Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Зарплаты американских управляющих концернами перестанут быть секретом. Американская сеть кофе-баров намерена повторить феноменальный глобальный успех "Макдоналдса"


Сегодня в Америке



Юрий Жигалкин: Зарплаты американских управляющих концернами перестанут быть секретом. Американская сеть кофе-баров намерена повторить феноменальный глобальный успех "Макдоналдса". Таковы темы уик-энда в рубрике "Сегодня в Америке".


Руководителям американских корпораций впервые придется, по сути, обнажить перед всем миром содержимое своих кошельков. Федеральное агентство, регулирующее финансовые рынки, намерено ввести новые правила, согласно которым компании будут обязаны предоставлять полную информацию о зарплате и льготах своих руководителей. Этот шаг во многом связывают с тем, что в последнее десятилетие рост зарплаты руководителей компаний намного опережал инфляцию и повышение зарплаты в стране.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Федеральная комиссия по ценным бумагам и биржевым операциям единогласно проголосовала за то, чтобы внести в законодательство изменения, обязывающие американские частные компании предоставлять акционерам более полную и детализированную информации об оплате труда их высших руководителей. Огласке подлежит не только зарплата боссов, но и другие составляющие их пакета вознаграждения. В том числе стоимость акций, выделяемых им вдобавок к зарплате, размер выходного пособия, отчислений в личный пенсионный фонд, различные бонусы, а также надбавки, превышающие 10 тысяч долларов.


Почему компенсации привлекают столько внимания именно сейчас? Пояснение дает председатель комиссии Кристофер Кокс.



Кристофер Кокс: В последние полтора десятилетия пакеты компенсации директорам и высшему управленческому составу стали во многом выглядеть по-другому. Правила гласной отчетности отставали от этих перемен и не всегда давали ясную картину. Сейчас мы хотим, чтобы инвесторы были лучше осведомлены о том, сколько тот или иной руководитель зарабатывает в год, включая все элементы вознаграждения, все доплаты и надбавки. При этом важно понимать, что предлагаемые изменения нацелены на то, чтобы давать ясное представление о содержании компенсаций, а не на то, чтобы контролировать их величину.



Аллан Давыдов: По словам Кристофера Кокса, при большем допуске инвесторов к деликатной информации, контроль за назначением зарплаты высшему исполнительному звену останется за советами директоров компаний.


Согласно проведенным исследованиям, нынче в США среднее жалование руководителя компании в 475 раз выше средней зарплаты рабочего. В Японии эта пропорция составляет 11, во Франции - 15, в Британии - 22.


По своим доходам американская беловоротничковая элита оставила далеко позади не только среднестатистического рабочего, но и первое лицо страны. В 1960 году средняя зарплата исполнительного директора компании из числа 500 лучших, отмеченных журналом Forbes, превышала зарплату американского президента в два раза. Сегодня - в 30 раз. Например, Ларри Эллисон, главный исполнительный директор корпорации Oracle, производящей программное обеспечение для электронных баз данных, установил рекорд, заработав в 2001 году 706 миллионов долларов.


Эксперты по-разному оценивают грядущие изменения в отчетности о зарплате высокопоставленных руководителей. Одни считают это сугубо популистским шагом, направленным на уравнивание уникальных менеджерских талантов с середняками. Другие полагают, что данная мера будет способствовать предотвращению корпоративного мошенничества.



Юрий Жигалкин:Попытки обнародовать сведения о зарплатах управляющих корпорациями - а в Америке считается неприличным спрашивать о заработке человека - набрали силу после шумных разоблачений корпоративного мошенничества в нескольких крупных кампаниях. Подтекст этой идеи очевиден: акционеры, то есть владельцы компании, должны иметь возможность оценить, стоят ли услуги управляющего его вознаграждения.


В самом деле, может ли, объективно говоря, даже лучший топ менеджер наработать на десятки, а то и сотни миллионов долларов? Мой собеседник - экономист Ричард Эбелинг, президент американского Фонда экономического образования.



Ричард Эбелинг: Моя точка зрения заключается в том, что зарплаты руководителей корпораций отражают мнение владельцев компаний - акционеров - относительно эффективности управления. Не будем забывать, что для успеха в современной рыночной экономике с ее жестокой конкуренцией требуются особые редкие таланты, которыми обладают, по сути, единицы. Именно эти менеджеры и позволяют компаниям зарабатывать те самые сверхприбыли, из которых им и выплачиваются вознаграждения. У компаний, в общем, простой выбор: вы нанимаете дорогого менеджера - и зарабатываете больше либо экономите на компенсации руководителя - и зарабатываете меньше.



Юрий Жигалкин:Но многие, думаю, скажут, что это идеальная картина, а в реальности, как мы знаем, зарплаты управляющих часто зависят от советов директоров, а члены этих советов часто зависят от управляющих.



Ричард Эбелинг: Я не спорю с тем, что и в частном предпринимательстве, и в государственном секторе всегда есть место для злоупотреблений. Но, как говорится, в конце дня, частный бизнес в рыночной системе неизбежно будет наказан за злоупотребления начальства, что и мы видели в истории "Энрона", и за слабость менеджмента. В последние годы в США стала популярной практика так называемой враждебной перекупки компании. Когда потенциально прибыльная корпорация теряет позиции из-за слабости менеджмента, более крепкая компания покупает ее через голову руководства, предлагая выкупить акции у акционеров за привлекательную для них цену.



Юрий Жигалкин:А какие последствия для экономики, общества может иметь тот факт, что гигантские средства сосредоточиваются в руках единиц?



Ричард Эбелинг: Это вопрос часто задавался в конце XIX - начале XX века, когда индустриализация впервые привела в Америке привела к появлению мультимиллионеров. Карнеги, Форд, Рокфеллер, Морган, Вандербильт - помимо памяти о себе как о рыночных инноваторах, они оставили нам процветающий сектор частной филантропии, финансирующей исследовательские центры и институты, неправительственные организации, концертные залы, театральные труппы, медицинские центры. И это - по всей Америке.



Юрий Жигалкин:Говорил Ричард Эбелинг, президент американского Фонда экономического образования.


Не исключено, что в ближайшее время в мировой обиход - вслед за "Макдоналдсом", "Диснейлендом", джинсами "Левайс" - войдет еще одно чисто американское понятие - "Старбакс". Сеть дорогих кофе-баров, распространившая по всей стране всего за несколько лет, стала феноменально успешным предприятием в США, Англии и Японии. Теперь "Старбакс" планирует открытие баров в других европейских странах.


Что привлекает людей в кофе-барах, известных непомерными ценами на кофе, экзотическими названиями напитков и тем, что их можно найти почти везде? Моя коллега Рая Вайль зашла в соседний с ее домом "Старбакс" на чашку кофе.



Рая Вайль: Я помню времена, когда "Старбакс" только начал распространяться в Манхэттене. Тогда ходить в это кафе было модно, сейчас модно презирать "Старбакс". На Интернете есть даже специальный сайт "Я ненавижу Старбакс" - забавный, с последними новостями, сплетнями и анекдотами. Мне особо запомнился про супружескую пару, которую спросили, помнят ли они, где познакомились, и муж говорит, что, конечно, помнит - в "Старбаксе", он, дескать, в одном кафе сидел, а она в другом, напротив, и он ее через окно увидал. Вот это, пожалуй, главная претензия "к Старбаксу", говорит 28-летний Нельсон из Джерси-Сити...



Нельсон: Это безумие, "Старбакс" на каждом углу, в каждом квартале. Они уже из Гринвич Вилледжа начинают вытеснять маленькие уютные кафе. А цены какие! И все только потому, что много длинных французских названий, и за каждое слово по доллару добавляется. Не знаю, почему люди готовы платить за маленькую чашку кафе-латэ 3,5 доллара, когда напротив можно купить кофе не хуже за 50 центов. Лично я туда больше не хожу, это уже не стильно, слишком их стало много.



Рая Вайль: В одном только Джерси Сити за последнее время открылось пять новых кафе "Старбакс". Одно из них находится прямо на берегу Гудзона, прелестный вид... Говорит 30-летний Джерри.



Джерри: Дело не в кофе, дело в обстановке. Мы, например, с женой любим сюда ходить, потому что здесь атмосфера приятная, люди интересные, маленькие, уютные столики, музыка всегда хорошая. А кофе неплохой сегодня во многих местах можно выпить.



Рая Вайль: Музыка, действительно, составляет сегодня приличный доход "Старбакса", они ее и на Интернете продают, и в кафе, причем под своим лейблом. В том "Старбаксе", куда я зашла в Джерси Сити, в продаже последние альбомы Гарта Брукса, Шерел Кроу, еще каких-то знаменитостей. 40-летний Джон говорит...



Джон: В "Старбаксе" все стоит дороже, чем в любом другом кафе. Не понимаю, почему люди туда ходят. Это такая же дьявольская корпорация, как "Уолл-Март", которая стирает с лица земли все, что имеет свою индивидуальность, свое лицо. Единственное, что они хорошо делают, так это рекламируют себя, убеждают людей, что это единственное место, где можно получить хороший кофе.



Рая Вайль: Недавно "Старбакс" открыл свой филиал даже Брайтон-Бич, где, практически не осталось американских бизнесов. Правда, после довольно долгих и активных протестов местного населения. Так, пожалуй, "Старбакс" и весь мир завоюет. Как и "Уолл-Март", они никакой критики не боятся. Сейчас на кинофестивале Санденс показывали документальный фильм о негативных аспектах "Старбакса". Это забавно, особенно если учесть, что "Старбакс" в этом году является одним из главных спонсоров этого фестиваля.



Юрий Жигалкин: Разобраться в феноменальном успехе «Старбакса» я попытался с культурологом Александром Генисом.



Юрий Жигалкин: Александр, прежде всего, как вы объясняете успех "Старбакса", по сути, сумевшего внедрить в США понятие кофейни?



Александр Генис: "Старбакс" победил всех своей концепцией. Это - не просто кафе, это - безалкогольная альтернатива бара. Не зря здесь столько молодых, которым до 21 года в питейных заведениях делать нечего. В сущности, "Старбакс" обновил геометрию досуга Америки. Он предоставил ей то, что раньше, в идиллические времена, давала аптека маленького городка с ее газировкой и молочными коктейлями. Это - безопасное и уютное место для первого свидания, встречи школьных друзей, не слишком важных деловых переговоров, женской болтовни, даже нескучный уголок для занятий. Но на этом старомодные ассоциации кончаются, ибо любой "Старбакс" - форпост прогресса, оснащенный электронной связью не хуже президентского самолета. Именно поэтому "Старбакс" - Мекка яппи. Не зря вся эта кофейная сеть возникла в таком технологически продвинутом городе, как Сиэтл, который сделал своей столицей сам Билл Гэйтс.



Юрий Жигалкин: Но знаете, парадокс "Старбакса все-таки в том, что им пользуются не только яппи. Средний американец соблазняется чашкой кофе, над стоимостью которой издеваются все кому не лень, - почему?



Александр Генис:Заказывать кофе в "Старбаксе" - особое искусство (я им еще и не овладел). Бесконечное меню с пышными названиями кофейных напитков добавляет посетителю важности. Богатство выбора, пусть в определенной степени иллюзорное, создает ощущение элитарного опыта. "Старбакс" выманивает наши деньги, пользуясь старым приемом: здесь льстят клиентам, признавая в них утонченных знатоков, экспертов, гурманов, способных отличить дюжину оттенков того напитка, которая дешевая забегаловка на углу называет "регулярным", то есть, обычным кофе. Впрочем, в "Старбаксе" и правда вкуснее.



Юрий Жигалкин: Александр, и неизбежно возникает философский вопрос: почему американская, а не французская, итальянская, скажем, кофейня захватывает мир?



Александр Генис: Тот же эффект, что с "Макдональдсом", - стандарт, причем достаточно высокий. А это означает предсказуемость. Вы знаете, чего ждать, что заказать, как себя вести. В любой стране, добравшись до "Старбакса", вы оказываетесь дома. В сущности, это и есть дом напрокат, где звучит ваша любимая музыка и всегда работает скоростной Интернет. Кофе - дело десятое. Как иначе объяснить, что за границей больше всего "Старбаксов" в таких безусловно чайных странах, как Япония и Англия?



Юрий Жигалкин: Под крепкий кофе, как выяснил "Старбакс", хорошо идет музыка, джаз. Сеть кофе-баров стала еще и одним из самых крупных магазинов звукозаписи. И его последний хит - альбом выдающегося джазиста Херби Хэнкока «Possibilities». Композиция «Песня для тебя», поет Кристина Агилера...


XS
SM
MD
LG