Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иранское ядерное досье все ближе к Совету Безопасности ООН


Глава МАГАТЭ аль-Барадей демонстрирует чудеса дипломатического искусства, чтобы руководимая им организация двигалась хоть в каком-то направлении

Глава МАГАТЭ аль-Барадей демонстрирует чудеса дипломатического искусства, чтобы руководимая им организация двигалась хоть в каком-то направлении

Глава Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Мухаммед аль-Барадей заявил сегодня, что кризис вокруг ядерной программы Ирана достиг критической точки. Но у Тегерана еще есть возможность достичь компромисса с международным сообществом, отметил аль-Барадей. Следовательно, и кризисом нынешнюю ситуацию, по его мнению, назвать нельзя.


На своем двухдневном заседании, которое началось в четверг, МАГАТЭ обсуждает текст резолюции, в которой агентство выразит свое отношение к отказу Ирана от поиска компромиссного решения по спорным вопросам. Международное сообщество настаивает на том, чтобы Тегеран прекратил или заморозил те элементы своих ядерных разработок, которые могут иметь двойное применение. В ответ Иран указывает, что не стремится обзавестись ядерным оружием, а его право обогащать уран гарантируется международными соглашениями.


По мнению корреспондентов, следящих за работой совета управляющих МАГАТЭ на месте, нет никаких признаков того, что агентство будет спешить с принятием решения. Заявки на выступление подали многие члены совета; как ожидается, заседание продолжится и в пятницу. Наблюдатели также не ожидают, что в обнародованный текст проекта резолюции будет внесены сколько-нибудь значимые поправки. Основной содержательный тезис содержится во втором пункте предложенной резолюции. Он гласит, что совет управляющих «просит генерального директора доложить Совету Безопасности ООН о шагах, которые, по мнению совета, Иран должен предпринять, и о резолюциях [cовета управляющих] и сообщениях [генерального директора совету управляющих]. относящихся к этому вопросу».


Возможность передачи иранского «ядерного досье» на рассмотрение СБ ООН обсуждалась несколько последних месяцев. Собственно, по замыслу стран европейской «тройки», долгое время проводивших переговоры с Ираном от имени МАГАТЭ, отрезвляющий эффект должна была произвести уже озвученная открыто возможность передачи дела в Совет Безопасности (который обладает полномочиями для введения санкций против страны-нарушителя).


Тегеран полагал, что ровно такой же эффект должны произвести его встречные шаги. А именно, угроза прекратить всякое сотрудничество с МАГАТЭ (хотя Иран возобновил работы на некоторых ядерных объектах, агентство по-прежнему имеет возможность посещать их с проверками). И принятое иранским парламентом решение, законодательно требующее от своего правительства разорвать отношения с МАГАТЭ, если оно обратится в Совет Безопасности.


Россия и Китай, которых принято считать странами, симпатизирующими Ирану, долгое время пытались избежать передачи «иранского досье» в СБ ООН. Сделать это напрямую не в их силах – на совете управляющих, Москва и Пекин, подобно всем другим странам-участникам, обладают по одному голосу. Зато в самом Совете Безопасности они располагают правом вето, и две столицы прозрачно намекали, что применят это право в случае нежелательного для них развития событий.


Возможность такого сценария сейчас существенно уменьшена. Текст резолюции, по которой будет голосовать МАГАТЭ, не содержит никаких предложений (то есть подсказок) для Совет Безопасности. А это является гарантией того, что дискуссия по иранскому вопросу уже в самой ООН продлится достаточно долго, чтобы Тегеран, Москва и Пекин смогли наконец найти приемлемое не только для них решение.


Насколько долго? Этот срок далеко не беспределен. 16 февраля обозначен как день начала новых консультаций иранской переговорной команды в Москве. А в марте совет управляющих заслушает подготавливаемый сейчас его директором исчерпывающий доклад о состоянии иранских ядерных программ.


Совет управляющих подступился к решению, которого и Вашингтон и Брюссель добивались долго. Представитель США в Вене Грегори Шульт перед открытием заседания с удовлетворением отметил, что проект резолюции «[теперь] имеет поддержку не только со стороны Евросоюза, но и США, а также России, и, конечно, Китая и большого числа других стран». «Мы не возражаем против информирования Совета Безопасности ООН о работе, которую проделало агентство в отношении Ирана», - дипломатично подтвердил это делегат России Георгий Берденников.


Обмен любезностями никого не должен обманывать. Вся борьба еще впереди.



XS
SM
MD
LG