Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как с точки зрения США политическая победа ХАМАС может отразиться на мирном процессе в ближневосточном регионе?


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ян Рунов и Ирина Лагунина.



Андрей Шароградский: Как с точки зрения США политическая победа ХАМАС может отразиться на мирном процессе в ближневосточном регионе? Об этом с американским экспертом беседует наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов.



Ян Рунов: Свое мнение высказывает научный сотрудник вашингтонского фонда "Наследие" Джеймс Филлипс.



Джеймс Филлипс: Я один из тех наших политологов, которые предполагали, что ХАМАС получит больше голосов, чем показывали опросы общественного мнения. Дело в том, что сторонники ХАМАСа отказывались отвечать на вопросы о том, за кого они будут голосовать. Но и я считал, что ХАМАС получит чуть более 30 процентов голосов, максимум - 35 процентов. Результаты оказались для ХАМАСа намного лучше, но это несёт крах мирному процессу на Ближнем Востоке, во всяком случае в обозримом будущем.



Ян Рунов: Демонстрируют ли результаты выборов, что сам народ Палестины против мира с Израилем?



Джеймс Филлипс: Для палестинцев мирные переговоры с Израилем были второстепенным вопросом во время избирательной кампании. Большинство проголосовало за ХАМАС не потому, что эта организация против мира с Израилем, а потому, что ФАТХ, как правящая партия, погрязла в коррупции. Кроме того, ФАТХ, созданная для борьбы с Израилем и для его уничтожения, так и не стала по-настоящему политической партией. Победа ХАМАСа показала, что Запад, включая Израиль и США, сделал ошибку, концентрируя внимание на самих выборах вместо более широкого взгляда на отсутствие предпосылок демократии. Ошибка была и в том, что было позволено террористической организации ХАМАС вообще участвовать в выборах. Террористы не могут выступать в качестве политической партии на демократических выборах - одно исключает другое. ХАМАС - антидемократическое движение, в основе которого вера в то, что организация выполняет волю Аллаха, которая выше волеизъявления людей. Такое движение не может быть участником демократического процесса, если палестинцы действительно хотят создания демократического государства.



Ян Рунов: Исключаете ли вы, что ХАМАС, получив власть, внутренне изменится и встанет на путь политического, мирного урегулирования отношений с Израилем?



Джеймс Филлипс: Что ж, есть люди, считающие, что ХАМАС, выступая в новой для себя роли, проведёт внутренние реформы и умеренность придёт на смену экстремизму. Чтобы успешно руководить Палестиной, ХАМАСу придётся идти на компромисс, отступить от своей крайне непримиримой идеологии. Но я не уверен, что это произойдёт. На мой взгляд, скорее, в ХАМАСе будут распределены роли между так называемым "политическим крылом" и "военным крылом". Первое будет, вроде бы, за мир, а второе - за победу любой ценой. Это как игра в хорошего полицейского и плохого полицейского. Я не верю, что ХАМАС откажется от своей прежней идеологии и от главной цели: уничтожения Израиля. Всё это ведёт к очень взрывоопасной ситуации.



Ян Рунов: Таково мнение политолога Джеймса Филлипса из вашингтонского фонда "Наследие".



Андрей Шароградский: Не только палестинские, но и международные наблюдатели на выборах в Палестинской автономии отметили, что голосование прошло без серьезных нарушений. И президент США Джордж Буш, и госсекретарь США Кондолиза Райс, формулируя позицию правительства США по вопросу о выборах в Палестинской автономии, заявили, что невозможно, чтобы группировка одной ногой стояла в лагере террора, а другой - в политическом процессе. Итак, может ли группировки ХАМАС отказаться от террора и стать в будущем террористической организацией? Подвести итог нашему разговору на эту тему я попросил свою коллегу, ведущую программы "Время и мир" Ирину Лагунину.



Ирина Лагунина: ХАМАС - это очень мудрая и очень тонкая в политике организация. Во-первых, для нее сейчас это первый раз, когда ХАМАС смогла воплотить себя как некую политическую партию, хотя бы пока номинально, то есть победив на выборах или побеждая на парламентских выборах в Палестине. Сможет ли она стать как таковой политической партией, создать реальные государственные институты, создать реальное функционирующее государственное устройство, сказать пока очень сложно, потому что ХАМАС никогда не была у власти. ХАМАС всегда противопоставляла себя власти, начиная с 1988 года, с момента образования этого движения. Так что сказать, как сможет сейчас переформировать себя ХАМАС, разоружит ли ХАМАС военизированное крыло своей организации, довольно сложно. Не было просто исторического опыта. Небольшой опыт показала вот эта предвыборная кампания, которая велась в Палестине в последние месяцы, на которой ХАМАС вдруг проявила некоторую гибкость. Все-таки для того, чтобы забрать наибольшее количество голосов, ХАМАС сняла крайние религиозные лозунги (это организация, которая придерживается крайних форм суннитского ислама), и также она не использовала в ходе предвыборной кампании лозунги об уничтожении Израиля, хотя в уставе организации эти лозунги и эти цели организации сохраняются.


С началом второй интифады в 2000 году были полностью закрыты границы между Израилем и Палестиной. Для палестинцев, которые живут на Западном берегу реки Иордан это не так страшно, потому что это район более развитый и более богатый. Для сектора Газа это было очень страшно, потому что огромное количество людей потеряли работу, не было никакого доступа товаров на эту крайне бедную, лишенную любых природных ресурсов территорию, абсолютно закрытую и с моря, и с воздуха, и с египетской стороны, и с 2000 года - с израильской. И в этом парадокс, что на самом деле тогда ХАМАС набрала очки, потому что она была как бы оппозиционным движением. Но с другой стороны, именно ХАМАС сейчас предстоит решить эту центральную для Газы проблему - открыть сектор Газа. А как открыть? Открыть можно с двух сторон - с египетской и израильской стороны. Египет очень осторожно относится к палестинцам, к радикальным палестинским движениям, и Египет всячески хочет сохранить баланс. Израиль, естественно, не хочет вести переговоры с организацией, которую признает террористической, и, естественно, он обеспокоен своей безопасностью. За спиной ХАМАС 60 актов террористов-самоубийц.


XS
SM
MD
LG