Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Состоялась презентация альбома Андрея Бильжо «Хармс-100»


Андрей Бильжо

Андрей Бильжо

В Москве в Театральном центре имени Всеволода Мейерхольдапрошла презентация альбома рисунков известного карикатуриста Андрея Бильжо. Альбом называется «Хармс-100». 100-летию Даниила Хармса посвящена книга, в которой 100 иллюстраций Бильжо к стихам Даниила Хармса. Презентация альбома «Хармс-100» превратилась в маленький фестиваль Хармса. Сначала Андрей Бильжо читал проиллюстрированные им стихи:

В окно гляжу на суету людскую
И думаю: зачем спешить?
В покое сладостном тоскую,
Мне, право, так приятней жить.

Человек свою фигуру
Носит бодро целый день.
И душой свою натуру
Побеждать ему не лень.
Но лишь только ночь сгустится,
Деревенеют ноги вдруг,
И в постель рука стремится,
И противно все вокруг.
Прочь летит сапог скрипучий,
Пояс падает, звеня.
И пиджак суконной тучей
Отлетает от меня.
Отлетает от меня...

Так я молил твоей любви,
Смеялся, пел и плакал горько.
Но ты на все мои мольбы
Мне обещала дружбу только.


Чтение продолжили приглашенные гости. На сцену выходили журналисты Матвей Ганапольский и Вячеслав Флярковский, актриса Елена Морозова и руководитель театра «Практика» Эдуард Бояков, писатель Игорь Клех и адвокат Павел Астахов.


Самые значительные слова о Хармсе сказал писатель Андрей Битов: «Абсурдна тусовка и празднование 100-летия человека непечатываемого, голодного и погибшего - то ли самостоятельно умершего в тюрьме, то ли расстрелянного. Тем не менее, осталось это 100-летие нам, то есть мы еще это все "кушаем". Простите за нарушение праздника, но помнить об этом приходится». Хармс - это серьезно, считает Андрей Битов: «Это принадлежность не к авангарду, не к эксперименту, а это принадлежность к традиционной культуре. Это было выживание культуры под глубоким давлением и уничтожением. К этому, кстати, примыкали многие видные люди, вплоть до Шостаковича, Юдиной и Бахтина. Это была огромная последняя "культурная грибница"».


Остается добавить, что художник Андрей Бильжо представляет себе героев Даниила Хармса то как фигуры с картин Филонова, то персонажами русского лубка, то братьями и сестрами знакомого всем Петровича.


XS
SM
MD
LG