Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

1 января в России вступил в силу новый Федеральный Закон о местном самоуправлении


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие – Валерий Бойко, заместитель министра социальной защиты Свердловской области, и Николай Костюков, депутат Омского горсовета, председатель Комитета по вопросам местного самоуправления.



Евгения Назарец:1 января в России вступил в силу новый Федеральный Закон о местном самоуправлении, разграничивающий полномочия между муниципальным и государственным уровнями власти. Теперь социальная защита перестала быть обязанностью муниципалитетов. Наш корреспондент Ирина Мурашова пришла к выводу, что на местах о том, как закон будет работать в сфере социальной защиты, не знали до последнего, и до сих пор гадают, как это отразится на жизни детей, инвалидов и пенсионеров.



Ирина Мурашова: Первым итогом реформы в Екатеринбурге стал скандал. Он привлек большое внимание после новогоднего информационного вакуума. Прекратило работу социальное такси, которое работало с 1999 года. За шесть лет инвалиды-колясочники привыкли к тому, что в поликлинику или социальное учреждение они могут бесплатно доехать на автобусе, оборудованном специальными подъемниками, в другие места можно было добраться по льготному тарифу. После вступления закона в силу десять спецавтомобилей, которыми каждый год пользовались не менее 2 тысяч человек, передали в ведение области. Оказалось, что деньги на их обслуживание не предусмотрели. Настоящим бедствием называет ситуацию председатель Екатеринбургской общественной организации инвалидов-колясочников «Свободное движение» Елена Леонтьева.



Елена Леонтьева: Инвалиды на колясках оказались просто загнанными в свои квартиры. И тем более, такая холодная зима, когда даже те автомобили, которые есть у инвалидов, они на сегодняшний день просто не заводятся.



Ирина Мурашова: Еще одним неприятным сюрпризом 131-го федерального закона о местном самоуправлении стало то, что у колясочников забрали право раз в семь лет покупать автомобиль со скидкой 60 процентов. Российские власти считают, что вместо этого в стране должно развиваться социальное такси. Своеобразный «социальный» эксперимент с новым законодательством не удался во многом, считает мэр города Аркадий Чернецкий.



Аркадий Чернецкий: Ладно бы эту функцию подхватили в полном объеме. Нет, правительство об этом не говорит. Оно говорит: «Вы там платили, и это ваше дело. А мы не можем платить, поэтому – привет».



Ирина Мурашова: Деньги все-таки нашли – около 1,5 миллионов рублей на год. Социальное такси возобновляет работу, хотя пересматривает расценки. Пока Министерства социальной защиты и здравоохранения области разбираются, что и почему им передали, на месте Управления по социальной политике Екатеринбурга появился Городской Комитет опеки и попечительства. Его председателем стала Галина Фардеева. О политике ей думать некогда – надо заботиться о тысячах детей, оставшихся без попечения родителей.



Галина Фардеева: 3 тысячи 600 таких детей у нас состоят на учете, из них 2,5 тысячи проживают с родственниками. 112 детей находятся в приемных семьях и около тысячи детей у нас находятся в учреждениях государственного воспитания.



Ирина Мурашова: За несколько месяцев до реформы журналисты Екатеринбурга заметили, что социальные работники потеряли желание рассказывать о своей работе – слишком все было неясно. «Не на микрофон» говорили, что ничего хорошего из новшеств не выйдет. К изменениям сейчас привыкают, но привычка скрывать свое имя осталась. На условиях анонимности специалисты соцзащиты выдвигают такую версию: город и область торгуются, делят сферы влияния. Если все пройдет гладко, и региональные власти получат от Екатеринбурга что хотят, то и такси для инвалидов снова будет.



Евгения Назарец: Сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода - заместитель министра социальной защиты Свердловской области Валерий Бойко.


Здравствуйте, Валерий Юрьевич.



Валерий Бойко: Здравствуйте.



Евгения Назарец: Сразу хочу сказать, что в этом репортаже, который только что прозвучал, безусловно, представлена одна точка зрения, которая локализована, если так можно выразиться, в одном большом муниципалитете, в Екатеринбурге. И, разумеется, все вопросы, которые будут адресованы сегодня вам, не до такой степени связаны с деталями этих разбирательств, в которых много политики. Правильное ли, кстати, у меня впечатление по поводу того, что много политики в этих социальных делах?



Валерий Бойко: Я бы не стал говорить о политике. То, что прозвучало насчет социального такси, свою точку зрения, и совершенно правильную точку зрения выразила Елена Леонтьева. Это обыкновенная недоработка администрации города. Потому что заранее было сказано, и это в соответствии с законом, что принимаются только определенные полномочия. Никто не забирал у муниципалитета полномочия по транспортному обслуживанию населения. Это статья 16, 131-го закона. Социальное такси – это и есть транспортное обслуживание населения, которое должна обеспечить администрация города. Ну, к сожалению, получилось вот так. Хотя, я говорю, заранее мы предупреждали, что социальное такси не принимается на областной уровень, было принято твердое решение председателем правительства. Люди не должны страдать в этой ситуации. И область будет исполнять эти полномочия.



Евгения Назарец: Если говорить в общем о происходящем – о передаче функций социальной защиты с муниципального уровня на уровень субъекта Федерации – каков практический смысл этого действия, этого решения? Должно стать лучше? Именно практический смысл, и, может быть, даже идеология в какой-то степени.



Валерий Бойко: Я вам хочу сказать, что надо очень правильно понимать. Идет реформа местного самоуправления. Появляется масса новых муниципальных образований. И в этих условиях делить то, что просто-напросто необходимо, как воздух, людям, а это именно социальная защита, социальная поддержка населения, социальная обслуживание, этого нельзя делать. В этих условиях наш законодатель принимает, на мой взгляд, совершенно правильное решение – все должна принять на себя государственная власть. Это позволяет улучшить финансирование, оптимизировать всю эту систему, дать возможность доступности к социальному обслуживанию тем людям, которые раньше пользоваться им не могли. Ведь доходило до крайностей. Есть Центр социального обслуживания в одном муниципальном образовании, а рядом существует муниципальное образование, где такого Центра нет, и люди лишены этой возможности. А еще бывают и другие случаи.



Евгения Назарец: В связи с разговором о социальной защите в России мы хотим знать мнения слушателей. Кто из россиян, на ваш взгляд, более всего нуждается в социальной помощи и защите?


И с нами на связи из студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» - депутат Омского горсовета, председатель Комитета по вопросам местного самоуправления Николай Костюков.


Доброе утро, Николай.



Николай Костюков: Доброе утро.



Евгения Назарец: Вы уже послушали, каким образом развиваются события в связи с новым законом о местном самоуправлении и функции социальной защиты в Екатеринбурге. Как вы можете охарактеризовать обстановку в Омске?



Николай Костюков: Я начну с того, что у нас по инициативе губернатора около года назад была создана рабочая группа, цель которой - подготовиться к реализации федерального закона об общих принципах организации местного самоуправления. Она проводила еженедельные заседания. Были проведены неоднократные выездные встречи с органами местного самоуправления в различных районах области. По существу, была проведена такая масштабная деловая игра по подготовке к введению в действие федерального закона. Поэтому в нашей области закон с 1 января вступил в действие в полном объеме и в полную силу. И таких нюансов, я думаю, нам удастся избежать.


Ну а то, что происходит в Екатеринбурге, как я слышал, это, вероятнее всего, технические моменты, которые, я думаю, будут устранены.



Евгения Назарец: Валерий Юрьевич, хотелось бы попросить вас продолжить тему доступности социальной помощи. Не отдалится ли она, если будет оказываться не непосредственно муниципалитетом, а органами власти субъекта Федерации? То есть логика простая, казалось бы. В маленьком городке, который достаточно далеко расположен, например, от Екатеринбурга, где есть представители и органов власти субъекта Федерации, и муниципалитет достаточно сильный, там возникают какие-то проблемы с социальным обслуживанием. Так что, людям теперь для того, чтобы выяснить эти отношения, понадобится идти в Екатеринбург, а не в свой муниципалитет?



Валерий Бойко: Нет, ничего подобного. Во-первых, в Свердловской области создана уникальная система вертикали власти в сфере социальной защиты населения. У нас на протяжении восьми лет уже в каждом муниципальном образовании есть государственное учреждение социальной защиты населения. Параллельно существовали муниципальные Центры социального обслуживания. Надо сказать, что еще раньше они всегда были вместе, то есть вместе управлялись. А теперь просто-напросто через Управления социальной защиты населения – государственный орган власти – будет осуществляться управление и территориальными Центрами социального обслуживания. Все будет решаться на месте.



Евгения Назарец: У нас есть телефонный звонок. Послушаем, что скажут наши слушатели. Здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Владимир Иванович, Москва. На фоне вашей передачи, конечно, хотелось бы отметить, что существует большой слой нашего общества – беспризорные и бездомные люди. Это социально надломленные люди. Дети – лицо нашего общества. По стране, я знаю, 700 тысяч сирот. То есть в плане именно вот этой изначальной формы социальной несправедливости, которую установило государство, оно не оплачивает именно ту социальную планку гражданина, которая бы заставила гражданина выполнить обязанности гражданина, матери. Вот оно и порождает вот эти все надломы. Я хотел бы, чтобы, конечно, вот эта социальная служба, которая есть в Свердловской области, в Москве, чтобы она изначально боролась с вот этими причинами.



Евгения Назарец: Спасибо, Владимир Иванович. Ваше мнение понятно.


По-моему, кстати говоря, если уж иметь в виду детей беспризорных, то эта функция осталась в муниципалитетах – опека и попечительство. Это так?



Валерий Бойко: Да-да.



Евгения Назарец: Николай, по поводу доступности все-таки социальной помощи и с переводом ее на уровень субъекта Федерации, на ваш взгляд, она не уменьшила степень доступности?



Николай Костюков: На мой взгляд, проблема реализации федерального закона о местном самоуправлении – это, в первую очередь, проблема муниципальной власти и власти субъекта Федерации. То есть если мы идем от людей, то нам необходимо сделать так, чтобы люди, в принципе, не заметили смену ведомства, которое управляет социальной защитой. И если мы будем исходить из этого принципа, я думаю, нам удастся избежать всех нюансов.


В частности, у нас в городе давно действует льгота на проезд в общественном транспорте для определенных категорий граждан – это, в частности, студенты, пенсионеры, школьники. И в связи с тем, что отдельные социальные полномочия передавались, в том числе, на областной бюджет, у нас была достигнута договоренность, что вот эти льготы сохраняются, и финансируются они на паритетных основаниях.



Евгения Назарец:По новому закону о местном самоуправлении социальная защита перестала быть заботой муниципалитетов. Найдутся ли в региональных бюджетах деньги, чтобы поддержать созданные в городах социальные центры, ночлежки для бездомных, дома дневного пребывания для пенсионеров и социальное такси для инвалидов? Как удалось выяснить журналисту Омской телерадиокомпании «Антенна-7» Вячеславу Сурикову, в Омском центре социального обслуживания населения «Любава» уже получили ответы на некоторые из этих вопросов.



Вячеслав Суриков: Несмотря на морозы, все клиенты Омского центра социального обслуживания населения «Любава» получают свои услуги вовремя. Под опекой его специалистов находятся пенсионеры Советского округа города Омска, а также дети из малообеспеченных семей и групп риска. В центре работают 260 человек - это социальные и медицинские работники. Они могут оказать психологическую поддержку, помочь оформить документы, подсказать, как правильно действовать в той или иной ситуации. Центр «Любава» работает более 10 лет. За это время, по словам директора Центра Елены Ткач, им удалось существенно расширить свои возможности.



Елена Ткач:Если изначально работа начиналась только по обслуживанию пожилых людей на дому, которые не могут уже самостоятельно за собой ухаживать, то на сегодняшний день это проводится уже гораздо шире, больше видов услуг. На сегодняшний день у нас есть детские отделения по профилактике безнадзорности и беспризорности детей, по психолого-педагогической помощи семье и детям. Есть отделения дневного пребывания, где у нас могут оздоровиться все пенсионеры Советского округа.



Вячеслав Суриков: 1 тысяча 200 пожилых людей получают помощь у себя дома. За этот вид деятельности в Центре отвечает Надежда Точинина.



Надежда Точинина:То есть они приходят домой, спрашивают, как за это время, пока не было медработника или социального работника, как он без них прожил эти дни. Измеряет давление, допустим, медицинский работник. Параллельно социальный работник готовит пищу. Если требуется, то производится перевязка или оказываются другие индивидуальные медицинские услуги. Купание – это обязательно. Каждого подопечного, кто действительно нуждается в этом, мы купаем раз в неделю.



Вячеслав Суриков: Сейчас Центр «Любава» переходит в подчинение от одного ведомства к другому. Если раньше центр финансировался из городского бюджета, то с 1 января средства будут поступать из областного. Вышестоящая структура меняется с городского Управления социальной поддержки населения на областное Министерство труда и социального развития. Елена Ткач связывает с этими переменами надежды на лучшее.



Елена Ткач:Мы ждем, во-первых, улучшения базы нашей, более лучшего финансирования. В принципе, думаем, что должно быть лучше, потому что хуже не должно быть.



Вячеслав Суриков: Сотрудники Центра утверждают, что уже сейчас они чувствуют улучшение финансовой ситуации. В частности, у них впервые появилась возможность приобрести специальную одежду благодаря дополнительным средствам, поступившим из областного бюджета.



Евгения Назарец: И у нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Сергей Иванович, Наро-Фоминск. Скажите, пожалуйста, а не могла бы социальная служба, скажем, на каждого социального требователя, который требует социальной услуги, чтобы они составляли некую социальную карту и ее финансовую стоимость? Потому что никто, конечно, не говорит о том, что социальная служба не выполняет свои функции. Но те средства, которые имеются в ее подразделениях, их совершенно не хватает не только для того, чтобы в полном объеме оказать социально справедливую помощь, но и саму оплату социальным работникам, которая включает в себя непосредственно саму форму, так сказать, социальной услуги. Что вы думаете по этому поводу? Я думаю, что необходимо, чтобы именно ваша служба подавала правительству необходимую сумму, которая нужна для нормального физиологического существования потребителя социальной услуги.



Евгения Назарец: Понятно, Сергей Иванович. Я думаю, что этот вопрос по поводу финансовой организации, и будет ли она как-то изменена, в большей степени адресован Валерию Юрьевичу. Насколько рационально предложение нашего слушателя, Валерий Юрьевич?



Валерий Бойко: Сергей Иванович, спасибо за вопрос. И я хочу сказать, что в Свердловской области еще с 1 января 2005 года все муниципальные еще в то время учреждения социального обслуживания финансировались из областного бюджета. К чему это привело? По целому ряду учреждений объем финансирования увеличился в 2-3 раза. Впервые за много лет руководители этих учреждений смогли провести капитальные ремонты, закупить новое оборудование.



Евгения Назарец: А на их зарплате это как сказалось?



Валерий Бойко: У нас принято соответствующее постановление правительства Свердловской области, которое регулирует вопросы заработной платы. С 1 января 2005 года это будет распространяться, в том числе, и на бывших работников, будем так говорить, муниципальных учреждений. Теперь они все областные и государственные учреждения. Политика Свердловской области в части роста заработной платы, она однозначна. Мы всегда повышали заработную плату раньше даже, чем по всей Российской Федерации. И поэтому этот вопрос обсуждается постоянно в правительстве. Мы будем стараться делать все возможное.



Евгения Назарец: А эти финансовые средства, которые выделяются на социальную защиту уже несколько лет, как вы сказали, в Свердловской области, есть ли какая-то система учета, что вот этот человек получил помощь на столько-то рублей, например, или нуждается в помощи на столько-то рублей? Насколько все это идет адресно?



Валерий Бойко: Вот самое главное в нашей работе – это адресность. То есть надо сделать так, чтобы деньги просто-напросто не размазывались, чтобы их получали те люди, которые сегодня попали в трудную жизненную ситуацию, которые нуждаются в этой помощи. Естественно, этот учет есть у нас.


Я бы хотел еще Сергею Ивановичу сказать о том, что на территории Свердловской области передача этой функции на уровень государственной власти, она позволит ввести институт сиделок, которого очень не хватает сейчас тяжелобольным людям, участковых социальных работников, которые, как и участковые врачи, могли бы знать социальные «болячки» каждой семьи, социальные поликлиники – все это новое. И я считаю, что на государственном уровне все эти вопросы можно будет решить легче.



Евгения Назарец: Николай, в процессе передачи с муниципального уровня на областной учреждений социальной защиты сохранились ли все учреждения или была дана какая-то переоценка их эффективности и оставили самые лучшие? Какова была политика в ходе этой передачи?



Николай Костюков: На сегодняшний день учреждения сохранены. Вы сами слышали репортаж из Омска о том, что как минимум обслуживание социально незащищенных групп населения - во всяком случае по тому отделу социальной защиты, о котором рассказывалось, - не ухудшилось. И мы будем стараться, чтобы так было и по всему городу. То есть мы не должны допустить ухудшения социального обслуживания населения. И пока, насколько мне известно, сигналов о том, что где-то что-то ухудшилось, к нам не поступало.



Евгения Назарец: Что есть социальная политика, на ваш взгляд? Раз присутствует слово «политика» в этом выражении, значит, есть и какая-то идеология. Эта идеология: «лучше меньше да лучше», - я имею в виду социальные учреждения и услуги – или «чем больше, тем лучше»? На ваш взгляд, как правильнее?



Николай Костюков: На мой взгляд, они должны работать наиболее эффективно. То есть, в первую очередь, охватывать наиболее незащищенные слои населения – это инвалиды, пенсионеры, а также малообеспеченные граждане. И поэтому здесь сложно сказать – «лучше меньше да лучше» или максимально широкий охват. На мой взгляд, это должно носить, прежде всего, адресный и эффективный характер.



Евгения Назарец: Валерий Юрьевич, вам на эту же тему предлагаю высказаться.



Валерий Бойко: Я полностью поддерживаю коллегу. Потому что, во-первых, качество оказываемых услуг – вот за что надо бороться. Многообразие этих услуг, адресность и ответственность государства перед населением за качество оказываемых услуг. И потом, они должны быть стандартизированы обязательно.



Евгения Назарец: Валерий Юрьевич, вы сказали о стандартизации социальной помощи. Что вы имели в виду?



Валерий Бойко: Понимаете, федеральным законом о социальном обслуживании, 122-ым федеральным законом внесены некие поправки, и к полномочиям субъектов Российской Федерации отнесена, в том числе, и разработка социальных стандартов. Это то, о чем мы сегодня говорим, то, чего не хватает сегодня людям. Что можно потребовать от социальной службы, в каком объеме, какого качества, в какое время эта социальная помощь должна быть оказана – вот о чем сегодня надо говорить. Это и будет частью социальной политики. Мы уже разработали свой закон о социальном обслуживании населения в Свердловской области, целый ряд подзаконных актов. И я считаю, что тем самым каждому субъекту Российской Федерации дана возможность дальнейшего улучшения социального обслуживания населения.



Евгения Назарец: Николай, как вы полагаете, позволяет ли новый закон о местном самоуправлении и подходы к социальной защите сделать так, чтобы различия между регионами в степени социальной защищенности их жителей не были так велики или были бы какие-то единые стандарты, например?



Николай Костюков: Различия между регионами, наверное, в любом случае, останутся, в зависимости от финансовой составляющей каждого региона. Но этот закон должен позволить минимизировать вот эти различия на уровне субъектов Российской Федерации. То есть различия между муниципальными образования свести до минимума. И, на мой взгляд, главное – это тесное взаимное сотрудничество и органов местной власти, и органов государственной власти как субъектов, так и федеральных, и в реализации закона, и, в первую очередь, по решению вопросов населения, в том числе и по социальному обслуживанию. То есть я не думаю, что здесь должны возникать какие-то противоречия между различными уровнями власти, потому что цель, которую мы стараемся достичь, она одна.



Евгения Назарец: Спасибо, Николай.


И еще есть один, на мой взгляд, относящийся к теме сегодняшнего разговора вопрос. Часто говорили сегодня о финансировании социальных программ. Но вели речь, преимущественно, о бюджетном финансировании. Однако существуют еще благотворители и меценаты. Недавно в Свердловской области закончилась Неделя благотворительности, Неделя мецената. Что можно сказать по ее итогам, какую часть, может быть, финансирования социальной сферы составляют вот именно средства спонсоров?



Валерий Бойко: Я вам хочу сказать, что в Свердловской области работа по развитию благотворительности, она возведена в ранг государственной политики. На протяжении десяти лет по инициативе губернатора Свердловской области, правительства проводятся месячники благотворительности. Как правило, они начинаются с добровольческого форума, на который собираются лидеры наиболее инициативных волонтерских, добровольческих движений. Затем на протяжении целого месяца подводятся итоги благотворительной деятельности за год.



Евгения Назарец: Давайте уже тогда поближе к итогам.



Валерий Бойко: Итоги нас радуют. Потому что вот вам простая динамика. Если показатель по 1999 году итога благотворительности был 400 миллионов, то в 2004 году – 4 миллиарда 540 миллионов рублей, а 2005 год – 5 миллиардов 619 миллионов рублей. Это второй бюджет социальный.



Евгения Назарец: Вы сказали о том, что благотворительность возведена в ранг политики в регионе. Как удается управлять, казалось бы, порывами души спонсоров? Они же сами решают, на что хотят отдать деньги.



Валерий Бойко: Во-первых, каждый месячник начинается с указа губернатора. Создается рабочая группа, которой руководит лично председатель правительства Свердловской области.



Евгения Назарец: И он раздает всем задания что ли?



Валерий Бойко: Нет, он не раздает всем задания. Здесь присутствуют и профсоюзы, и лидеры общественных организаций. Сегодня принято за честь стать благотворителем в Свердловской области. То есть 15 января губернатор чествовал лучших благотворителей по нескольким номинациям. Это такие номинации – «Муниципальные образования», «Управленческие округи», «Предприятия промышленности и энергетики», «Предприятия жилищно-коммунального хозяйства», «Предприятия сельского хозяйства» и так далее.



Евгения Назарец: Сами спонсоры выбрали такие номинации или им выставило их, скажем так, правительство: «вот в этих сферах нужны ваши деньги»?



Валерий Бойко: Номинации мы определили. А вот по этим номинациям вот те, кто подпадает под эти номинации, уже, конечно, отбирались лучшие.



Евгения Назарец: Но можно ли сказать человеку, желающему потратить деньги на социальную сферу: «ты не давай вот на это, а здесь деньги больше нужны» – и он послушается? Есть ли такие «советчики» у спонсоров, у меценатов в Свердловской области? Или они сами решают?



Валерий Бойко: Вы знаете, у нас достаточно грамотные руководители. Они видят те прорехи, которые, предположим, сегодня есть в социальной сфере. Ведь любое, самое богатое государство, оно не в состоянии обеспечить все только за счет бюджета. И они активно включаются в этот процесс. Можно привести в пример очень многие крупные наши предприятия.



Евгения Назарец: Приведите парочку, например, весомых примеров.



Валерий Бойко: Их слишком много. Вот я бы вам хотел, например, сказать о Металлургическом заводе имени Серова. Общая сумма благотворительной помощи – более 145 миллионов рублей. За счет этих средств уделяют больше внимания воспитанию, обучению, поддержке молодого поколения.



Евгения Назарец: Но это же общие фразы. А что конкретно?



Валерий Бойко: А что вы имеете в виду?



Евгения Назарец: Какой-то кружок, какую-то секцию, может быть, содержит, раз упоминается о воспитании подрастающего поколения, может быть, лагерь какой-нибудь.



Валерий Бойко: Это обязательно. Вот возьмите Уральский оптико-механический завод. Вот их благотворительная помощь оценивается в 226 миллионов рублей. Они создали общественный фонд помощи армии и флоту.



Евгения Назарец: Это уже понятнее.



Валерий Бойко: Выделяют средства на покупку подарков для экипажей подшефных ракетных подводных крейсеров Северного флота. Выделили войскам ПВО продукцию для поощрения военнослужащих. Администрация Октябрьского района во внебюджетный фонд «Вахта памяти» оказала благотворительную помощь в честь 60-летия Победы.



Евгения Назарец: Валерий Юрьевич, я понимаю, видимо, у вас много примеров, которые мы могли бы приводить...



Валерий Бойко: Да, примеров - масса.



Евгения Назарец: Но все-таки я вынуждена закончить наш разговор. И закончим мы его вот таким рассказом о том, куда идут средства благотворителей.


XS
SM
MD
LG