Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Голос




Ольга Беклемищева: В эфире программа «Ваше здоровье», и мы поговорим сегодня о голосах. Как писал кто-то из классиков - «голос - последнее очарование женщины», он дольше всех сохраняет свою красоту. Хотя это удивительно, если задуматься, как много вредного для голосовых складок в нашей жизни - воздух с частицами угарного газа, табачный дым и выхлопные трубы, ледяные коктейли и обжигающий чай, постоянное напряжение у певцов и педагогов, ангины и ларингиты, и так далее, и так далее… И все это для большинства из нас проходит бесследно. А в остальных случаях нам помогают врачи-отоларингологи. И в самых значимых ситуациях - врачи-фониатры, те, кто лечит голосовой аппарат, так это по-научному называется. Сегодня у нас в студии - профессор Геннадий Федорович Иванченко и доктор медицинских наук Елена Всеволодовна Демченко из научно-исследовательского центра оториноларингологии Росздрава, отдел заболеваний гортани и фониатрии. Кроме того, наши гости - организаторы Союза фониатров и логофонопедов России. Об американском опыте нам, как всегда, расскажет профессор Даниил Борисович Голубе, и мы начинаем.

Профессор Иванченко, что такое - красивый голос, и насколько это - заслуга природы, а насколько - самого человека?



Геннадий Иванченко: Во-первых, нужно определить, что такое голос. Голос - это звук, это сложный акустический феномен с очень сложной структурой акустического характера. Формируется голос в нашем голосовом аппарате или голосообразующей системе человека, в которую входит система органов - это легкие, гортань, это носоглотка, как резонирующие полости. И от того, как согласованно работают все отделы голосообразующей системы, и зависит красивый, сильный, чистый и функционально пригодный для работы голос.



Ольга Беклемищева: То есть это врожденное? Сам человек ничего не может исправить?



Геннадий Иванченко: Конечно, природа не очень богата на абсолютно идеальные явления, вот почему мы мало встречаем талантливых певцов, которые радуют нас своими голосами и своим искусством. Тем не менее любой голос, данный от природы человеку, может быть усовершенствован, он может быть развит и доведен до каких-то кондиций, которых человеку достаточно для выполнения его профессиональной деятельности, для бытового использования и для души, конечно.



Ольга Беклемищева: А что такое - поставленный голос? Это исправление, улучшение голоса?



Елена Демченко: Хорошо поставленный голос - это голос, при котором все системы организма при голосообразовании работают в оптимальном режиме. Существует много методик постановки голоса, но в основном это сила голоса, которая развивается при правильном нормальном дыхании и импеданс голосового аппарата (это защитная функция, которая помогает создавать максимальное звучание голоса при наименьшем травмировании голосовых складок). Поэтому профессионального, хорошо обученного певца очень трудно посмотреть даже врачу-фониатру. У него как бы захлопывается надгортанник. А у обычного человека, у которого анатомически все нормально, импеданс достаточно маленький и поэтому гортань очень хорошо можно посмотреть.



Ольга Беклемищева: То есть певец отличается от нас грешных тем, что он лучше защищен?



Елена Демченко: Хорошо обученный певец, конечно, очень хорошо защищен. Например, в хоре Пятницкого практически не бывает проблем с травмированием голосовых складок, потому что там прекрасная школа постановки голоса и импеданс очень хорошо защищен.



Ольга Беклемищева: Это именно физиологическое изменение или тренировка? Может быть, как-то мышцы по-другому начинают развиваться?



Елена Демченко: Понимаете, в чем дело? Это, конечно, тренировка и правильная школа обучения пению.



Ольга Беклемищева: Как всякая тренировка, она, наверное, приводит к увеличению объема, той самой мышцы, которая управляет этими голосовыми складками?



Геннадий Иванченко: Да. Я хочу добавить, конечно, есть от природы талантливые самородки, у которых все хорошо организовано - и правильное дыхание, и хорошее пользование голосовым аппаратом. Вот этот импеданс, о котором говорила Елена Всеволодовна, это прикрытие звука. Например, народное пение предполагает открытый звук и в этом есть своя прелесть, красота. Но открытый звук как раз очень травмирует голосовые складки. В тех хоровых коллективах, в которых школа классического обучения, классического пения…



Ольга Беклемищева: Оперного.



Геннадий Иванченко: Оперного, да, потому что, конечно, лучший опыт накоплен именно там. Это многовековая школа пения, имеются разные школы, итальянская особенно известная, там эти приемы отрабатывались годами. Конечно, обучение правильному пению затрагивает всю жизнь певца, начиная от его становления, формирования, и в процессе его деятельности постоянно нужно возвращаться к вот этим механизмам и правильным приемам пения. Ничего застывшего не бывает. Любой певец, любой человек живет, как вы очень хорошо заметили, в среде, которая агрессивна и нет надежды, что она будет в последующем улучшаться, поэтому должны присутствовать защитные механизмы, которые заложены в организме человека. Но защитные компенсаторные механизмы несовершенны и не беспредельны, поэтому существует целая система и лечебных мероприятий, профилактических, и педагогических приемов обучения. С развитием общества, с прогрессом число лиц, нуждающихся в хорошем голосе, и так называемая армия голосоречевых профессий постоянно возрастает.



Ольга Беклемищева: И вот об этом я бы и хотела спросить. Действительно есть школа, когда оперному певцу ставят голос так, чтобы он пел долго и не травмировал связки. Действительно народный певец, может, поет очень изредка и ему такая травматическая манера пения не вредит. Но есть же целые армии педагогов, нас, грешных, работников радио, в конце концов, девушек, которые работают на телефонах и постоянно напрягают связки. Их-то никто не учит, я не беру работников радио, нас все-таки учат, а тех же педагогов. Как правильно пользоваться своим голосом, чтобы его меньше травмировать в ситуациях постоянного напряжения? Можно ли здесь дать какой-то совет?



Елена Демченко: Элементы постановки голоса опубликованы во многих литературных источниках, но в принципе любой длительно говорящий человек, который напрягает свой голосовой аппарат до трех-пяти часов во время рабочего дня, рано или поздно без правильной постановки голоса будет испытывать какие-то проблемы. Существуют даже профессиональные нарушения голоса. Это так называемое функциональное нарушение голоса - фонастения, узелки голосовых складок, различные фарингопатии. И уже тогда необученный профессионал голоса обращается к фониатру. И после устранения органической или функциональной причины заболевания мы показываем, конечно, ему основные приемы постановки голоса, чтобы продержать фразу, закончить ее, как лучше сказать, где поставить акцент. Это достаточно недлительные занятия, и они очень облегчают жизнь человеку, имеющему речевую профессию.



Ольга Беклемищева: Профессор Иванченко, а не стоял вопрос, чтобы в тех же педагогических вузах ввести такие курсы? Потому что на многих учителей, особенно я помню по своему детству, было очень грустно смотреть, когда к концу рабочего дня у них явно были проблемы с голосом.



Геннадий Иванченко: Совершенно верно, проблема существует, и она возникла не сегодня и не вчера. Конечно, мы на это обращали всегда внимание. К сожалению, здесь много организационных вопросов и не все возможно решать в рамках медицинских учреждений.



Ольга Беклемищева: То есть Министерство образования об этом не задумывалось?



Геннадий Иванченко: Нет, задумывалось. И я думаю, что наши усилия тоже не пропали даром, потому что во многих… В частности, в Педагогическом университете, главном педагогическом учреждении, введены специальные курсы для педагогов по постановке речевого голоса и работают хорошие специалисты. Задача медиков какая? Во-первых, правильный профессиональный отбор, чтобы молодой человек, приходя в педагогический или другой вуз, который предполагает большую голосовую нагрузку, он сам по себе был здоров и не просто физически, а весь голосообразующий тракт - и нос, носоглотка, глотка, миндалины, гортань и легкие - все было в пределах какой-то нормы.



Ольга Беклемищева: А что является прямым противопоказанием для приобретения голосоречевой профессии? В каких случаях человеку не стоило бы идти в певцы, в педагоги, в дикторы?



Геннадий Иванченко: К счастью, число заболеваний, которые являлись бы профессиональными и препятствием для обучения и для дальнейшей работы сокращаются благодаря возможностям и развитию нашей практической медицины, потому что, например, узелки голосовых складок - наиболее частое профессиональное заболевание, которое возникает в результате перенапряжения голоса, в сочетании с другими различными факторами - неправильное пользование голосом, длительная и неравномерная нагрузка в течение рабочего времени того же педагога, вот все приводит к их образованию. Узелки мы прекрасно лечим и хирургическим путем, и различными физическими и медикаментозными средствами. И в комплекс любого лечения, в том числе хирургического, обязательно входят вот эти педагогические проблемы воспитания и постановки голоса. Эти программы могут быть краткосрочными, рассчитанными на восстановительный период. Например, после операции есть какие-то ограничения чисто физические, с другой стороны, нужно активно включить вот этот голособразующий аппарат в работу, чтобы правильно его настроить. Это признано фониатрами всего мира. После операции есть курс специального восстановительного лечения. Человек достигает определенного уровня, а дальше идет процесс совершенствования или обучения более тонким приемам, которые нужны в конкретных условиях данному человеку.



Ольга Беклемищева: Как известно, нет пределов совершенству, и человек всегда может что-то улучшить. Профессор Иванченко уже начал говорить о профессиональных заболеваниях людей, которые много напрягают голос. Насколько я понимаю, туда же относятся распространенные заболевания, которые переносятся всеми нами, которые, тем не менее, оказывают большое влияние на голос. Насколько я знаю, вы, профессор Демченко, как раз занимались ларингитами, хроническими ларингитами и их влиянием именно на голосовой аппарат. Давайте поговорим о том, как действует простуда, в просторечии, на наш голос и что можно предпринять для того, чтобы голос остался красивым.



Елена Демченко: Хронические ларингиты - это очень непростая патология. В настоящее время количество хронических ларингитов очень увеличилось. Конечно, как вы сказали, в основном из-за поллютантов (мельчайших твердых частиц в воздухе), агрессивного действия внешней среды, из-за того, что количество курильщиков до сих пор не уменьшается и, конечно, как вы сказали, вирусная инфекция. Ведь раньше, лет 20 назад, когда к нам поступал больной или с хроническим ларингитом, или с острым ларингитом, мы прописывали ему обычную традиционную ингаляцию, и через три ингаляции пациент выздоравливал. Если этого не происходило, ко мне бежала наша физиотерапевтическая медсестра и говорила: Елена Всеволодовна, посмотрите больного, разберитесь, я уже сделала целых три ингаляции, а он не выздоравливает. И тогда, уже под прицельным осмотром, можно было поставить диагноз. А сейчас все изменилось. Повсеместно распространяются вирусы. И мы определили, что при хронических и острых заболеваниях голосового аппарата эти вирусы имеют очень большое значение.



Ольга Беклемищева: То есть присоединенная инфекция?



Елена Демченко: Присоединенная инфекция. И более того, эта вирусная инфекция создает предпосылки для присоединения еще большей инфекции. Подсоединяется бактериальная инфекция, подсоединяется грибковая инфекция, и получаются такие ассоциированные связи, которые очень сложно лечатся. Поэтому при подсоединении этой инфекции у больного развиваются все виды нарушения голоса. У него охриплость, боли в горле, он при голосоречевой профессии длительно нетрудоспособен.



Ольга Беклемищева: Сейчас я хотела бы спросить нашего американского собеседника, профессора Голубева о том, можно ли говорить о каких-то американских особенностях возникновения и протекания острых или хронических заболеваний гортани, ведущих к нарушению голосообразования?



Даниил Голубев: Можно, с моей точки зрения, отметить две особенности, которые, несомненно, влияют на частоту развития ларингитов - этих самых частых причин разного рода нарушений голосообразования. Оба фактора относятся к категории положительных, то есть в определённой степени снижающих частоту ларингитов. Во-первых, я имею в виду относительную чистоту воздуха в крупных американских городах. Это относится даже к таким мегаполисам, как Нью-Йорк или Чикаго. Известно, что примеси газов, дыма, пахучих веществ во вдыхаемом воздухе действуют раздражающе на слизистые верхних дыхательных путей со всеми вытекающими отсюда последствиями. Прилетевший на самолёте из Америки пассажир во многих города Западной Европы и России сразу же ощущает разницу во вдыхаемом воздухе и мгновенно реагирует на это соответствующим образом. Сказанное не касается сельской местности, но в крупных городах это отчётливо проявляется.


Вторая положительная особенность связана с тем, что в Америке намного меньше курящих и вдыхающих табачный дым, чем в Западной Европе и России. Курение - один из самых опасных врагов голоса. В результате длительного курения появляется отёчность, кровоизлияния, утолщение, узлы и полипы на связках и иная патология. Всего этого в Америке за последнее время стало, безусловно, меньше.



Ольга Беклемищева: Профессор Иванченко, вы согласны, что курение настолько вредит нашим голосовым складкам?



Геннадий Иванченко: Во-первых, рад, что наши коллеги американские работают в более чистой среде и, конечно, пациенты, менее подвержены этим влияниям патологическим. Здесь что нужно еще иметь в виду? Хронические заболевания сами по себе нарушают основную функцию голосообразования, приводят к длительной потере трудоспособности. Но что самое страшное? Многие из форм хронического ларингита нужно рассматривать, как предраковое заболевание.



Ольга Беклемищева: В этом смысле курение как раз еще и такой фактор опасный?



Геннадий Иванченко: Да, это общеизвестный факт, что, например, рак гортани - один из наиболее частых заболеваний у мужчин во всей онкологической патологии, 90% вот этих заболевших были заядлыми курильщиками.



Ольга Беклемищева: А 10%, которые не курили?.. Непонятно почему, да?



Геннадий Иванченко: Есть и другие факторы, это не самый, может быть, главный, но мы до конца не знаем этиологию и патогенез развития рака, хотя некоторые раки… доказано, что есть и вирусный компонент. Но, как правило, это многофакторное заболевание, которое требует соответствующего многостороннего подхода для его профилактики.



Ольга Беклемищева: Я снова обращаюсь к нашему американскому эксперту профессору Голубеву. Какие специалисты в США занимаются патологией голосообразования, то есть собственно фониатрией?



Даниил Голубев: Я бы сказал, что ведущую роль в этом виде лечебной и профилактической помощи играют так называемые «спич-патологи» или «спич-тераписты». В Америке это самостоятельная парамедицинская специальность со своей программой подготовки, которая завершается выдачей специального лайсинга на практическую деятельность. Спич-тераписты в специализированных центрах или офисах занимаются диагностикой и лечением различных форм патологии голособразования. В случае обнаружения узелков, полипов или опухолей на голосовых связках такие больные переходят в ведение отоларингологов-хирургов, но во всех остальных случаях все виды помощи фониатрическим больным оказывают именно спич-тераписты. Они также лечат от заикания и других форм нарушения речи, обусловленных состоянием нервной системы. Они тесно контактируют в этом плане с психологами, нейрологами и даже психиатрами, нередко входя с ними в комплексные консультационные группы. Фониатрические центры оснащены специальной видео- и аудиоаппаратурой, позволяющей объективно оценивать и чётко корректировать процесс голосообразования.



Ольга Беклемищева: Есть ли какая-то американская особенность в методике коррекции голоса артистов, ораторов, политических деятелей?



Даниил Голубев: Безусловной особенностью является предельная закрытость такого рода сведений от средств массовой информации, хотя роль спич-терапистов во всех видах такой специфической помощи очень велика. Известно, что Билл Клинтон во время второй компании по выборам на пост президента США, то что называется «сорвал голос» во время многочисленных предвыборных выступлений. И его буквально спас своими назначениями и рекомендациями израильский отоларинголог, имя которого не оглашалось и которому Клинтон сделал первый телефонный звонок сразу после того, как узнал о своей победе на выборах. Кстати, спич-тераписты или точнее: спич-инструкторы у певцов далеко не всегда являются медиками. Постановкой и сохранением голоса вокалистов, как правило, занимаются специальные педагоги, причём во всём мире, и в частности в США, особенно высокую репутацию в этом отношении имеют педагоги итальянской и русской музыкальных школ.



Ольга Беклемищева: А сейчас новости от Евгения Муслина.


На зеленых холмах, на загородных тропинках и в городских парках - во многих штатах Америки и зимой, и летом можно встретить энергично шагающих людей в спортивных костюмах и с лыжными палками в руках, но... без лыж. Это любители так называемой «нордической спортивной ходьбы», распространенной в скандинавских странах и ставшей теперь популярной у нескольких миллионов людей во всем мире - от тихоокеанских калифорнийских пляжей до пустынь Саудовской Аравии.


Дело в том, что обычные бамбуковые, алюминиевые или пластиковые лыжные палки, только снабженные на концах не остриями, а резиновыми наконечниками, значительно повышают физическую нагрузку при ходьбе и делают это простейшее и популярнейшее упражнение намного более эффективным. Палки помогают ходоку быстрее продвигаться вперед, развивают ручные и плечевые мышцы и активизируют работу сердца.


Измерения, проведенные в физкультурном Куперовском институте в Далласе, показали, что «нордическая ходьба» позволяет спортсмену за то же время сжигать на 20% больше калорий, чем обычная.


55-летний техасский инженер из города Остина Джон Рудд, совершающий 6-километровые пешеходные прогулки пять раз в неделю, благодаря палкам похудел за несколько месяцев на шесть килограммов.


«Лыжные палки позволяют во время ходьбы упражнять весь организм, а не только ножные мышцы, - говорит хирург-ортопед из Солнечной долины в штате Айдахо доктор Герберт Александер, - а страдающим артритом в коленных суставах они помогают снизить нагрузку на ноги». «Лыжные палки также повышают устойчивость при быстром движении, - поясняет президент Американского общества нордической ходьбы Малин Свенссон, - и мы рекомендуем их пожилым спортсменам».


Группа британских исследователей из Экзетерского и Плимутского университетов, которую возглавлял доктор Макс Питтлер, пришла к выводу, что никакие лекарства или травяные настои не могут предотвратить неприятного похмелья. Так что единственный способ его избежать - это воздержание и умеренность в потреблении алкоголя.


Исследователи, опубликовавшие свою работу в «Британском медицинском журнале», испытали множество рекомендуемых в таких случаях препаратов и пищевых добавок, но ни одна комбинация не принесла желаемого результата.


«Народный фольклор предлагает бесчисленные рецепты для снятия похмелья, - подтверждает директор Профилактического исследовательского центра при Йельском университете доктор Дэвид Кац, - но ни одного эффективного среди них пока не обнаружено».


Все же доктор Кац дает любителям выпить полезный совет, способный ослабить их послепраздничные страдания. «Отчасти, - говорит он, - похмелье связано с обезвоживанием организма. Поэтому пейте больше безалкогольных напитков и до, и после употребления алкоголя. Кроме того, перерывы между рюмками облегчают работу энзимов и ослабляют токсическое действие спиртного. Так что есть смысл перемежать рюмки, например, глотками газированной воды».


Недавнее исследование, проведенное профессором эпидемиологии Лидсского университета в Великобритании Патришией МакКинни и ее коллегами и основанное на наблюдениях за почти 3000 человек, еще раз подтвердило, что мобильные телефоны не оказывают никакого влияния на риск заболеть раком мозга, независимо от возраста и интенсивности пользования телефоном. При этом ученые делают две оговорки. Исследование распространяется на срок пользования телефоном не более 10 лет и применимо в основном к городским условиям. В сельской местности расстояния между релейными станциями больше, и радиосигналы приходится усиливать, что может, по-видимому, повысить онкологический риск.



Ольга Беклемищева: До нас дозвонился слушатель. Джамиля Джамаловна из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: Я работаю хормейстером в музыкальной школе, очень часто сталкиваюсь с тем, что дети приносят справки о том, что им нельзя петь в хоре, и, действительно, у них какие-то проблемы есть с голосом. Мне бы хотелось узнать, есть ли перечень диагнозов, которые являются абсолютным противопоказанием для пения? Это первый вопрос. И второй: мне бы хотелось услышать несколько слов о таком диагнозе, как функциональная дисфония.



Ольга Беклемищева: Вы просто предвосхищаете мои вопросы. Доктор Демченко, перечень заболеваний, которые абсолютно противопоказаны участникам хора?



Елена Демченко: Это острые узелки голосовых складок, мутационная дисфония и, конечно, ОРВИ, острые катаральные ларинготрахеиты. К функциональной дисфонии относятся функциональная гипотонусная дисфония, снижение тонуса голосового аппарата, функциональная гипертонусная дисфония, повышение тонуса голосового аппарата, функциональная фония и фонастения.



Ольга Беклемищева: Это красиво звучит, а что это значит по-человечески?



Елена Демченко: Функциональная гипотонусная дисфония возникает на фоне общей астенизации организма, когда у человека есть слабость, обусловленная разными заболеваниями. Ее проявлениями являются недосмыскание голосового аппарата. При недосмыкании голосового аппарата во время длительной голосовой нагрузки происходит повышенная травматизация голосовых складок, что приводит к органической патологии - возникновению полипов и узелков голосовых складок.



Ольга Беклемищева: Дисфония, насколько я понимаю, означает охриплость, да?



Елена Демченко: Да.



Ольга Беклемищева: То есть это главный диагностический признак того, что с голосом что-то не то?



Елена Демченко: С голосом что-то не то, если человек испытывает трудности во время голосообразования, повышенную утомляемость голоса и, конечно, охриплость.



Ольга Беклемищева: И некоторое такое то ли жжение, то ли потягивание?



Елена Демченко: Это необязательный симптом.



Ольга Беклемищева: Вот эта охриплость может происходить, как мы поняли, от очень разных причин. Большинство людей лечат ее домашними средствами - ну, ложка сливочного масла, мокрое полотенце на батарее и так далее. Профессор Иванченко, как вы считаете, с какого момента не стоит увлекаться домашними средствами, а надо все-таки идти к врачу? Вот, охрип ты слегка…



Геннадий Иванченко: Я хочу вам немного напомнить, действительно, классификация заболеваний голосового аппарата - это, во-первых, функциональная патология, в основе лежат переутомление, психические травмы, стрессы, и воспалительная патология. Имеется еще одна группа заболеваний, которая относится к группе органических или структурных поражений, которые касаются и самих голосовых складок, это опухолеподобные образования, это параличи, это парезы возвратного нерва в результате операции, травмы или гриппозной инфекции.



Ольга Беклемищева: Я расшифровываю для наших слушателей профессора Иванченко. Он говорит о том, что на самом деле под охриплостью может скрываться и очень серьезная патология. Как правильно с ней поступать, если она возникла, мы разберем, но сначала ответим нашему слушателю. Это Виктория из Москвы.



Слушатель: Я хотела, чтобы вы дали конкретные адреса в Москве, где можно получить квалифицированную помощь фониатра, потому что, к сожалению, а районных поликлиниках такой помощи получить невозможно.



Ольга Беклемищева: Вы правы. Профессор Демченко, называйте ваш научно-клинический центр.



Елена Демченко: Обращайтесь, пожалуйста, в центральный офис Союза фониатров по телефону 497-98-02.



Ольга Беклемищева: Действительно, фониатр - это достаточно редкая специальность, и, конечно, хотелось бы попасть сразу туда, куда надо. Возвращаясь к тому вопросу, который мы обсуждаем - грань между обычной охриплостью и той, которая может говорить о том, что уже что-то серьезно не так, - чтобы вы посоветовали, профессор Иванченко, нашим слушателям, внимательным, но не искушенным; как догадаться о том, что надо повнимательнее посмотреть на свои складки?



Геннадий Иванченко: Конечно, по поводу любой охриплости, которая возникает у любого человека (при плохом настроении голос может быть глухим и вызывать чувство напряжения во время речи), может быть, сразу не стоит обращаться к врачу, можно рассчитывать на самопроизвольное, естественное разрешение процесса. Если это простуда легкая, она, естественно, протекает с явлениями охриплости, потому что голосовые складки находятся на пути вот этого голосообразующего или дыхательного тракта, вольно-невольно в большей степени или в меньшей, они затрагиваются, и, конечно, это влияет на нормальное голосообразование. Поэтому общее лечение у специалиста, у участкового врача или отоларинголога достаточно для того, чтобы дальше чувствовать себя хорошо и выздороветь. Но если этот процесс затягивается, врачи-отоларингологи в поликлиниках прекрасно знают наши адреса и направляют для более детального обследования и для лечения.



Ольга Беклемищева: Затянутость - это что? Это одна неделя, две недели, месяц?



Геннадий Иванченко: Я бы так четко не фиксировал. Но, по крайней мере, если уже две недели охриплость тянется, и нет надежды, и она продолжает нарастать, то нужно идти к фониатру, потому что сейчас очень часто мы видим - по полгода, по году, даже в условиях Москвы, где, в общем-то, достаточно доступная медицинская помощь, приходят люди с достаточно серьезными, запущенными заболеваниями. А перечень их я ограничил. Можно было бы еще раз сказать и предупредить, что таких длительных охриплостей не должно быть.



Ольга Беклемищева: А я вернусь к тому, что сказала профессор Демченко. Она рассказывала, что лет 20 назад ситуация с заболеваниями гортани была гораздо более легкой. Тогда это были в основном, как я понимаю, острые бактериальные инфекции, которые достаточно легко побеждались. Сейчас, к сожалению, ситуация другая, она другая даже и с отитами, об этом говорят многие детские отоларингологи. То есть наши бактерии и микробы стали какие-то более злые, более опытные, может быть, мы сами создали для них такие условия. Но теперь они присоединяются к любому очагу заболеваний просто мгновенно, наваливаются целой кучей, и возникают вот эти сложные инфекции, так называемые микстинфекции, которые трудно поддаются терапии и которые, как уже сказала Елена Всеволодовна, могут привести к хронизации процесса, а оттуда, к сожалению, недалеко и до раковых заболеваний. Елена Всеволодовна, как все-таки правильно лечить в современных условиях ларингиты, ларинготрахеиты и те заболеваний гортани, которые сейчас стали такими тяжелыми?



Елена Демченко: Конечно, повсеместное использование антибиотиков, очень широкое, практически иногда без показаний, привело к бактериальной мутации и распространению вирусной инфекции. И в настоящее время мы видим, что острое заболевание может перейтив хроническое заболевание. И мы проводили длительное время исследование и выяснили, что в принципе эту хроническую инфекцию поддерживают герпес-вирусная инфекция, это и вирус Эпштейна-Барра, цитомегаловирус, микоплазмы, это мембранная инфекция и различная бактериальная инфекция, как бы оппортунистическая – EscherichiyaColi (кишечная палочка), и, конечно, грибы. Вот эти микстинфекции или бактериальные и вирусные ассоциации приводят к очень быстрому прогрессированию заболевания. Грибы создают как бы ниши для проникновения вируса, вирус создает ниши для проникновения грибов и нарастает глубина поражения. Поэтому, если традиционно используемые антибиотики в нашей практике не помогают в такой ситуации, конечно, для лечения этой патологии необходимо использовать бактериальные анализы - мазок на флору и грибы с чувствительностью к антибиотикам. Мы также проводим исследования на внутриклеточную инфекцию. Забор внутриклеточной инфекции проводится по разработанному нами перечню. Мы являлись авторами этих методик. И уже с учетом вот этой вирусной, бактериальной и грибковой инфекции мы назначаем лечение, которое в основном включает в себя различные иммуномодуляторы и антибиотики, как противогрибковые, так и против обычной бактериальной флоры. Потом мы не просто назначаем эти антибиотики и иммуномодуляторы, мы можем их непосредственно донести до очага поражения...



Ольга Беклемищева: Ингаляцией.



Елена Демченко: Ингаляцией, различные спреи и вкалывание непосредственно этих препаратов в очаг поражения. И необходимо заметить, что при хроническом ларингите или остром ларингите практически всегда страдают и другие органы верхних дыхательных путей, часто они сочетаются с хроническими тонзиллитами, с хроническими трахеитами. Иногда в комплекс поражения присоединяется и щитовидная железа, и пищеварительный тракт. И лечение, конечно, должно быть комплексным и под наблюдением врача.



Ольга Беклемищева: И оно должно быть, уважаемые слушатели, доведено до конца. Нельзя срываться посредине курса и уезжать даже в самую важную командировку.



Геннадий Иванченко: Я хотел подчеркнуть, что курсы лечения бывают длительные и повторные, потому что избавиться, например, от внутриклеточной инфекции бывает чрезвычайно сложно, от вирусной инфекции - очень сложно. Поэтому...



Ольга Беклемищева: Терпение, терпение и еще раз терпение.



Геннадий Иванченко: Терпение, раз, и различные методы лечения и подбор препаратов с соответствующей чувствительностью. Здесь еще, Елена Всеволодовна не сказала, используется микрохирургия, особенно при гиперпластических процессах мы производим декортикацию, то есть удаление, потому что эти пораженные участи полностью пропитаны внутриклеточной бактериальной инфекцией и без того, чтобы их удалить, очень сложно вылечить окончательно, тем более нарушается там и лимфо-, кровоснабжение, отток, всасываемость препаратов очень плохая. Поэтому микрохирургия в тяжелых случаях...



Ольга Беклемищева: Микрохирургия прямо в гортани, на складках?



Геннадий Иванченко: Именно голосовые складки, реконструкция - это известно, мы давно занимаемся микрохирургией гортани, включаем элементы этой декортикации или деэпителизации пораженных участков, при этом сохраняя неизмененными сами складки, создавая оптимальные условия для других медикаментозных методов лечения.



Ольга Беклемищева: А голос при этом сохраняется?



Геннадий Иванченко: Конечно, на время он может и ухудшиться, но это естественный процесс, когда происходит удаление. Но зато выздоровление потом наступает более стойкое и более в функциональном отношении эффективное.



Ольга Беклемищева: Следующий слушатель - это Татьяна из Москвы.



Слушатель: Почему-то ваши гости до сих пор не упомянули, что вокалисты считают, что пение - это прежде всего дыхание и правильная работа диафрагмы. Так вот, понимаете, у меня возникла проблема, которую, к сожалению, не могу решить, у меня возникла пупочная грыжа. После очень сильного кашля, похудения, других проблем расширилось пупочное кольцо. Операция пока что противопоказана, у меня были консультации у пяти хирургов и мнения разделились: одни считают, что категорически невозможно петь при этом, другие - что все-таки возможно при определенном бандаже, утягивании живота и так далее. Не могли бы ваши гости посоветовать, возможно, с ними работают хирурги, которые могли бы дать квалифицированный совет человеку, профессионально связанному с вокалом.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Татьяна. Я только напоминаю, что мои гости - врачи-фониатры, они занимаются все-таки гортанью. Но, по-моему, профессор Демченко имеет что сказать по этому поводу.



Елена Демченко: Конечно, вопрос немного необычный и не понятно, почему у вас имеются противопоказания для хирургического лечения пупочной грыжи. Интенсивное пение, конечно, будет способствовать развитию вашей пупочной грыжи, и бандажи - тоже это временный эффект. На наш взгляд, вам лучше всего оперироваться и потом продолжать дальнейшую свою профессиональную деятельность.



Ольга Беклемищева: После реабилитации?



Геннадий Иванченко: Конечно.



Ольга Беклемищева: Насколько я понимаю, сейчас пупочную грыжу ушивают очень грамотно, такую сеточку специальную синтетическую вставляют, и никаких ремиссий не возникает.


Следующий слушатель - это Людмила Константиновна из Москвы.



Слушатель: Мне просто Бог вас сегодня послал. У меня уже в течение трех недель проблемы с голосом. Сначала совсем пропал голос, теперь, особенно когда я понервничаю, вот так... Я хочу узнать, далеко ли вы находитесь, к вам приехать на консультацию, потому что мне все хуже и хуже, плюс ко всему у меня удалена часть щитовидки, в общем, плохо мне очень. Даже сейчас трудно с вами разговаривать. Как, куда к вам подъехать, нужно ли направление или нужно приготовить какую-то определенную сумму денег?



Геннадий Иванченко: Если москвичка имеет страховой полис и возможность приехать на консультацию, мы с удовольствием посмотрим и, конечно, поставим и диагноз, и разберемся, в чем там дело, потому что действительно не все бывает так просто. И вот эта функциональная патология, о которой мы говорили, наслаивается на органические изменения, они очень тесно связаны. Что в данной ситуации первично и что ведущим является фактором - это задача наших отоларингологов. Мы продиктовали телефон, по которому вы можете обратиться. Мы вам конкретно скажем, куда приехать. Еще раз повторяю: 497-98-02.



Ольга Беклемищева: Вообще-то, на «Сходненской», насколько я знаю, вы находитесь. Метро "Сходненская" довольно далеко, но, тем не менее вполне доступно. Ну, а направление нужно получать в районной поликлинике от отоларинголога?



Геннадий Иванченко: Никому отказов не было.



Ольга Беклемищева: То есть можете приезжать просто без направления. Это хорошо. Так что, Людмила Константиновна, конечно, приезжайте, потому что резекция щитовидной железы часто проявляет себя таким образом, что возникают трудности с речью, охриплость, дисфония и так далее, и все это, естественно, надо лечить у специалиста. Продолжая нашу тему, есть еще такая форма заболеваний или расстройств голоса, речи, это психосоматические, нейрогенные реакции, то, о чем психиатры говорят, «проявление конверсионных расстройств», «конверсионная немота» или, по-старинному, «истерическая немота». Я тут слово "истерия" употребляю совершенно не в каком-то негативном смысле, это на самом деле некоторое последствие стресса. Давайте расскажем нашим слушателям о том, что происходит у человека с голосом на фоне сильного стресса и каких-то тяжелых переживаний.



Елена Демченко: Сидишь иногда в кабинете в поликлиники, открывается дверь, заходит больной и говорит: (шепотом) доктор, у меня пропал голос. И я уже по этому шепоту знаю, что это функциональная афония, потеря звучного голоса. На фоне чего она происходит? Она может происходить на фоне ОРВИ, когда в коре создается очаг застойного торможения и как бы гортань защищается от нагрузки и у пациента возникает несмыкание голосовых складок.



Ольга Беклемищева: То есть это не то, что там возник очаг, именно скопление этих вирусов или бактерий, а именно сама нервная наша система защищает нашу гортань?



Елена Демченко: Да. Это защитная реакция - функциональная афония. Она также может проявиться на фоне какого-нибудь стресса, когда также возникает очаг застойного торможения и у пациента происходит потеря голоса.



Ольга Беклемищева: Как это лечится?



Елена Демченко: Если это произошло на фоне ОРВИ, нужно некоторое время подождать. Проходит воспаление дыхательных путей, и голос самопроизвольно может восстановиться. А вот когда это произошло на фоне стресса, или механизм закрепился после того, как закончилось ОРВИ, тогда это уже дело, конечно, наше. Восстановление голоса проходит в несколько этапов. Первый этап - это психологическая реабилитация больного. С больным проводятся беседы: на фоне чего у него возникла потеря голоса, какие у него стрессы? Больной как бы успокаивается.



Ольга Беклемищева: Человеку очень важно знать, что это не он такой уникальный, что это со многими может случиться.



Елена Демченко: Конечно. И потом постепенно на фоне дыхательного тренинга, разработки нижнего диафрагмального дыхания с больным проводится работа и получается как бы первичный звук. Как-то на фониатрической секции врач с периферии сказала: если к нам приходит пациент с функциональной афонией, мы все на него набрасываемся и получаем звучный голос. Это может быть любое положение пациента, даже вверх ногами, но нужно получить звучный голос. После получения звучного голоса мы его закрепляем, и в спонтанной речи уже закрепляем голос.



Ольга Беклемищева: А сейчас я вынуждена прощаться. Всего доброго! Постарайтесь не болеть!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG