Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Барнауле завершился процесс по делу о гибели алтайского губернатора Михаила Евдокимова


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Андрей Шароградский: Сегодня в Барнауле завершился процесс по делу о гибели алтайского губернатора Михаила Евдокимова. Суд признал водителя «Тойоты» Олега Щербинского виновным в дорожно-транспортном происшествии и приговорил его к четырем годам лишения свободы в колонии-поселении. При этом, по данным российской коллегии правовой защиты автовладельцев, в большинстве дорожных происшествий с участием автомобилей крупных чиновников виновными признаются именно обычные водители. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Адвокаты Олега Щербинского, которого суд Барнаула признал виновным в гибели губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова, заявляют о желании оспорить приговор и говорят о грубейших нарушениях в ходе расследования.


Президент «Коллегии правовой защиты автовладельцев» Николай Травин считает, что водитель «Тойоты» Олег Щербинский еще легко отделался. При всем возможном давлении на суд его приговор можно назвать довольно мягким, и, как предполагает Травин, Щербинский сможет выйти из колонии-поселения через два года. А то, что именно его признали виновным в ДТП – это обычная российская практика.



Николай Травин: Как говорили в старом одесском анекдоте "Вы-таки будете смеяться". И смеяться здесь не над чем, на самом деле во всех случаях, которыми занималась наша коллегия, к сожалению, практически 99 процентов случаев, в которых одним из участников аварии был солидный чиновник или даже несолидный, а кто-либо максимально приближенный к власти - сын, брат, сват депутата, министра или члена парламента, как правило, выходили из воды сухими. О чем можно говорить, если последний пример с сыном министра обороны, по-моему, всем наглядно показал, кто в доме хозяин.



Любовь Чижова: А не кажется ли вам, что водителя в данном случае сделали козлом отпущения?



Николай Травин: Вполне возможно, потому что Правила дорожного движения гласят, что, конечно же, водители транспортных средств, в данном случае я имею в виду водителя Михаила Евдокимова, пользующиеся правом преимущества проезда могут отступать от требований правил, но только лишь в том случае, если они убедились в том, что им уступают дорогу, только лишь в том случае, если им стало очевидно и понятно, что они заметные для тех участников дорожного движения, которым они могут создать помеху для движения. Видел ли их наш несчастный водитель? К сожалению, мне неизвестно. Только со слов адвоката, который утверждает, что, конечно же, машину Евдокимова, двигавшуюся на скорости почти 200 километров в час, водитель Щербинский заметить не мог.



Любовь Чижова: Советы автовладельцам, которые вдруг на дороге попадут в аварийную ситуацию с участием автомашины чиновника.



Николай Травин: Правила для всех, независимо оттого, с кем попали в аварию с чиновником или не с чиновником. Никогда и никаких объяснений сразу не давать на месте ДТП. Никаких и ни в коем случае. Потому что, во-первых, любое слово, сказанное вами, может быть истолкован против вас. Только тогда, когда вы ознакомитесь со всеми материалами дела, можно давать какие-либо объяснения. Надо помнить всегда о том, что вы вправе вообще никаких объяснений никогда не давать по своему делу, поскольку вы делать этого не обязаны.



Любовь Чижова: Сразу после гибели Михаила Евдокимова появилась версия о том, что это было не обычное ДТП, а покушение на губернатора, который вступил в острый конфликт с политической элитой Алтая. Официально эта версия подтверждения не нашла, однако политолог Владимир Прибыловский считает, что она имеет право на существование.



Владимир Прибыловский: У меня очень серьезные подозрения, что водитель, на самом деле, ни в чем не виноват, что его сделали козлом отпущения. У нас вообще существует такая практика, что если начальник едит с мигалкой, чтобы он ни делал - он всегда прав. А если происходит при этом ДТП, то виноват, естественно, не начальник, а другой участник этого ДТП. Мне кажется, это относится именно к сфере и таких случаев очень многих.


А вообще, сама гибель губернатора Евдокимова вызывает очень большие подозрения, что все было подстроено. Евдокимов вступил в очень серьезные конфликт со всей местной алтайской элитой. Он был избран вопреки воле тамошней номенклатурно-бюрократической олигархии и тамошнего бизнес-класса. Его избрание - это было такой классический, но уже редкий теперь случай победы народного протеста над административным ресурсом. Хороший был Евдокимов или плохой, это другой вопрос. По-разному к этому можно подойти. Но он был избран на волне народного протеста. Став он губернатором, он не пошел на компромисс, на сговор с теми людьми, которых он победил. У них просто не было другого выбора, как его убрать.


Дело в том, что когда он стал губернатором, то он стал править таким образом, что выбил административные и экономические козыри у предыдущей банды правителей. Они, собственно говоря, даже не знали как к нему подъехать. Взятку дать? Не очень понятно как. Они пытались его снять через Кремль. Кремль предпочел держать нейтралитет. Потому что сними Евдокимова - он станет общероссийской фигурой. Каждый день правления Евдокимова целому ряду влиятельных людей, да и вообще всей тамошней верхушки, административно-экономической элите, - это огромные убытки.


Я бы сказал, что там обстановка средней паршивости. Нельзя сказать, что Алтай относится к самым бедным или самым несчастным регионам. Что касается правления Евдокимова, мое такое впечатление, что при нем хуже не стало, но и прорыва в сторону улучшения тоже не произошло.



Любовь Чижова: Это было мнение политолога Владимира Прибыловского.



XS
SM
MD
LG