Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Скандал вокруг "волшебного камня", как называют в прессе предъявленные ФСБ устройства, при помощи которого английские шпионы якобы обменивались информацией с русским агентом



Андрей Шароградский: Скандал вокруг "волшебного камня", как называют в прессе предъявленные ФСБ устройства, при помощи которого английские шпионы якобы обменивались информацией с русским агентом, это первополосная тема сегодня в России. Мнения разделились на прямо противоположные - кто-то считает эту операцию удачей, другие называют попыткой оправдать провал спецслужбы постановочным фильмом. Все сходятся в том, что теперь работа неправительственных, в том числе и правозащитных организаций в России под угрозой. Шпионский скандал обсуждался сегодня и в Государственной Думе. В нижней палате российского парламента работал корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.



Михаил Саленков: Это заседание депутатов Государственной Думы, их общение с представителями Федеральной службы безопасности было объявлено закрытым и настолько секретным, что журналистов даже попросили удалиться с этажа, где проходила встреча парламентариев и сотрудников правоохранительных органов. На вопросы депутатов отвечали заместитель директора ФСБ Горбунов и руководитель Центра общественных связей ведомства господин Игнатченко.


После этого заседания к нам вышли председатель Комитета Думы по безопасности Владимир Васильев и лидер думской фракции "Родина" Дмитрий Рогозин. Оба они выразили свое неудовольствие тем, что встреча с представителями ФСБ была объявлена закрытой. По их мнению, ничего особо секретного в Малом зале Думы не прозвучало. Владимир Васильев особо отметил, что большую тревогу у депутатов вызывает тот факт, что сотрудники иностранной разведки финансировали и фактически работали в России под прикрытием неправительственных организаций. Особенно неприятно, по словам Васильева, что обо всем этом стало известно после принятия нового Закона, регулирующего деятельность неправительственных организаций в России. В связи с этим он и его коллеги готовят доклад в ОБСЕ, чтобы этот вопрос был там рассмотрен.


Дмитрий Рогозин назвал использование разведкой неправительственных организаций в своих целях "ударом ниже пояса". Его фракция будет настаивать на том, что в Государственную Думу пришел директор ФСБ Патрушев, чтобы информация о некоммерческих организациях, которые попали в так называемый "черный список" Федеральной службы безопасности, была передана в Генеральную прокуратуру. Дмитрий Рогозин сообщил, что сейчас речь идет примерно о десяти таких организациях, и попросил журналистов не использовать то, что произошло для компроментирования всего правозащитного сообщества в целом.


Я напомню также, что спикер Государственной Думы Борис Грызлов сообщил, что завтра, в среду, депутаты намерены принять обращение к своим коллегам из Великобритании.



Андрей Шароградский: Тему продолжит мой коллега Михаил Фролов.



Михаил Фролов: Их не взяли с поличным, никто из них до сих пор персоной нон-грата не объявлен и из России не выдворен. Почему? Этот вопрос задают и те, кто верит в успех российских чекистов, и те, кто считает операцию провалом. ФСБ, кроме устройства, которое нашли потом и в другом месте, ничего не говорит. Эксперты ставят под сомнение сам факт необходимости работы с этим «волшебным камнем» при сегодняшних возможностях Интернета. Олег Гордиевский, бывший резидент КГБ в Великобритании и историк разведки.



Олег Гордиевский: Англичане таким тайником как камень в Москве не пользуются. Они, вообще, сейчас тайниками в Москве не пользуются. Потому что они знают из многих источников, что наружное наблюдение, слежка ФСБ настолько многочисленная, настолько опытная, что они знают буквально каждый камень, какой и где лежит. Поэтому использовать камень просто немыслимо с точки зрения нормальной оперативной логики и смысла.



Михаил Фролов: Между тем, российские неправительственные организации уже ощутили на себе магию «волшебного камня». Говорит Александр Брод, руководитель Московского бюро по правам человека.



Александр Брод: Мы уже стали сталкиваться с тем, что сейчас пытаемся организовать ряд мероприятий - обращаемся в некоторые российские организации. Там говорят: "Мы пока не будем с вами, правозащитниками, иметь дело, потому что вы работаете на спецслужбы".



Михаил Фролов: Александр Черкасов, сотрудник правозащитного центра "Мемориал", убежден, что НПО притянули к шпионскому скандалу искусственно. Финансирование правозащитников, по его мнению, не имеет ко всему этому отношения.


Вы не боитесь, что вас обвинят в том, что вы жили на шпионские деньги?



Александр Черкасов: История с этими деньгами идиотская. Это же в чистом виде "ТАСС уполномочен заявить". Нам говорят, что эти дипломаты, работающие под прикрытием, - сотрудники разведслужб. Работа их вся остальная является тем самым прикрытием, то есть сугубо легальной деятельностью, за которой они скрывают свои нехорошие намерения. И с неправительственными организациями они тоже работали в рамках своей сугубо легальной деятельности. Это как если бы персонажа Юлиана Семенова журналиста Славина, вдруг схватили и дальше начали исследовать тех, у кого он интервью брал в качестве журналиста, в качестве своего прикрытия.



Михаил Фролов: Другой бывший советский резидент в Великобритании Михаил Любимов также считает сомнительным факт использования НПО в разведывательных целях.



Михаил Любимов: Привязка английской разведки к правозащитной деятельности несколько с натяжкой сделана. В советские времена - да. Фонды Сахарова и Солженицына разведка пыталась как-то поддержать против Советского Союза, советской власти. Но сейчас же другое время. Деньги эти совершенно легально переводятся. Что же касается привязки к правозащитникам, я с настороженностью отношусь к этому утверждению Мамонтова.



Михаил Фролов: По мнению правозащитников, цель скандала с волшебным камнем проста. Александр Брод.



Александр Брод: Власть пытается показать, что есть хорошие правозащитные организации - Общественную палату и другие близкие к власти организации, с которыми нужно работать, которые радеют за интересы России. А есть плохие организации, которые работают со спецслужбами, которые выполняют специальные поручения и разваливают Россию.



Михаил Фролов: Российские правозащитники просто не смогут выжить без финансовой поддержки из-за рубежа. Поэтому все они признаются, что по-прежнему будут принимать деньги, несмотря на опасность возбудить подозрение в связи со шпионами.


Получали ли вы заграничные гранты? Планируете ли получать их в дальнейшем?



Александр Черкасов: Мы, к сожалению, получали, получаем и планируем получать заграничные гранты.



Михаил Фролов: Почему - к сожалению?



Александр Черкасов: Потому что в России система финансирования неправительственных организаций, система благотворительности, система фондов такого рода не развита.



Михаил Фролов: Вы сами получали гранты какие-то заграничные?



Александр Брод: Да, мы получали и получаем эти гранты, надеемся их получать, потому что прекрасно известно, что российский бизнес напуган, перестал поддерживать неправительственные организации. Человек, который это делал, сейчас известно, где находится. Его судьба - это своеобразный был сигнал для российского бизнеса.



Михаил Фролов: А так как никто из сегодняшних российских бизнесменов не хочет повторить судьбу Михаила Ходорковского, то и появление структур, которые могли бы взять на себя финансирование неправительственных организаций, ожидать не стоит, по крайней мере, до тех пор, пока не пройдет время собирать «волшебные камни».





XS
SM
MD
LG