Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-британский шпионский скандал и сессия ПАСЕ


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Андрей Шароградский: Сегодня открылась зимняя сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы. В Страсбурге, где она проходит, приступил к работе наш специальный корреспондент Данила Гальперович, который пригласил к участию в нашей программе главу российской делегации на сессии, председателя Думского комитета по международным делам, члена фракции "Единая Россия" Константина Косачева.


Господа, добрый вечер. Господин Косачев, спасибо вам за согласие принять участие в нашей программе.


Данила, прежде чем вы начнете беседу с нашим гостем, я хотел бы задать вам вопрос о российско-британском шпионском скандале, который вспыхнул как раз накануне открытия сессии ПАСЕ. Интересно, обсуждается ли эта тема в кулуарах Парламентской Ассамблеи?



Данила Гальперович: Сразу отвечу коротко, не обсуждается, потому что для многих из российской делегации и из других делегаций, с которыми я поговорил об этой теме, довольно неожиданно возникшей, она была абсолютным шоком, можно так сказать. В общем, некой оторопью, потому что этого действительно перед таким тесным общением российских парламентариев со своими европейскими коллегами мало кто ожидал.


Новость эта не получила отголоска. Я про сам закон о неправительственных организациях, тема, которая, в общем, была связана, наверное, с этими новостями, спрашивал сегодня председателя Парламентской Ассамблеи Совета Европы Рене Вандерлинда. Он сказал, что пока Совет Европы ждет от России и сотрудничает с Россией в том, чтобы конечный вариант этого закона полностью соответствовал стандартам Совета Европы.


Нужно при этом сказать, что полностью этот вариант уже подписан президентом Путиным. Если только этот закон как-то будет исправляться Государственной Думой, президентом, то есть это уже готовый документ. Собственно, я отчасти хотел и об этом поговорить с нашим сегодняшним гостем, председателем комитета Госдумы по международным делам и руководителем российской делегации в ПАСЕ Константином Косачевым.


Если отойти от этого скандала, самые важные вопросы на этой сессии ПАСЕ для России?



Константин Косачев: От скандала отходить не приходиться, потому что его действительно здесь нет, вы совершенно правы. А самые важные вопросы сессии среди текущих для нас, безусловно, чеченская тема, это осуждение преступлений тоталитарных коммунистических режимов. Это, безусловно, две темы, идущие во внештатном режиме. Срочные дебаты по Белоруссии накануне президентских выборов и текущие, надеюсь, не вяло, а просто текущие дебаты по проблеме существующих в ряде государств Европы секретных тюрем ЦРУ.



Данила Гальперович: Из этого всего, наверное, тема прав человека в Чечне вообще наиболее в связи с Россией часто затрагивалась Советом Европы. Почему российская делегация, как мы знаем из ваших слов, намерена голосовать опять против резолюции по этому вопросу? Почему так задевает Россию поднятие этой темы в Парламентской Ассамблеи Совета Европы?



Константин Косачев: Россию абсолютно не задевает поднятие этой темы в Совете Европы. Любой нормальный человек отдает себе отчет в том, что проблема с нарушением прав человека в Чечне существует. Нас задевает то, что раз за разом в Парламентской Ассамблеи Совета Европы эта тема рассматривается очень однобоко. Если права человека нарушаются, то совершенно точно они нарушаются местными властями, федеральными антитеррористическими структурами, никто здесь не говорит об ответственности террористов, действующих на территории Чеченской республики, за похищения людей, за нападения на представителей официальных служб и так далее. Вот этой темы не существует.



Данила Гальперович: Константин Иосифович, насколько я помню, во многих документах Совета Европы отмечалась роль сепаратистов, роль тех, кто воюет против федеральных войск в Чечне.



Константин Косачев: Эта тема всегда проговаривается как бы скороговоркой. Вот и в нынешнем проекте резолюции, кстати, по инициативе российской делегации, в принципе, там не было этой темы, появился один пункт, что да, Ассамблея осуждает терроризм в любых формах. А потом идет 20 или 50 пунктов о том, что нарушения прав человека в Чечне носят массовый характер, не расследуются, тотальная безнаказанность и за все это отвечают власти. Власти, конечно же, за это отвечают. Но не признавать прогресса, пусть и не очень большого, но, тем не менее, прогресса в ситуации, это, значит, закрывать глаза на реальную ситуацию. Вот нынешнее руководство Чечни искренне пытается навести порядок в Чеченской республике во всех вопросах, включая соблюдение прав человека. И когда об этом Ассамблея не говорит, она фактически льет, простите меня, воду на мельницу тем, кто эту ситуацию постоянно дестабилизирует, то есть тем же самым сепаратистам и террористам.



Данила Гальперович: В первый день уже открывшейся сессии главным, пожалуй, скандалом был вопрос о подтверждении полномочий делегации Азербайджана. Швейцарец Андреас Гросс заявил сегодня и в интервью Радио Свобода тоже, что фактически парламентские выборы в этой стране были назначением депутатов парламента, а не выборами. Мы знаем, что в ближайшие два дня эта тема будет довольно серьезно обсуждаться сначала на комитете, потом, видимо, на сессии. Какова позиция России в этом вопросе?



Константин Косачев: Во-первых, все-таки это не скандал, это неприятная ситуация, не очень стандартная, но она полностью соответствует правилам процедуры. Мы обсуждали этот вопрос в рамках достаточно рутинной процедуры переутверждения полномочий национальных делегаций, которая каждый январь происходит. В случае с Азербайджаном, на мой взгляд, проявился один существенный изъян в деятельности Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Изъян этот заключается в том, что Ассамблея все время пытается давать оценки тем или иным выборам, при этом не имеем критериев такой оценки. Россия постоянно предлагает, давайте сначала условимся о правилах игры, например, через принятие соответствующей конвенции Совета Европы, и текст, проект такой конвенции уже существует, он, кстати, подготовлен тоже Россией. Мы знаем, что на него пока достаточно негативно реагируют государства - члены Европейского Союза, а здесь, в Совете Европы, они, увы или к счастью, кому как нравится больше, составляют большинство. Если уж в Брюсселе кто-то что-то решил, то пробить стену Совета Европы оказывается весьма и весьма трудно.


Конкретно по Азербайджану у нас, конечно же, тоже есть претензии к тому, как там прошли выборы. Но называть их полностью недемократичными, подвергать сомнению легитимность ныне избранного парламента я бы, безусловно, не стал. Поэтому, как мне представляется, голосовать за эту инициативу никто в российской делегации не будет.



Данила Гальперович: Ну что ж, есть еще одна выборная тема, уже связанная с предстоящими президентскими выборами в Белоруссии. Эта тема срочных дебатов в Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Я знаю, что вы настаивали, и это вошло в общий формат этих дебатов, чтобы была представлена официальная белорусская сторона. Пока еще, насколько я знаю, Совет Европы не знает, приедет ли эта самая официальная белорусская сторона. Как вы себя будете чувствовать, если официальный Минск не отреагирует на вашу собственную поддержку?



Константин Косачев: Я не знаю, информирована ассамблея или нет официально о планах Минска. Но я сегодня связывался со спикером белорусского парламента господином Коноплевым и он мне неофициально подтвердил, что, во всяком случае, на сегодня у него в планах значится поездка в Страсбург и участие в дебатах. А далее мы договорились с организаторами этих дебатов, то есть с бюро ассамблеи, что если здесь появится и господин Коноплев, и господин Миленкевич, представляющий оппозицию, то им обоим будет предоставлено слово в рамках этих дебатов. Я считаю это принципиально важным, с учетом того, что Белоруссия, как известно, не является членом Совета Европы, белорусская тема здесь всегда обсуждается как бы за спинами самих белорусов. А это, во-первых, не всегда перспективно, не всегда конструктивно. А самое главное - такие дебаты не слышатся в самой Белоруссии, тем самым они как бы повисают в воздухе. Если сейчас эти дебаты пройдут в присутствии представителей официального Минска, я считаю, что эти дебаты могут пойти на пользу решению тех проблем, с которыми, безусловно, сталкивается Белоруссия.



Данила Гальперович: Если говорить о другом вопросе, беспокоящем или задевающем Россию, - вопрос об обсуждении тоталитарных коммунистических режимов. Вы же состоите партии "Единая Россия", в ее либеральном крыле, как говорят, которая, в общем, коммунистические взгляды не разделяет. Будете ли вы голосовать за резолюцию по осуждению преступлений режимов?



Константин Косачев: Дело в том, что меня, как представителя "Единой России", беспокоил не столько окончательный проект резолюции, сколько изначальный вариант, в котором предпринималась очевидная попытка осуждать не столько преступления, сколько саму идеологию коммунизма. И вот с этим я категорически не согласен, тем более, когда пытаются поставить ее на одну доску с нацизмом. Сейчас проект существенным образом вычищен. Для меня попытка осудить на международном уровне преступления коммунистических режимов кажется не очень перспективной, потому что нет такого трибунала, поэтому я не буду голосовать за резолюцию. Но я не говорю, что я пытаюсь каким-то образом обелить преступления коммунистических режимов.



Данила Гальперович: Большое спасибо.


XS
SM
MD
LG