Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инаугурация Эво Моралеса – революция или риторика


Президент Боливии Эво Моралес

Президент Боливии Эво Моралес

Президент Боливии Эво Моралес, первый представитель коренного индейского населения на этом посту, был приведен к присяге в Ла-Пасе вместе с вице-президентом Альваро Гарсия Линерой перед многотысячной ликующей толпой. На церемонии присутствовали лидеры 11 стран, дипломаты США и наследный принц Испании Фелипе.


В числе десятков тысяч собравшихся было множество индейцев кечуа и аймара – к этому племени принадлежит сам президент, – а также представителей левых движений со всего мира. По просьбе Моралеса собравшиеся почтили минутой молчания память Эрнесто Че Гевары.


Моралес, в прошлом пастух и фермер, выращивавший коку, пришел к власти во главе социалистического движения и в качестве профсоюзного лидера, представлявшего интересы тех, кто культивирует коку. По его словам, это растение всегда занимало видное место в диете и культуре местного населения, и запрет на его выращивание будет снят. Тем не менее, он обещал продолжить борьбу с производством и контрабандой наркотиков.


Эво Моралес представил свою победу как триумф коренного населения, индейцев, составляющих около 60 процентов всего населения Боливии – беднейшей страны Южной Америки. «500 лет индейского сопротивления не миновали даром», сказал он в своей инаугурационной речи. «От 500-летнего сопротивления мы переходим к 500 годам, которые мы проведем у власти».


Еще прежде официальной церемонии состоялась другая, обставленная как индейский религиозный обряд. На развалинах древней цивилизации Тиванаку недалеко от Ла-Паса, Моралес, в праздничном индейском одеянии, принес подношения Пачамаме, «матери-земле», а затем процессия направилась в инкский храм. На этот обряд съехались индейцы не только из Боливии, но и из многих соседних стран.


Друг Уго и Фиделя


Радикализм Моралеса не сводится к требованию вернуть фермерам право культивировать коку. Он приобрел широкую известность в 2000 году во время бунтов в г. Кочабамба, вызванных приватизацией тамошнего водоснабжения дочерней фирмой американского концерна Bechtel, хотя и не принимал активного участия в последующих беспорядках, в результате которых покинули пост два президента Боливии, Гонсало Санчес де Лосада и Карлос Меса. Кроме того, он выступает за национализацию энергетических ресурсов страны. В числе его друзей и кумиров президент Венесуэлы Уго Чавес, известный своими левопопулистскими взглядами и открытой враждой к США, а также кубинский диктатор Фидель Кастро – первый был почетным гостем на инаугурации, а второй прислал теплое приветствие.


Избрание такого президента в США воспринимают как серьезную опасность, в первую очередь потому, что кока, выращенная в Боливии, является сырьем для 80 процентов всего производимого в мире кокаина, и обещание Моралеса легализовать ее выращивание Вашингтон не обрадовало.


Помимо, этого, Вашингтону не может не внушать тревогу избрание все новых левых и левопопулистских лидеров в Южной Америке. В теории это грозит созданием некоего единого фронта, направленного против США. Сближение новой администрации Боливии с Венесуэлой уже очевидно – Чавес пообещал Боливии помощь, в которой она наверняка будет остро нуждаться, если учесть, что до сих пор ее самым крупным торговым партнером были США.


Сомнения на левом фланге


С другой стороны, многие из левых лидеров Южной Америки – в первую очередь это касается президента Бразилии Луиса Инасиу Лулы да Сильвы – придя к власти ведут компромиссную политику и не впадают в революционные крайности, а новый президент Чили, социалистка Мишель Бачелет, возглавляет все тот же левоцентристский блок, который пребывал у власти все годы после ухода Пиночета. И хотя Моралес явно идет на сближение с Чавесом, некоторые в левом лагере испытывают по этому поводу сильные сомнения. В частности, комментатор сетевого журнала CounterPunch Джеймс Петрас обращает внимание на дрейф Моралеса вправо после Кочабамбы:


«Эво [Моралес] и его вице-президент пообещали оставить в силе жесткую финансовую и макроэкономическую политику своих предшественников и сохранить незаконно приватизированные компании. Представитель Эво по экономике Карлос Вильегас заявил, что президент Моралес «символически ограничит закон, приватизировавший предприятия», однако добавил, что это «не будет иметь обратного действия». Символические жесты чисто риторического свойства, лишенные националистического содержания – вот, судя по всему, путь, избранный Моралесом…»


Даже в самом щекотливом для США вопросе, легализации коки, Эво Моралес, по мнению Петраса, ограничится тем, что даст каждому из фермеров право всего на пол-акра этой культуры и продолжит сотрудничество США в борьбе с наркотиками.


Эти сомнения левого комментатора могут отчасти обнадежить Соединенные Штаты и умеренных соседей Боливии по континенту. В любом случае, пламенная риторика Эво Моралеса пока не нашла себе отражения в конкретных политических программах.
XS
SM
MD
LG