Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По факту дедовщины в Челябинском училище в связи с делом Андрея Сычева возбуждено уже 14 уголовных дел


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие военный обозреватель Александр Гольц.



Андрей Шарый: По факту дедовщины в Челябинском училище в связи с делом Андрея Сычева возбуждено уже 14 уголовных дел. Об этом деле и о причинах, по которым российское руководство в конце концов вынуждено было реагировать на ужасающую ситуацию в российских вооруженных силах я беседовал с известным московским военным экспертом, обозревателем "Ежедневного журнала" Александром Гольцем.



Александр Гольц: Если говорить о внутренних минобороновских отношениях, давно известно, что главный военный прокурор и министр обороны находятся не в лучших отношениях. В мае прошлого года у них скандал перешел в открытую форму. Но я бы не стал в этой истории искать каких-то хитросплетений, внутриведомственной интриги и так далее. Уж все слишком сошлось в этой истории. Действительно, такие истории происходят в российской армии ежедневно, однако здесь сошлось все вместе: и тянувшееся несколько часов кряду издевательство "дедов" над молодым солдатом, и глубокое, абсолютное равнодушие командиров, которые попустительствовали этому, и то, что военные врачи несколько дней не оказывали ему никакой помощи, и то, что потом нагло и гнусно стали врать военные начальники о том, что произошло. Как мы помним, начальник училища утверждал, что все дело в рожистом воспалении. И делал он это, замечу, неслучайно: в случае, если инвалидность наступает по болезни, это не входит ни в какую статистику Министерства обороны. Вся эта мерзость российской армии, которая разлита по всем воинским частям, вдруг оказалась в каком-то страшно концентрированном виде в этом случае.



Андрей Шарый: Дедовщина или неуставные отношения - это системная проблема российской армии. Мы, Александр, и с вами на волнах Свободы много говорили о причинах, а я бы сейчас хотел спросить о другом. Исходя из того, какие сейчас генералы управляют Министерством обороны, какой министр обороны, какая в стране вообще ситуация, что будет сделано, на ваш взгляд? Решитесь на прогноз.



Александр Гольц: В этом смысле у меня, увы, взгляд довольно пессимистический. Собственно говоря, президент на своей недавней пресс-конференции сказал о тех мерах, которые предполагается сделать. Министр обороны представит верховному главнокомандующему план усиления дисциплины в вооруженных силах. Сколько таких планов было! Давайте вспомним известную директиву Анатолия Васильевича Квашнина, бывшего начальника Генерального штаба, который повелел провести политзанятия в вооруженных силах на тему "Командир - отец своим солдатам". Все это никакого значения иметь не будет. Равно как я очень сомневаюсь в том, что какую-то роль сыграет в деле прекращения дедовщины и создание военной полиции. Возникает очень простой вопрос: а военная полиция будет формироваться из призывников? Если так, то там будут тоже "деды". И вообще, что помешает "дедам" в обычных частях договориться с "дедами" из военной полиции и так далее? Речь идет об административных полиативах какой-то серьезной деятельности, просто потому что российская власть много делает для того, чтобы сохранить массовую мобилизационную армию вот в этой ее дикой форме.



Андрей Шарый: Кто будет разруливать, кто разруливает эту ситуацию в Министерстве обороны?



Александр Гольц: Дисциплина проходит по ведомству Главного управления воспитательной работы Вооруженных сил. Это генерал Николай Резник.



Андрей Шарый: И каковы его перспективы кадровые?



Александр Гольц: Я думаю, никаких особенных последствий это иметь не будет. А к слову скажу, что он тоже выдвинул весьма любопытную инициативу, а именно - пропускать всех призывников через детектор лжи, дабы выявлять психически неустойчивых. Но я бы не останавливался на этом и предложил бы не ограничиваться призывниками, а начать с генералов. Интересные результаты могли бы получиться.



Андрей Шарый: Вся эта ситуация может сказаться на позиции Сергея Иванова во главе Министерства обороны? Или он непоколебим?



Александр Гольц: Я думаю, что по тому, как Путин первый раз высказался по поводу челябинской трагедии, и он сказал, что "я жду от вас, Сергей Борисович, предложений", - на мой взгляд, это свидетельствует о том, что позиции Иванова крепки как никогда. И какой-то искалеченный солдатик вряд ли может внести какой-нибудь диссонанс в отношения президента и министра обороны.


XS
SM
MD
LG