Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Компромат о двух концах: грузинского журналиста судят за вымогательство


«Саакашвили проводит политику некоторого давления и ограничения свободы слова в Грузии»

«Саакашвили проводит политику некоторого давления и ограничения свободы слова в Грузии»

27 августа прошлого года в Тбилиси по подозрению в вымогательстве задержан основатель местной частной телекомпании «202» Шалва Рамишвили. Операцию по его задержанию в Тбилиси провели сотрудники МВД Грузии. Этот арест и последовавший судебный процесс вызвал в Грузии резкую политическую дискуссию.


По данным МВД Грузии, Рамишвили вымогал у депутата парламента Грузии от правящей партии Кобы Бекаури сначала 100, а затем 70 тысяч долларов за видеоматериал, якобы компрометирующий Бекаури. По тбилисским телеканалам была показана оперативная съемка МВД Грузии, на которой зафиксировано, как Бекаури передает Рамишвили 25 тысяч долларов из этих денег. В тот же день по решению суда был арестован и Давид Кохреидзе, генеральный директор телекомпании «202». 16 января, спустя полгода после ареста в Тбилисском городском суде начался процесс по этому делу.


Оперативная съемка


И арест, и судебный процесс вызвали в Грузии большой резонанс. Часть журналистов восприняли суд как повод, чтобы говорить об ухудшении положения прессы в стране, другие говорят о политической подоплеке преследования телекомпании, которую многие в Грузии называют оппозиционной.


Этот процесс можно назвать главным событием и наиболее сложным испытанием для гражданского общества Грузии после «революции роз», говорит тбилисский корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе. Дело в том, что журналисты студии «Репортер», сотрудничающие с телекомпанией «202», при содействии западных спонсоров сняли фильм о коррупционной и противозаконной деятельности депутата Бекаури. А основатель телекомпании Шалва Рамишвили, по утверждению прокуратуры, обещал депутату запретить показ фильма, если тот заплатит сто тысяч долларов.


Однако депутат от правящей партии обратился в Министерство внутренних дел и записал процесс передачи денег на скрытую камеру. После показа видеозаписи получения журналистом денег, сам фильм, который затем все-таки был показан в эфире общественного грузинского телевидения, не вызвал широкого общественного резонанса. Расследование было дискредитировано: кадры, как Шалва Рамишвили, считавшийся самым принципиальным грузинским журналистом, берет 30 тысяч долларов у Бекаури, требует еще 70 тысяч и обещает в этом случае не выпускать в эфир фильм «Долг депутата», показали все грузинские телеканалы. В записи отчетливо слышно, как журналист в беседе с депутатом от правящей партии оскорбляет своих коллег, работавших над фильмом.


Этика и деньги


Грузинские журналисты всегда гордились своим влиянием и авторитетом в обществе. Шалва Рамишвили был не просто тележурналистом, но основателем определенного стиля и направления в грузинской журналистике, подразумевающего бескомпромиссное нравственное противостояние власти. Сатирический мультсериал «Дордубала», главным автором которого был Рамишвили, сыграл если не решающую, то очень значительную роль в подготовке и формировании общественного мнения против режима Шеварднадзе перед «революцией роз». Тем более шокирующим стал факт получения денег человеком, который постоянно публиковал в прессе статьи с призовом к коллегам свято чтить журналистскую этику и ценность нравственного противодействия власти.


Главной причиной произошедшего, как отмечают многие наблюдатели, стало то, что журналисты не размежевались с бывшими соратниками, ставшими командой власти после «революции роз». Они по-прежнему считали себя членами той же так называемой «новой элиты» и сохранили с представителями новых грузинских властей неформальные отношения. То есть отношения, нерегламентированные этикой поведения журналистов в демократическом обществе.


Сами себя «приструнили»


Вымогательство – распространенное преступление среди журналистов на постсоветском пространстве. На днях завершился судебный процесс над московской журналисткой Юлией Пелеховой, которая приговорена к условному лишению свободы. Такие факты известны в Азербайджане, Узбекистане, в других странах СНГ.


Но почему судебный процесс над Рамишвили и Кохреидзе вызвал такой политический резонанс? Эту ситуацию для Радио Свобода комментируют директор кавказских программ британского Института освещения войны и мира Маргарита Ахвледиани и известный политолог, директор Кавказского института Мира, демократии и развития Гиа Нодия.


По мнению Гиа Нодия, канал «202» становился главным оппозиционным каналом, и поэтому у правительства мог быть интерес в том, чтобы как-то этот канал приструнить. «Поэтому возникли подозрения, что может быть что-то не так. Хотя, с другой стороны, тем людям, которые видели запись скрытой камерой передачи денег, конечно, было трудно его так однозначно защищать», - говорит директор Кавказского института Мира, демократии и развития.


Ситуация с грузинской прессой вызывает опасения и у журналистов в Грузии, и у экспертов. Говорят о том, что правительство Саакашвили, нынешняя власть проводит политику некоторого давления и ограничения свободы слова в Грузии. По словам Маргариты Ахвледиани, давление действительно есть: «Это давление есть и оно усугубляется. Причем от примитивной формы, когда редактору могут просто позвонить и запретить что-то делать, до каких-то сложных вариантов, когда подставляются каким-то образом его родственники – или начинаются налоговые проверки, или вдруг кого-то грабят или нападают по бытовым якобы причинам. Случаев таких много. Даже наши газеты, несколько региональных газет объединились не так давно и провели акцию протеста. Газеты вышли с чистыми страницами и заявили, что это протест против того, что им не дают свободно работать», - говорит директор кавказских программ британского Института освещения войны и мира Маргарита Ахвледиани. По ее словам, давление на прессу есть и в регионах, и в Тбилиси, где в первую очередь оно касается телеканалов.


«К сожалению, те, кто сталкиваются с этим давлением, избегают говорить на эту тему в открытых публичных дискуссиях. Что касается истории, связанной с Шалвой Рамишвили, с каналом «202», то Шалва утверждает, что он сам пытался вывести на чистую воду человека, который замешан в каких-то незаконных делах. Но все, что случилось, лишний раз говорит о том, что трудно достичь чистой цели грязными руками», - считает Маргарита Ахвледиани.


Молчание ягнят


В чем все-таки причина таких отношений между властью и грузинской прессой сейчас? Не секрет, что Михаил Саакашвили победил в «революции роз» в том числе и благодаря журналистам, благодаря телекомпании «Рустави-2». «Можно очень просто отвечать, что Саакашвили пришел к власти во многом при помощи свободной прессы, он знает ее силу, понимает ее силу хорошо и боится, что его политические противники как-то используют ее этим же образом. С другой стороны, грузинская пресса привыкла общаться со слабой деморализованной властью, а сейчас у нас власть очень молодая, активная. И соответственно, баланс сил изменился. Оказалось, что на прессу воздействовать намного легче, чем это казалось раньше», - говорит Гиа Нодия. Еще одна структурная проблема, по его мнению, заключается в том, что у большей части СМИ очень слабая экономическая база, и поэтому на них сравнительно легко воздействовать, используя экономические рычаги.


Возможно, дело еще и в том, что, да, действительно, к власти пришли новые люди, молодые, очень образованные, говорящие на многих европейских языках. А журналистика в Грузии осталась той же самой, что и была - постсоветской и, наверное, в какой-то части непрофессиональной. «Конечно, профессиональный уровень журналистики достаточно низкий. И об этом мы говорили во времена Шеварднадзе, это остается реальностью. Маргарита Ахвледиани отмечает, что много есть нарушений, но очень мало журналистов об этом открыто говорят. То есть это говорит во многом о низком уровне журналистской этики, солидарности. То есть в основном говорят о проблемах давления на прессу, неправительственные организации, но очень мало фактов, которые можно доказать. И поэтому международные организации, когда говорят о проблеме прессы в Грузии, они говорят о проблеме самоцензуры, а не открытом давлении со стороны власти, потому что власть достаточно умная, ее трудно поймать за руку», - говорит директор Кавказского института Мира, демократии и развития Гиа Нодия.


Однако Маргарита Ахвледиани не во всем согласна с этими утверждениями: «К сожалению, профессионализм не является такой уж отличительной чертой нашего правительства. Да, пресса у нас в большей степени непрофессиональна, и ей надо очень многому учиться, меняться. Но я думаю, что у нас есть какой-то потенциал в газетной журналистике. Какие-то попытки, какие-то изменения работать более изощренно с правительством, постоянно думать о своих тылах, о том, чтобы ты сам делал свою работу чисто, чтобы тебя нельзя было заподозрить в том, что ты пытаешься склонить чашу весов на одну сторону» - говорит директор кавказских программ британского Института освещения войны и мира.



XS
SM
MD
LG