Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час, 21 января




В эфире Самара, Сергей Хазов:


С 16 января в Самарской области началось резкое похолодание. Холодный воздух, пришедший в губернию с Урала, принес с собой рекордное понижение температуры воздуха - днем до минус тридцати трех градусов. По словам начальника Самарского Гидрометцентра Людмилы Ануровой, последний раз столь сильные морозы наблюдались в январе 1942 и 1979 года. Сегодняшнее похолодание самарцы старшего возраста сравнивают с морозами 1979 года. Рассказывает Надежда Владимирова.



Надежда Владимирова: Не было таких холодов 27 лет. Тоже был такой холод, но без ветра. Мы его перенесли нестрашно, и то он был всего несколько дней. Сейчас неделя идет. А там день, два, три. Сегодня 35, а днем будет 32.



Сергей Хазов: Работники Самарских тепловых сетей и котельных заявили о готовности теплоцентралей к морозам. Однако, с наступлением холодов, в Самаре произошло две крупные аварии на теплотрассах, и руководство районных коммунальных служб было вынуждено из-за ветхости теплотрасс снизить температуру горячей воды. В результате температура воздуха в квартирах большинства самарцев не превышает двадцати градусов тепла. И это – когда за окном минус тридцать. Приходится согреваться по старинке. Продолжает Надежда Владимирова.



Надежда Владимирова: Все мы спим одетые, в носках шерстяных. Окна и залеплены, и завешены, и тряпками заложены, и одеялом завешены и все равно холодно. У меня градусник есть. На нем сейчас 14 градусов, даже 15 нет.



Сергей Хазов: С 16 по 20 января на улицах обморозилось 127 самарцев, 50 человек были госпитализированы в больницу, двое погибли, замерзнув на улице. В городском социальном приюте для бездомных, люди проводят не только ночь, но и весь день. Жертвами Крещенских морозов в Самаре стали не только бездомные. Более двух десятков автолюбителей, пытавшихся отогреть замерзшие на морозе двигатели своих машин, оказались в городских больницах с диагнозом «обморожение». Сегодня в Самаре движение автотранспорта сократилось втрое. В мороз автолюбители предпочитают общественный транспорт и маршрутные такси. Говорит Владимир Сорокин.



Владимир Сорокин: Чтобы не мерзнуть на улице, надо быстрее садиться в какой-либо транспорт, а иначе никак больше не прогреешься. В такси уж точно не замерзнешь. Более или менее «Газель» теплая и все. Остальное все холодное. Конечно, не привычно. Не помню, когда такие морозы были. Было минус 23-25, но чтобы еще ниже – нет. Бездомным, у кого жилья нет, тем очень плохо. Плохо еще тому, у кого проблемы в доме с трубами, потому что старый фонд.



Сергей Хазов: От холода есть несколько проверенных средств. Рассказал Владимир Сорокин.



Владимир Сорокин: Теплее одеваешься и газ включаешь. Дрова, кирпичи греть – это глупости. Хотя если отопления нет, то люди на все готовы, чтобы только не замерзнуть в наших ужасных квартирах. Но когда мороз, проявляются все проблемы ЖКХ, где-то, что-то прорвало все на глазах. Вот она вся работа видна.



Сергей Хазов: В Тольятти испытание холодом не выдержали находящиеся на улицах банкоматы. Принтеры, печатающие чеки, из-за сильных холодов вышли из строя, и сеть уличных банкоматов пришлось закрыть. Пришедшие в Самару морозы нужно воспринимать как сюрпризы волжской зимы, тогда и холод не страшен. Поделилась студентка Елена Липатова.



Елена Липатова: Для средней полосы мы уже привыкли к теплым зимам последние 5-7 лет. Даже Новый год с дождем, с температурой до 0. Конечно, мороз такой непривычен. Единственное здесь остается личное восприятие такое. Конечно, это зависит и от отношения к жизни в целом, от позиции человека. Мороз человека мобилизует, отсекает все лишнее – лишние контакты, лишние походы куда-либо. Положительно может на человека влиять. Потому что если человек занят, если человек в работе, в каких-то делах, все равно как-то это его и согревает.



Сергей Хазов: С холодом Елена Липатова борется довольно необычным способом.



Елена Липатова: На остановке, если стоять и мерзнуть, добираясь на работу, можно немножко потанцевать, подвигаться – опускать ушки на шапке, закрывать шарфиком, оставляя глаза. А дома, как человек обогревается, как создает уют, семейный очаг, способы обогревания – это ванная комната, обогреватель, все такое вот довольно банальное, бытовое, распространенное.



Сергей Хазов: Метеорологи прогнозируют, что температура в минус 30-35 градусов продержится в Самаре до 25 января. Самарцы с нетерпением ждут потепления хотя бы до 20 градусов мороза, когда выход на улицу уже перестанет быть для людей испытанием холодом.



В эфире Псков, Анна Липина:



Житель Пскова: Поскользнулся, упал, сам сначала ничего не понял. Встал, подумал, что растянул ногу. Пришел домой, перетянул, на утро она не шевелится. Поехал в травмпункт.



Лада Леденева: Похожая история у каждого пациента псковского травмпункта. Поскользнулись и упали на улице на этой неделе более 200 человек. Говорит медсестра травмпункта Ирина Федорова.



Ирина Федорова: 18 гипсов вчера, позавчера 16 гипсов. По сравнению с тем, что было 12-14, то есть статистика увеличивается, переломы со смещением. Сегодня была уже репозиция одна – две косточки предплечья сломаны. Одного отправили с подвывихом стопы со сломанной лодыжкой в городскую больницу.



Анна Липина: С жалобами на обморожение в травмпункт обращаются ежедневно, в основном – лица бомж. Как говорит главный врач травмпункта Николай Шадин.



Николай Шадин: Я уже здесь четвертый год. Не было у нас таких случаев.



Анна Липина: В социальной гостинице Пскова все места заняты, но по уставу с 8 утра до 8 вечера постояльцы должны покидать помещение – кто-то идет на работу, кто-то греется, где может. Люди без определенного места жительства находят в городе теплые местечки, например, в котлованах у теплотрассы. Таких пытаются разыскать специальные милицейские рейды.



Милиционер: Не замерзаете тут?



Бездомный: Нет, просто ночь переночевать и все, нормально.



Анна Липина: Псковский «Красный крест» организовал для бездомных горячее питание, и обратился к псковичам по возможности отнестись с состраданием к таким людям, то есть не выгонять их из подъездов и подвалов.


Между тем, во Пскове на маршруты из-за резкого похолодания несколько дней не выходит каждый пятый автобус. Как сообщили в автобусном парке города, прежде всего, это касается старых автобусов, которые эксплуатируются уже не один десяток лет. Сильный мороз привел к сбоям в работе тормозов и системы охлаждения двигателей, а в некоторых автобусах возникли трудности с открыванием и закрыванием дверей. Многие автовладельцы также не могут пользоваться своими автомобилями.



Автовладелец: Все, уже невозможно завести.



Анна Липина: Завести свой автомобиль Антон Иванов уже не может второй день.



Антон Иванов: Свечи меняли, аккумулятор домой заносили, заряжали, масло меняли. Ничего не помогает, не заводится. Сильные морозы прихватили машину.



Анна Липина: Количество клиентов городских такси увеличилось в полтора раза. Псковским школьникам разрешили не ходить в школу, а на стройках ведутся только отделочные работы. Бетонные и сварочные работы прекращены.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Детские молочные кухни закрыты. Малыши в возрасте до двух лет лишены диетического питания. Решением администрации Краснодарского края бюджетное финансирование этой статьи расходов в Сочи сокращено втрое. Вместо 16 миллионов рублей, выделенных городу в прошлом году, в этом на детское питание предусмотрено всего лишь 5. Вот что думает по этому поводу главный врач детской поликлиники Сочи Татьяна Левченко.



Татьяна Левченко: Питание – это главное. Поэтому такое отношение на фоне, казалось бы, и 122-го Закона о льготах, и всего остального, когда мы говорим о демографическом кризисе, когда мы говорим о том, что у нас угроза сохранения нации, вдруг мы эту нацию не кормим.



Геннадий Шляхов: Постановление правительства Российской Федерации о том, что все семьи, где есть маленькие дети в возрасте до 2 лет, должны бесплатно получать диетическое питание, никто не отменял. Просто с этого года его исполнение возложено на плечи местных бюджетов. В Министерстве здравоохранения и социального развития так и говорят – эти вопросы с этого года решаются только на местах.


Сочинские власти буквально накануне Нового года были поставлены перед фактом – финансирование детского питания из бюджета Краснодарского края будет сокращено. Закрыть образовавшуюся финансовую брешь нечем, да и поздно – бюджет курорта на 2006 год утвержден. Молочные кухни в Сочи с 1 января не работают. 44 года они снабжали сочинских детей диетическим питанием, а тут закрылись, недоумевает заведующая молочной кухни Татьяна Кривошеева.



Татьяна Кривошеева: Мы выдавали до 2 лет молочные продукты 500 грамм, а с рождения по 6 банок сухих смесей в зависимости оттого, что выписывает врач. Ассортимент был очень большой – 16 наименований было смесей и кашей. Сейчас этого ничего уже нет.



Геннадий Шляхов: Несмотря на сокращение финансирования, бесплатное питание, как социальная льгота, тем не менее, сохранилась, но только для семей с достатком ниже прожиточного минимума. 9-месячный Леонид этой льготы лишен. Вот что говорит его мама – Елена Прокудова.



Елена Прокудова: Получали кефирчик 6 баночек. Нам хватало на месяц. Это была экономия бюджета тысячи полторы. А сейчас мы уже не получаем, потому что мы социально обеспечены. Семья у нас из трех человек. Работает только папа. Я в декретном отпуске. Получаем мы 7 тысяч на семью. Льгот никаких не имеем. Тысячи полторы это будет стоить покупать в месяц кефир ребенку.



Геннадий Шляхов: Только путем правильно подобранной диеты, говорит врач детской поликлиники Татьяна Левченко, можно вылечить целый ряд детских заболеваний. Любое питание – это пластический материал для мышц и суставов ребенка. Продолжает Татьяна Кривошеева, заведующая детской молочной кухней.



Татьяна Кривошеева: В основном из роддома идут уже искусственники. Нет молока у матерей наших. Очень большая редкость, кто кормит грудью. Без такого питания минус семье пойдет, то есть все это придется покупать в магазинах. Если банка стоит около 200 рублей в городе, посчитайте 6-8 банок – это 1200-1400 рублей в месяц на одного ребенка.



Геннадий Шляхов: Для социально необеспеченных семей с малолетними детьми пока еще сохранилась возможность получать бесплатно диетическое питание. Надо только собрать необходимые справки, оформить льготу в органах социального обеспечения. Но не все так просто. Почему? Поясняет главный врач детской поликлиники Сочи Татьяна Левченко.



Татьяна Левченко: Те сведения, которые зарегистрированы в соцзащите, они всегда разняться с нашими сведениями. Почему? Потому что, как ни странно, но именно те социально значимые семьи находятся за чертой бедности. У них нет возможности собрать эти 20 справок, потому что они не платят чаще всего за квартиру. Получить эту справку они не могут, раз они не платят за квартиру, у них задолженность. Вот получается, что вот эта самая тяжелая группа, самая социальная группа риска она как бы остается вне регистрации. Если мы получали и оформляли в месяц 1400-1500 направлений на молочную кухню, то сейчас всего-навсего около 500 человек подписано. В три раза сократилось оснащение детей питанием.



Геннадий Шляхов: На первый квартал этого года средств из бюджета Краснодарского края выделено мало. Их крайне недостаточно, говорят детские врачи. Более того, предложенная схема реализации этих средств вызывает вопросы. Рассказывает главный врач детской поликлиники Татьяна Левченко.



Татьяна Левченко: Тендер, сказали, не проводите – будете закупать в Краснодаре, то есть будет централизованная закупка. В этой централизованной закупке набор того питания, который дали, мы его и не выписывали раньше, то есть он не совсем будет, наверное, будет соответствовать тем потребностям, которые нам нужны. Я считаю, что это будет навязывание того, что хочет край, то есть помочь реализовать кому-то, у кого залежался товар. Мое мнение такое.



Геннадий Шляхов: Рождаемость в Сочи год от года растет, несмотря на мизерные пособия по уходу за ребенком и безработицу в межсезонье, благодаря квалифицированной медицинской помощи и высокой степени миграции на черноморском курорте. Вот и новый национальный проект по здравоохранению внесет свою лепту в преодоление демографического кризиса в России, когда умирает больше, чем рождается. Вот только кормить новое поколение получается, что нечем.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Алевтина Ивасева: На всех митингах выдвигались одни и те же требования, но власть наша глуха. Они не хотят слушать нас. Они обнаглели. Они даже не выходят к нам.



Надежда Гладыш: Вряд ли могла предположить ижевчанка Алевтина Ивасева, 13 лет уходя на пенсию с должности начальника техбюро Ижевского радиозавода, что придется ей выступать на многолюдных митингах, штудировать российское законодательство, судиться с государством. Теперь, после вступления в силу 122-го Закона, все это в ее жизни есть.


Еще летом прошлого 2005 года вместе с такой же как она ижевской пенсионеркой Инной Темниковой подала Ивасева заявление в Верховный суд Удмуртской республики, жалуясь на целый ряд региональных нормативно-правовых актов, принятых удмуртским правительством во исполнение 122-го Федерального Закона. В своей жалобе женщины указали, что 200 рублей ежемесячной денежной выплаты, которыми региональные власти заменили почти все их прежние льготы, никак не соответствуют объему отмененных льгот. При этом заявительницы опирались на текст самого 122-го Закона, на его преамбулу и статью 153-ю, где говорится, что реализация Закона не должна привести к снижению уровня жизни ветеранов.


Судья удмуртского Верховного суда Андрей Москалев своим вердиктом отказал ветеранам в удовлетворении их жалобы. Он не нашел, что удмуртские законодатели и правительство в чем бы то ни было погрешили против Федерального Закона. Кассационной жалобой женщины обжаловали его решение в Верховном суде Российской Федерации. Слово Алевтине Ивасевой.



Алевтина Ивасева: Решение Верховного суда Российской Федерации прямо под копирку все списало нашего Верховного суда Удмуртской республики. Все. Теперь мы встали в тупик. Мы не знаем, что нам делать дальше. Практически получилось так, что все старики остались беззащитны. Творится беззаконие, а мы ничего сделать не можем.



Надежда Гладыш: Доверенное лицо Ивасевой и Темниковой Александр Гайнутдинов, помогавший им составлять бумаги, в отличие от своих доверительниц не питал иллюзий в отношении федеральной судебной инстанции. Корень зла, считает он, в самом 122-м Законе. А полномочия поправить Государственную Думу находятся в Конституционном суде.



Александр Гайнутдинов: Я полагаю, что 122-й Закон, который в августе 2004 года был принят, это уход от заложенных в Конституции России понятий правового государства. Государство практически отказалось от всех государственных гарантий защиты конституционных прав граждан. Сами понятия подменены в 122-м Законе. Если раньше было заложено само понятие «защита», а в 122-м Законе эти гарантии самой защиты, то есть именно конституционного права, которое государство гарантирует защитить человека, они были подменены понятиями «социальной поддержки». А это есть произвол. Если он будет продолжать действовать в том виде, в каком он сейчас, это бомба внутреннего действия. Надо понимать, что государство окончательно превратилось в административно-полицейское.



Надежда Гладыш: В минувшем декабре документы в Конституционный суд отправлены. Пока ответа от туда ижевчане не дождались. И еще. Им очень хочется узнать – неужели они одни оспаривают эти антинародные законы? А где найти информацию о таких же, как они борцах за справедливость, они не знают. В местной прессе о таких не пишут.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Несколько лет лишения свободы в виде наказания может получить саранский врач Виталий Евстифеев, фактически – за оказание экстренной медицинской помощи больному. Процесс над медиком продолжается с большими перерывами с осени минувшего года в Ленинском районном суде столицы Мордовии.


Суть дела в следующем. Евстифеев помимо работы врачом-реаниматологом в одной из городских больниц, занимался и оказанием платных медицинских услуг населению, а именно – выводил обратившихся к нему из состояния запоя. Он – дипломированный специалист в области наркологогии, имел все необходимые сертификаты, дающие право заниматься этим видом деятельности, от одной из поликлиник Саранска. Именно эта деятельность и попала в поле зрения сотрудников правоохранительных органов. По словам прокурора Валерия Попкова, речь сначала шла о незаконном предпринимательстве.



Валерий Попков: Рассматривался вопрос о возбуждении сначала в отношении дел по статье 171 Уголовного кодекса. Однако мы это не доказали. Поэтому в данном случае, путем проведения оперативных мероприятий, ему был вменен сбыт сильнодействующих веществ.



Игорь Телин: Для этого подключили сотрудников республиканского управления по борьбе с наркотиками. Был организован ложный вызов от одной из постоянных пациенток Евстифеева. И когда врач пришел в ее дом, и обследовал ее, было проведено его задержание.



Виталий Евстифеев: Внезапно в квартиру ворвались двое молодых и крепких людей. Сбили меня на пол, заломили руки за спину, одели наручники.



Игорь Телин: При этом у врача было изъято несколько миллиграммов сильнодействующего препарата себазон, который обычно применяемого при оказании экстренной помощи алкоголикам.


Защищать врача Евстифеева в суде приехал в Саранск известный московский адвокат Евгений Черноусов. По словам защитника, он видит много нарушений в этом деле, начиная с самого момента задержания. Насколько правомерно было заковывать врача в наручники, ставить его на колени лицом к стене? Эти вопросы он задавал на процессе представителю Госнаркоконтроля.



Евгений Черноусов: Он ответил, что они не предполагали, что будет такое преступление средней тяжести. Извините, а как это вы не предполагали? Вы же несете ответственность! Вам же люди доверили свою судьбу! Вы проводите оперативно-розыскное мероприятие, которое другим, обычным гражданам, не разрешено. Так вы и думайте, соображайте, чтобы не нарушать этот закон. Мы судим не потому, как они предполагали, мы не знали, а потому что получилось.



Игорь Телин: Медицинский препарат себазон, из-за которого собственно, все и началось, – сильнодействующее лекарство, продающееся в аптеке. Врач Евстифеев, находясь на своем рабочем месте, без проблем мог выписать его своей пациентке. Тут все было бы законно, но вот придя к ней домой для оказания платной медицинской помощи, по мнению прокурора Валерия Попкова, уже врачом и не является, а, следовательно, применять его права не имеет.



Валерий Попков: Он не оказывает экстренную помощь. Он не находит человека, который умирает от белой горячки или какого-то заболевания. Он конкретно, целенаправленно за деньги помощь оказывает.



Игорь Телин: Адвокат Евгений Черноусов с этим мнением не согласен.



Евгений Черноусов: Врач – это специальный субъект. Если ставить вопрос о том, что он нарушил незаконный оборот сильнодействующих веществ, то должно быть указано, какой конкретно приказ министра здравоохранения нарушил врач Евстифеев. А этого в обвинительном акте нет.



Игорь Телин: Процесс над Виталием Евстифеевым вызывает повышенный интерес у медиков Саранска. На каждом заседании присутствует около полутора десятка его коллег из разных медицинских учреждений. Общее мнение высказал главный врач одной из саранских поликлиник Валерий Айзатуллов.



Валерий Айзатуллов: Данный процесс надуманный. Правосудие должно восторжествовать в пользу Виталия Вячеславовича.



Игорь Телин: Медики как нельзя лучше представляют общую ситуацию с распространением наркотиков в Саранске. Наркомания – серьезная проблема сегодняшнего дня, и в разговорах в кулуарах суда врачи много говорят о том, что лучше бы наркополицейские Мордовии вели борьбу с реальными распространителями наркотиков, а не с врачами, оказывающими экстренную помощь своим пациентам.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Чтобы спасти жизнь солдату Андрею Сычеву, врачам пришлось ампутировать ему ноги. Андрея призвали из Краснотурьинска Свердловской области в июне прошлого года. Как сообщили в военной прокуратуре Приволжско-Уральского военного округа, солдат был рядовым батальона обеспечения учебного процесса Челябинского высшего военного училища. Служил Андрей в Бишкиле Челябинской области. С первых дней нового года он с трудом передвигался, и только 4-го, когда солдат не смог выйти на построение, его отвезли в Челябинск. В этот день Андрей по телефону разговаривал с мамой, и успел сказать, что у него очень болят ноги и его увозят в город. После этого Галина Павловна начала обзванивать больницы, пытаясь найти сына. Когда ей это удалось, она стала узнавать о его состоянии. Говорит Галина Сычева.



Галина Сычева: Лечение ему назначили? Ходит на костылях, передвигается. Дали понять, что не звоните больше, пожалуйста, не тревожьте никого. Потом Ренат Талипов, хирург, звонит и говорит, что срочно должны приехать. Сыну ампутировали левую ногу, под угрозой вторая. Приезжаем сразу в больницу. Врачи не могут пока ничего объяснить. Ренат Талипов и завреанимации твердо убеждены, но они не эксперты, что были побои на ногах и были перетяжки. От этого образовался тромбоз, пошла опухоль, естественно, пошло заражение.



Александр Валиев: Как только журналисты узнали об этом происшествии, на страницах Интернета, в газетах, на телевидении появились сообщения от осведомленных, но анонимных источников, что солдата жестоко избили, привязывали к стулу, перетягивали ноги. Появилась и информация о сексуальном насилии. Никто из официальных лиц ничего не подтверждал и не опровергал. Вот что сказал заместитель главного врача больницы Скорой помощи, в которой лечат Андрея Сычева, Ренат Талипов.



Ренат Талипов: Все, что касается здоровья больных, мы сообщаем или самому больному, или ближайшим родственникам. Вся область знает, что творится с этим солдатом, где он находится, что с ним случилось и так далее. А как думаете, ему это нужно? Самому больному это нужно?



Александр Валиев: Относительно того, как продвигается следствие по этому делу и кто будет фигурантом возбужденного уголовного дела, информации до сегодняшнего дня тоже не было. Говорит военный прокурор Челябинского гарнизона Александр Двинянин.



Александр Двинянин: В целях неразглашения информации, чтобы не мешать следствию, не все вопросы можно освещать в средствах массовой информации. Мы возбудили уголовное дело. Цель предварительного следствия - разобраться в обстоятельствах и причинах сегодняшней ситуации. Если это криминальная травма, наша задача найти виновных лиц и привлечь к ответственности. Если это заболевание, то выявить, почему оно появилось, каковы его корни и причины. Есть ли виновные лица в этом заболевании или это, будем говорить, обычное явление. Как только разберемся, так и примем решение. Для этого может потребоваться времени неограниченно.



Александр Валиев: Между тем, в СМИ появляются версии одна громче другой. В частности, один из Интернет-сайтов со ссылкой на сопредседателя Ассоциации солдатских матерей по Уральскому округу Людмилу Зинченко опубликовал информацию о том, что Андрея избивало 20 человек. Говорит Людмила Зинченко.



Людмила Зинченко: Якобы я сказала, что там его 21 человек бил и насиловал, что ему переломали ребра, руки, ноги. Полный бред. Идиот какой-то может под моим именем сказать все, что угодно. Тут уже ничего не скроешь. Все настолько ясно, что я не знаю. Такие изменения происходят только при жестком перетягивании сосудов и тканей. Что его привязывали, это прокурор тоже знает. Единственное, что прокурор говорит, что никто не признается, а пытать я их не могу. Конечно, они все говорят, что никто ничего не видел, никто ничего не слышал.



Александр Валиев: Спустя несколько дней после ампутации одной ноги, Андрею ампутировали и вторую. Он пришел в себя, но полностью зависит от аппаратуры, поддерживающей жизнь. Говорит мама Андрея, Галина Сычева.



Галина Сычева: Он глазами видит, он понимает, он плачет, хочет сказать. Трубку языком старается выплюнуть, сказать хочет что-то, но не может. Пальцы на руках тоже начали чернеть. На спине какие-то темные пятна появились. Что я могу сделать?! Мне хочется обратиться ко всем солдатам, ко всем матерям, чтобы не скрывали таких подонков. Сегодня Андрей мой попал в такую ситуацию, а завтра они кого-то еще сделают. Все знают, что они там издеваются над молодыми, как только в воинскую часть попадает водка. Они же не просто трезвые начали его так... Естественно, они выпили. У меня Андрей не пил. Может быть, заставляли его, может быть, что-то хотели сделать, а он начал обороняться. Да разве ему дадут одному... Он обороняться-то не мог, драться не мог, рос среди девчонок.



Александр Валиев: В Челябинске сейчас стоят тридцатиградусные морозы, сильный ветер. Мама Андрея, которую поселили в гостинице военного училища, в лютый холод сама ездит на другой конец города на общественном транспорте в больницу, где пытаются спасти ее сына. Оплатить такси или выделить машину этой женщине - никому и в голову не пришло.


Между тем, в конце недели стало известно, что прокуратура все же предъявила обвинение младшему сержанту Севякову по статье – «Превышение должностных полномочий». Свою вину он не признает. Суд рассмотрит вопрос о мере пресечения в виде заключения под стражу.



В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:



Жители дома 55 по улице Большая Печерская, что в центре города, ранним утром были разбужены рычаньем бульдозера и грохотом сносимых во дворе их сараев вместе со всем содержимым, припасами на зиму, старыми вещами и другим домашним скарбом. Это проходила операция по расчистке территории под строительство нового особняка. Территория под застройку была предоставлена городским начальством без учета того, что на ней многие десятилетия располагались подсобные помещения жителей соседнего старого дома, которые при советской власти еще в военное время держали там дрова и прочее имущество, а про официальное оформление в те годы и не думали - двор считался своей территорией. Теперь пережившие войну пожилые граждане вспоминают годы гитлеровского нашествия.



Матрена Воронина: Знаете, Гитлер так не делал, как делают наши. Как же жить без сарая? Картошечку, огурчики положить. Где же хранить-то? Как же можно. Сарай – это же второй дом.



Олег Родин: Это мнение пенсионерки Матрены Ворониной, лишившейся своего сарая и его содержимого, а жительница этого же дома Марина Корсакова взывает о помощи.



Марина Корсакова: Я не знаю, где найти помощь. Кто за нас может заступиться. Поэтому, кто услышит, помогите нам!



Олег Родин: Но застройщик уверен в своей правоте - у него документы на руках, выданные в администрации и разрешающие расчистку предоставленного ему земельного участка. На месте снесенных сараев планируется газон, объясняет Вадим Машкин, представитель фирмы "Волгажилстрой".



Вадим Машкин: На сегодняшний день у нас уже есть и договор аренды земли, по которому участок затрагивает эти сараи. Они не могут остаться в том виде, в котором они сейчас. Конкретно на месте самих сараев будет просто газон.



Олег Родин: Городская администрация на словах постоянно подчеркивает свое стремление сделать город комфортным для нижегородцев, но, видимо, не для всех, а только для избранных за счет ущерба для других. Так Борис Хентов, проживавший также в центральной части города в старом доме 56-а по улице Белинского, остался вообще без жилья, только с пропиской в паспорте по данному адресу. Дом в одночасье сломали опять-таки под элитную застройку, не предложив гражданину взамен ничего.



Борис Хентов: Дом все равно был снесен. За защитой своих законных прав и интересов я обратился в прокуратуру. Прокуратура Нижегородского района, так как и прокуратура области, строго стоит на жестком соблюдении законов. Благодаря только этому было возможно уголовное дело по факту сноса дома. Несмотря на то, что дело возбуждено и расследуется на данный момент, фактически я оказался на улице.



Олег Родин: И это еще повезло - люди живы остались! Но сколько уже произошло в городе случаев ночного поджога старых домов, из которых не все сонные жильцы выбраться успевали, некоторые так и сгорали в своем жилище заживо, словно в крематориях фашистских концлагерей. Но надо же как-то территорию освобождать для суперэлитных коммерческих новостроек! На той же улице Белинского рядом с роскошным зданием торгового центра "Этажи" остался последний старый деревянный дом номер 71, жителям которого предлагают выселяться подобру-поздорову, пока их не сожгли.



Елена Артемьева: Бьют окна. Когда мы не соглашаемся на предложение, нам сказали, что сгорите и переедете, никуда не денетесь. В основном, все уехали у нас в Заречную часть, поскольку сил нет ни судиться, ни бороться. Мы очень много перенесли. Во-первых, со строительством самого торгового центра, а с другой стороны строили жилой дом. Мы по колено в грязи жили. В администрацию обращались в районную. Нам сказали – потерпите, вас прекрасно расселят.



Олег Родин: Рассказала Елена Артемьева. "Прекрасное расселение", по мнению администрации, это обычно переезд из центра города на его край в Автозаводском районе за двадцать километров от прежнего жилья. А представитель застройщика этого участка, генеральный директор группы компаний "Столица Нижний" Олег Сорокин предлагает жителям, чтобы они съехали отсюда, 25 тысяч долларов, на которые даже комнату в коммуналке сейчас не купить, а живут здесь несколько семей.



Олег Сорокин: Предложено 25 тысяч долларов. Если завтра люди захотят их получить, пусть они приходят, они их получат в тот же день.



Олег Родин: Десятки и сотни миллионов вкладываются инвесторами в освоение центральных территорий города. Но не находят понимания жители сносимых домов у представителей администрации. Новый губернатор Валерий Шанцев даже бедными назвал инвесторов, которые любыми средствами освобождают землю под свое сверхвыгодное сегодня строительство.



Валерий Шанцев: Три квартиры на шесть человек за счет застройщиков – это же хамство. А бедный инвестор вынужден потом обременяться, потом он это загоняет в цену своего продукта. Потом мы удивляемся, почему у нас растут цены на жилье.



Олег Родин: Не церемонятся застройщики и с жителями современных домов, по соседству с которыми в нарушение норм и прав граждан планируется или идет строительство, как на улице Фруктовой у дома номер 3, домком которого 72-летний пенсионер, возглавивший движение Сопротивления жильцов, уже получал и угрозы, и камни в окна своей квартиры.



Домком: Стройка эта идет. Видимо, в отместку за то, что он составил вчера протокол, мне в очередной раз выбили окна. Просто нас занавеска спасла оттого, что этот камень не попал в голову жене. Что будет еще? Не знаю.



В эфире Белгород, Оксана Быкова:



Инженер-энергетик по профессии Светлана Горенкова, выйдя на пенсию, вынуждена ходить в библиотеки, чтобы изучать гражданское право. Заниматься вопросами юриспруденции её заставило желание вернуть свои сбережения, помещённые в советское время в сберкассы. Её не устроила мизерная компенсация, которую ей выплатило государство взамен крупной суммы, которую она с мужем заработала на Колыме.



Светлана Горенкова: Государство, правительство нарушили права граждан, права человека, гражданина, Основной Закон – Конституцию Российской Федерации. 35-я статья говорит, что право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда. Статья 53-я – каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти.



Оксана Быкова: Ситуация с дореформенными денежными вкладами населения далеко непростая. Законодатель признал эти вклады внутренним долгом государства, но механизма его оформления никто не знает.


Отстаивая свои права, Светлана Горенкова писала письма в Министерство финансов и обращалась в местный суд. Но всё безрезультатно.



Светлана Горенкова: Все обращения на имя президента администрацией президента направляются в Министерство финансов. Из Министерства финансов пришли ответы, в которых, в некоторых из них они подтверждают, что это действительно есть внутренний государственный долг. Но в одном случае могут писать, что у государства нет денег, чтобы выплатить триллионы, в других случаях, что нет всех законов, которые бы определили выдачу этих долговых обязательств.



Оксана Быкова: С таким же требованием – оформить дореформенные денежные вклады в качестве государственного долга - обращаются в различные инстанции пенсионеры Александр Ногайцев и Лидия Бессарабенко.



Александр Ногайцев: У меня сумма была в 10 тысяч. Я должен был бы получить 350 тысяч. А нам говорят – идите и берите вклад, берите ваши 2 рубля. Правительство, признав в законе вклады как внутренний государственный долг, ничего для этого не делает и не оформляет их, как внутренний государственный долг. Я в своих судебных решениях ставлю вопрос о признании моих нарушенных прав, и прошу в эту сберегательную книжку поставить штамп, что это внутренний государственный долг, чтобы это был не вклад, и обслуживался он как вклад, а как внутренний государственный долг. Но вот этого государство делать и не желает. Суды говорят, что не могут вынести иначе решение, хотя понимают, что мы правы.



Лидия Бессарабенко: Произошла смена государственного строя. С этим никто не будет спорить. Было произведено и перераспределение собственности. Наши вклады были положены советскими рублями. Этот советский рубль был обеспечен золотовалютными резервами 0,26 (и там еще цифры, я не помню) грамма чистого золота на 1 рубль. Будем считать, что 5 рублей – 1 грамм чистого золота. Это очень значительная сумма. Потом произошли скрытые денежные реформы. Якобы была замена денежных знаков купюр и прочих денежных единиц. Затем произошла деноминация.


Если коллективизация шла, надо было телегу тащить, корову тащить, вести лошадь. А тут просто росчерком пера поставили, передвинули на три знака и все. Об этом не говорится, но это произошло. Лично мой вклад был 1200 рублей, но я унаследовала от мамы 3 тысячи рублей. Конечно, небольшие деньги, но если вспомнить, что «Запорожец» стоил 2700 рублей, а 5600 – «Жигули», то это, как говорится, я к «Жигули» была приближена.



Оксана Быкова: Дореформенные вкладчики справедливо требуют, чтобы государство по их вкладам произвело расчёт с ними как со своими кредиторами. Ведь «Сбербанк» раньше был государственным, и государство использовало вклады населения для своих нужд. А значит - обязано рассчитаться по своим долгам. Говорит Светлана Горенкова.



Светлана Горенкова: Чтобы оформили ценные бумаги на те вклады, которые были определены в «Сберегательном банке» до 20 июня 1991 года. Чтобы я получила ценные бумаги, с одной стороны, чтобы у меня была возможность на них что-то купить, например, акции какого-то предприятия у государства платежными средствами, с другой стороны, что меня как достаточно пожилого человека, чтобы они могли передаваться по наследству. У меня двое детей, трое внуков. У меня есть о ком заботиться. Без конца в ответах Министерства финансов – нет денег, у государства нет денег. Значит, во-первых, внешний долг государства отдается с опережением установленных сроков, а, кроме того, стабилизационный фонд бог его знает какой. Так что, эти оговорки Министерства финансов, а это представители правительства, я считаю, что они не соответствуют действительности.



Оксана Быкова: Светлана Горенкова намерена продолжать защищать свои права.



В эфире Казань, Олег Павлов:



Тысячелетие Казани горожане ждали с нетерпением еще и потому, что к этому времени обещали пустить метро. 27 августа это событие случилось. Пусть всего пять станций. Главное – начало положено, радовались люди. Зря вбухали деньги, возражали скептики, все равно после праздников финансирование прекратят, и стройка встанет. Похоже, последние оказались правы.



Леонид Козлов: На одном тоннеле мы вынуждены были месяц назад проходку остановить. На этом тоннеле проходка сегодня продолжается, но 25-27 числа работа тоже будет остановлена. Все это по одной причине – отсутствие финансирования.



Олег Павлов: Леонид Козлов, главный инженер «Транстоннельстрой», теперь вынужден заявлять о серьезном сокращении штата.



Леонид Козлов: Тех рабочих, которые работают на этом объекте, к сожалению, мы вынуждены будем большую часть отправлять в отпуска без содержания. Попытаемся кого-то перевести в Москву, там есть у нас несколько объектов. Строительство этого перегона и строительство станций, естественно, задержится на какой-то период, на какой-то неопределенный срок, который опять же будет связан только наличием и с решением вопроса о финансировании.



Олег Павлов: В свое время метростроевцев собирали со всего бывшего Союза. В Казань ехали из Новосибирска, Питера, Москвы, Самарканда. Своих мастеров начали готовить, посылали их учиться, тратили на это деньги. Сергей Щукин служит машинистом проходческого комплекса. Вместе с ним работает его сын. Они растеряны и расстроены.



Сергей Щукин: Мы, конечно, все озабочены такой постановкой дела. Работает здесь много народу, которые работают вместе с детьми. Сейчас все приостанавливается. Практически и мы, и дети остаемся без зарплаты, естественно, и семьи, которые имеем. Хорошего в этом ничего нет. Что будем делать? Поедем искать другую работу. Как-то жить надо.



Леонид Козлов: Власти пока молчат. Не чувствуется такой заинтересованности, как при строительстве первой очереди.



Олег Павлов: Метро было любимым детищем бывшего мэра Казани Камиля Исхакова. Новый мэр, Ильсур Метшин, теперь именуемый руководителем исполкома муниципального образования, 16 января объявил о сокращении аппарата. Без работы остались сразу 800 чиновников. Среди ликвидированных структур оказалось и Управление по строительству метрополитена. Многим все стало ясно. А между тем, по словам Леонида Козлова, до финиша проходческих работ новой станции остались буквально метры.



Леонид Козлов: Суммарно по двум перегонам у нас пройдено 1150 метров это из 2 километров, то есть большая половина тоннеля пройдена. По левому перегонному тоннелю у нас останется 250 метров, а по правому перегонному тоннелю остается 500 метров. Эти 500 метров тоже останутся на неопределенный срок.



Олег Павлов: Чем так важна для города еще хотя бы одна станция? Сейчас метро начинается у Кремля, где почти никто не живет, и заканчивается станцией «Горки», в районе которой только вьетнамский рынок и завод вин, совсем рядом громадный жилой массив. Чтобы добраться до центра, люди тратят почти час, на подземке можно было бы доехать за 8-10 минут. Всего одна станция – и метро превратилось бы из аттракциона в средство передвижения.



Житель Казани: Я езжу на казанском метро. Метро мне нравится. Москва, мне кажется, плачет по сравнению с казанским. Красиво все сделано. И вот этот перегон он очень важный. Посмотрите, сколько народу в автобусах ездит, какая давно, невозможно утром сесть. Как раз с Парка Победы эта линия, мне кажется, очень бы облегчила пассажирский транспорт, хотя бы люди нормально доезжали. На морозе они стоят, бедные, а здесь сел, тепло. Метро очень хороший транспорт и экологически чистый. Если денег нет, что ж… Это будет долгострой, наверное, очень долгий.



Леонид Козлов: Все строительство сейчас осуществляется за счет наших собственных сил и средств, за счет взятия кредитов в банках. На сегодня наши все эти возможности исчерпаны.



Олег Павлов: Инженер Козлов и проходчик Щукин говорят, что очень любят казанское метро. Большинство казанцев его тоже уже полюбило, но, похоже, правы оказались скептики – миллиарды рублей были потрачены впустую, а метро теперь будут показывать только туристам.



В эфире Ставропольский край, Лада Леденева:



Крещенские морозы, охватившие европейскую территорию России, не обошли стороной и ее Южный регион. После пяти градусов тепла внезапные минус 15 ощущаются здесь весьма неприятно, особенно при повышенной влажности. Такая погода в последний раз стояла на юге в 1972, говорят метеорологи. Сегодня стужа распугала и без того редких прохожих на улицах курортного Пятигорска. Заметно поредели ряды торговцев на местных рынках. Сибирячка Оксана торгует цветами. Она прячет их в не отапливаемом ларьке, где для обогрева зажигает свечи. Сама стоит на улице, зазывая покупателей.



Оксана: Самую большую температуру я пережила в 62 градуса. Ресницы смыкаются. Идешь – и раз! – варежку сняла, их отклеила, глаза открылись и дальше пошла. Вообще якуты в Якутии они мажутся салом, жиром конским, жеребячьим. В Пятигорске я днем выхожу на улицу и пользуюсь жирным питательным кремом. Вроде как чутье подсказывает женское, а на ночь, наоборот, увлажняющим.



Лада Леденева: Сергей продает молоко и сметану. Главный его рецепт - держи голову в холоде, а ноги в тепле.



Сергей: Голова же должна работать, а когда жарко разморит. Ноги должны быть сухими и в тепле – носки теплые, обувь сухая должна быть постоянно.



Лада Леденева: Надежда Ивановна торгует квашеной капустой на Лермонтовском разъезде. Она проводит на открытом воздухе по 8 часов в день. Чтобы не замерзнуть, женщина кутается в платок из козьего пуха, натирает руки и лицо жирным кремом, а пятки - согревающей перцовой мазью.


Есть свои секреты и у автолюбителей - в такие холода завести машину не так-то просто.



Автолюбитель: Секретов много – дизель надо заводить, эфир надо иметь, чтобы дизель завести, а бензин надо качать бензонасосом. Чтобы не мучиться, надо включить свет, чтобы ожил аккумулятор, чтобы он работал. Потому что он холодный, а когда свет включишь основной, он лучше крутить будет.



Лада Леденева: В отличие от других регионов страны, коммунальные службы на юге работают нормально. В домах есть тепло, да и энергетики, несмотря на резкое похолодание, пообещали работать без сбоев. Однако не обходится и без происшествий. Только 17-го января в Ставрополе с признаками переохлаждения и обморожения были госпитализированы более 10 человек. В основном, это люди без определенного места жительства, которых, в отличие от Москвы, никто не пытается обогреть. Один бомж пострадал в Пятигорске.


Жители двух многоэтажных домов по улице Гоголя в ставропольском городе Михайловске похолоданию рады. У них отключили электричество, и роль электроплиты теперь играют пышущие жаром батареи. На них нельзя приготовить, но всегда можно подогреть еду. А продукты вместо неработающего холодильника удобно хранить на балконе.



Житель: Вот они продукты, которые раньше были в холодильнике, теперь вот здесь ночуют.



Лада Леденева: Если хочешь быть здоров – закаляйся, говорит пятигорчанин Николай Иванович. Футбольный тренер и в холода предпочитает работать с ребятишками на открытой площадке.



Николай Иванович: Родители, конечно, побаиваются, заболеют. Если воспитание такое «курортное», то, конечно, он может заболеть. А так – нет. Приходят, бегают мальчишки с утра, после обеда. Ни в коем случае не надо приходить и сразу после мороза окунать в горячую воду. Профессионально берем снег, потерли снег и раз, раз.



Лада Леденева: 70-летняя Вера Ивановна - дворник на рынке. Ее рецепт здоровья - постоянное движение и труд.



Вера Ивановна: Нужно обязательно трудиться, закаляться надо. Вот зарядка моя, зарядка хорошая – вот оттуда и сюда каждое утро. Ящички таскаю и все.



Лада Леденева: Владимир Дмитриевич - заядлый рыбак и охотник, и в ближайшие выходные ожидает хороший клев.



Владимир Дмитриевич: Да это очень даже хорошо – рыбалка будет хорошая, да. Окунь, щука, вобла на Каспии. Через неделю едем, на охоту еду в Дагестан.



Лада Леденева: Рада зиме и местная детвора. После занятий прямо в школьном дворе ребятишки катаются на санках с маленькой горки. Нет санок - в ход идут куски линолеума, картона, и даже школьные портфели.



Мальчик: Я очень люблю, конечно, кататься на санках, но, правда, меня ругают родители за то, что я каждый день прихожу мокрый, с мокрой курткой. Но все равно, я думаю, что это лучшее занятие зимой. Без этого невозможно представить ни одну зиму. Поэтому я катался, катаюсь и буду кататься.



Лада Леденева: Не пугают морозы и взрослых.



Жительница: Холодно, но не очень, нормально, терпимо.



Житель: Нормально, я спортивного склада, закален.



Жительница: Прекрасно, замечательно. Слава богу, на Кавказе зима наступила. Мы очень рады. Все микробы уйдут. У нас тепло, поэтому мы довольны. Мы прекрасно воспринимаем эту зиму, эти Крещенские морозы, этот праздник. Так что, радуемся жизни, ходим кататься на санках, гуляем вечерами на улице. Желаю всем не болеть.



Лада Леденева: По словам синоптиков, холода продлятся еще не меньше недели, то ослабевая, то вновь набирая обороты. Однако такие прогнозы не пугают южан.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG