Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский Закон "О неправительственных организациях" неожиданно стал одной из тем обсуждения на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы




Дмитрий Волчек: Российский Закон "О неправительственных организациях" неожиданно стал одной из тем обсуждения на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы. В Страсбурге работает специальный корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.


Данила, почему возник этот вопрос?



Данила Гальперович: Во-первых, действительно, никто не ожидал, что этот вопрос встанет в резолюции, которая не относится к деятельности неправительственных организаций. Резолюция относилась к докладу об осуждении нарушений прав человека в Чечне. Но уже при опубликовании этого доклада Эрик Юргенс из Голландии сконцентрировал свое внимание на том, что в докладе есть роль неправительственных организаций. Таким образом, он давал понять, что, чтобы сейчас в Москве не происходило, в Совете Европы эти организации ценят.



Эрик Юргенс: Я думаю, что мы должны быть благодарны неправительственным организациям, работающим в Чечне. В особенности "Мемориалу" и "Хьюмен Райтс Уотч" и многим другим за то, что они и нам, и россиянам рассказали о том, что происходит с обеих сторон конфликта, со стороны боевиков, со стороны федеральных сил, что делают и те и другие, что сейчас переживает само население Чечни.



Данила Гальперович: Таким образом, очевидно было, что доклад о нарушении прав человека в Чечне как-либо коснется и деятельности неправительственных организаций. Тем не менее, поправка была для очень многих неожиданная. Она даже немножко выпадает из всего текста резолюции. Там говорится, что Совет Европы считает, что недавно принятый Закон "О неправительственных организациях" не соответствует стандартам Совета Европы. Также он обеспокоен преследованием неправительственных организаций как, например, Обществом российско-чеченской дружбы. Резолюция была принята вместе с этой поправкой, стала сенсацией. Надо сказать, что российская делегация реагировала очень жестко на это. Вот что сказал в интервью Радио Свобода руководитель российской делегации в ПАСЕ Константин Косачев.



Константин Косачев: Сегодня, на мой взгляд, в Ассамблее произошел правовой беспредел. В практике многих парламентов мира, включая Государственную Думу, есть такое понятие, как "паровоз", когда к одному законопроекту прицепляют совершенно не имеющую к его содержанию поправку. Но бог с ним, если бы эта поправка была корректной. В данном случае Ассамблея выставила себя в совершенно позорном свете, потому что вопросы соответствия того или иного закона стандартам Совета Европы это вопрос юридической, а не политической экспертизы.



Данила Гальперович: Надо сказать, что российские юристы уже говорят, что будут против этой поправки, против этой резолюции изо всех сил протестовать.


Действительно, ситуация не очень простая. Почему? Потому что и недавно Генеральный секретарь Совета Европы Терри Дэвис, и президент Парламентской Ассамблеи Рене ван дер Линден говорили, что принятый закон проходит сейчас некую юридическую оценку в самом Совете Европы. Только через некоторое время можно сказать - соответствует он или не соответствует стандартам Совета Европы. Но вот так совпало, что дана была оценка политическая. Очень многие говорили в кулуарах в Совете Европы, что - да, оценка политическая, и это отчасти ответ на то, что происходит вокруг неправительственных организаций в Москве.


Что же касается самого доклада о нарушении прав человека в Чечне, то здесь была тоже довольно большая дискуссия. Потому что российская делегация очень сильно защищалась. Она говорила, что достигнут серьезный прогресс, что прошли первые выборы в Чечне как президентские, так и парламентские, наконец-то, что, на самом деле, не замечать этого нельзя, а также нельзя не замечать нарушения прав человека со стороны боевиков. Но депутат из Грузии Елена Тевдорадзе сказала, что все это бледнеет на фоне тех сообщений, которые по-прежнему поступают из Чечни.



Елена Тевдорадзе: По данным некоторых международных организаций, которые были предоставлены нам, за последние два месяца 27 убитых мирных жителя, 45 пропавших, из них 8 женщин, 38 незаконно задержанных. Продолжаются преследования и угрозы в адрес семьей, которые за защитой своих прав обратились в Страсбургский суд.



Данила Гальперович: И то, что сказала Елена Тевдорадзе о том, что преследуются жертвы, преследуются те, кто обратился в Страсбургский суд, это очень серьезно для Совета Европы, потому что Европейский суд по правам человека - это фактически организация, работающая при Совете Европы. То, что на этих людях заострено внимание, то, что они подвергаются преследованиям, конечно же, не может вызвать никакой безучастности даже в Совете Европы. Конечно же, понятно, что поэтому отчасти резолюция и была достаточно жесткой.


Кроме того, надо сказать, что весь доклад по нарушению прав человека в Чечне был подготовлен Рудольфом Биндигом, человеком, который на этой сессии ушел на пенсию. Это ветеран социал-демократии в Германии. Он возглавлял немецкую делегацию в ПАСЕ очень долго. Немецкие демократы говорили, что вышло чуть не лучше, чем задумывалось, то есть одной декларацией ПАСЕ и подчеркнула роль неправительственных организаций, и опять вернулась к вопросу о правах человека в Чечне. Естественно, российская делегация сказала, что господин Биндиг захотел просто погромче хлопнуть дверью, уходя из Парламентской Ассамблеи Совета Европы.


Надо сказать, что, тем не менее, резолюцию, а в особенности пункт о неправительственных организациях поддержали очень многие парламентарии. Поэтому, очевидно, как и чеченская ситуация, так и ситуация с неправительственными организациями находится буквально в постоянном внимании парламентариев из Европы. Они обращаются к новостям. Они видят то, что происходит сейчас в Москве. Это был своеобразный ответ Государственной Думе.



Дмитрий Волчек: Данила, в повестке дня сегодняшнего заседания один из важнейших вопросов сессии - вопрос о резолюции, призывающей осудить преступления, совершенные коммунистическими режимами. Как проходило ее обсуждение?



Данила Гальперович: Ее обсуждение, во-первых, очень долго готовилось. Надо сказать, что готовилось оно не тихо. В Страсбурге накануне прошла демонстрация левых сил. Ее возглавили коммунисты из российской делегации, но там были и греческие коммунисты, и коммунисты из Швеции, и коммунисты из разных стран Европы, которые говорили, что нельзя осуждать коммунизм, нельзя марать идеологию, которая сейчас не совсем уж непопулярная, идеология социального равенства и так далее. Но те, кто инициировал этот доклад (а инициировал его тоже швед, только либерал Йоран Линдблат) говорили, что не осуждают они коммунизма, они осуждают преступления тоталитарных коммунистических режимов, то есть отдельные, но конкретные и много раз доказанные деяния. Кстати, Йоран Линдблат сказал, что вообще коммунистические режимы характеризуются целым набором неких признаков. Интересны те признаки, которые он перечислил.



Йоран Линдблат: Коммунистические режимы обладают несколькими признаками - одна массовая партия и можно думать и делать лишь то, что хочет эта партия, также единая идеология, власть концентрируется у небольшой группы людей. Чтобы осуществлять контроль над людьми, эта группа располагает мощными полицейскими силами. Эта группа также монопольно контролирует масс-медиа и национализирует экономику.



Данила Гальперович: Надо сказать, что, конечно же, развернулась очень серьезная дискуссия, прежде всего, вокруг пункта в резолюции. В самом докладе есть очень много параллелей коммунизма и нацизма, национал-социализма. Доклад, все-таки пока не принято по нему резолюции, - это мнение того, кто его готовил, то есть собственно Йорана Линдблата и его коллег. Когда же резолюция принимается, за нее голосует вся Парламентская Ассамблея Совета Европы. И вот в этой резолюции в одном пункте есть упоминание о том, что коммунистические режимы и коммунистические преступления не были подвергнуты судебному разбирательству, юридически осуждены как то произошло с нацизмом.


И вот пока самый острый для Парламентской Ассамблеи Совета Европы вопрос - насколько все-таки эти сравнения коммунизма и нацизма останутся или уйдут? Во всяком случае, дискуссии очень бурные. Руководитель российской Компартии Геннадий Зюганов тоже реагирует на всю эту дискуссию очень бурно. Вот что он сказал в интервью Радио Свобода.



Геннадий Зюганов: Идут по пути Геббельса и макартизма. На мой взгляд, это печально. Снова пытаются Европу закутать в шинель "холодной войны" и навязать варварство. Это долгоиграющая и далеко идущая провокация с весьма печальными последствиями в целом для мира и Европы. Мир на глазах левеет. Так что, это попытка реакционных сил отбросить планету назад.



Данила Гальперович: Но надо сказать при этом, что, конечно же, очень многие депутаты в Парламентской Ассамблее выступают крайне убедительно. Депутаты из Венгрии и Чехии упоминают просто конкретные случаи. Они говорят, что это было связано с тем, что идеология коммунизма проповедовала диктатуру пролетариата, проповедовала неизбежную классовую борьбу. В общем, это было использовано тоталитарными режимами очень удобно, такие догмы идеологические.




XS
SM
MD
LG