Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«ХАМАС придется приспосабливаться»


Духовный лидер движения ХАМАС Ахмед Ясин (на рекламном плакате) обещал сражаться с Израилем до победного конца

Духовный лидер движения ХАМАС Ахмед Ясин (на рекламном плакате) обещал сражаться с Израилем до победного конца

На выборах в законодательное собрание палестинской автономии движение ХАМАС, как предполагается, набирает абсолютное большинство голосов.


Чтобы понять, каким образом открыто проповедующая экстремистские цели группировка могли завоевать свою нынешнюю популярность, надо вспомнить его историю.


Обращусь к первой статье устава ХАМАС. Полное название организации - Исламское движение сопротивления. «Программа движения – Ислам. Из него оно черпает идеи, ход мыслей и понимание вселенной, жизни и человека. Оно прибегает к нему, принимая решение, как поступать, он вдохновляет на путь». В преамбуле рассказывается о том, как в море страданий был услышан клич объединиться и именем Аллаха превозмочь невзгоды и страдания.


Спросите палестинца, который вылечился в построенной движением больнице, что такое ХАМАС - военизированная группировка или благотворительное общество. Скорее всего, он выберет второе. В нынешнюю предвыборную кампанию ХАМАС снял с повестки дня исламистскую идеологию и лозунг уничтожения Израиля. Правда, этот лозунг остался в уставе, так что его никто не отменял.


Сотрудник американского Центра изучения терроризма Джеймс Киркхоуп напоминает, что военное и социальное направления тесно слились в деятельности ХАМАС исторически. «С самого начала движение было крайне националистической организацией, призванной бороться за лучшую долю палестинского народа. В 50-60-х годах большинство палестинских групп носили светский характер, одни более капиталистической направленности, другие социалистической. И только в 80-х годах, в какой-то степени под влиянием иранской революции, в эту борьбу пришел религиозный мотив. Духовные лидеры и клерикалы, существовавшие внутри палестинского общества, получили признание и обрели последователей. Шейх [Ахмед] Ясин был первым, кто сумел мобилизовать эти настроения и увести людей в сторону от светской борьбы, которую вел Ясир Арафат, ООП и целый ряд социалистических и марксистских групп».


По стопам Хомейни


Духовный наставник ХАМАС впервые указал, что борьба палестинцев - это еще и борьба религиозная. Движение скорректировало и свои задачи, указывает директор Киркхоуп. Пока Израиль еще не был уничтожен (чтобы освободить место для палестинского государства), следовало создать лучшие условия жизни для палестинцев там, где они проживали. Именно поэтому ХАМАС начал строить больницы и детские дома. Но и эта благотворительность имела скрытой целью популяризацию основной задачи движения, то есть уничтожение еврейского государства.


Часто говорят, что популярность ХАМАС строится скорее на разочаровании народа его правителями, чем на массовой поддержке идеологии исламистов. Джеймс Киркхоуп соглашается с тем, что палестинцы «были разочарованы в светском движении. Это продолжается по сей день: эти движения неэффективны. И сама Организации освобождения Палестины и объединившиеся вокруг нее группы на момент образования ХАМАС вели свою борьбу уже на протяжении 30 лет - но ничего не достигли. Надо было искать что-то новое. Еще одна причина разочарования состояла в том, что эти светские движения были в глазах палестинцев морально коррумпированы едва ли не в той же степени, что и израильское правительство и весь израильский народ. В них видели группу олигархов, живущих за пределами палестинских территорий, в Тунисе (штаб-квартира ООП в тот момент находилась именно там). Так что они были чужими».


Наш собеседник называет еще одну причину роста популярности радикалов – мощный импульс, порожденный исламской революцией в Иране, совершенной под руководством аятоллы Рухоллы Хомейни. «В начале 80-х годов в Ливане стала набирать силу шиитская военизированная группировка «Хезболла». Она стала важным фактором в гражданской войне в этой стране. Боевики «Хезболлы» финансировались Ираном. Они стремились свергнуть светское правительство и сделать и эту страну исламским государством. В Ливане было немало палестинских беженцев, которые участвовали в этой войне. «Хезболла» поддерживала палестинское движение. И организация ХАМАС сделала шаг вперед - она стала не только исламской, но и местной, выросшей внутри палестинского общества».


Сладкое очарование коллаборационизма


Резкий поворот в практике ХАМАС к вооруженной борьбе эксперт РС склонен объяснять причинами во многом случайными. Спонтанное выступление палестинцев против оккупации (т.н. первая интифада в конце 80-х) привело к экономическому параличу на территориях, на которых палестинцы осуществляли ограниченное самоуправлении.


«Когда началась первая интифада, Израиль закрыл сообщение между двумя палестинскими территориями – сектором Газа и Западным берегом Иордана. Для многих в Газе (а это очень бедный район, просто большой лагерь беженцев) просто не осталось ничего другого, как вступить в движение ХАМАС. Школы были закрыты, работу в Израиле они потеряли, рабочих мест внутри территории у них не было, как не было и собственной экономики. Жизнь вдруг оказалась разрушенной, им не к чему стало стремиться. Поэтому группировке, которая все отвергает, саму возможность мирных переговоров с Израилем, было очень просто подняться к власти».


Но почему это случилось только сейчас? Джеймс Киркхоуп объясняет, что исламисты не стремились трансформировать свое реальное влияние в обществе в политические посты по простой причине: лидер палестинцев Ясир Арафат в какой-то момент отрекся от идеи полного уничтожения Израиля, и вступил с ним в переговоры. Такой шаг шел вразрез с установками радикальной группировки, которая после достигнутых в Осло договоренностей о предоставлении палестинцам ограниченной автономии отказалась от сотрудничества с «коллаборационистами».


Авторитетный эксперт по Ближнему Востоку Энтони Кордесман из Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне отмечает, что победа ХАМАС ставит перед международным сообществом непростые вопросы. Главные финансовые спонсоры автономии – Евросоюз и США – считают Исламское движение сопротивления террористической организацией. Выделение денег правительству, включающему министров-террористов, будет равнозначным финансированию террористической деятельности, что законами стран-спонсоров категорически запрещено.


«Если ХАМАС будет доминировать в правительстве, то всем, кто участвовал в мирном урегулировании, придется полностью пересмотреть свои позиции. Когда вы имеете дело с правительством, которое не сняло с повестки дня войну с Израилем и его полное уничтожение… такой ситуации не было со времен соглашений в Осло», - говорит аналитик.


Он отмечает, что надежда на то, что ХАМАС проделает тот же путь, что в свое время прошла ООП (то есть откажется от радикальных целей), вполне правомерна. «Через уничтожение Израиля создать нормально функционирующее палестинское общество не удастся. Можно сохранять это требование в уставе, но это не принесло палестинцам ничего, кроме потери территории и длительной отсрочки в создании собственного государства. ХАМАС придется приспосабливаться, как это пришлось сделать другим палестинским группам, включая ФАТХ. Этот процесс будет мучительным. Единственное, что остается нам, это запастись терпением и ждать. К сожалению, быстро это не произойдет».


Результаты этих выборов были предсказуемы, радикалы уже одержали убедительную победу на муниципальных выборах, проведенных в прошлом году. По мнению Энтони Кордесмана, международные посредники в мирном процессе – США, Евросоюз, Россия – в полной мере подготовиться к переменам в палестинском руководстве не сумели.


«Можно сколько угодно вырабатывать политику. Но каждый раз, когда предлагаешь мирный план, у одной из сторон, а то и у обеих, возникают собственные амбиции, так что воплощение в жизнь планов практически не представляется возможным. Дело ведь не только в мире с Израилем. Не менее серьезная проблема состоит в том, что международное сообщество влило огромные средства в палестинские территории, а эти деньги исчезли. Для того, чтобы создать нормальное государство, необходимо руководство, которое могло бы управлять государством, решать его проблемы, справляться с высокими темпами рождаемости, создавать рабочие места, решить вопросы безопасности, чтобы можно было открыть порт, воздушное пространство, дать Палестине все атрибуты государства, а не просто анклава… Международное сообщество может выработать лучшую стратегию в мире, но это не значит, что эту стратегию всегда можно претворить в жизнь».



XS
SM
MD
LG