Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему альтернативная служба не привлекает молодых людей, не желающих служить в армии?


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии – Сергей Гуров, ведущий специалист отдела государственной экспертизы условий труда Комитета по труду и социальной защите населения администрации Петербурга.



Дмитрий Казнин: Что такое альтернативная гражданская служба, казалось бы, знают все. Но, на самом деле, когда молодые люди, не желающие по разным причинам брать в руки оружие, сталкиваются с соответствующим законодательством, желание проходить альтернативную службу у них чаще всего пропадает. Почему сокращается количество тех, кто выбирает службу на гражданке? Об этом в репортаже Татьяны Вольтской.



Татьяна Вольтская: Еще в XVIII веке Екатерина Вторая ввела освобождение от военной службы по религиозным убеждениям. Большевики сначала признавали право на альтернативную гражданскую службу, но в 1939 году она была отменена. Новый Закон «Об альтернативной гражданской службе» вступил в силу 1 января 2004 года.


Сегодня в России альтернативную гражданскую службу проходят 536 человек, 42 из них – в Северо-Западном федеральном округе, 9 – в Петербурге. Но количество желающих сокращается. Осенью 2004 года было подано полтары тысячи заявлений, нынешней осенью – 400.


Почему альтернативная служба не привлекает молодых людей, не желающих служить в армии? Главными причинами чаще всего называют большие сроки службы – 42 месяца для тех, кто не имеет высшего образования, и 22 месяца для тех, кто оно есть. А также положение, по которому работать приходится не в том федеральном округе, где человек живет, что создает проблемы с жильем. Известно, что военные относятся к альтернативщикам не слишком хорошо. Почему? Объясняет представитель Военного комиссариата Петербурга Павел Жучков.



Павел Жучков: Потому что это в основном сектанты. Но я хочу заверить, что все Военные комиссариаты районов готовы принять заявления от них.



Татьяна Вольтская: Почему все же проходить альтернативную службу надо далеко от дома?



Павел Жучков: Дело в том, что если этот человек будет служить в своем субъекте Федерации, в принципе, я не против, чтобы он проходил альтернативную гражданскую службу, но по отношению к тем людям, которые служат, отдают свой воинский долг, мы же их отправляем по всей стране в вооруженные силы.



Татьяна Вольтская: Жизнь сама вносит коррективы. Говорит начальник отдела трудоустройства Управления федеральной службы занятости по Петербургу Владимир Привалов.



Владимир Привалов: Фактически, начиная с прошлого года, в основном, граждане направляются по месту жительства.



Татьяна Вольтская: Специалисты считают, что нужны исследования – сколько людей могут потенциально проходить альтернативную службу. Тогда их будут лучше трудоустраивать.



Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в студии Сергей Гуров, ведущий специалист отдела государственной экспертизы условий труда Комитета по труду и социальной защите населения администрации Петербурга. Наша тема – альтернативная гражданская служба. Способ избежать службы в армии или выполнение гражданского долга.


Сергей Константинович, наверное, для начала о том, что такое сегодня альтернативная гражданская служба? Потому что, в принципе, все об этом вроде бы знают, но на поверку оказывается, что многие имеют неверное представление о ней.



Сергей Гуров: Прежде всего, еще раз представлюсь. Я представляю Комитет по труду и социальной защите Санкт-Петербурга. Потому что постановлением правительства Санкт-Петербурга за подписью губернатора Валентины Ивановны Матвиенко в июне месяце 2004 года в качестве уполномоченного исполнительного органа государственной власти, ответственного за мероприятия по организации прохождения альтернативной гражданской службы в Санкт-Петербурге, определен Комитет по труду и социальной защите населения. Этим же постановлением правительства Петербурга была назначена межведомственная комиссия по организации альтернативной гражданской службы в Санкт-Петербурге. Я являюсь ответственным секретарем этой комиссии, то есть отвечаю за все вопросы по организации этой службы в Санкт-Петербурге.


Как определяет закон, альтернативная гражданская служба – это особый вид трудовой деятельности. Те молодые люди, чьим убеждениям или вероисповеданию противоречит исполнение воинской службы по призыву, те могут реализовать свое конституционное право на несении альтернативной гражданской службы в учреждениях социального блока, медицинского блока или на иных каких-то предприятиях, выполняя свои трудовые обязанности.



Дмитрий Казнин: Может быть, сейчас стоит коротко рассказать о ситуации, которая сложилась в Петербурге в этом плане. Сколько человек выбирает альтернативную гражданскую службу, может быть, не только за последний год, но и предыдущий?



Сергей Гуров: На сегодняшний день в нашем субъекте Федерации в Санкт-Петербурге проходят службу 9 человек, как уже отметила Татьяна Вольтская в своем репортаже. Из них 5 человек проходят непосредственно в социальных учреждениях, которые подведомственны органам исполнительной власти Санкт-Петербурга, а 4 человека – в учреждениях, которые подведомственны федеральным органам исполнительной власти. Я вам сейчас расскажу коротко о тех молодых ребятах, которые проходят службу у нас в Санкт-Петербурге в учреждениях, подведомственных Комитету по труду и социальной защите и Комитету по здравоохранению.


Эти молодые ребята прибыли к нам: 2 человека весной 2005 года, 2 человека прибыли летом и подошел один человек в НИИ «Скорой помощи» имени Джанелидзе в ноябре 2005 года. По отзывам руководителей этих учреждений, эти ребята, молодые люди, выбравшие альтернативную гражданскую службу взамен военной службы по призыву, очень дисциплинированы, исполнительны, добросовестно выполняют свои обязанности. Руководители этих учреждений готовы принять еще больше альтернативщиков. Они готовы укомплектовать все свои не престижные и малооплачиваемые должности такими людьми, но, к сожалению, их очень мало, тех, которые выбрали именно путь альтернативной гражданской службы.



Дмитрий Казнин: Речь идет о том, что сокращается с каждым годом количество тех, кто выбирает альтернативную гражданскую службу. Всего да года закону, и уже динамика такая отрицательная, притом, что, судя по всему, это волнует и исполнительные органы власти, которые за это отвечают. Хотя, наверное, для военных это все-таки даже, может быть, хорошо, которые не добирают во время военного призыва ребят, которые, наверное, не хотели бы, чтобы часть из них уходила на гражданскую службу. Почему, по вашему мнению, такая тенденция, такая отрицательная динамика?



Сергей Гуров: Прежде чем отвечать на ваш вопрос, я бы хотел обратить внимание радиослушателей и тех молодых ребят, которые еще думают, что им выбрать – военную службу по призыву или написать заявление на альтернативную гражданскую службу, что Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации издан перечень профессий и специальностей, по которым могут проходить молодые люди альтернативную гражданскую службу. Он насчитывает 300 с лишним профессий и специальностей – от таких малопрестижных и тяжелых, как санитар, дворник, разнорабочий до очень уважаемых и интересных, как компьютерщик, программист, воспитатель, различные механики, инженеры-технологи и так далее. Если взять этот перечень и посмотреть, даже артисты есть различных направлений и видов. Нужно сначала ознакомиться со всеми документами, законодательной базой и выбрать для себя, что молодой человек решит – идти на военную службу по призыву или на альтернативную гражданскую службу.


Отвечаю на ваш вопрос – почему так мало? На вчерашней пресс-конференции мы отмечали, что первое – это срок службы, конечно, велик, а второе - это ее экс-территориальный принцип, то есть по закону молодой человек, призванный в Санкт-Петербурге, должен проходить службу на Сахалине, а молодой человек, призванный на альтернативную гражданскую службу на Дальнем Востоке, может проходить службу в Санкт-Петербурге. Это такой отрицательный фактор. Тем не менее, я вам скажу, что исполнительная власть на местах везде идет навстречу. Такие примеры у нас есть. Например, один молодой человек, проживающий в Санкт-Петербурге, проходит альтернативную гражданскую службу в Санкт-Петербурге в НИИ «Скорой помощи» имени Джанелидзе. Это положительный пример того, как исполнительная власть субъекта Федерации идет навстречу. Министерство здравоохранения и социального развития также идет навстречу субъектам Федерации, которые обращаются к нему с просьбой их альтернативщиков оставить для прохождения службы у себя в регионе, в своем родном городе.



Дмитрий Казнин: Тем не менее, налицо тенденция, что сокращается количество людей, которые выбирают альтернативную гражданскую службу.



Сергей Гуров: Да.



Дмитрий Казнин: Например, до того, как был принят закон, были достаточно бурные обсуждения вокруг этого вопроса. Тогда вообще ведь не было выбора?



Сергей Гуров: Да, первые альтернативщики были люди, которые не раз прошли судебные инстанции, отстаивая свое гражданское конституционное право на прохождение альтернативной гражданской службы. Это был такой период как бы становления этого института гражданской службы. Наше общество отстояло это право. Сегодня оно закреплено законодательно Федеральным Законом. Президент подписал право молодых людей на прохождение альтернативной службы. Министерство здравоохранения и социального развития издало свои законодательные акты, которые все технические вопросы решает – как подать заявление, как поступить на альтернативную гражданскую службу. Мы считаем, что на сегодняшний день в нашем обществе, в нашем государстве отработан механизм и вся законодательная база по продвижению этого вида трудовой деятельности – альтернативной гражданской службы.


Вчерашняя пресс-конференция как раз и была посвящена тому, что мы, органы исполнительной власти, Федеральная служба занятости, обеспокоены малым количеством людей, которые изъявляют желание заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой. Мы, государство, обеспокоены тем, почему молодые люди не выбирают гражданскую альтернативную службу. Да, те сложности, о которых мы говорили – это достаточно большой срок, это экс-территориальный принцип – это все решаемо. Насколько мы знаем, что в Государственной Думе идет такая острая дискуссия о внесении поправок и изменений в это законодательство. Мы с нетерпением ждем этого. Мы ждали уже изменения в закон в начале этого года 2006, но сейчас пока этот вопрос не решился. Значит, решится в ближайшем будущем – и об изменении сроков, и об изменении принципа экс-территориальности.


Никто не препятствует молодым людям поступать на альтернативную гражданскую службу, а, наоборот, заинтересованы в ней. Я вам скажу, что губернатор Санкт-Петербурга Валентина Ивановна Матвиенко написала (у меня перед глазами письмо ее) Михаилу Юрьевичу Зурабову, что «отмечаем, в настоящее время в Санкт-Петербурге ситуация с незначительным количеством заявлений от граждан, изъявляющих желание на замену военной службы по призыву на АГС, связан с дискриминационным характером ряда правовых норм по отношению к гражданам, чьи убеждения или вероисповедание противоречит несению военной службы и не позволяющим им в полной мере реализовать свое конституционное право». Это выдержка из большого письма, где правительство Санкт-Петербурга обращается к федеральным органам власти как-то повлиять на ситуацию.


Что мы можем сделать для повышения привлекательности? Это следующий вопрос.



Дмитрий Казнин: Опрос на улицах Санкт-Петербурга показывает, что люди все-таки больше склоняются к альтернативной гражданской службе. Сергей Константинович, ваши комментарии.



Сергей Гуров: Я еще раз убедился, что у нас очень толковые и грамотные люди. Все соответствует действительности. Мы на межведомственной комиссии получили на 2005-2006 год более полутора тысяч заявок вакантных мест. Внимательно рассмотрев эти полторы тысячи вакантных рабочих мест, на которых могли бы быть применены золотые руки наших будущих альтернативщиков, мы отобрали всего где-то 400: 200 на весну и 200 на осень.


Во-первых, мы отмели все строительные организации сразу. Вице-губернатор Косткина Людмила Андреевна, которая возглавляла работу этой комиссии, сказала, что строительные организации подождут. С осторожностью подошли и к детским учреждениям. Сказали, что пока присмотримся к этим молодым людям и к самому институту альтернативной службы, к этому механизму, ко всем его плюсам и минусам. Детские учреждения мы тоже пока трогать не будем. Оставили только социальные и медицинские учреждения – это психоневрологические диспансеры, дома ветеранов, центр социального обслуживания и так далее, где, действительно, нужны молодые люди крепкие, сильные, которые могли бы на этих малопрестижных, малооплачиваемых местах выполнить свой гражданский долг. Поэтому, что это гражданский долг или откосить? Они выполняют свой гражданский долг.


Чтобы еще хотел отметить. Тот период осторожности, я бы даже сказал, настороженности работодателей предоставлять свои вакансии для прохождения альтернативной гражданской службы прошел. Те первые молодые ребята, которые выбрали альтернативную гражданскую службу, пришли на эти вакантные места. Они себя очень хорошо зарекомендовали. Они стали просто членами семьи, можно сказать, в окружении тех коллег и сотрудников, которые работают в этих социальных учреждениях. И они довольны, и молодые ребята чистенькие, аккуратненькие очень довольны прохождением альтернативной гражданской службы.


Мы сейчас ставим вопрос так – а чем повысить, поднять привлекательность альтернативной гражданской службы? Понятно, молодые люди, которые приезжают к нам из провинции, могут как бы за казенный счет прикоснуться ко всем культурным ценностям нашего города. Быть в Санкт-Петербурге – это хорошо, это плюс. Они могут учиться заочно и на вечернем. Работодатели, руководители учреждений приветствуют это, чтобы молодые люди где-то вечером не думали, чем себя занять. Пожалуйста, учитесь, получайте высшее образование. Учитесь.



Дмитрий Казнин: Все-таки тут, наверное, главное зарплата, сокращался срок службы и была бы возможность служить по месту жительства. Хочу обратиться к опыту Северо-Запада. Как относятся к альтернативной гражданской службе псковские призывники? Об этом мы услышим в репортаже нашего псковского корреспондента Анны Липиной.



Анна Липина: Антону Андрееву 17 лет. Антон заканчивает 11-й класс и намерен поступать в медицинский институт.



Антон Андреев: Если не пройду по конкурсу, тогда буду поступать в медучилище. В любом случае буду учиться. Служить даже на альтернативной службе не намерен.



Анна Липина: Мама Антона, Светлана, тоже надеется, что ее сын будет учиться в вузе. Однако как вариант подумывает об альтернативной службе для сына.



Светлана Андреева: На мой взгляд, если парень по своим убеждениям не может стрелять, то пусть отдает свой долг государству в той же больнице, хосписе. Но только 3,5 года, конечно, слишком много. Да и служить, говорят, придется далеко от дома. Такое впечатление, что у нас в больницах руки не нужны.



Анна Липина: С мамой Антона согласна и директор псковского Центра срочной социальной помощи Ирина Скобелева. Дома работа для альтернативщиков нашлась бы.



Ирина Скобелева: У нас коллектив чисто женский. А есть работы, которые мужские, например, расколка дров, наносить воды на неделю бабушке. У нас очень много частного сектора на обслуживании. Бабушки одинокие, требуется мужская работа. Есть у нас на обслуживании дедушки, которые одинокие, которых надо вымыть в той же бане. Если бы это были два молодых человека, которые бы их сопроводили, было бы великолепно.



Анна Липина: Председатель псковской общественной правозащитной организации «Совет солдатских матерей» Валентина Афанасьева считает Закон «Об альтернативной службе» очень недоработанным.



Валентина Афанасьева: Сроки прохождения альтернативной службы увеличенные. Не нравится то, что закон этот регламентирует экс-территориальный принцип комплектования. Еще отрицательный момент в законе – надо доказать свои убеждения, хотя в Конституции четко сказано, что никто не должен доказывать свои убеждения, а тут надо указать, найти свидетелей, достать всевозможные справки. Несмотря на то, что закон все-таки такой с недостатками, хорошо, что это закон принят.



Анна Липина: Между тем, псковские призывники не спешат становиться альтернативщиками. Как сообщили в псковском Военном комиссариате, к весенне-призывной компании всего один пскович изъявил желание пройти воинскую службу на альтернативной основе. Причина – религиозные убеждения молодого человека. В ближайшее время документы призывника будут отправлены на рассмотрение в Министерство труда и Министерство обороны, где и примут решение, куда нынешней весной направить псковича для прохождения альтернативной военной службы.



Дмитрий Казнин: Да, очень сложно доказать, что ты хочешь проходить альтернативную гражданскую службу по праву. Как вы это прокомментируете?



Сергей Гуров: Прежде всего, я должен сказать, что мне приятно, что все доброжелательные какие-то репортажи. Я, честно говоря, идя на эту передачу, был настроен более ершисто отвечать на какие-то очень острые неприятные вопросы. Но еще раз убеждаюсь, что у всех доброжелательный, в основном, положительный настрой к альтернативной гражданской службе, в том числе и у работников военкоматов, в том числе и у Министерства обороны. Никто, никаких препятствий особо не строит – идите, пожалуйста.


Да, конечно, сложности есть какие-то такие, которые нужно преодолеть. Не так все легко дается в жизни. Ко мне обращаются родители. Были у меня примеры, например, за день до окончания подачи документов на альтернативную службу, хоть перевернись, я не успевал ничем помочь. Родители должны обратиться в Комитет «Солдатских матерей», обратиться к любому знакомому юристу или в юридическую организацию. Там все законы вам дадут. За полгода до наступления призывного возраста молодой человек уже должен быть подготовлен, изучить все это дело. Родители должны ему помочь или правозащитная организация, которая участвует в его судьбе. Подготовить заявление, документы, и подать их своевременно в свой районный или городской военкомат. В конце концов, в каждом регионе, в каждом городе, в каждом субъекте Федерации есть органы социальной защиты, в которых есть такие же сотрудники, которые отвечают за организацию альтернативной службы. Нужно подойти, встретиться. Они помогут вам подготовить правильно документы. И все будет исполнено.


Альтернативная служба открыта для вас. Задача стоит – поднять ее привлекательность, престижность, чтобы люди не боялись этих 3,5 лет.



Дмитрий Казнин: Все-таки получается опять все наоборот, как у нас часто происходит в России. Например, «Солдатские матери» Петербурга говорят о том, что лучше уж вообще без закона, чем с таким. Потому что пролоббированный военными этот закон, по сути, отваживает людей от альтернативной гражданской службы. Он, по сути, запретительный. Проще все-таки или откосить, или идти служить, потому что большой срок все-таки, трудно уезжать человеку из своего родного города и служить где-то в больнице 3,5 года, получая копейки за это. Согласитесь, наверное, проще прятаться от военкомата.



Сергей Гуров: Дмитрий, вы меня заставляете взять в руки закон. Закон говорит прямо раздел 3, пункт 15 «Граждане, изъявившие желание заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой, должны обосновать, что несение военной службы противоречит их убеждению или вероисповеданию». Речь идет о каких молодых людях? Не о тех, которые думаю, как откосить, а речь идет о тех молодых людях, для которых несение военной службы противоречит их вероисповеданию или убеждению. А вероисповедание и убеждения нужно обосновать.



Дмитрий Казнин: Да, но я о том и веду речь, что таким людям проще как-то избежать вообще службы. Потому что получается, что человек откуда-нибудь из Ханты-Мансийского автономного округа, который по вероисповеданию не может служить или из-за того, что он малочисленный коренной народ, его отправляют под Мурманск или еще куда-нибудь. Ему 18 лет, он оторван от дома. Понятно, что он, по большому счету, еще подросток. Зарплату он будет получать небольшую. Наверное, даже родители, которые не хотели бы, чтобы он брал в руки оружие, не отпустят его на такую альтернативную службу. Наверное, поэтому еще, ознакомившись хотя бы поверхностно с законом, многие люди предпочитают не делать такого выбора. Есть ли, по вашему мнению, надежда на то, что закон будет меняться в лучшую сторону?



Сергей Гуров: Первое, как представитель исполнительной власти, я не имею право обсуждать законодательство. Я обязан его выполнять и думать, как лучше выполнить. Во многом это зависит, опять возвращаюсь к началу передачи, от работодателя. Тот руководитель учреждения, который заявляет, что он готов взять альтернативщика, он должен 33 раза подумать – сможет ли он его разместить, сможет ли он предоставить ему нормальные жилые условия, сможет ли он ему платить достойную зарплату, которая превышала бы прожиточный минимум, и обеспечивала молодому человеку нормальное, человеческое существование, сможет ли он предоставить ему спецодежду, сможет ли он ему какую-то профессиональную переподготовку, обучение предоставить, сможет ли он ему то-то, то-то и то-то. Тот работодатель, который подает в органы исполнительной власти заявку на вакантное место для альтернативщика, должен уже все заранее продумать, как этот молодой человек войдет в его коллектив, и будет исполнять свои трудовые обязанности.


На сегодняшний день по Санкт-Петербургу (только за Санкт-Петербург скажу) в Центре социального обслуживания номер 1 проходят те молодые люди альтернативную гражданскую службу. Я с ними недавно встречался. Они довольны. Я их спрашивал: «Какие у вас есть претензии? Что вам не нравится? Что бы вы хотели улучшить?» Они говорят: «У нас все хорошо. Мы всем довольны». Спрашивают сотрудников коллективов, где они работают: «Каково ваше отношение к этим ребятам?» Они говорят: «Они как члены нашей семьи. Мы просто молимся на них, потому что они выполняют всю тяжелую работу, ту, которую мы, пожилые женщины, выполнять бы не могли».



Дмитрий Казнин: Будем надеяться, что закон будет меняться в лучшую сторону, сокращаться срок службы, а молодым людям разрешать служить там, где они проживают.



Сергей Гуров: Пользуясь эфиром, разрешите напомнить радиослушателям, что сейчас идет неделя, посвященная празднованию 62-й годовщины полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Хочу поздравить с этим великим днем в жизни Санкт-Петербурга всех жителей блокадного Ленинграда, не только Санкт-Петербурга, но и всех тех, кто в других регионах и государствах находится, ветеранов Великой Отечественной войны, которые защищали наш город и спасли его от полного разрушения и уничтожения. Желаю вам крепкого здоровья, удачи, всего самого наилучшего, а представителям власти на местах пожелание – поздравьте их, где бы они ни находились. Спасибо.


XS
SM
MD
LG