Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. У Ирана есть чертежи ядерной боеголовки – говорят эксперты МАГАТЭ. Скончалась Коретта Скотт Кинг, вдова Мартина Лютера Кинга. Голливуд предпочитает серьезные фильмы: по следам номинаций на премию Киноакадемии


Сегодня в Америке



Юрий Жигалкин: У Ирана есть чертежи ядерной боеголовки – говорят эксперты МАГАТЭ. Скончалась Коретта Скотт Кинг, вдова Мартина Лютера Кинга. Голливуд предпочитает серьезные фильмы: по следам номинаций на премию Киноакадемии. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


Один из документов, приобретенных Ираном на черном рынке атомных технологий, может служить только в качестве руководства к созданию ядерного оружия – такой вывод содержится в отчете экспертов Международного Агентства по атомной энергии, который будет представлен на заседании членов организации в четверг. Агентству «Ассошиэйтед Пресс» удалось получить копию доклада, который, по словам экспертов, практически не оставляет сомнений в реальных ядерных намерениях иранских властей.


Как эти намерения выглядят теперь, после того, как стало известно, что у иранцев есть документы, где описывается процесс упаковки урана в боеголовку? Вопрос – американскому эксперту, сотруднику вашингтонского фонда «Наследие» Бейкеру Спрингу.



Бейкер Спринг: Почти нет сомнений в том, что иранцы, вопреки постоянным заявлениям о том, что их ядерные разработки ведутся в исключительно мирных целях, на самом деле, так сказать, в задних комнатах работают над созданием ядерного оружия. Об этом давно говорили независимые эксперты, и теперь, если это сообщение подтвердится, то под такими выводами подписывается и МАГАТЭ.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, есть ли еще шанс предотвратить появление ядерной бомбы у Тегерана?



Бейкер Спринг: На мой взгляд, такого шанса нет, если иранское правительство поставило перед собой такую цель и намерено достичь ее любой ценой, невзирая на политические и экономические последствия. Единственное, что сейчас могут сделать западные столицы, Москва и Пекин, в попытке не допустить такого поворота событий – это внушить иранским властям мысль, что стоимость ядерного оружия будет для них непомерной. Что может заставить их задуматься? Мне кажется, лишь перспектива полной экономической изоляции с запретом на экспорт нефти. Согласно многочисленным свидетельствам, в иранском обществе давно зреет недовольство теократическим режимом. Не исключено, что муллы не захотят рисковать. Кто знает, не приведет ли негодование, вызванное экономическими лишениями, к подрыву их режима.



Юрий Жигалкин: Кажется ли сейчас более вероятной некая силовая акция, например, уничтожение иранских ядерных центров?



Бейкер Спринг: Я думаю, что такие действия могут рассматриваться в качестве варианта, но принципиальный вопрос в том, приведут ли военные меры к успеху, то есть помогут ли они отдалить перспективу появления ядерного оружия в руках Ирана либо избавиться от нее раз и навсегда. Пока, насколько я понимаю, не было выдвинуто достаточно аргументированных доводов в пользу такого подхода. Пока не было сделано убедительного анализа того, к каким военным, политическим и экономическим последствиям могут привести силовые акции. Я думаю, как потенциальный вариант они остаются, но он будет рассматриваться лишь после того, как все дипломатические возможности окажутся исчерпанными.



Юрий Жигалкин: Информацию, подтверждающую интересы Ирана к ядерному оружию, комментировал американский эксперт Бейкер Спринг. Во вторник скончалась Коретта Скотт Кинг, вдова Мартина Лютера Кинга. Ей было 78 лет. Прожив вдвое больше своего мужа, Коретта Кинг оставалась символом борьбы американцев за свои права. Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Коретте Скотт, девушке из алабамской глубинки, предсказывали блестящую вокальную карьеру. После окончания музыкального колледжа в штате Огайо она стала стипендиаткой Консерватории Новой Англии в Бостоне. Там она встретила студента-теолога Мартина Лютера Кинга-младшего. Когда после их женитьбы Мартин стал проповедником и афроамериканским лидером в Алабаме, она, мать четверых детей, твердо поддерживавшая мужа во всех невзгодах и опасностях, а Кингу его многочисленные враги постоянно угрожали смертью, сам превратилась в символ борьбы за права человека. Когда в Атланте Мартин после одной из акций протеста оказался за решеткой, она дошла до президента Кеннеди, добиваясь его освобождения. После убийства Кинга она и семья стали хранителями его памяти и, самое главное, идеи законопослушного протеста, которую призывали отбросить радикальные афроамериканские лидеры.


Она была лидером движения за признание его дня рождения государственным праздником. При этом ее главной ролью была роль главы семьи. Говорит ее дочь Иоланда Кинг.



Иоланда Кинг: Одновременно она растила четверых детей, собственным примером поощряя и уча нас тому, как проявлять самое лучшее, что в нас есть.



Аллан Давыдов: Позднее Коретта Скотт Кинг была одним из лидеров движения за искоренение апартеида в Южной Африке. Она искренне верила и стремилась воплотить в жизнь знаменитую мечту Мартина Лютера Кинга о всемирном братстве людей. По признанию соратника Мартина проповедника Джозефа Лауэри, «она грациозно несла свою скорбь, она проявляла свое лидерство с достоинством». Подводя итоги жизни, Коретта призывала молодежь следовать этой мечте.



Коретта Скотт Кинг (архив): Мы должны сделать наши сердца инструментом мира и ненасилия, потому что мир в сердце порождает мир разума и тела.



Аллан Давыдов: Говорит член Конгресса Элеонор Холмс Нортон, которая была дружна с Кореттой Скотт Кинг.



Элеонор Холмс Нортон: Думаю, она глубоко чувствовала ответственность, роднившую ее с вдовами всех великих людей. Она была рождена для участия в общественном движении и верила в идеалы мужа. Коретта не просто вошла в число людей, которым было доверено его наследие, а она лучше всех понимала идеи, сделавшие его лидером движения за гражданские права. Коретта Скотт Кинг была заметна даже в тени своего мужа.



Аллан Давыдов: 78-летняя Коретта Скотт Кинг скончалась во время сердечного обследования в реабилитационном центре в Мексике. Она будет похоронена рядом со своим мужем на территории Мемориального центра Мартина Лютера Кинга в Атланте, штат Джорджия.



Юрий Жигалкин: Во вторник в Голливуде были названы претенденты на премию «Оскар» за киноработы прошлого года. Как и ожидалось, большее число номинаций – в восьми категориях – собрал фильм «Горбатая гора» режиссера Энга Ли. По шесть номинаций у «Столкновения» Пола Хеггиса и «Спокойной ночи и удачи», режиссерского дебюта Джорджа Клуни. Интересно, что сам Клуни стал третьим в истории Голливуда актером-режиссером, номинированным одновременно в четырех категориях.


О каких тенденциях в американском кино свидетельствуют эти номинации? Мой собеседник – кинорежиссер Слава Цукерман.



Слава Цукерман: В этом году удивительный подбор серьезных, противоречивых и политически острых фильмов. Среди номинированных фильмов практически нет ни одного боевика, если не считать фильм «Мюнхен» Спилберга. Дело в том, что год этот с самого начала – все заметили – отличался большим присутствием политически острых и противоречивых фильмов, так что даже не все из этих фильмов вошли в номинированные фильмы. Например, такие фильмы, как «Морпех» и «Сериана», о которых очень много говорили и спорили, практически не присутствуют. Также не номинированы большие голливудские развлекательные боевики этого года.



Юрий Жигалкин: Слава, кое-кто уже сетует по поводу излишней, как они говорят, политизации голливудской продукции, опасаясь, что политически чуткие фильмы вытеснят искусство.



Слава Цукерман: Прежде всего Голливуд меняет тему, и тему Голливуд, естественно, меняет, как и всякая кинопромышленность любой страны, идя за публикой. То есть изменение интересов Голливуда, увеличение серьезности – это, конечно, отражение увеличения серьезности среди американских зрителей. Означает это прежде всего, по-моему, что поколение 60-х годов, которое пришло в кино и сделало его массовым после того, как в 50-е годы телевидение вытесняло кино, это поколение взрослеет и становится старше, интересы его меняются.



Юрий Жигалкин: Что вам кажется наиболее интересных с профессиональной точки зрения среди работ номинантов?



Слава Цукерман: Большинство критиков сулит премию «Горбатой горе», больше всего номинаций этот фильм получил. Этот фильм действительно сделан уникальным режиссером Энг Ли, тайваньцем, потому что он с Тайваня китаец по национальности, который практически каждым своим фильмов совершает какую-то революцию. Будучи успешным тайваньским режиссером, он снял лучший английский фильм по английской классике «Чувства и чувствительность» и сразу стал знаменитым. После этого он снял несколько реалистических фильмов об американской глубинке, таких как «Ледяной шторм», и тоже блестяще совершенно. И после этих успехов в совершенно не родной среде он снял совершенно уникальный фильм на китайском языке, который стал одним из самых доходных фильмов во всем мире «Крадущийся тигр и прячущийся дракон». А вот теперь он снимает реалистический фильм на очень странную тему, о двух ковбоях-гомосексуалистах и их любви. И этот фильм становится самым успешным фильмом года, все его хвалят. И очень естественно ожидать, что он получит и «Оскара» за лучший фильм.



Юрий Жигалкин: Но ходит устойчивый слух, что однополая любовь кажется слишком революционной темой членам Киноакадемии, что они могут предпочесть социально и политически ответственную работу милого человека и хорошего профессионала Джорджа Клуни.



Слава Цукерман: Да, Клуни имеет какое-то рекордное количество номинаций сразу в четырех категориях, и вообще Клуни хороший актер, хороший человек, любимец Голливуда, и члены Академии, большинство которых, как известно, составляют актеры, обычно таким людям очень сочувствуют. Поэтому, конечно, режиссерский дебют Джорджа Клуни может оказаться столь успешным, что он получит «Оскара». Кстати говоря, так было не раз с первыми фильмами звезд, ставших режиссерами, это как бы даже и традиция Голливуда, традиция Академии кино.



Юрий Жигалкин: К каким еще неожиданностям нам нужно быть готовыми?



Слава Цукерман: Очень большой скандала вызвало выдвижение на «Оскара» палестинского фильма «Рай сегодня», фильма, реалистически и даже с симпатией показывающего жизнь террориста, уходящего на акт самоубийства, террориста-самоубийцы. Само выдвижение его было не совсем легально правильным. Дело в том, что Палестина не является государством, а фильмы на иностранном языке выдвигаются странами. Фильм получил первый приз среди иностранных фильмов на «Золотом глобусе», что опять же является почти предсказанием, что случится на «Оскаре».



Юрий Жигалкин: Что подтверждает факт политизации голливудской продукции.



Слава Цукерман: Ни для кого не секрет, что американское общество политизируется. И чем больше в массе оно становится правее, тем больше, естественно, интеллектуалы и люди в Голливуде становятся левее, как сопротивление вот этому массовому поправению.



Юрий Жигалкин: О номинациях на премию американской Киноакадемии говорил кинорежиссер Слава Цукерман.


XS
SM
MD
LG