Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

После смерти косовского президента политическая обстановка в Косове может сильно измениться


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Айя Куге, Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: В Косове в связи со смертью Ибрагима Руговы, который в течение 10 лет был лидером косовских албанцев, объявлен многодневный траур. Похороны Руговы состоятся в четверг. Переговоры о будущем статусе области из-за кончины Руговы отложены.


Аналитики согласны в том, что после смерти косовского президента политическая обстановка в Косове может сильно измениться.



Айя Куге, Белград: Как после Руговы будет выглядеть косовская политика? Наблюдатели ждут начала острой борьбы за власть. Важнейшим вопросом считается, кто станет лидером Демократического союза Косова, основанного Руговой. Напомню, это основная политическая партия Косово. Даже должность президента края считается менее важной, нежели должность председателя Демократического союза.


Мнение Скельзена Малычи, албанского публициста из Косова.



Скельзена Малычи: Изменится политическая арена. Я ожидаю, что начнется кризис Демократического союза Косово, который в результате смерти Руговы не имеет теперь стабильного руководства. Вероятно, возникнут некоторые новые комбинации и перемены и в самом правительстве Косова. Возможно, что по правящей коалиции будет нанесен удар. Мне кажется, что произойдет ускорение разных процессов внутри всех политических сил и в правящих, и в оппозиционных партиях. Карты на столе перемешаются, почти все партии реконструируются, будут и раскалываться, и создаваться новые коалиции. Смертью Ибрагима Руговы окончена одна эпоха, начинается новая.



Айя Куге: Тихая борьба за власть в Косово завязалась уже в начале сентября, когда Ругова публично объявил, что у него рак легких. Тогда в его партии начались пока еще неформальные переговоры, прежде всего о будущем кандидате на пост президента Косово. Такого кандидата выдвигает партия, которая получила больше всего голосов на последних выборах. Однако с этим выбором должна согласиться международная администрация области.


Из умеренных албанских политиков приводятся имена соратника Руговы по партии - спикера парламента Неджата Даци и лидера маленькой парламентской партии албанской интеллектуальной элиты "Ора" Ветона Сурои. Против этих кандидатур не возражают и сербы. Однако не исключается возможность, что президентского поста попытаются добиться очень влиятельные в Косово Фатмир Лимай и Хашим Тачи, бывшие полевые командиры расформированной после войны Косовской освободительной армии.


Профессор Приштинского университета Энвер Хасани считает, что борьба за власть окончится нескоро, и она будет сильно влиять на все сферы жизни Косово.



Энвер Хасани: Эта борьба за власть отразится не только на Демократическом союзе и структурах власти в Косово, но и на других партиях. Наследником Руговы в партии, вероятнее всего, будет председатель парламента Неджат Даци. Но я убежден, что никто из политиков в ближайшее время не в состоянии наследовать ни роль, ни харизму Руговы. Вместо одного лидера главные роли будут играть ведущие политические партии. Поэтому политический процесс будет намного тяжелее и непредсказуем, чем до сих пор.


Согласно Конституции, в течение трех месяцев вместо Руговы должен быть избрать новый президент, но борьба за власть и позицию лидера будет длиться намного дольше, чем многим кажется.



Айя Куге: Косовские сербы и официальный Белград теперь больше всего обеспокоены, как возможностью возобновления насилия, так и тем, как смерть Руговы отразится на предстоящих переговорах о будущем статусе Косово.


Санда Ивич-Рашкович возглавляет координационный центр правительства Сербии по Косово. Она ожидает обострения ситуации.



Санда Ивич-Рашкович: Мои опасения основаны на реальности. Господин Ругова был одним из тех редких политиков среди албанцев в Косово, который не имеет отношения к так называемой вооруженной демократии. Его окончательной целью была независимость Косово, но не силовыми методами.



Айя Куге: Ибрагим Ругова был человеком мира и ненасилия. Теперь даже в Белграде признают, что сербы его недооценили.



Андрей Шароградский: Итак, можно ли говорить теперь о том, что в сложившейся ситуации решение проблемы статуса Косова будет заморожено на неопределенной долгий срок? Этот вопрос я задал своему коллеге, специалисту по странам бывшей Югославии Андрею Шарому.



Андрей Шарый: Накануне первых демократических выборов в Косово, которые прошли после окончания военного вмешательства НАТО в развитие ситуации в Югославии, я вспоминаю, что была одна такая довольно удачная шутка: говорили, что если всех албанцев, которые хотят остаться в Сербии, посчитать, то они войдут в одну телефонную будку, больше не потребуется. Поэтому главенствующее направление, доминанта такого политического, общественного развития Косово - это движение к независимости. И чтобы ни говорили сербские или европейские политики, с этим фактором надо считаться. Действительно, подавляющее, наверное, 100 процентов, я так думаю, населения Косово выступают за государственную независимость.


С другой стороны, есть и политическая логика, есть оправданные права сербского меньшинства, есть и права Сербии на эту территорию. За годы, прошедшие после развязки кризиса, международное сообщество разработало сразу несколько концепций и обсуждало несколько концепций развития ситуации в Косово, ни одна из них не показала себя сколько-нибудь состоятельной. Внутри этой международной структуры, организации, которая работает в Косово, которая фактически управляет краем, довольно долгое время пользовалась самой большой популярностью концепция, так называемые, "права в обмен на стандарты". Говорилось о том, что количество политических прав, которые будет иметь косовское население, вообще население края, будет возрастать по мере того, как стандарты демократические в области будут улучшаться. В первую очередь речь шла о возвращении сербских беженцев и об обеспечении безопасности для них для всех. Время шло, права сами собой понемножку расширялись, условия для безопасности сами собой тоже понемножку улучшались, но, тем не менее, качественного скачка в возвращении беженцев не произошло, и последние полгода об этой концепции говорить перестали.


Вот этой идеи "права в обмен на стандарты" противостоит одна из белградских концепций раздела Косова. Вот к этой идеи вернулись в последние годы, в Белграде некоторые политики активно выступают за ее реализацию. Однако фактически это означает создание новых границ в такой послевоенной Европе, сейчас эта идея крайне популярная.


Нет понимания общих точек, вокруг чего можно договариваться. Потому что сербы, можно понять их логику, они начинают переговоры с того, что Косово остается в составе Сербии. А косовары выступают, как первая точка, "начнем с того, что мы будем независимыми, а там будем договариваться о правах сербских беженцев, о равенстве и так далее". Нет единства внутри Сербии. Кроме позиции о том, что Косово должно, так или иначе, остаться сербским, другого общего какого-то понимания механики развития этих процессов нет, а сейчас, после смерти Руговы, очень трудно будет договориться и албанским политикам между собой. Там главная парадигма - это политики, политики старшей генерации, которые давно занимаются этой ненасильственной борьбой, и молодые волки, бывшие партизаны, которые хотят быстрого, немедленного результата, которые не так поднаторели в искусстве политического диалога, как в той или иной степени силового, быстрого решения проблемы.


XS
SM
MD
LG