Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема беженцев Северной Осетии


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.



Андрей Шароградский: Президент Ингушетии Мурат Зязиков полагает, что в течение нынешнего года должна быть окончательно решена проблема возвращения беженцев из Пригородного района Северной Осетии. Власти этой республики утверждают, что процесс возвращения беженцев идет, но с большими трудностями. Решение осетино-ингушского конфликта, по мнению экспертов, в значительной мере зависит от федерального центра.



Олег Кусов: Ингушетия один из самых молодых и малочисленных субъектов России, но проблем у него много. До сих пор не определены административные границы республики. К тому же федеральный центр внес Ингушетию в список субъектов, на территории которых в ближайшее время может быть введено внешнее финансовое управление.


Но одной из самых существенных проблем для республики остаются проживающие здесь беженцы из Чечни и Северной Осетии.



Мурат Зязиков: На территории республики Ингушетия в настоящее время в арендуемых помещениях, в частном секторе и в местах компактного проживания проживают около 60 тысяч внутриперемещенных лиц, то, что мы называем беженцами. Это беженцы из Чеченской республики и беженцы из Северной Осетии. Из Северной Осетии 12300 человек. Был совершенно долгий период, я считаю, такой период, который я не поддерживаю, - период очень неправильный, когда в течение 13 лет мы пересчитывали количество беженцев из Северной Осетии. Это недопустимо. Я считаю, что это просто нечеловечно, потому что у нас был период, он и сейчас отчасти продолжается, попытки по всяком случае, не оказывать помощь, а все усилия, направленные на то, что мы их пересчитываем, от этого их меньше не становится. Им нужно конкретно оказывать помощь.


Принцип возвращения людей к местам прежнего постоянного проживания, он был, есть и остается, безусловно, добровольный. Этому принципу мы следуем неукоснительно. Но мы должны понимать, что никакая из сторон не должна форсировать и никакая из сторон не должна сдерживать процесс добровольного возвращения людей. Самое главное - есть поручение президента Российской Федерации решить проблемы внутриперемещенных лиц, беженцев из Северной Осетии, конкретное поручение, до конца 2006 года. Нравится этому кому-то, не нравится, этот вопрос, я думаю, будет решен, и никто из чиновников не должен в этом вопросе препятствовать



Олег Кусов: Во Владикавказе к процессу возвращения в Пригородный район вынужденных переселенцев тоже относится как к большей проблеме. Но при этом, утверждают официальные лица, процесс возвращения идет. Слово министру по делам национальностей Северной Осетии Теймуразу Касаеву.



Теймураз Касаев: Не знаю, откуда информация у Мурата Магомедовича по вопросу замораживания процесса. Хочу сказать, что только за период прошлого полугодия в Северную Осетию вернулись и обустроились 463 человека, это в 1,6 раза выше аналогичных показателей за 2004 год.


Теперь что касается самой трактовки, что есть сложности с возвращением. Мы подтверждаем, и неоднократно руководство республики подтверждало, что существуют так называемые проблемные вопросы, от решения которых никогда не уходили. Но самая первая и главная проблема - это разночтения в цифрах. Ингушская сторона заявляла еще буквально год-два назад о 50 тысячах, в прошлом году риторика цифр свелась до 30 тысяч, в конце прошлого года говорили о 20 тысячах. На наши постоянные просьбы представить, кто эти люди, вообще в какой базе данных они числятся, мы не получали ответов. В итоге по взаимному согласию мы пришли к общей базе данных Федеральной миграционной службы России, в которой на сегодняшний день числится 7958 человек, имеющих статус вынужденного переселенца. Из этого числа 1724 человека уже возвращены и проживают на территории республики, но им пока, к величайшему сожалению, не оказана в полной мере государственная помощь по материальной компенсации за утерю или за разрушенные домовладения.


Невозвращенцами на территорию республики официально считается 6234 человека. По-настоящему проблемными для нас сегодня, для органов власти, для общественности являются 317 человек, это около 60 семей, в так называемых сложных населенных пунктах, где пока, к сожалению, нам не удалось в полной мере создать необходимые морально-психологические условия для совместного проживания. Это объясняется тем, что именно в этих двух населенных пунктах происходили самые ожесточенные столкновения 1992 году.



Олег Кусов: Притчей во языцех долгие годы служил городок ингушских беженцев на окраине поселка Майский. Здесь проживали более тысячи человек, несмотря на то, что их дома располагались через поле селения Чермен.



Теймураз Касаев: Особо хочу отметить о так называемом незаконно образованном вблизи населенного пункта Майский временного городка вынужденных переселенцев. До 1 марта в соответствии с указанием уполномоченного представительства в Южном федеральном округе, в соответствии с решением высшего руководства России мы предпримем все меры вместе с федеральными органами власти по обустройству данной категории граждан, а их там более тысячи человек. Хочу вам первым сообщить, что 25 земельных участков уже первым 25 семьям розданы.



Олег Кусов: Президент Ингушетии Мурат Зязиков призывает покончить с идеологическими штампами, которые навязываются кавказским народам извне.



Мурат Зязиков: У нас очень близкие отношения, у нас около 40 фамилий с осетинами общих. Вот эту идеологию надо кончать. Это надо заканчивать, когда у нас было так с вами, форпостные республики, надежный, ненадежный народ, надежная, ненадежная республика.



Олег Кусов: Ситуация в Пригородном районе Северной Осетии, как отмечает эксперты, остается одной из самых сложных на Кавказе. Помимо местных жителей осетин и возвращенных после вооруженного конфликта 1992 года ингушей, здесь проживают еще и беженцы из Южной Осетии и внутренних районов Грузии, которые, в отличие от ингушей, не спешат возвращаться домой.


XS
SM
MD
LG