, очевидно, по-разному, элементарную статистику, чтобы знать, с чего начинать. И еще дополнительный вопрос: если, допустим, у нас будет по одному году службы, то вдвое чаще будети забор, откуда возьмется столько народа?



Владимир Кара-Мурза: Эту тему мы тоже обсуждали в нашем эфире, приводили динамику в процентном отношении к призывному контингенту. Мировой опыт, очевидно, использует ваш комитет в подготовке таких законопроектов?



Сергей Григорьев: Германию мы посещал в составе весьма представительной делегации. Там был представитель Минздравсоцразвития, представитель фонда развития парламентаризма, представитель администрации президента, все достаточно высокопоставленные лица, представитель аппарата правительства, еще несколько человек. Политически исходно мы занимали разные позиции, исходно разное отношение у нас было. Но в результате этой поездки, я совершенно не кривлю душой, у нас сложилось единой мнение, что по состоянию на 2004 год этот закон «Об АГС» отвечает всем европейским стандартам. И немцы, с которыми мы разговаривали на эту тему и подробно обсуждали, не нашли серьезных изъянов. Они понимают, на каком начальном этапе развития этого процесса мы находимся.


При этом потребность в этом законе для молодых людей в нынешних условиях, в реальных условиях, в которых живет страна, не очень велика. Вот был предыдущий вопрос, много ли людей хочет пойти на АГС. К сожалению, я полной информацией не располагаю, но могу сказать так: первый призыв, когда он еще не полностью вступил в силу, порядка 200-250 человек, это к середине 2004 года, порядка 500 человек подали заявления и направлялись на альтернативную службу во второй половине 2004 года, и во второй половине 2005 года эта цифра, по-моему, не превысила тысячи человек.



Владимир Кара-Мурза: Что касается Германии, тамошние альтернативщики иногда проходят службу в России, в российских благотворительных организациях, у нас были сюжеты о таких людях. То есть их посылают Германия в Россию, и они помогают здесь неимущим. Депутат Виктор Алкснис, полковник запаса, доволен полученным результатом.



Виктор Алкснис: Убежден, что тот вариант закона «Об альтернативной гражданской службе», который принят, достаточно и жесток, и либерален одновременно. И то, что он работает – это факт. Та истерия, которая поднималась вокруг закона, когда говорили, что сотни тысяч молодых людей хотят нести альтернативную гражданскую службу, это не подтверждается реальной статистикой. Да, ежегодно десятки молодых людей готовы альтернативную службу нести. Но стоило из-за этого пустяка городить кампанию огромную, все это можно было решить в рабочем порядке. И поэтому я поддерживаю, что если человек идет на альтернативную службу, он должен нести ее в таких условиях, чтобы те молодые люди, которые честно исполняют свой воинский долг согласно конституции, они должны понимать, что они служат честно родине. Ну а те, кто не хочет служить, ну что ж, значит у них срок службы подольше и ряд других ограничений есть.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер всем в студии. Сначала я хочу напомнить слова Маркса золотые, что нет обязанностей без прав и нет прав без обязанностей. А теперь у меня два вопроса генералу. Первое: Россия сейчас олигархическое государство, которое никому ничего не должно кроме олигархов. Ни ветеранам, ни инвалидам и ни вкладчикам госбанка. А почему, собственно, гражданин должен платить налоги, идти в армию, а также и соблюдать законы этого государства? И второе: почему у нас олигархическое государство, армия является рабоче-крестьянской, там собственно ни одного ребенка олигарха нет.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, к фракции «Родина» эти все обвинения не относятся, она во время предвыборной кампании зарекомендовала себя как противница убежденная олигархов. А вопрос сам имеет основания.



Сергей Григорьев: Что по этому поводу говорить? Мы должны тогда оценивать общую ситуацию в стране, общую ситуацию, складывающуюся во власти, характер общественных отношений, моральный климат в обществе, который создавался в течение 20 лет. И нынешнее живущее поколение пожинает плоды всего этого дела. Естественно, в отечестве много недостатков должны быть исправлены. Но тут уж я не удержусь - читайте программу «Родины», следите за выступлениями Рогозина и Глазьева, поддерживайте нас.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира из Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса, один как генералу, а второй как к депутату. Первый как к генералу: почему до сих пор на генералах, на руководящих работниках командного состава висит хозяйственная деятельность, откуда все происходят беды армии, что появляются злоупотребления, казнокрадство и эксплуатация солдатиков как дешевую рабочую силу. А второй вопрос как к депутату: прокомментируйте, пожалуйста, с рядовым Сычевым.



Сергей Григорьев: По первой части вопроса. Существуют неисправимые идеалисты, которые полагают, что военнослужащий должен заниматься только боевой подготовкой, а все остальное - подшить подворотничок, почистить сапоги, приготовить пищу должен кто-то. Может быть такая организация вооруженных сил, когда на один штык будет приходиться три-четыре обслуживающих персоны, которые будут подшивать подворотнички, чистить картошку, мыть полы в казарме, застилать постели и так далее, а этот гипотетический военнослужащий будет с утра до ночи драить свой пистолет, или пулемет, или танк, или что-то еще. Реальная жизнь заставляет возлагать на одного человека выполнение огромного количества обязанностей, иначе наши вооруженные силы оказались бы для отечества вообще неподъемными. Они при советской власти были неподъемными, сейчас они тоже тяжелы, слишком большая нагрузка для народа. И вот эти идеалистические взгляды на то, что боевая подготовка отдельно, а обслуживание отдельно, я их принять не могу.


По поводу рядового Сычева.



Владимир Кара-Мурза: Это трагический случай, что ампутированы были две ноги, доставлен с обморожением. Это было третьего дня. Требует вмешательства военной прокуратуры, мы это обсуждали. Пока преждевременно делать какие-то выводы. Слушаем Анатолия из Подмосковья.



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, я хочу спорость, а почему собственно и что мешает такой ничтожной части нашей армии, как призывники, а это всего одна треть, как офицерам и прапорщикам платить деньги? Это первое. Просто платить им деньги какие-то, как наемным, решаются многие вопросы. Второй вопрос: зачем, собственно, апеллировать демагогическими такого рода соображениями, типа не хотят альтернативной службы. Но если сделать семь лет, то тоже не захотят.



Владимир Кара-Мурза: Платить деньги – это переход на контракт, это уже серьезные проблемы.



Сергей Григорьев: Очень хорошо вы говорите – надо платить деньги. Реальный офицер, я уже говорил об этом, сегодня ежемесячно получает порядка шести-семи максимум рублей, вряд ли семь тысяч рублей. Сколько вы считаете нужным платить контрактнику? Я генерал, я два года назад получал 9400 рублей в месяц чистыми, прослужив 36 лет в вооруженных силах. Скажите, сколько вы считаете нужным платить рядовому сержанту, старшине, капитану, полковнику и так далее. При этом военный бюджет сегодня очень серьезно обсуждается в Государственной думе. Запросы у вооруженных сил всегда большие. Правительство выделяет на него столько, сколько считает возможным, и ни копейки больше. Как в этих условиях вы можете поднять зарплату военнослужащим? Ее давно надо поднимать, нельзя жить этим людям в таких нищенских условиях. Но существует поставленная правительством планка. Объективная она или не объективная – отдельный вопрос.



Владимир Кара-Мурза: Имел в виду, наверное, радиослушатель, что солдаты побираются по улицам крупных и малых городов. Он этот контингент имел в виду, чтобы им какие-то деньги платили.



Сергей Григорьев: Хорошо, что офицеры не побираются.



Владимир Кара-Мурза: Депутат предыдущего созыва от партии «Яблоко» Сергей Иваненко сожалеет об отвергнутых сегодня поправках.



Сергей Иваненко: На самом деле произошло то,о чем предупреждали, когда этот закон принимался думой, закон «Об альтернативной гражданской службе» на самом деле таковым не является. Он, как и многое другое, в нашей псевдодемократической жизни стал имитацией. Закон написан и вышел таким, что по сути молодым людям предлагают не альтернативную гражданскую службу, а особый вид наказания за то, что уклоняются от обычной службы в армии. И именно поэтому он не пользуется популярностью и количество юношей, которые используют эти нормы, микроскопически мало. Для того, чтобы сделать закон действительно альтернативной гражданской службой, которой является альтернативная служба в армии, полезной для общества и неунизительной, были направлены наши поправки и то, чем мы занимались в прошлой думе.



Сергей Григорьев: Эта точка зрения очень интересна как иллюстрация принципа лучшее - враг хорошего. Давайте еще лучше сделаем, давайте еще лучше сделаем. Я бы хотел обратить ваше внимание, уважаемые радиослушатели, на то, что перспектива совершенствования закона «Об АГС» определена вполне четко: не позднее 2008 года, 1 января 008 срок альтернативной службы в связи с изменением срока службы по призыву будет обязательно сокращен и сокращен существенно. Уже в ближайшее время Государственная дума рассмотрит поправки к закону «Об АГС», который смягчит не абсолютный в нынешнее время принцип экстерриториальности, потому что можно сейчас проходить, закон позволяет и 10% из призывников проходят службу в тех регионах, откуда они призываются. Эта пропорция будет изменена в сторону большей возможности прохождения службы в том субъекте, откуда призывается молодой человек. Так что работа над ним идет и не все так печально.


Другое дело, не спешите перепрыгивать через этапы. Закон был сделан в 2002 году - это был большой шаг в развитии общества, большой шаг в направлении достижения либеральных ценностей. Я с трудом говорю эти слова, потому что они практикой господства либералов за последние годы просто-напросто испоганены. Но я подчеркиваю, что шаг в направлении либеральных ценностей, свободы человека, развития гражданского общества, то есть те позиции, которые партия «Родина отстаивала и будет отстаивать в стране, и эти шаги продолжаются и будут сделаны. Так что не все так печально.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG