Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реалисты учат китайский


Институт Китая в Нью-Йорке поздравляет с Новым годом - по китайскому календарю - годом огненной Собаки

Институт Китая в Нью-Йорке поздравляет с Новым годом - по китайскому календарю - годом огненной Собаки

Со страшным грохотом от полузапрещенного фейерверка в минувшее воскресенье Нью-Йорк вступил в год Собаки, опять встретив Новый год. На это раз – китайский. Этот праздник, который весь Дальний Восток отмечает по лунному календарю, настолько вошел в американскую жизнь, что в честь него даже выпущена особая марка. И это лишь одна из самых поверхностных примет того, как китайская карта становится козырной в мировом раскладе сил. Говоря о быстро растущем влиянии Китая, журналисты упоминают «эффект спутника». Речь идет о том потрясении, которое испытал Запад от запуска советского спутника, вызывавшего новый виток Холодной войны. Стремясь избежать такого сравнения и успокоить друзей, врагов и соперников, Китай пытается представить себя иностранцам в мирном облике. Этому способствуют так называемые Институты Конфуция, которые распространяют по всему миру китайскую культуру и, главное, китайский язык. Конечно, это пока еще скромные усилия. Для сравнения, укажем, что Британский совет тратит на распространение английского языка ежегодно пять миллиардов долларов, а бюджет всех Институтов Конфуция всего 12 миллионов. И все же привлеченные взлетом Китая иностранцы учат язык этой страны. Всего китайским сейчас занимается около 30 миллионов человек. Больше всего по соседству – в Южной Корее, Вьетнаме, Индонезии, но немало студентов и на Западе, в том числе – в Америке.


Чтобы понять, откуда такой интерес и как он может быть удовлетворен, корреспондент Радио Свобода Ирина Савинова обратилась к, вице-президенту нью-йоркского «Института Китая» Нэнси Джервис (Nancy Jervis Vice President & Director of Education). Институт Китая преподает китайский язык 50 лет. Сейчас это некоммерческое учебное заведение по преподаванию китайского языка готовится открыть у себя отделение «Института Конфуция»:


- В Америке и, конечно, в нашем институте, мы становимся свидетелями увеличения год от года интереса к изучению китайского языка. Студентов становится больше. Сначала это коснулось университетов, где начали открываться отделения китайского языка, а теперь и таких учебных заведений, как наше. Последнее время требуется столько преподавателей китайского языка, что мы начали сотрудничать с Китаем, стремясь удовлетворить спрос на учителей. Министерство образования Китая учредило специальную программу, окончившие которую получают лицензию преподавателя китайского языка как второго языка и могут обучать иностранных студентов и дома и за рубежом.


- Интерес к изучению китайского языка внезапно увеличился. Почему?
- Это произошло не так внезапно, как кажется. Интерес к китайскому языку в Америке начал расти с 1980-х годов. Определяющим фактором стала возросшая иммиграция из Китая, Тайваня и Гонконга. Родители хотели, чтобы их дети знали китайский язык. Особенно это характерно для Нью-Йорка, где такая большая китайская община. Другим фактором стало увеличение торгового оборота с Китаем. Мы в Соединенных Штатах становимся свидетелями того, что всё большая часть импорта приходится на долю Китая. Понятно, что мы делаем из этого вывод: нужно знать китайский язык, чтобы участвовать в этом процессе.


- Нэнси, Вы – американка, знаете в совершенстве китайский язык, признайтесь, его очень трудно выучить?
- Вот основные требования: чтобы быть грамотным в китайском языке, нужно знать как минимум 3 тысячи иероглифов. Чтобы читать – не только газеты, но и книги – нужно знать 5 тысяч. Высокообразованный человек распознает 10 тысяч. Это огромное количество! Слова китайского языка составлены из одной-двух частей. Чаще – из одной. Китайский – интонационный язык, а английский – нет. И это первая трудность, с которой встречается ученик. Зато грамматика легкая. Подлежащее-сказуемое. Нет времен, артиклей, предлогов. Значение слова в китайском языке зависит от того, какое место оно занимает в предложении. Оно может быть и глаголом, и существительным. Но все равно, 10 тысяч иероглифов гораздо больше, чем английские 26 букв.


- Вы упомянули интонации. Сколько интонаций может быть у одного слова?
- Интонации в китайском языке начинаются с четырех в мандаринском диалекте и доходят, насколько я знаю, до девяти в кантонском. Каждый иероглиф имеет собственные интонационные вариации. И если вы произносите что-то с неправильной интонацией, то сказанное может восприниматься даже в обратном смысле.


- Если значение слова часто зависит от того, как его произносят, и это не отражено письменной формой, то научиться китайскому языку можно только и лингвистической среде, в самой стране. Так ли это?
- Признаюсь: когда я в Китае, с моим произношением все в порядке. Когда я в Нью-Йорке, я забываю, где должна быть третья, где четвертая интонация. Впрочем, я пришла к выводу, что интонации не так важны: если поставить слова в правильном порядке, то тебя все равно правильно поймут, даже если интонация неправильная. Другой вопрос – региональные диалекты. В Китае их очень много: иногда от деревни к деревне язык разнится до неузнаваемости. Иногда можно как-то разобраться, иногда – язык совсем не узнать. Север не понимает Юга. Но объединяющим фактором являются телевидение, радио и учебные заведения. Там говорят на общепринятой норме языка, основанной на пекинском диалекте. Однако если вы учите китайский в Кантоне, на улице вы слышите кантонский вариант, не мандаринский, интонации совершенно другие. Чтобы научиться хорошему китайскому языку, нужно делать это в стандартной лингвистической среде, это верно.


- Компьютер, как известно, помогает в изучении языков. Это верно и для китайского?
- Есть важное обстоятельство: на китайском компьютере установлена система из 26 латинских букв, чтобы облегчить произношение китайских слов. Вы можете научиться произносить китайские слова в мгновение ока. Но не только это: вы можете печатать слова, используя 26 латинских букв, и компьютер будет воспроизводить их китайскими знаками. Начать таким образом общаться на китайском очень просто, но проблема в том, что вы никогда не научитесь писать по-китайски. Письменная форма языка – интегрированная и важная часть китайской культуры. Так что компьютер помогает, но важнее запомнить буквы, выписывая их от руки, именно так они остаются в нашей памяти.


- Для западного общества «Институт Конфуция» – экспортер китайской культуры. Что именно в китайской культуре привлекает изучающего китайский язык американца?
- Конечно, современные китайские кинофильмы привлекают больше всего внимания. С книгами сложнее, но какое-то их количество переведено на английский. Американцев интересует не только современная культура, но и традиционная. Боевые искусства - кун-фу. Американцев интересует китайская поэзия, дзэн-буддизм. И чем глубже проникаешь в китайскую культуру, тем больше хочется начать изучать китайский язык.


- Нэнси, тут мы подошли к важному вопросу: какое будущее у китайского языка, может он стать «лингвой франка», универсальной формой общения?
- Не думаю, и именно из-за того, что китайский так трудно учить, из-за того, что в нем столько иероглифов. Но мы становимся свидетелями – китайский начинает проникать в нашу культуру, отсюда вывод, что его необходимо учить. Мало-помалу мы в Нью-Йорке, например, привыкли отмечать китайский Новый Год. Так и пойдет. В этом ведь природа Америки, она - многонациональная, многоэтническая. Мы будем абсорбировать в нашу культуру китайский язык, как и другие языки: мы в Нью-Йорке уже научились говорить спасибо по-китайски…


XS
SM
MD
LG