Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В московской «Галерее на Солянке" открылась выставка британского фоторепортера Джеймса Хилла


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Арслан Саидов: В московской «Галерее на Солянке" открылась выставка британского фоторепортера Джеймса Хилла. Значительная часть снимков сделана в "горячих точках" - в Афганистане, в Ираке, часть экспозиции посвящена трагедии в Беслане.



Лиля Пальвелева: Джеймс Хилл сотрудничает с крупнейшими международными изданиями. Его снимки публикуют «NewYorkTimes", «Time» и многие другие. По собственному признанию, дома он бывает не более пяти месяцев в году. Все прочее время проводит там, где происходят важнейшие драматические события.


При этом на выставке есть только один снимок, где запечатлены если и не боевые действия, то действия военных. Название работы - «Падение Кундуза. Афганистан, 2001 год». На земле скорчился окровавленный человек. Рот приоткрыт в напряженном оскале, глаз широко раскрыт. Вплотную к глазу - ствол автомата. Тот, кто его приставил, в кадр не вошел, видна только нога в камуфляже. Опасность обезличена, и от этого еще страшнее.


Основное же внимание Джеймс Хилл уделяет мирному населению. Госпитали с ранеными, заснеженные лагеря беженцев, похороны погибших от «точечных авиаударов» - вот сюжеты фотокорреспондента.



Джеймс Хилл: Есть такие фотографы, которые только занимаются войнами. Я, вот, не такой фотограф. Конечно, всегда надо показывать общую картину. Тем не менее в этой общей картине всегда есть какой-то человеческий момент. Я всегда стараюсь показывать тех людей, которые находятся между войсками, большинство из которых, по-моему, страдает от войны. Я стараюсь шире войну показывать.



Лиля Пальвелева: В мирных сюжетах что вас больше всего привлекает?



Джеймс Хилл: На сегодняшний день, наверное, мои дети. Это, как по желанию, иногда я иду и просто хочу снимать.



Лиля Пальвелева: Такие работы тоже есть на выставке в «Галерее на Солянке». Их главная примета - абсолютный покой. Человек гармонично вписывается в пейзаж, сельский или городской. И, право слово, пожилая супружеская чета французов и старик с собакой среди рязанских полей кажутся одинаково счастливыми.


На одной из стен галереи размещены снимки, посвященные московскому цирку. На противоположной - бесланская серия. Отчего-то такое прямолинейное противопоставление нисколько не раздражает. Быть может, дело в таком свойстве, как достоверность, ведь - совершенно очевидно - эти снимки Джеймса Хилла - не постановочные. Они документальны.


XS
SM
MD
LG