Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-британский шпионский скандал и связанные с ним гонения на неправительственные организации в России вот уже четвертый день остается в заголовках новостей




Дмитрий Волчек: Российско-британский шпионский скандал и связанные с ним гонения на неправительственные организации в России вот уже четвертый день остается в заголовках новостей. Сегодня свое отношение к ситуации высказал президент России. По словам Владимира Путина, Россия не будет портить отношения с зарубежными партнерами в связи с деятельностью британских спецслужб. Президент сомневается в необходимости высылки британских разведчиков. "Ну вышлем мы их, приедут другие. Может быть, умных пришлют. Намучаемся потом искать их", заявил Путин. Одновременно президент выразил сожаление в связи с попытками иностранных спецслужб влиять на работу российских неправительственных организаций. При этом Путин пообещал поддерживать деятельность НПО в России, несмотря на инцидент с британскими разведчиками.


Официальные британские представители осторожно комментируют шпионский скандал. Однако лондонские газеты публикуют пространные репортажи из Москвы, посвященные этой теме. Корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына беседовалас дипломатическим редактором газеты «Таймс» Майклом Биньоном.



Наталья Голицына: Господин Биньон, какую цель преследовали российские власти, спровоцировав этот шпионский скандал?



Майкл Биньон: Думаю, что главной целью было стремление русских предупредить критику Западом того, что происходит в России, в частности, путинский тоталитарный стиль правления, его нападки на неправительственные организации. Короче говоря, русские хотели показать, что Запад вмешивается в российские внутренние дела и при этом не перестает шпионить в России. И в какой-то мере это ответ Западу на его обвинения в том, что Россия наращивает масштаб своих шпионских операций за границей. Кроме того, ФСБ явно заинтересована в пиаре с тем, чтобы укрепить свои позиции в стране. Скандал разразился в самом начале председательства России в «Большой восьмерке», что, конечно, не лучшее время. Однако, если русские хотели направить это послание Западу, то лучше это было сделать сейчас, чем накануне саммита «Большой восьмерки».



Наталья Голицына: Почему, на ваш взгляд, в центре скандала, оказались и российские неправительственные организации?



Майкл Биньон: Решающим моментом здесь оказался тот факт, что Путин и Кремль в целом хотят продемонстрировать, что недовольны некоторыми из этих организаций, в особенности их политической активностью, которая, как они опасаются, может создать революционную ситуацию, аналогичную той, которая возникла в Украине, Грузии и Киргизии. Главная цель нападок на них - предотвратить возможность таких революций в России. И тот факт, что Британия открыто поддерживает некоторые из этих организаций, причем отнюдь не тайно, а абсолютно открыто с помощью грантов и политической поддержки, похоже, оказался хорошей целью для этого удара.



Наталья Голицына: В связи со шпионским скандалом Госдума России приняла постановление, в котором выражает обеспокоенность практикой финансирования российских неправительственных организаций иностранными спецслужбами. Как вы полагаете, можно ли расценивать это постановление как реакцию российской общественности?



Майкл Биньон: В действительности деятельность Думы в наше время - не более чем эхо политики Кремля. Она в очень небольшой мере способна на независимые политические инициативы. Фракция «Единой России» в ней обычно действует только по указке Кремля. А он хочет придать максимальную огласку происшедшему, дать знать общественности, что Россия должным образом на него прореагировала, и заодно предупредить российские неправительственные организации. Были задействованы националистические элементы в Думе, которые подняли крик, что Россия вновь оказалась под иностранным давлением, что, в свою очередь, рассчитано на соответствующую реакцию. Думаю, что в этом случае Думой воспользовались в целях паблисити.



Наталья Голицына: На пресс-конференции в Санкт-Петербурге Владимир Путин заявил, что Россия не намерена в связи со шпионским скандалом нагнетать обстановку и портить отношения с западными партнерами. Озабочен ли российский президент, на ваш взгляд, хорошими отношениями с Великобританией?



Майкл Биньон: Полагаю, что озабочен, но до определенной степени. Одним из таких ограничений можно считать нежелание выслушивать критику внутренней политики России со стороны отдельных лиц или организаций в Британии. Кремль не приветствует поддержку со стороны британских фондов российских оппозиционных групп. Он рассматривает это как нежелательное вмешательство во внутренние дела. Такого рода реакция восходит к советским временам. И, конечно, обладая опытом работы в КГБ, господин Путин всегда проявлял подозрительность в отношении зарубежной озабоченности тем, что он считает внутренним делом России.



Наталья Голицына: Говорил дипломатический редактор газеты «Таймс» Майкла Биньон.




XS
SM
MD
LG