Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Переселенческая организация «Уральский дом» открыла общественные приемные по оказанию помощи трудовым мигрантам из Киргизии


Олег Вахрушев:Переселенческая организация «Уральский дом» открыла общественные приемные по оказанию помощи трудовым мигрантам из Киргизии. Проект, который финансирует Фонд «Евразия-Кыргызстан», продлится до 2007 года.


Подробности о том, как должна складываться жизнь жителя СНГ, приехавшего на заработки в Россию, у екатеринбургского корреспондента Радио Свобода Ирины Мурашовой.



Ирина Мурашова: В конце прошлого года Свердловская область стала одной из первых площадок общероссийского эксперимента по амнистии нелегальных трудовых мигрантов. В регион ежегодно прибывают не менее 100 тысяч иностранцев, официально на работу устраивается лишь каждый пятый, хотя, предположительно, работают 70 процентов приезжих. Казна теряет от неполученных налогов и госпошлин сотни миллионов рублей. Во время трехнедельного эксперимента работодатели и нелегальные гастарбайтеры могли безнаказанно узаконить свои отношения с государством. Стало, например, ясно, почему некоторые фирмы предпочитают рисковать штрафом в 300 тысяч рублей, но не регистрировать работников, - рассказывает начальник Управления по делам миграции ГУВД Свердловской области Владимир Нифонтов.



Владимир Нифонтов: Разговаривая с работодателями, выясняли, что отпугивало в первую очередь - это сложность оформления всех документов, это длительность сроков прохождения документов – иногда оформлялись разрешения на работу до двух месяцев.


Ирина Мурашова: За три недели эксперимента легализовать работников решили 207 предприятий, 1,5 тысячи жителей СНГ теперь могут жить в Свердловской области без страха. Региональная миграционная служба считает результат успешным – план перевыполнен, но все равно не знает, сколько же гастарбайтеров на самом деле.



Владимир Нифонтов:Вопрос сложный, и я боюсь называть какие-либо цифры. У меня есть свои подсчеты, но это ничем не обосновано, и, тем более, не на прессу.



Ирина Мурашова: Ответ на задачу о числе своих земляков, находящихся на Урале, знает председатель Общества таджикской культуры Фарух Мирзоев.



Фарух Мирзоев: Таджиков зарегистрировано около 8 тысяч - это 10 процентов от всего. Когда гражданин себя чувствует человеком, когда зарегистрирован, не возникает никаких проблем ни с правоохранительными органами, ни с криминальными структурами. Потому что тот работодатель, который его зарегистрировал, он несет ответственность и контролирует его действия.



Ирина Мурашова: В течение трех недель действия акции наиболее активно регистрировались именно таджики – в том числе благодаря деятельности диаспоры.


У живущих в Свердловской области армян связь налажена хуже. На время миграционной амнистии пришелся референдум по изменениям в Конституции Армении. Живущие на Урале граждане этой страны могли высказать свое мнение в екатеринбургском консульстве. Пришло 2 тысячи армян, половина из них – нелегалы. А многие даже не слышали об акции. Почетный консул Республики Армения в Екатеринбурге Арташес Чилингарян считает, что организаторы амнистии провели плохую информационную кампанию.



Арташес Чилингарян: Люди даже боялись сказать свои адреса, где они проживают. Люди боятся выходить на улицу, потому что у них с документами не все в порядке. То есть люди просто звонили, говорили: «Мы можем отправить паспорта, можем отправить мужчин. Но мы боимся семьями приезжать и голосовать».



Ирина Мурашова: Средний Урал - один из самых привлекательных регионов страны для граждан СНГ. Большинство иностранных рабочих составляют таджики, в области также работают выходцы из Казахстана, Узбекистана, Азербайджана, Армении и Киргизии. Без них России придется тяжело, считает директор Миграционного центра Свердловской области Михаил Бочкарев.



Михаил Бочкарев: Действительно сложные, тяжелые работы, земляные работы. Они привлекали для своих работ, в том числе, и бомжей, но после первой получки наши бомжи исчезали. Тяжелая работа – раз. И второе – склонность к употреблению спиртных напитков. Что касается трудовых мигрантов, то они как раз этим не страдают. Главная их задача – заработать как можно больше и отправить на родину. Зарплаты достигают 8-10 тысяч рублей. Потому что они работают не по 8 часов, как наши. Как правило, это 12-14 часов. За счет объема выполненных работ и получают хорошую зарплату.


Конечно, основная масса – это мужчины. Процентов 70 имеют хорошее образование. Есть и врачи, есть и учителя, есть адвокаты. Совсем недавно приехали два человека, которые были судьями.



Ирина Мурашова: Федеральная миграционная служба сейчас изучает результаты амнистии в Свердловской области, чтобы решить – проводить периодически такие акции по всей России или нет. По расчетам экспертов, в результате смогут легализоваться более миллиона нелегальных мигрантов, находящихся на территории страны. Итоги амнистии пригодятся и для сотрудников миграционного городка, который к весне появится на территории бывшей воинской части на окраине Екатеринбурга. Жители СНГ смогут пройти здесь проверку, получить документы, связаться с работодателем и пожить необходимую для всех формальностей неделю.



Олег Вахрушев: Леонид Гришин – один из руководителей общественной организации беженцев и вынужденных переселенцев «Уральский дом» города Заречный Свердловской области – сегодня на телефонной связи с Екатеринбургской студией Радио Свобода.


Здравствуйте, Леонид.



Леонид Гришин: Доброе утро.



Олег Вахрушев: Леонид, вот уже некоторое время работает Уральский миграционный центр. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, насколько эффективно работает этот центр сегодня?



Леонид Гришин: Говорить об эффективности, наверное, еще пока рано – он работает не так давно на территории области. Во-вторых, офис Центра все-таки находится в центре Екатеринбурга, и это затрудняет доступ к Центру трудовым мигрантам. Вот в ближайшее время, по крайней мере, если это все произойдет, и Центр откроется на улице Горнистов, 15, во тогда это будет, наверное, то место, куда пойдут мигранты.



Олег Вахрушев: А почему бы им на сегодняшний день не доехать до Центра?



Леонид Гришин: Если это нелегальный мигрант, то он привлекает к себе внимание правоохранительных органов. Вообще иностранный гражданин привлекает к себе внимание правоохранительных органов. И вот если у него документы не в порядке, значит, естественно, он попадает под пресс правоохранительных органов.



Олег Вахрушев: То есть все-таки опасения нелегальных мигрантов, о которых говорила моя коллега Ирина Мурашова, все-таки присутствуют?



Леонид Гришин: Конечно. Только легальный человек, человек с документами становится защищенным человеком.



Олег Вахрушев: Понятно. Скажите, пожалуйста, Леонид, в связи с чем, в принципе, возникла мысль открыть общественные приемные по оказанию именно юридической помощи трудовым мигрантам?



Леонид Гришин: Это было желание киргизской стороны. Мы являемся только российскими партнерами проекта. Проект достаточно большой.



Олег Вахрушев: Тогда встает вопрос о финансировании.



Леонид Гришин: Финансируются проекты Фондом «Евразия-Кыргызстан», финансируются в достаточно большом объеме. Вся программа рассчитана на 18 месяцев. И помощь осуществляется в размере 160 тысяч долларов на открытие приемных в Кыргызстане, проработку законодательства, правовую помощь мигрантам и так далее.



Олег Вахрушев: Вообще, в принципе, расскажите, пожалуйста, о том, как будут работать эти общественные приемные, сколько раз в неделю, сколько по времени, чтобы слушатели более-менее узнали об их работе.



Леонид Гришин: Вот уже сейчас началась работа в Екатеринбурге наших приемных. Два дня в неделю юрист принимает в консульстве Киргизской Республики, за что большое спасибо консулу и персоналу консульства. И три дня прием ведется на территории Государственного унитарного предприятия «Миграционный Центр». Там тоже у нас есть небольшой офис, который ведет работу с трудовыми мигрантами.


А вообще, если говорить о работе Центра, с чего это все начинается, соискатели работы при обращении в Центр содействия трудовым мигрантам проходят диагностирование у менеджера по подбору персонала, это еще все в Киргизии происходит. При выявлении желания работать на территории Российской Федерации, а именно в Свердловской области и в городе Екатеринбурге, соискатель работ заполняет анкету с помощью менеджера по подбору персонала. Менеджер по подбору персонала знакомит с условиями соглашения о сотрудничестве между соискателем работы и Центром содействия трудовым мигрантам, после чего данные потенциального трудового мигранта заносятся в базу данных трудовых мигрантов. Менеджер по подбору персонала информирует о подходящих вакансиях. Анкета, тем временем, уходит к работодателю через Центр в Екатеринбурге для подтверждения кандидатуры и закрытия вакансии. После того как работодатель отобрал вашу кандидатуру, он высылает в Центр содействия трудовым мигрантам приглашение на работу. После чего опять менеджер начинает работать с соискателем. Они подбирают необходимый перечень документов, готовят эти документы еще на территории Кыргызстана. И человек, выезжающий в Россию, он на 80 процентов, я считаю, уже легализован. Во-первых, он готов быть легальным мигрантом. Во-вторых, мы работать будем только с легальными мигрантами. То есть доводить мигранта до состояния правовой защищенности.



Олег Вахрушев: Леонид, получается, что это, в принципе, добротная работа типичного кадрового агентства, так?



Леонид Гришин: По большому счету, да. Только кадровые агентства, как правило, не обеспечивают правовую защиту мигрантов. Мы же ставим перед собой задачу именно защитить этого мигранта.



Олег Вахрушев: Работа любого кадрового агентства сопряжена с тем, что тот человек, который нашел посредством этого агентства работу, должен выплатить какие-то деньги. Как с этим обстоит дело?



Леонид Гришин: Мы опять же изучали работу кадровых агентств, и пришли к выводу, что не всегда бывает именно так. В большей степени на сегодняшний день в России в трудовых мигрантах заинтересованы работодатели, работодатели же и оплачивают этот труд за подбор персонала.



Олег Вахрушев: Понятно. Леонид, обозначьте, пожалуйста, основные проблемы, с которыми сталкиваются трудовые мигранты, как легальные так и не легальные.



Леонид Гришин: Основные проблемы – это, конечно, первичный прием. Человек приезжает в чужую страну, и ему нужно в течение трех дней зарегистрироваться, получить регистрацию по месту пребывания. И вот если этот человек приезжает и селится не в гостиницы, а где-либо, у него возникает первая проблема. Решить ее достаточно сложно для человека в течение трех суток. Это как бы основная проблема.


Вторая проблема – это найти работодателя. Хотя трудовые мигранты, как правило, выезжают в Россию уже не в первый раз, но найти ответственного работодателя достаточно сложно - того работодателя, который был бы готов легализовать человека, заплатить государственные пошлины и в дальнейшем использовать этого человека на законном основании.


А все остальное как бы вытекает из этих условий.



Олег Вахрушев: Понятно. Леонид, скажите, пожалуйста, практически везде говорят о том, что сейчас в России наблюдается, или скоро это возникнет, демографическая яма среди работоспособного населения. Тем не менее, вы говорите о трех днях, в течение которых мигранты должны получить работу, зарегистрироваться и так далее. Но невозможно таким образом, мне кажется, со стороны законодательства решить проблему вот этой самой демографической ямы.



Леонид Гришин: Если говорить про демографическую яму, то я вам скажу, что даже наш официальный сайт Службы занятости располагает 40 тысячами вакансий в Свердловской области. В то же время 40 тысяч человек не хотят работать у нас в Свердловской области. Эти вакансии свободны. Как правило, это низкооплачиваемая работа или же работа не престижная. А мигранты готовы идти на любую работу.


Если говорить о трех днях на регистрацию, то, конечно, это очень мало. Но таков закон. И мы исходим из того, что есть у нас. Конечно, если бы время регистрации хотя бы было два-три недели, тогда, наверное, можно было бы эту проблему решать более безболезненно. А так, человек после трех дней попадает в неправовое поле, и его могут оштрафовать, его могут наказать, его могут, в конечном итоге, депортировать.



Олег Вахрушев: Понятно. Леонид, скажите, пожалуйста, человек из другой страны приехал в Россию, легализовался, получил все документы для того, чтобы можно было в России спокойно жить и работать. Какие у него могут быть проблемы в этом случае, и с кем?



Леонид Гришин: Когда человек работает на территории легально, то он как бы попадает под все наше законодательство, и у него проблем как бы не возникает, на мой взгляд, потому что он в любой момент может обратиться в правоохранительные органы, обратиться к судебной системе, если что-то произошло, и решить эти проблемы.



Олег Вахрушев: То есть уже легальные трудовые мигранты в вашу организацию не обращаются за какой-либо юридической помощью?



Леонид Гришин: Наша организация, вообще-то, переселенческая, организация беженцев и вынужденных переселенцев, и начинали мы свою работу в 1997 году, как организация переселенческая опять же. И вот в тот период, да и сейчас, к нам приходит большое количество русскоязычных граждан, тех, кто приезжает на постоянное место жительство в Россию. И вот этим людям мы помогаем. И это основная миссия нашей организации. А трудовая миграция – это один из наших проектов.



Олег Вахрушев: Вот так плавно, наверное, мы и подошли к тому, что же представляет собой, в принципе, организация «Уральский дом». Расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь, сколько у вас человек, и какое количество людей уже получили от вас помощь?



Леонид Гришин: Ну, строго учета за эти годы как бы мы не вели, не ставили перед собой такую цель – посчитать, сколько же человек получили эту помощь. Но вообще это 27 семей в городе Заречный объединены в эту организацию. И как бы время от времени происходит ротация. Человек решил свои проблемы – он просто не обращается, он просто больше к нам не приходит – у него нет проблем. Те же, у кого возникают проблемы, они приходят к нам регулярно, постоянно. Например, нужно помочь решить проблемы с водой. Есть такие у нас переселенцы, которые живут в сельской территории, и для них это достаточно сложная проблема. Есть проблемы, связанные с гражданством, с той же самой регистрацией, с работой. И вот этой помощью мы и занимаемся.


Вообще организация многопрофильная. И если говорить о том, что мы делаем, так это содействие в обустройстве вынужденных переселенцев, есть у нас и законодательные инициативы, консультирование мигрантов, социальные услуги для мигрантов, развитие гражданских инициатив – это уже на территории города, юридическая защита мигрантов. Для этого у нас есть очень профессиональный юрист, юрист со стажем, занимающийся проблемами переселенцев, мигрантов, беженцев в течение длительного времени, Ирина Юрьевна Некрасова – это юрист программы «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал». А также мы оказываем еще и техническую помощь мигрантам. В осенне-летний период мы доставляем овощи и фрукты из южных регионов России, и помогаем их приобрести мигрантам по демпинговым ценам.



Олег Вахрушев: Если говорить о юридическом поле, вот вашему юристу хватает работы?



Леонид Гришин: Больше чем достаточно.



Олег Вахрушев: Какого характера эта работа?



Леонид Гришин: В первую очередь это консультативная работа. Ну и, естественно, если возникают проблемы, связанные с судебными разбирательствами, с подготовкой исков, всевозможных жалоб, обращений – вот такая еще работа.



Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, Леонид, насколько открыты вам двери во властные структуры и насколько тесно вы с ними работаете?



Леонид Гришин: Как бы организация не очень молодая, и поэтому у нас наработан определенный опыт работы с государственными структурами. Я являюсь членом межведомственной комиссии по миграции в правительстве Свердловской области. Так что, по крайней мере, проблемы эти не возникают в общении с властью.



Олег Вахрушев: Аппарат уполномоченного по делам человека в Свердловской области тоже принимает некое участие в создании тех общественных приемных, о которых мы с вами уже говорили. Уполномоченный по правам человека, насколько он заинтересован в вашей деятельности и в появлении подобных общественных приемных?



Леонид Гришин: Во-первых, наша работа, наверное, во многом будет облегчать работу аппарата уполномоченного, потому что какую-то часть трудовых мигрантов мы оттянем на себя. И как бы вот этим мы сможем помочь аппарату уполномоченного. Ну а вообще мы работаем в тесном взаимодействии с аппаратом уполномоченного. Это и дает, наверное, нам уверенность в том, что проект и вообще наша работа будет успешнее.



Олег Вахрушев: Понятно. Леонид, скажите, пожалуйста, трудовые мигранты из других стран СНГ, большая часть из них, как мы слышали, работает, наверное, все-таки на стройках, на строительстве. Тем не менее, где еще работают, наверное, легальные мигранты?



Леонид Гришин: Легальные мигранты, ну, если говорить о предыдущих годах, то когда в России было достаточно сложно с работой, но были свободные ниши для трудоустройства. то это, как правило, были бюджетные сферы. Я говорю опять же о русскоязычных гражданах, возвращающихся в Россию на постоянное место жительство. Это, как правило, была бюджетная сфера – больницы, школы. Ну и, естественно, промышленность. Ведь люди приезжают с образованием, с опытом работы, и их с удовольствием берут на работу.



Олег Вахрушев: То есть даже больше речь идет не о каких-то, скажем, низкооплачиваемых, а о достаточно качественных рабочих местах, да?



Леонид Гришин: Конечно. Ведь весь состав легальных рабочих или тех, кто приезжает на постоянное место жительства, - это все те, кто, как правило, обучался в России, проходил обучение, и для них мотивация к труду очень велика. Человеку, приехавшему в новую страну, необходимо не только позаботиться о месте жительства для семьи, но и обеспечить ее всем необходимым. И мотивация к труду, повторяю, велика.



Олег Вахрушев: В таком случае, встает одним из главных вопрос о жилье для мигрантов. Как эта проблема решается?



Леонид Гришин: Для трудовых мигрантов или для новых жителей?



Олег Вахрушев: И для тех, и для других.



Леонид Гришин: Для трудовых мигрантов проблему решает, как правило, работодатель или мигранты сами подыскивают себе жилье.



Олег Вахрушев: То есть это съемные квартиры либо общежития, насколько я понимаю, да?



Леонид Гришин: Конечно. Но во многих случаях на многих предприятиях, особенно на строительных, использующих труд иностранных граждан, трудовых мигрантов, они живут у них прямо на объектах, как правило.



Олег Вахрушев: Понятно. Возвращаясь к рассказу моей коллеги Ирины Мурашовой по поводу амнистии, скажите, пожалуйста, вы, наверняка, уже проанализировали те результаты, которые дала эта амнистия, есть ли смысл в том, чтобы подобные мероприятия продолжались? И, на ваш взгляд, каковы положительные и отрицательные стороны этой амнистии?



Леонид Гришин: Конечно, необходимо провести общероссийскую амнистию. За три недели 1,5 тысячи человек, как говорит Владимир Анатольевич Нифонтов, - это достаточно большое количество легализованных людей. Это, во-первых, большие поступления в государственный бюджет и, во-вторых, это, наверное, правовая защищенность этих 1,5 тысяч человек, прошедших амнистию вот в этот период.



Олег Вахрушев: Говорили о плохой информационной кампании. На ваш взгляд, кто больше должен следить за подобными мероприятиями – сами ли мигранты либо все-таки больше работодатели, и, кстати, правозащитные организации, которые должны доносить информацию подобного рода, наверное?



Леонид Гришин: Власти проводят амнистию, и власти должны информировать как работодателей, так и трудовых мигрантов выйти из тени. Поэтому, я считаю, все-таки власти должны заниматься в большей степени информационной кампанией. А правозащитные организации и другие структуры, они и так стараются доводить до своих клиентов эту информацию.



Олег Вахрушев: Леонид, скажите, пожалуйста, вот ваш «Уральский дом», насколько тесно вы сотрудничаете с вашими коллегами, которые работают в этой же сфере? Вы как-то пытаетесь объединиться в более широкомасштабную организацию либо вы работаете каждый в своем городе, но, тем не менее, собираетесь для того, чтобы обменяться опытом?



Леонид Гришин: Вообще наша организация входит в Форум переселенческих организаций - есть такое международное общественное движение, и достаточно крупное движение. И как бы общения наши происходят постоянно. Мы общаемся со своими коллегами достаточно часто, мы созваниваемся. Да, они работают в разных регионах, но как бы общение есть.



Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, все равно у вас разработан план неких мероприятий, каковы ваши ближайшие планы?



Леонид Гришин: Вот сейчас в Киргизии открываются четыре Центра содействия трудовым мигрантам. Эти центры начнут собирать вакансии... даже не вакансии, а начнут подбор претендентов на работу в России. Мы же, в свою очередь, готовим для них информацию о рабочих местах в Свердловской области. И как только человек будет готов к выезду, мы проводим, так сказать, переговоры с работодателем и определяем, когда человеку выезжать.



Олег Вахрушев: То есть организационная работа, скажем так, на месте будущей работы этого человека, да?



Леонид Гришин: Да, конечно.



Олег Вахрушев: Понятно. Я благодарю вас, Леонид, за участие в программе «Время Свободы».


XS
SM
MD
LG