Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественная палата начала собственное расследование чрезвычайного происшествия в Челябинском танковом училище


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.




Никита Татарский: Общественная палата начала собственное расследование чрезвычайного происшествия в Челябинском танковом училище. На днях там побывали Анатолий Кучерена и Николай Сванидзе, которым удалось переговорить с сослуживцами и родственниками Андрея Сычева. Результаты этой поездки станут известны сегодня на пресс-конференции, которая состоится в Москве. Однако уже сейчас у общественников не остается сомнений в том, что Сычев стал жертвой дедовщины. Вот что заявил Николай Сванидзе в интервью корреспонденту Радио Свобода Марьяне Торочешниковой…




Николай Сванидзе: Лично я пришел к такому выводу после разговоров с офицерами этого училища, в котором он проходил службу, в частности, с его ротным командиром, который в тот момент был в отпуске и он не виноват ни в чем, но он сказал, что верит в это. "Да, - говорит, - ну чего, вы знаете, какой у нас контингент сейчас служит? Люди с тремя классами образования. Ну, более сильный учил более слабого, самоутверждался таким образом. Но это нормально. Я не знаю, как было на этот счет, но в принципе это абсолютно реально". Но самое главное, больница, в которой лечится сейчас Андрей, я разговаривал с врачами, врачи все - опытные специалисты, которые его ведут с первого дня его поступления, хирург, который его резал, говорит, что здесь очевидные признаки внешнего воздействия. То, что произошло, могло быть только этим путем, это не сам себя, нет, это только извне.




Марьяна Торочешникова: Вы сказали также, что, возможно, в ближайшее время в Общественной палате будет создана специальная рабочая группа по проблеме дедовщины...




Николай Свандизе: Да, мы об этом говорили с Кучереной. Это, собственно, его идея. Мы об этом с ним говорили. Так оно, видимо, и будет.




Марьяна Торочешникова: А что вы намерены делать в рамках работы этой общественной группы? Вы поедете по военным частям проверять, какова там обстановка?




Николай Сванидзе: Вы знаете, это невозможно практически нам проверить все военные части. Речь идет о том, чтобы хоть как-то пытаться исправлять ситуацию с дедовщиной, хотя я считаю (насколько мне известно, Анатолий Григорьевич Кучерена настроен более оптимистично, чем я), что эта болезнь носит настолько системный характер, что ее без глубинных радикальных реформ нашей армии исправить практически невозможно, это поверхностные могут быть исправления какие-то.




Марьяна Торочешникова: Ну, и наконец, раз уж речь зашла о военных частях, скажите, пожалуйста, какова сейчас обстановка в танковом училище, где проходил службу Андрей Сычев? Не жаловались ли вам другие солдаты срочной службы?




Николай Сванидзе: Солдаты ни на что не жалуются. Солдаты - зачуханные дети, которые говорят: нет, этого не могло быть, Сивяков (это тот, который обвиняется в избиении Сычева) - нормальный парень, а Сычев такой странный, нет у нас никакой дедовщины, ничего. Ну, автоматики такие маленькие. Офицеры-то более реально настроены, в большей степени склонны говорить то, что есть.


XS
SM
MD
LG