Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько жизнеспособна идея общенационального канала российских регионов


Анна Качкаева: 25 января в стране будет официально объявлено о создании общенационального канала российских регионов. Победитель конкурса, предложивший лучшую концепцию такого телевидения, будет создавать канал на базе телерадиокомпании «Петербург – 5 канал» и осваивать еще сорок одну частоту в российских регионах. Последний громкий конкурс, в котором соревновались бы сильные и амбициозные участники, присутствовал бы политический контекст, а в перспективе маячили бы изменения национального телевизионного ландшафта, проходил почти четыре года назад, еще при министре Лесине.


Насколько жизнеспособна идея общенационального канала российских регионов? Как нынешний конкурс вписывается в историю скандальных конкурсов? Какой резон у сильных компаний, например «СТС-медиа» и «Ren-TV», участвовать в соревновании, победитель которого, возможно, уже известен? И насколько предопределено решение федеральной комиссии? Наконец, что предстоит сделать победителю, чтобы построить еще одну национальную сеть?


Кстати, сегодня в полдень федеральная конкурсная комиссия собирает прессс-конференцию – вроде бы поговорить о результатах своей работы, но журналисты, наверняка, будут спрашивать и о конкурсе 25 января. И мы сегодня обсудим эту тему.


Со мной в студии мои коллеги обозреватель «Эха Москвы» Елена Афанасьева и обозреватель газеты «Известия» Евгений Кузин. Здравствуйте, Лена и Евгений.



Елена Афанасьева: Добрый день.



Евгений Кузин: Здравствуйте.



Анна Качкаева: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: что должен показывать общенациональный канал российских регионов?


А сейчас об актуальном в сфере медиа наша традиционная рубрика.



Час прессы. Что происходит?



Анна Качкаева: Солженицын написал сценарий – сама эта фраза на рекламном щите еще несколько лет назад казалась немыслимой, как и голос автора, звучащий в телевизионном сериале. Солженицын телевидение недолюбливал, телевидение – его тоже. В свое время на главном канале закрыли его программу. Последние годы писатель давал интервью только телеканалу «Россия», руководитель которого Олег Добродеев всегда чрезвычайно почтительно относился к Солженицыну, предоставляя ему право выступать в жанре телевизионного мессианства. И вот теперь сериал «В круге первом», который, безусловно, станет событием. На канале «Россия» набирает обороты промо-кампания: на минувшей неделе первая пресс-конференция с участием съемочной группы, генерального директора канала «Россия» и жены писателя, на улицах Москвы растяжки и рекламные щиты, на интернет-ресурсах, связанных с ВГТРК, баннеры и ссылки, в «Вестях недели» в минувшее воскресенье Александр Солженицын появился в окружении жены и директора ВГТРК Олега Добродеева.



Диктор: Шарашка – так в 40-е и 50-е годы сами заключенные называли специальные тюрьмы, которые по сравнению с адом лагерей ГУЛАГа казались курортом. Осужденных по политическим статьям ученых и инженеров собирали в спецучреждениях, где технически образованные зэки занимались разработкой перспективных проектов: ядерного оружия, сверхновой техники и способов связи. В шарашке работал Королев, в шарашку попал и сам Солженицын. Взамен интеллектуального труда обитателям предлагалось более-менее сносное существование, а в перспективе – возможность досрочного освобождения. Отказ от сотрудничества означал лагерь. Проблема выбора между комфортом и убеждениями, между свободой и совестью, между подлостью и конформизмом – об этом роман «В круге первом». Об этом же и сериал. Но с режиссерской спецификой. Глеб Панфилов, режиссер «Начала» и «Вассы», попытался экранизировать муку талантливого и творческого человека, оказавшегося в неподходящих для творчества обстоятельствах.


«В круге первом» - это первая в России попытка перенести на экран прозу Солженицына. В сериале «В круге первом», так же как и в «Мастере и Маргарите», практически не будет рекламы. Начнется он тоже непривычно: в следующее воскресенье в 21 час покажут сразу несколько серий. По похожей схеме НТВ запускало «Мертвых душ» Павла Лунгина, но зритель тогда этого приема не оценил, потому что не было ни рекламы, ни внятной позиции канала. Канал «Россия» идет на длительный воскресный показ сознательно, подчеркивая, что роман экранизирован не в привычной стилистике сериала, а скорее в стилистике многосерийного фильма, когда ритм более повествовательный, а авторский голос добавляет документальности.


Главного героя Глеба Нержина играет Евгений Миронов, утверждение которого на главную роль очень порадовало самого автора. В фильме почти 90 персонажей. Среди них Инна Чурикова, Дмитрий Певцов, Альберт Филозов, Ольга Дроздова, Нелли Уварова. Сталина играет Игорь Кваша. Уже известно, что экранизация оказалась тем редким случаем, когда ею доволен автор книги.



Анна Качкаева: И вот на этом фоне не без участия государственного канала разгорается, видимо, скандал в отношениях между Россией и Великобританией. Накануне вечером стало известно, что Федеральная служба безопасности России вскрыла группу британских шпионов, работавших под прикрытием посольства и контактировавших с правозащитниками. Финал операции, проведенной российскими контрразведчиками в Москве зимой этого года, показал телеканал «Россия» в передаче «Специальный корреспондент» Аркадия Мамонтова как раз в минувшее воскресенье. Передача, видимо, была поставлена в эфир вне программы. Во всяком случае, большой рекламы в эфире канала не наблюдалось. Пока британцы не комментируют увиденное в минувшее воскресенье, ну а глава Хельсинкской группы Людмила Алексеева уже сказала одному из российских агентств, что какая разница, кто там подписывает гранты. Я думаю, что у этой истории сегодня еще будет продолжение.


Итак, вернемся к теме нашей передаче. Коллеги, я бы хотела, чтобы вы вспомнили предыдущие конкурсы, которые могли бы быть сравнимы с тем, что мы будем наблюдать в среду.



Елена Афанасьева: Россия вообще долго очень долго неконкурсной страной. Если помните, самая громкая раздача кнопок – это была четвертная кнопка, которую НТВ получило просто из рук Ельцина указом, очевидно, за политические заслуги, это не обсуждалось. И только когда мало кому известное «Дарьял-ТВ» - компания, созданная известным детективщиком Дарьяловым и его дочкой…



Анна Качкаева: Вайнерами и Наталья Дарьялова была.



Елена Афанасьева: Да, Дарьялова – дочка Аркадия Вайнера. И тогда именно Аня Качкаева и Ира Петровская написали знаменитую в телевизионном мире статью в газете «Известия». Только тогда стали говорить о том, что все-таки неприлично, все-таки телевизионные ресурсы – это не частное дело власть имущих, надо как-то упорядочить.



Анна Качкаева: Это еще был аж 1997 год, практически десять лет тому назад.



Елена Афанасьева: Но тогда и создалась та конкурсная комиссия, которая работала при существовании старого Минпечати. Конкурсная комиссия, в которой был Познер, Асламазян, Кривошеев. В общем, были специалисты, которым так или иначе телевизионное сообщество доверяло. На моей памяти, может, я сейчас что-то забуду, не считая того конкурса, когда вопрос возник в том, получит ли снова лицензию ТВЦ, или телекомпания «ВИД» сможет обойти ее на повороте. Если помните, тогда «Вид» даже заказал шикарный банкет в «Балучуге», еще выходила программа Александра Любимова в эфир, и она была просто в прямом эфире из «Балчуга», там готовились праздновать победу, а успел Лужков поужинать с Лесиным…



Анна Качкаева: То ли пообедать…



Елена Афанасьева: …в кафе «Пушкин».



Анна Качкаева: Тогда это было очень смешно, потому что сообщали пресс-службы, что они встретились на нейтральной территории, Лужков и Лесин, в кафе «Пушкин». Это равное расстояние от Страстного бульвара и мэрии.



Елена Афанасьева: И это был первый, наверное, конкурс, у которого был мало прогнозируемый итог. Второй конкурс, из которых я помню, по крайней мере, если не брать мелкие частоты, интересные определенному региону, это, конечно, когда «Дарьял-ТВ» снова была выставлена частота, и за эту частоту боролся Первый канал. Мы не будем говорить сейчас, в каком виде, структуры были по-другому поданы, конкурс был два раза, и с разными концепциями Первый канал выходил, но он не скрывал, что ему нужна вторая частота как площадка для апробирования новых тем, идей, каких-то менее коммерческих проектов, которые невыгодно ставить в сетку общенационального канала, там, где эти проекты вынуждены давать определенную долю, не ниже, условно говоря, 20-25%. Они хотели себе площадку. В одной концепции, по-моему, это было именно такое развлекательное телевидение. Конкурс не состоялся, победителя тогда в ноябре не определили. Конкурс перенесли на март. В марте они вышли с концепцией, по-моему, новостного вещания канала. Но несмотря на то что гендиректор Первого канала Константин Эрнст долго сидел в кабинете Лесина, победу одержало все-таки «ДТВ», достаточно успешно перестроившее ряды. Надо сказать, что к тому моменту компания «Дарьял-ТВ» быстро выгодно продала свой пакет шведской медиа-группе, и сюда пришли новые люди, которые пытались сделать бизнес прозрачный, бизнес честный по западным меркам. И они были в шоке, когда увидели, что они купили канал с частотой, которая вроде бы должна автоматически продляться, а сейчас могут оказаться не у дел. В тот раз, мне кажется, речь шла о том, будет ли принято решение, которое покажет западным инвесторам, что в российский медиа-бизнес можно вкладывать деньги, либо же будет принято решение, которое, возможно, для российских телезрителей было бы предпочтительнее.



Анна Качкаева: Возможно, это точно.



Елена Афанасьева: Мне кажется, что Первый канал сделал даже на своей второй площадке более интересное для российского зрителя зрелище, нежели то, что сейчас идет на частоте «ДТВ». Что дает тому же Эрнсту повод часто обращаться к Анне Качкаевой и говорить: «Ну, что? Ты хотела, чтобы «ДТВ» победило?» Не знаю, что ему Качкаева отвечает, она это скажет сама. Вот на моей памяти было два самых громких конкурса.



Евгений Кузин: Я бы напомнил еще конкурс с частотой Шестого канала, когда у «ТВ6» рубильник тот же Михаил Лесин отключил после прихода команды Киселева. И буквально через два месяца уже в новой конфигурации собственников выдал ту же журналистскую команду, уникальный журналистский коллектив, как тогда все называли часть, отвалившуюся от НТВ. Им дали опять Шестой канал, они поработали под логотипом «ТВС» чуть больше года, потом теми же методами были исключены. Это из громких конкурсов. Я просто хочу сказать, что будущий предстоящий конкурс сам по себе уникален только потому, что впервые так много частот сразу, без конфликтной ситуации. То, что сейчас напомнила Лена, в каждом из этих конкурсов была большая политическая подоплека, на мой взгляд, потому что ТВЦ – формальным поводом для объявления конкурса были предупреждения, выданные Минпечати тому или иному телеканалу. Вместе с ТВЦ тогда же на конкурс выставлялась и лицензия Первого канала. Фактически никто не сомневался, что ее продлят автоматом. Это был 2000 год, накануне выборов.



Анна Качкаева: Да, все месседжи можно напомнить. Это было напоминание проигравшему «Отечеству – вся Россия», которых ТВЦ поддерживало. Это был месседж или сигнал Березовскому, в том числе личные амбиции, конечно, министра, который очень любил в ручном управлении порулить индустрией в этом смысле. Это было с ТВЦ. Это было с трехслойным медиа-социумом.



Евгений Кузин: И с «Дарьялом» тоже была ситуация. Незадолго до конкурсу шведы купили этот канал, и тогда сотрудники министерства в частных беседах просто негодовали, что так у нас бизнес никто не делает, надо было придти и обсудить этот вопрос, поставить в известность. А пришли люди, абсолютно незнакомые российскому медиа-рынку, тут же меняют концепцию.



Анна Качкаева: Зашли, не представились и не попросили. Хотя потом уже, как опять же в частных разговорах, игравшие в том конкурсе люди говорили мне: «Ладно, по дешевке скупили», догадываясь, что ничего хорошего из этого не получится, а потом представили себя пострадавшей стороной. Но мне-то тогда казалось, что все-таки лучше, если есть некие правила игры, если люди честно купили и не знали о том, что их провели, то государству тоже не имеет смысла вести себя, как «наперсточник».



Елена Афанасьева: Хотя концепцию-то они не выдерживают.



Анна Качкаева: Не выдерживают.



Елена Афанасьева: «Дарьял-ТВ» представлял достаточно интересную концепцию, концепция развалилась. Часть наиболее привлекавших нас менеджеров, которые казались менеджерами нового типа, поработавшими где-то за границей и пришедшими сюда делать честный, прозрачный, а не так как у нас на других каналах, бизнес, они уже все ушли с «ДТВ». И канал, конечно, выглядит не так, как хотелось бы.



Евгений Кузин: Я как раз бы защитил нынешнее «ДТВ», потому что с осени сильно изменилась ситуация. Там, конечно, все еще в эфире после полуночи «Плейбой» продолжается.



Елена Афанасьева: Ну, он и на «Ren-TV» продолжается.



Евгений Кузин: Но там появились неплохие сериалы в прайм-тайм.



Анна Качкаева: Может быть, не будем даже ругать. Мы с вами подведем черту и скажем, что он стал одним из многих развлекательных каналов и не стал ничем таким, за что уж так следовало в этом смысле убиваться. Наверное, в каком-то виде он делает бизнес.


Я хочу еще вам, коллеги, напомнить самую первую историю с большим пулом частот, когда у самого Санкт-Петербурга были отобраны общенациональные частоты и переданы каналу «Культура». Это был 1997 год. Тогда, кстати, в отставку был отправлен Олег Руднов, который руководил «Пятым каналом», а теперь стал одним из акционеров этого канала. И надо сказать, что прежний губернатор Яковлев еще в 2002 году говорил, что намерен участвовать в конкурсе на Шестую кнопку, но потом, видимо, поговорив с президентом, решил этого не делать. То есть вокруг «Пятого канала» все время возникала какая-то тема.


Ну, вот смотрите, сильные игроки во всех случаях, во всех случаях конкурсная ситуация, которая, как вам кажется, всегда была ширмой для этих обстоятельств, чтобы выглядеть прилично? Я потом спроецирую на нынешний конкурс. Или все-таки нет?



Елена Афанасьева: В большинстве случаев все-таки это было ширмой, мне кажется. Потому что все решения, как мы с вами видели, принимались за кулисами. И медиа-социум, когда шла эти челночная дипломатия, мы даже знаем, кто передал месседж от министра Киселеву, от Киселеву министру, в какой форме надо идти на конкурс, чтобы все-таки прошло. И в случае, естественно, с ТВЦ, когда решение принималось явно не в тот момент, когда голосовали честные члены конкурсной комиссии, внимательно изучившие концепции, а в другом месте. В случае с «ДТВ», мне кажется, тоже было каким-то решением или месседжем. И отнюдь не в момент, когда Эрнст разговаривал с Лесиным.



Евгений Кузин: Я не хочу обидеть независимых членов ФКК (конкурсной комиссии), но действительно, решения все предопределены. Напомню, с ТВЦ число голосов членом комиссии разделилось поровну, и фактически голос министра Лесина, который возглавляет комиссию и в случае равенства голосов обладает дополнительным голосом, вот он решил ситуацию в пользу ТВЦ. Это говорит о том, что концепция, представленная Люимовым, была очень сильна, и не зря он заказывал «Балчуг». В случае с «ДТВ» во время Первого канала неожиданно Михаил Лесин предложил изменить систему голосования. Обычно голосуют мягким рейтинговым голосованием, считая только голоса, поданные за ту или иную концепцию, за того или иного участника. Тут неожиданно Михаил Юрьевич изменил фактически волевым решением систему голосования, в результате чего именно это обстоятельство привело к тому, что первый конкурс фактически не состоялся.



Елена Афанасьева: Но Лесина сейчас нет около рычага управления. Завтра будут валить другие.



Анна Качкаева: Конструкция вокруг конкурса очень похожа.



Евгений Кузин: Я могу напомнить нынешний состав ФКК фактически, за исключением Михаила Федотова, который вошел осенью, в апреле прошлого года обсуждало восемь частот в регионах. В то время активно пиарился канал «Звезда», который еще не был в эфире, и шесть из восьми частот в апреле странным образом получил именно канал «Звезда», тоже не все себе, часть – через региональных партнеров, но именно под концепцию, которую никто тогда не видел, при том, что конкуренты у них были довольно серьезные и уже видимые в эфире. Поэтому я не испытываю никаких иллюзий относительно того, что что-то изменилось, что сейчас все честные.



Елена Афанасьева: Что такое честность – каждый понимает по-своему.



Анна Качкаева: Тогда мне всегда любопытна мотивация сильных игроков, о которой мы еще поговорим, зачем они прикрывают, как фиговый листок?



Елена Афанасьева: Зачем они идут на это?



Анна Качкаева: Мне тоже это не всегда понятно.


Вот тут Александр из Москвы мне пишет, что «хотелось бы видеть такой аналог «Корреспондентского часа», когда все регионы включаются в эфир большой станции».


«Затея довольно бессмысленная, - пишет уже Александр из Москвы, - потому региональное телевидение так называется, потому что ориентированы на регионы и его население. То, что интересно жителям Камчатки, вряд ли будет интересно жителям Брянщины, и представляет лишь академический интерес наоборот».


«Если будет ОРТ, то должно будет показывать во всех новостных программах реальные документальные картинки из жизни простых людей, особенно из села», - так думает Маргарита Николаевна из Москвы.


Еще раз напомню, что конкурс этот беспрецедентный, потому что редко выставляется пулом 41 частота в 41 населенном пункте страны, хотя часть из них еще предстоит разрабатывать, это отдельная головная боль. И вещание будет вестись победителем из второй столицы – из Санкт-Петербурга. В этом смысле появляется принципиально другая телевизионная сеть. Мы пытаемся обсудить с коллегами, предопределен ли победитель, и зачем в этом конкурсе участвуют сильные компании, если он предопределен? И что понадобится победителю, когда он выиграет, чтобы сделать этот канал интересным? Уже ясно, что в конкурсе будут принимать участие несколько известных компаний, например «СТС-медиа» с каналом «Домашний», представлять его будет Александр Роднянский, канал «Ren-TV» с идеей как-то трансформирования в региональное вещание, санкт-петербургский «Пятый канал», и приедет, видимо, в Москву его руководитель. Будет также принимать в конкурсе участие канал «Звезда», что понятно. И как ни странно «MTV-Россия», новый проект «Миг – Детское телевидение», хотя не очень понятно, как эта концепция укладывается в представление об общенациональном канале российских регионов. Правда, уже главный редактор этого телевидения Борис Грачевский сказал в одном из интервью моим коллегам, что скорее всего конкурс они не выиграют, просто, видимо, «санкт-петербургское телевидение в этой стране будет важнее, чем детское». Видимо, по-прежнему, потому что коллеги напомнили, что в предыдущих конкурсах тоже ведь участвовали детские проекты. И компания «Класс», и просветительское «Рамблер».



Елена Афанасьева: Я напомню, что 10 января буквально первая цитата Михаила Сеславинского была сказана о том, что нужен детский канал, и что он будет создаваться. Но цитата была такая абстрактная и подвисшая в воздухе. Кем будет создаваться? С государственным ли участием? На какой частоте? Все это было не проговорено.



Евгений Кузин: Он об этом говорил и в декабре.



Анна Качкаева: Ну, а в понедельник минувший у нас здесь в эфире.



Елена Афанасьева: Ну, думаю, что это явно не под этот конкурс.



Анна Качкаева: Нет, нет. Эта цитата не под этот конкурс. И вообще, я предположила и задала этот вопрос Михаилу Сеславинскому: почему тогда в первоочередных задачах возникла год назад идея телеканала «Звезда», а, например, не детского, если уж так все обеспокоены вопросом детей?



Елена Афанасьева: И «Спорт» на шестой кнопке незаконно поселившийся.



Анна Качкаева: Ну, спорт – у нас психотерапевтическое действие оказывает.


Я хочу предоставить слово Анне Пушкарской, корреспонденту газеты «Коммерсант» в Санкт-Петербурге, которая расскажет о том, как из Санкт-Петербурга видится эта ситуация с конкурсом на Пятую кнопку.



Анна Пушкарская: Как ни странно, сама интрига, связанная с завтрашним конкурсом, в Санкт-Петербурге сейчас уже практически не обсуждается. Видимо, все уже почти уверены, что инициатива Валентины Матвиенко по возвращению Пятому каналу федерального вещания уже заранее поддержана федеральным центром, и скорее всего этот проект будет реализован. Причем сама губернатор недавно уже заявила, что скорее всего где-то в сентябре 2006 года Пятый канал выйдет в федеральный эфир. Что касается самой концепции, которая предусматривает их возвращение, о ней практически тоже ничего не известно. Руководство Пятого канала строго засекретило всю информацию об этом, ссылаясь на жесткую конкуренцию конкурса. Официальная позиция, что конкуренты существуют, и выиграть эту кнопку будет достаточно трудно. Поэтому судить об этом концепции можно только по каким-то косвенным признакам. Во-первых, руководитель канала Марина Фокина известна как соратница Олега Добродеева. Она – бывший директор петербургского филиала ВГТРК, причем с приходом ее на Пятый канал, который состоялся как раз одновременно с приходом Валентины Матвиенко в Смольный, практически местная дочерняя компания ВГТРК и Пятый канал воспринимаются в городе как единый холдинг. У них даже есть совместные проекты. В частности, они вместе выпускают программу губернаторскую «Диалог с городом».


Кроме того, можно вспомнить о том, что действительно, если говорить об исторической справедливости, то когда в 1997 году у Пятого канала забрали федеральные сети, в этот момент один из акционеров нынешних канала Олег Руднов как раз готовил проект создания регионального канала «Регионы России». Существовало даже уже постановление Совета Федерации, в который тогда входили губернаторы, о том, чтобы на базе Пятого канала создать некий федеративный канал. То есть губернаторы были готовы вскладчину его финансировать, что в общем тогда не очень понравилось правительству России. И, как известно, в результате канал стал «Культурой», и кнопка переехала в Москву. Но можно предположить, что теперь Олег Руднов, который стал одним из акционеров, вместе с лояльными федеральному центру коммерческими структурами могут возобновить уже саму идею, правда, вряд ли этот канал может восприниматься как федеративный. Вероятнее всего, все-таки это будет канал, подконтрольный федеральному центру, очередное государственное телевидение, которое будет позиционировать себя как канал «Регионы России» и финансироваться коммерческими структурами, лояльными федеральному центру. Все остальное, я думаю, мы узнаем уже завтра, после того, как состоится конкурс.



Анна Качкаева: Я хочу все-таки выразить свое недоумение и у вас спросить, как вы полагаете, зачем уважаемые вещатели как то: Александр Роднянский, представители «Ren-TV», «Звезде» понятно надо, Национальный телевизионный синдикат, Игорь Мишин и за ним стоящий Константин Эрнст – зачем они участвуют в этом конкурсе?



Елена Афанасьева: А вы у них спрашивали, Аня?



Анна Качкаева: Спрашивала.



Елена Афанасьева: Что сказали?



Анна Качкаева: А почему нет? Нельзя же, чтобы это выглядело… Мы еще поборемся. Посмотрим – пусть поборются.



Елена Афанасьева: Наверное, это очередной повод для какого-то пиара и заявить о себе, о каких-то претензиях на большее, нежели вещание «Домашнего» в нескольких регионах, или «Ren-TV» как сеть хотела бы расширяться. Кстати, «Ren-TV» - это отдельный случай. Все-таки «Ren-TV» - это совладельцы нынешние и по сути управленцы – они также обладатели большого пакета акций в том канале, который уже предопределен в победители. И как раз когда происходила трансформация, смена руководства осенью на «Ren-TV», а потом информационная зачистка с отключением Ольги Романовой от эфира, тогда и говорили о том, что не исключена конструкция, при которой даже «Ren-TV» становится просто московским корпунктом вот этой компании, которая послезавтра должна получить эту большую сетку.



Анна Качкаева: Нет, там схема сложнее.



Елена Афанасьева: Это я очень грубо говорю.



Анна Качкаева: «Ren-TV» не обладает как собственник хорошими региональными частотами, которые могут быть привлекательны для немцев.



Елена Афанасьева: Да, то есть зачем идут они? Не там выгорит – так там. Трудно понять. То есть по сути это одни руки.



Евгений Кузин: У меня свое объяснение есть, зачем «Ren-TV» выходить. Никто не знал, что будет так много серьезных участников.



Елена Афанасьева: А, ты думаешь, что они просто создавали имидж.



Евгений Кузин: Явно для себя. Я уверен, что «Ren-TV» появилось как второй участник для того, чтобы конкурсная ситуация была явной. А большие игроки сунулись, чтобы напомнить о себе, плюс, мне кажется, что существует еще в номенклатурных и медиа-менеджерских кругах такое ощущение: раз попросил, два – попросил.



Елена Афанасьева: Очередь.



Евгений Кузин: Вот это воспоминание о просьбах накапливается.



Елена Афанасьева: Ты стоишь в очереди.



Евгений Кузин: Власть имущие чувствуют, что в прошлый раз мы его прокинули, позапрошлый раз прокинули, может быть, в этот раз что-то подыщем.



Анна Качкаева: В общем, веселое у всех у нас с вами настроение. Хотя я говорю, что победителю не сладко придется. Посмотрев на города, которые здесь указаны. Во-первых, как минимум, шесть из них еще только предстоит разработать, а это немаленькие деньги, а во-вторых, мощности не очень сильные. То есть с сетью будет большая проблема.



Елена Афанасьева: А я хотела еще сказать о том, о чем мы не сказали. Когда в 1997 году отключали петербургский канал от достаточно массового охвата, потому что европейская часть была по сути покрыта, это была пятая кнопка в очень многих регионах страны, это действительно не было чисто питерским телевидением, и это было очень сильным телевидением. Уже затухающим, не таким, каким оно было в конце 80-х – начале 90-х, но самобытным, своеобразным и очень отличающимся от всего, что было в эфире рядом с ним. То, что за эти годы «Петербург – Пятый канал» перестал быть таковым, а стал просто региональным – «Лицом к городу» - «Лицом к губернатору» - это очевидно. Когда бываешь в Санкт-Петербурге или увидишь на каких-то конкурсах работы, представленные коллегами с Пятого канала, ничем он не блещет и не отличается от каналов мэрских, губернаторских в других регионах. Что он может представить с точки зрения интереса для вот той 41-й территории, которые им придется забрать, в том репортаже, который Аня сделала из Санкт-Петербурга, хорошо было сказано, что деньги будут бизнесменов, которых, очевидно, просто построят и скажут «дать деньги». Потому что, придя в чужой регион со своим вещанием, очень трудно там будет собирать рекламу непонятно под что.



Анна Качкаева: Я перечислю некоторое количество городов: Якутск, Шахты, Чита, Уфа, Улан-Удэ, Тверь, Салехард, Сыктывкар, Петропавлоск-Камчатский, Оренбург, Новороссийск, Нижний Новгород, Назрань, Мурманск, Красноярск, Кострома, Казань, Калуга, Горноалтайск, Волгоград, Брянск, Благовещенск, Биробиджан, Бийск, Архангельск.



Елена Афанасьева: В Биробиджане будет очень интересовать, что скажет Валентина Матвиенко.



Евгений Кузин: Да, вы искренне верите, что конкурс для зрителей придумали?



Елена Афанасьева: Нет, конкурс не для зрителей, но они же все-таки выходят с концепцией канала, который должен быть, по крайней мере, не убыточным. По крайней мере, эту 41 частоту, как Аня сказала, надо разрабатывать, и там надо вкладываться финансово в то, чтобы эти частоты заработали. Я уже не говорю про контент, который должен быть интересен не только питерскому региону, но большей части страны, не только европейской, а широкому охвату. Это – деньги. А деньги откуда?



Евгений Кузин: Власти первой столицы Москвы они на протяжении уже многих лет активно поддерживают из городского бюджета деньгами канал ТВЦ.



Елена Афанасьева: Канал ТВЦ, когда претендовал в пору президентских амбиций Лужкова на всеохватность, такую федеральность, он пытался это сделать. Деньги были большие, а толку-то? Не получилось.



Анна Качкаева: Но сейчас, кстати, не известно, сейчас с этим каналом тоже, он скорее в московскость будет дрейфовать.



Евгений Кузин: Дело в том, что деньги есть где взять, было бы желание.



Анна Качкаева: И я забыла сказать, что конкурс будет в среду, а не во вторник, как оговорилась Аня. Давайте послушаем наших слушателей. Владимир из Тулы, здравствуйте.



Слушатель: Дело то не в количестве, а в качестве каналов. Дело в том, что они все, как близнецы-братья, похожие друг на друга. Гнусная реклама и такая информационная телевизионная ересь, которая просто развращает человека. Я бы предложил продуцировать или клонировать канал «Культура», это единственный канал, который можно смотреть. Потому что каждый человек, по Фрейду, является противником культуры.



Анна Качкаева: Понятно. А скажите мне, пожалуйста, как вам кажется, может быть канал российских регионов вам интересен в Туле?



Слушатель: Может быть интересен, если он будет давать качественные программы типа «Культуры», то есть нормальные ретро-фильмы.



Анна Качкаева: Владимир Александрович из Кемеровской области, здравствуйте.



Слушатель: Я бы хотел узнать, в какое воскресенье был репортаж о британском посольстве. Дело в том, что вчера в Кемеровской области в «Специальном корреспонденте» после «Вестей недели» был репортаж о частном зверинце в Домодедовском районе Московской области.



Анна Качкаева: Я подозреваю, что на Урал и на Сибирь прошел заявленный в программе репортаж, а вот уже на европейскую часть пошел тот репортаж, о котором мне пришлось сказать в начале нашей программы.


Антон нам пишет: «Объясните, чем канал российских регионов будет отличаться от нынешних центральных каналов?»



Елена Афанасьева: Спросите у создателей.



Евгений Кузин: Там будет больше Валентины Матвиенко.



Анна Качкаева: Не знаю. Я разговаривала с членом Федеральной конкурсной комиссии, которые, разумеется, не могут ни о каких предпочтениях до конкурса разговаривать с нами, но даже по их намекам и разговорам, там есть несколько сильных концепций, которые каким-то образом эту региональную тему все-таки решают.



Елена Афанасьева: Там специалисты есть.



Анна Качкаева: И я действительно не убеждена, что этого конкурса не будет, что, наверняка, будет неплохая концепция у «Домашнего», наверное, неплохая у Национального телевизионного синдиката. Кстати, нельзя исключать, что и у самого Пятого канала будет вполне вменяемая концепция. Так что там будет кому с чем побороться.



Евгений Кузин: Именно этим конкурс и интересен. В любом случае я вижу главную пользу подобных громких конкурсов в том, что они стимулируют появление и какую-то апробацию на прочность разных телевизионных идей. Жаль, что не все, большинство из них потом не реализуется.



Анна Качкаева: А вот Людмила Ивановна пишет, что «Канал должен показывать всю правду о регионах: культуру, образование, как живут эти регионы во все времена года, жизнь простых людей, национальные особенности, быт, детство, старость, чудиков, ученых и самородков».



Елена Афанасьева: Знаете, у нас сейчас чудиков очень много в новостях. Я, когда сюда собиралась, НТВ как раз показывало дядечку в новостях, который 30 лет погоду записывает. Раньше такой сюжет в новостях представить было очень трудно. Сейчас вернулись к чудикам, других новостей у нас нет.



Анна Качкаева: Людмила Ивановна из Смоленской области, здравствуйте.



Слушатель: Какой канал ни откроешь, если он будет независимым и качественным, долго ему работать не дадут. А что хотела бы? Чтобы тоже типа «Культуры», как один товарищ говорил, лекции Юрия Лотмана, концерты Хворостовского и что-нибудь более простое, и пояснения о жизни народов, что мы туда пришли, принесли не убийства и ненависть, а какую-то культуру. А то ведь наших северян, приехали на какой-то конкурс четыре человека, избили свирепо, они уехали. Но хорошему быть телеканалу не дадут.



Елена Афанасьева: Я вот единственное всегда удивляюсь. Но если есть уже один канал «Культура», и он у вас есть, и там есть Хворостовский и Лотман, почему же нужен еще один такой же?



Анна Качкаева: А вот о межнациональных отношениях на таком канале, наверное, бы можно было разговаривать.



Елена Афанасьева: Конечно. Просто я не думаю, что нужен клон «Культуры».



Анна Качкаева: Абсолютно. Я тоже не убеждена совершенно, и это попытка хоть как-то представить страну, потому что у нас на всех каналах только точка зрения Москвы на все.



Елена Афанасьева: Теперь будет еще и Санкт-Петербурга.



Анна Качкаева: Может быть.



Елена Афанасьева: Найди три отличия.



Анна Качкаева: «Важно, чтобы не конкурс прошел, а чтобы вновь организованный канал был интеллектуальным, высоконравственным, содержательным».



Елена Афанасьева: Да еще не мешало бы – профессиональным, с телевизионной точки зрения.



Анна Качкаева: Да. Владимир из Московской области, здравствуйте.



Слушатель: Не знаю, какая тенденция региональных каналов, потому что есть у нас два канала общегосударственных, на них тоже смотреть особо нечего.



Елена Афанасьева: Разве только два?



Слушатель: Что может предложить этот канал? Я бы хотел, чтобы радиостанция Свобода как бы немножко осветила те телевизионные компании, которые уже существуют в регионах, что они там показывают.



Анна Качкаева: Правильно, Владимир. Я с вами согласна. Очень тяжело это по радио сделать. Лучше бы это вам видеть. И с этой точки зрения, если бы канал действительно сознательно программировал телевидение российской провинции вменяемо, нашел возможность разговаривать со всей тысячью региональных телекомпаний, которые есть, которые делают разного типа программы, разные новости, из этого, наверное, что-нибудь очень эффектное могло бы получиться.


И вот тут Валерий, Александр и еще Валерия пишут нам, что хотели бы видеть на этом канале представителей всех национальностей, чтобы они говорили о жизни всей России. Посмотрим, что представят нам наши конкурсанты.



Слушатель: Я бы хотел сказать другое еще немножко, что вся Европа уже перешла на цифровое телевидение, и уже вопрос частоты каналов не стоит. Там только создавай нормальную концепцию, получай лицензию и вещай. Мы тоже должны перейти, но с нашей технической вооруженностью мы даже два канала на всей стране только имеем, а не то многообразие, которое должно быть представлено. Сейчас те, кто стоит у руководства, должны задуматься о том, что они показывают народу, то есть народ должен голосовать за эти каналы сам, выбирать. А народу не дают права выбирать.



Анна Качкаева: Владимир, вы немножко преувеличиваете, конечно, о повальной цифризации Европы и Америки. Там тоже очень большие проблемы, хотя, конечно, разнообразие каналов действительно очень велико.



Елена Афанасьева: Я хотела сказать, что народ, в общем, и голосует тем, как смотрит, потому что все равно большинство каналов живут на рекламные доходы, реклама распределяется за счет рейтингов. И если канал даже создадут сверху и отдадут ему полчастот, но не будет рейтинга, ни один бизнес очень долго такой канал удержать не сможет, потому что это будет очень затратно.



Анна Качкаева: «Я не произношу фразу в этой стране, я стараюсь вообще не произносить таких фраз». Я цитировала господина Грачевского, который поскольку с большим скепсисом относится к участию в этом конкурсе, хотя и участвует, именно он произнес фразу, что в этой стране санкт-петербургское телевидение будет важнее, чем детское. Это я уточняю нашим слушателям, которые меня пытаются упрекнуть в якобы не патриотизме.


«Вы постоянно упоминаете канал «Звезда», но его ведь нигде не видно». Нет, его видно.



Елена Афанасьева: Вчера у меня был в эфире на «Эхо Москвы» как раз Андрей Разбаш и давал инструкцию по применению, как найти канал «Звезда», на какой частоте, с какими усиками должна быть антенна. Так что если вам очень интересно, расшифровку на сайте «Эха Москвы» посмотрите. Там он описывает, как его поймать.



Анна Качкаева: Где-то он принимается, где-то нет. В регионах лучше, в некоторых районах Москвы хуже, но везде заведен в кабель.


Из Санкт-Петербурга Сергей, здравствуйте.



Слушатель: Я по поводу концепции питерского канала.



Анна Качкаева: Регионального, он теперь не будет питерским.



Слушатель: Ну, а кто ему мешает быть нормальным сейчас? Потому что такой канал совершенно заштатный, провинциальный сугубо. И главная концепция его, по-моему, - это любовь к госпоже Матвиенко, других там нет, и сериалы. Больше там ничего нет. Я очень сомневаюсь, что они как-то смогут стать нормальными. Это не то телевидение, которое было в конце 80-х – начале 90-х.



Анна Качкаева: Понятно. Вот наши слушатели пишут, что «такой телевидение будет иметь эффект, если возобновится прямой эфир, иначе это демагогическое мероприятие». Не знаю, у этого телевидения нет аналогов. Его довольно сложно представить. Но именно потому, что в конкурсе участвуют сильные игроки, может быть, там есть какие-то интересные идеи.


Юрий из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Я бы хотел сформулировать главную мысль, что новый канал должен стать качеством лучше уже существующих региональных программ.



Анна Качкаева: Да, возможно.



Слушатель: И пусть эти академики не только статуэтки вручают, но и в частности определяют, какие программы мы сможем видеть регулярно, в режиме практически реального времени. Естественно, за исключением чисто местечковым программ, которые не интересны в соседнем населенном пункте, и, естественно, исключая всевозможные интернациональные вещи, как сериалы, развлекаловка, которая итак по всем каналам идет. И поддерживаю полностью всех своих предыдущих земляков, что местный Пятый канал не интересен даже нам. Мы новости из Санкт-Петербурга узнаем из центральных каналов. А этот канал абсолютно ни на что не способен.



Анна Качкаева: В общем, конечно, приговор.



Елена Афанасьева: Хочется посмотреть на этих людей, которые проголосуют.



Анна Качкаева: Да, хочется, во-первых, посмотреть на людей, во-вторых, я не убеждена, что телевизионный канал может быть сплошняком таким дайджестом. Тогда он не может быть общенациональной сетью, тогда он должен быть в кабеле. Это опять вопрос подхода и того, как с этой концепцией работать.



Елена Афанасьева: Когда на телевизионных конкурсах смотришь региональные программы, это интересно, с точки зрения профессиональной, как это сделано. Но с точки зрительской, это не всегда интересно. Поэтому как раз концепция регионального телевидения должна быть настолько ювелирно сделана, чтобы это было интересно везде, то есть должен быть найдет такой интересный поворот. Может быть, в концепциях и появится, посмотрим послезавтра.



Анна Качкаева: Сергей Петрович нам пишет: «Питер должен гордиться тем, что на его останках расцвел единственный в Москве культурный канал, который так и называется». Между прочим, если аналогию проводить, хуже не стало, когда на базе питерской частоты…



Елена Афанасьева: Да, в общем, лучше, потому что все наши слушатели хотят еще «Культуру».



Анна Качкаева: То есть может оказаться так, что в результате даже этих сложных манипулятивных конкурсов получится что-нибудь и приличное. Как вы думаете?



Елена Афанасьева: Получиться-то приличное, конечно, может. Видите, «Культура» получилась, ничего плохого не стало.



Анна Качкаева: Извините, тут три мнения. «Будет ли сохранен канал «Культура»? Товарищи дорогие, вы не думайте, что что-нибудь произойдет с каналом «Культура». С «Культурой» ничего не произойдет. Это на базе Пятого питерского канала может появиться новая национальная сеть.



Елена Афанасьева: Я хотела только сказать, что, конечно, концепция и ее воплощение – это две большие разницы. Потому что я уже в начале программы сказала, что когда очень многие из нас освещали конкурс, где разыгрывалась частота «ДТВ», и многие думали, что крайне неприлично лишать несчастных шведов, пришедших чисто и честно играть на этом рынке, а сейчас думаем, что творческий потенциал этого канала мог бы быть лучше, если бы пришел Первый канал. То же самое, когда мы видим, пусть не обижаются коллеги с ТВЦ, потому что канал плохой, это все видят.



Анна Качкаева: Он не плохой. Он странный.



Елена Афанасьева: Канал, который съедает из московского бюджета 80 миллионов долларов, а на рекламе зарабатывает при всех возможностях только 20, это, конечно, далеко не самый талантливый и далеко не самый интересный зрителю канал, если реклама – это рейтинги. Может быть, если бы в тот момент «ВИД» пришел, тоже было бы лучше. Но это мы говорим 6 лет спустя. Что будет через шесть лет, наверное, видно будет.



Анна Качкаева: Конкурс на эту частоту состоится уже в среду, и мы вам сообщим о его результатах.



XS
SM
MD
LG