Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

1 февраля истек мораторий на штрафы за нарушение новых Правил дорожного движения


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Георгий Бадьин, председатель Екатеринбургского Комитета по защите прав автолюбителей, и Виктор Саблин, председатель Омского отделения Всероссийского общества автомобилистов.



Евгения Назарец: 1 февраля истек мораторий на штрафы за нарушение новых Правил дорожного движения, объявленный ГИБДД. Вступившие в силу с 1 января правила, в частности, требуют замены красных поворотных сигналов американских авто на желтые и установку специальных удерживающих кресел для детей. Председатель Российского правительства Михаил Фрадков в связи с этим заявил о том, что россиянам нужно дать на эти преобразования больше времени. Но рядовые инспекторы никаких инструкций не получили. Тему продолжает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Олег Вахрушев.



Олег Вахрушев:Изменения в российских Правилах дорожного движения вызваны необходимостью соблюдения Международной конвенции о дорожном движении, принятой еще в 1968 году. Ее ратифицировали большинство европейских стран. В этом документе, который Советский Союз подписал в 1974 году, описаны, в том числе, и технические требования к транспортным средствам. Соединенные Штаты конвенцию не подписали. Советский Союз тоже не следовал общепринятым международным требованиям строго, а постсоветская Россия только теперь принялась за наведение порядка.


А вот в Латвии за это взялись несколько раньше. Говорит заместитель начальника Транспортной инспекции по контролю и сертификации Латвии Алдыс Адыньш.



Алдыс Адыньш: У нас, конечно, в принципе, такая же ситуация с американскими автомобилями, с той лишь разницей, что в силу все это вступило уже с 1 января 2001 года. Так что система уже весьма отлажена. И, естественно, всем тоже надо приспосабливать световые приборы к тому, чтобы они отвечали европейским правилам.



Олег Вахрушев: В одной лишь Свердловской области количество автомобилей в три раза больше, чем в Латвии. Протест всей массы российских водителей обещает быть весьма убедительным. Больше всего автомобилистов обескуражило требование менять автооптику за свой счет и немедленно обзавестись детскими удерживающими креслами. Анализирует последствия таких решений председатель Комитета по защите прав потребителей Екатеринбурга Андрей Артемьев.



Андрей Артемьев: Такое решение, в принципе, принимать нельзя. Почему люди, купившие машины, которые вчера вполне законно ездили по территории Российской Федерации, теперь должны за свой счет это делать?



Олег Вахрушев: 1 марта вступает в силу новый автомобильный ГОСТ, и он «ударит» не только по владельцам американских машин. Согласно новым требованиям предусмотрена установка одного фонаря подсветки заднего номера, хотя почти на всех ВАЗовских моделях штатно предусмотрены две такие лампочки. Кроме того, автомобиль в обязательном порядке долженоснащаться третьим, дополнительным сигналом торможения и задним противотуманным фонарем. Между тем, по тому же ГОСТу установка световых сигналов, не предусмотренных заводом-изготовителем, категорически запрещена, и автомобиль, не может пройти техосмотр, если в него самостоятельно внесены конструктивные изменения. Сотрудники автоинспекции в не меньшем замешательстве, признался руководитель отдела технадзора свердловской ГИБДД Алексей Седых.



Алексей Седых: Мы сейчас перерабатываем все вот эти изменения. У нас уже практически готовы все рекомендации, которые вступят в силу в ближайшее время.



Олег Вахрушев: ГИБДД на местах спешно адаптирует новые требования к реальности путем выпуска инструкций для инспекторов. Замечание председателя федерального правительства Михаила Фрадкова, что, мол, необходима «отсрочка» исполнения новых правил, пока не облечено в форму постановления, потому в беседе с инспектором на Фрадкова ссылаться бесполезно.



Евгения Назарец: И сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода – председатель городского Комитета по защите прав автолюбителей Георгий Бадьин.


Доброе утро, Георгий.



Георгий Бадьин: Доброе утро.



Евгения Назарец: Факт остается фактом – как исполнять эти правила не знают ни сотрудники ГИБДД, ни автолюбители. Но вот за этот месяц, который прошел со времени их официального вступления в силу, были ли, по данным комитета, случаи штрафа водителей за неисполнение именно обновленных пунктов правил?



Георгий Бадьин: К нам поступило два обращения. Одно – из глубинки Свердловской области. Водитель был оштрафован за синий цвет противотуманных фар. Сейчас дело разбирается в суде. Другое обращение поступило 28 января во время акции против вступления изменений в Правилах дорожного движения. Одного из водителей оштрафовали за то, что в его автомобиле на заднем сиденье ребенок ехал без специального удерживающего устройства.



Евгения Назарец: Поясните, пожалуйста, про синие противотуманные фары. Это действительно было так или это было неправильно истолкованное требование?



Георгий Бадьин: На самом деле изменения в Правилах дорожного движения предусматривают, что цвет противотуманных фар должен быть либо белым, либо желтым. В данном же случае именно цвет огней, как говорится в изменениях к правилам, был белым, но стекла на фарах были голубыми. При достаточно сильных осветительных приборах все равно они светят белым светом. Тем не менее, инспектор на дороге, увидев синие стекла, - а это уже для него, как красная тряпка для быка, он уже знает, что этим он может выполнить план, обеспечить бюджет штрафами и так далее, - он моментально оформил нарушение.



Евгения Назарец: Что ж, синие, красные стекла... много очень будет всевозможного цвета «тряпок» для сотрудников ГИБДД рядовых. И, наверное, водителям придется с этим иметь дело еще очень долго.


В связи с разговором о новых Правилах дорожного движения и ГОСТах техосмотра мы спрашиваем слушателей: должна ли Россия так строго следовать Международной конвенции о дорожном движении?


Из студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» с нами на связи председатель Омского отделения Всероссийского общества автомобилистов Виктор Саблин.


Виктор, доброе утро.



Виктор Саблин: Здравствуйте.



Евгения Назарец: Предварительно мне известно, что ваша позиция относительно новых правил довольно нетипична для водителей – правильно, что они были вот таким образом реформированы. Но вы ведь, наверняка, уже согласны с тем, что исполнять их все-таки, мягко говоря, трудновато?



Виктор Саблин: Ну, я считаю, что, конечно, правила эти выполнять надо. И я, в общем-то, согласен с тем, что у водителей, которые находятся за городом, обязательно должен быть включен ближний свет фар. Потому что длительное движение по трассе водителя усыпляет в каком-то смысле, и когда встречный автомобиль проходит с ближним светом фар, то его это взбодрит немножко, и он уже более уверенно себя будет чувствовать на дороге.


Вот мне бы хотелось сказать по поводу дополнительного сиденья для ребенка. Я считаю, что это тоже необходимо. Потому что даже у моих друзей был такой случай. Они были за городом, возвращались с отдыха с Алтая. Ребенок спал на заднем сиденье. И во время столкновения, дорожно-транспортного происшествия, ребенок просто-напросто вылетел из автомобиля и получил серьезные травмы. А взрослые, которые были пристегнуты, серьезных травм не получили.



Евгения Назарец: Понятно. Я хочу вопрос о правилах разделить на две части. С одной стороны, можно говорить о целесообразности этих изменений – и с этим, как правило, все согласны. С другой стороны, о выполнимости. Как вы можете оценить степень выполнимости этих требований? Ведь эти специальные удерживающие сиденья могут быть установлены не в каждом автомобиле по техническим параметрам, и они, в конце концов, в ограниченном количестве продаются, их просто не хватит на всех.



Виктор Саблин: Я считаю, что проблем с изготовлением сидений не будет, потому что нет большой сложности в изготовлении этих сидений. Это обыкновенная стеклоткань, эпоксидная смола, которые применяются и при изготовлении спортивных сидений для автомобилей. Просто они обшиваются специальным материалом с поролоном. То есть ничего страшного здесь нет. Я думаю, наши российские производители смогут это выполнить. Но, единственное, - это расходы, которые автомобилист должен понести на покупку этого сиденья. А по установке сидений, я думаю, проблем никаких не может быть. Потому что если ребенок находится на заднем сиденье, то ремнем заднего сиденья можно закрепить это специальное сиденье вместе с ребенком – и ничего страшного не будет. И я знаю, что в Германии эти кресла автомобилисты даже используют дома для того, чтобы ребенок находился рядом, когда мама занимается домашним хозяйством.



Евгения Назарец: Георгий, пожалуйста.



Георгий Бадьин: Позволю себе поддержать Виктора, но не согласиться с корреспондентом. Дело в том, что в Екатеринбурге проблем с приобретением детских сидений нет. Стоимость их от 1,5 до 8 тысяч, в зависимости от веса ребенка и периода, на который они покупаются. И как раз то, что мне понравилось в изменениях к правилам, - это обязательность применения этих сидений только для тех автомобилей, которые оборудованы ремнями безопасности. То есть если у автомобиля нет сзади ремней безопасности, то наказания за перевоз ребенка без сиденья быть не должно. Это как раз равносильно, мне кажется, тому, что это будет делаться поэтапно - со временем все автомобили будут оснащены этими ремнями, и все дети будут перевозиться в креслах.


Тем не менее, я знаю, скажем, что мои друзья, они использовали эти сиденья задолго до того, как были внесены эти изменения в правила. Они заботились о безопасности своих детей, внуков. И мне кажется, что как раз данное изменение, оно обусловлено именно заботой о пассажирах.



Евгения Назарец: Абсолютно не выступаю против безопасности детей в автомобилях. Более того, и самое, наверное, грустное, что последнее слово в этом вопросе вовсе не за корреспондентом и не за нами с вами, а за инспектором, с которым вы можете встретиться на дороге. И если он будет читать правила так же внимательно, как и вы, то вы с ним будете союзниками. Но если он их прочитает формально, не обладая нужными инструкциями, то вы будете оштрафованы. Вот об этом я говорю.



Георгий Бадьин: Ну, при формальном чтении правил совсем не нужно вносить в них какие-то изменения. Он и без изменений прочитает формально - и оштрафует водителя.



Евгения Назарец: Ну, сейчас просто появились дополнительные поводы. Кстати говоря, это не только моя точка зрения. Она мне, может быть, несколько рекомендована многими моими собеседниками, с кем мне приходилось говорить на эту тему. И, кстати, я очень рада в вашем лице и в лице гостя в Омской студии видеть союзников сотрудников ГИБДД.


И следующий вопрос, он касается все-таки цвета стекол фар. В данном случае чаще всего речь идет о поворотных сигналах на американских машинах. Переоборудование это будет стоить денег. Согласны ли вы, что это должно происходить за счет самого владельца машины?



Георгий Бадьин: Это один из основных моментов, с которым как раз ни я, ни большинство автолюбителей абсолютно не согласны, и против чего 28 января была проведена массовая акция в городе Екатеринбурге. Однако выступление Фрадкова накануне этой акции несколько успокоило водителей, так как Фрадков сказал, что изменения будут введены с 1 января 2007 года, и касаться они будут автомобилей, впервые зарегистрированных после 1 января 2007 года. То есть все автомобили, которые до этой даты были приобретены и были зарегистрированы на территории России, будут продолжать эксплуатироваться без изменений. Ну, в данном случае я согласен со своим коллегой председателем Комитета по защите прав потребителей Артемьевым, что так резко вводить ограничения на использование автомобилей, одним росчерком пера поставив вне закона более 3 миллионов автомобилей, конечно же, нельзя. И если это введено, то это все должно делаться за счет государства.



Евгения Назарец: Вступившие в силу с 1 января изменения в российские Правила дорожного движения, а также новые ГОСТы и техосмотры, которые начнут действовать с 1 марта, требуют от автовладельцев, чтобы их машины соответствовали требованиям Международной конвенции о дорожном движении. Например, замена красных сигналов поворота на требуемые желтые в Екатеринбурге обойдется от 100 до 400 долларов. Цену законопослушности в Омске пробовал выяснить журналист Омской телерадиокомпании «Антенна-7» Вячеслав Суриков.



Вячеслав Суриков: Самыми болезненными из всех новых дополнений к Правилам дорожного движения, вступивших в силу с 1 января этого года, можно назвать те, которые касаются светотехники на автомобилях. Противотуманные фары спереди должны быть исключительно белого или желтого цвета, а поворотный указатель – только желтого. Так как практически все японские и американские автомобили оборудованы красными поворотниками, то теперь их владельцам придется в принудительном порядке переходить на европейский стандарт. По мнению руководителя Омского автокомплекса «Реактор» Ильи Николина, это технически невозможно.



Илья Николин: Если говорить об американском автомобиле, то там придется задний фонарь менять целиком. Если говорить о японских автомобилях, то там проблемы встанут по подавляющему большинству автомобилей, изготовленных для американского и внутреннего японского рынка. Никто из производителей не делает фары с нормальным, европейским цветом. Направление пучка другое. Поэтому физически невозможно сделать переоборудование, потому что таких изделий просто нет. А стоимость оригинальной фары может доходить до 9-10 тысяч за штуку. Поэтому переоборудовать тот же самый американский автомобиль влетит в копеечку. Если удастся найти, как мы это называем, дубликатный вариант изготовления корейско-китайского производства, то там, конечно, цены будут меньше. Но, соответственно, и качество будет хуже.



Вячеслав Суриков: Единственным выходом из этой ситуации может быть только отказ от эксплуатации автомобиля, не соответствующего требованиям дополнений к Правилам дорожного движения. Эта вынужденная стоянка может продолжаться до тех пор, пока кто-нибудь из компаний-производителей не выпустит поворотные указатели специально для российского рынка.


Другое требование Правил дорожного движения предусматривает специализированные кресла для детей до 12 лет. Оно также на сегодняшний день не обеспечено производителями автомобильного оборудования.



Илья Николин: Я вот на сегодняшний день не могу сказать, где в Омске можно приобрести детское сиденье. Это во-первых. Во-вторых, вопрос качества производства. И третий вопрос – вопрос стоимости. Четвертый вопрос – вопрос конструктивных особенностей каждого автомобиля для того, чтобы иметь возможность закрепить это сиденье. На самом деле вопросов колоссальное количество. И вот так административным, волевым решением это делать – это приведет только к тому, что люди будут нарушать.



Вячеслав Суриков: Пока поставщики автозапчастей не могут назвать сроки, когда ситуация может измениться в лучшую сторону, а механизмы реализации новых Правил дорожного движения называют непродуманными.



Евгения Назарец: Виктор, как полагаете, справедливо ли, если автомобиль, не оборудованный желтыми сигналами, например, поворота, будет переделываться за счет его владельца?



Виктор Саблин: Конечно же, я думаю, что никто переделывать не будет. И никто не выделит средства на переоборудование автомобиля. Все это ляжет на плечи автомобилиста. Но, тем не менее, в общем-то, у нас в России найдутся специалисты, которые смогут в ближайшее время перестроиться и изготовить такие стекла для фар. Конечно, это все сложно. Ну а то, что свет должен быть желтым указателей поворотов, то уже даже наши водители привыкли, и красный свет обозначает габаритный огонь. И поэтому я считаю, что должен все-таки быть желтым цвет у сигнала поворота. А переделывать, конечно, тяжело, и это больших денег стоит, потому что у нас автомобиль еще пока не средство передвижения, а все-таки это... ну, роскошью не назовешь, но какие-то средства, и немалые, в его приобретение надо вложить. И поэтому каждому автомобилисту будет тяжело самому переоборудовать свой автомобиль.



Георгий Бадьин: Виктор, неужели вы считаете справедливым то, что если человек приобрел автомобиль, долгое время его эксплуатировал на территории России, автомобиль был допущен к участию в дорожном движении, и вдруг, одномоментно государство запрещает эксплуатацию такого автомобиля и говорит: «Давай, водитель, выкладывай тысячу «баксов» для того, чтобы ты мог ездить дальше»?



Виктор Саблин: Георгий, я с вами совершенно согласен. И я считаю, что это должно быть и должно работать на те автомобили, которые вновь ввезены в Россию уже после этого закона. А старые автомобили, которые были завезены давно, я считаю, они должны ездить с тем, что у них есть. Это тот же самый вопрос, что и с правым рулем.



Георгий Бадьин: Ну вот, консенсус найден.



Евгения Назарец: Хорошо. Между водителями найти консенсус не так уж сложно, насколько подсказывает наша практика.


И у нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Алла. Я хочу сказать вот что. Американцы очень любят судиться по поводу всего. А ведь если мы меняем цвет фар их машин, то это значит, что мы нарушаем их авторское право. А кто будет за это платить?



Евгения Назарец: Спасибо, Алла.


Георгий, как вы полагаете, кто будет платить за нарушение авторских прав американцев?



Георгий Бадьин: А я не вижу здесь никакого нарушения авторских прав. А по поводу того, что американцы любят судиться, ну, если мы и не любим...



Евгения Назарец: Но умеем.



Георгий Бадьин: Я призываю всех водителей, которые будут наказаны в связи не с тем цветом фар, обращаться к нам - и мы постараемся им помочь.



Евгения Назарец: Виктор, как вы считаете, есть ли вот в этом прецеденте с американскими машинами факт нарушения авторских прав?



Виктор Саблин: Я считаю, что, нет, тут авторские права не будут нарушены. И мой собеседник в Екатеринбургской студии совершенно правильно сказал о том, что если будут нарушения, то просто надо решать эти вопросы мирным путем, то есть через суды.



Евгения Назарец: Готовы ли организации, которые вы представляете, оказывать помощь в судебных разбирательствах, если таковые возникнут? Георгий, пожалуйста.



Георгий Бадьин: Мало того, что готовы, но мы призываем всех водителей обращаться к нам в случае возникновения проблем.



Евгения Назарец: По поводу чего могут быть судебные разбирательства – по поводу самого факта необходимости замены или по поводу того, кто за это будет платить?



Георгий Бадьин: По поводу того, кто за это будет платить, если до этого дело, конечно, дойдет.



Евгения Назарец: Виктор, как ваша организация смотрит на то, чтобы помочь участникам дорожного движения в судебном процессе по исполнению или не исполнению новых требований?



Виктор Саблин: У нас в уставе записано, что мы должны отстаивать законные права и интересы наших автомобилистов. У нас очень грамотные юристы, которые смогут дать консультацию, и если необходимо, то и помощь.



Евгения Назарец: У нас есть еще один звонок от слушателя. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Действительно, надо водителям объединяться и судиться. То есть все-таки я, как водитель, приобрел определенную вещь с потребительскими свойствами. А сейчас извне меня заставляют эти потребительские свойства менять. Поэтому те, кто заставляет менять, они должны пойти под суд. И вообще-то, я бы советовал не подфарники менять, а менять тех людей, которые принимают эти законы. Спасибо.



Евгения Назарец: Спасибо вам.


Георгий, как вы полагаете, что легче все-таки – сменить подфарники, отсудив деньги у государства, или государственных чиновников поменять? Вы же все-таки общественную организацию представляете.



Георгий Бадьин: Та акция протеста, которая проходила 28 января, она, в общем-то, была не против изменений в Правила дорожного движения, а в основном против того, как эти изменения вводились, что только 27 декабря они были опубликованы, а с 1 января вступили в силу. Ну и даже сама ГИБДД была ошарашена размахом деятельности правительства. Ну а дальше выводы делайте сами.



Евгения Назарец: Да уж... Виктор, во-первых, участвовало ли Всероссийское общество автомобилистов, Омское отделение в акции протеста?



Виктор Саблин: Я считаю, что акции протеста – это не метод. У нас были и более сложные вопросы, например, с автостоянками. Но мы отказались от таких акций. Это, во-первых, какое-то нарушение правопорядка. И я считаю, что, как Георгий предложил, надо обращаться в суды и решать эти вопросы в суде цивилизованно.



Евгения Назарец: Тогда перейдем уже к более конкретным вопросам – к тому, что вообще-то предстоит. 1 марта вступают новые ГОСТы техосмотра. И многие требования, изложенные в этих ГОСТах, касаются не только пресловутых американских машин, которые все-таки являются дорогими «игрушками» для большинства россиян, но и «народного» автомобиля – ВАЗовских моделей. В частности, это касается освещения номерного знака, установки дополнительного стоп-сигнала и многого чего еще. Как вы полагаете, серьезно ли затруднят новые ГОСТы прохождения техосмотра большинству российских водителей. Георгий, пожалуйста.



Георгий Бадьин: Вы знаете, я бы ГОСТов абсолютно не боялся. А не боялся бы по той простой причине, что кроме ГОСТов имеются еще федеральные законы, которые имеют приоритет над ГОСТами. В частности, федеральный закон о безопасности дорожного движения номер 196. В статье 19 этого закона, которая называется «Основания и порядок запрещения эксплуатации транспортных средств, говорится, что «эксплуатация транспортных средств запрещается при наличии у них технических неисправностей, создающих угрозу безопасности дорожного движения». И далее: «Перечень неисправностей, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, определяется правительством Российской Федерации». То есть тот перечень неисправностей, которые имеются в Правилах дорожного движения на последней страничке, - именно в этом случае эксплуатация автомобиля может быть запрещена, и автомобиль не может пройти техосмотр. Я понимаю, что правительству ничего не стоит росчерком пера внести те требования ГОСТа в этот перечень неисправностей, но в настоящий момент, с 1 марта требовать, например, третьего стоп-сигнала, обязательного наличия заднего противотуманного сигнала и так далее ГИБДД от водителей права не имеет.



Евгения Назарец: И послушаем еще один телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте, уважаемые сограждане. Это Лидия Ивановна из Москвы. Ответ на ваш вопрос. Международная конвенция о дорожном движении – это один из элементов втягивания России в глобализацию, как сырьевого придатка Запада и рынка сбыта импорта, и продолжение похорон науки, техники, производства в России, и удорожание через вот эту автореформу услуг и без того бедствующего большинства народа. Надо не разрушать свое производство, науку, технику в России, а создавать все отечественное. Спасибо за внимание.



Георгий Бадьин: То есть Лидия Ивановна против унификации?



Евгения Назарец: Очевидно, да.



Георгий Бадьин: Так давайте и правила тогда свои собственные введем, скажем, будем ездить, например, задом наперед на дорогах, чтобы отличаться от всей Европы.



Евгения Назарец: Но все-таки геополитический или лоббистский моменты в этом вы усматриваете, Георгий?



Георгий Бадьин: Нет, абсолютно.



Евгения Назарец: А каково мнение Виктора?



Виктор Саблин: Я считаю, что, прежде всего, если автомобиль уже ввезен, и если не устраивают автомобили отечественного производства наших сограждан, то у каждого есть право приобрести тот автомобиль, который ему больше нравится.


И у меня еще дополнение именно по дополнительным стоп-сигналам. Я, как бывший спортсмен-автогонщик, хочу сказать, что дополнительный сигнал нужен. Потому что занимаясь автомобильным спортом, по техническим требованиям мы специально устанавливали вот этот стоп-сигнал за стеклом автомобиля, потому что либо снег, либо пыль – и габаритные огни очень плохо видно. Но те, которые находятся за задним стеклом, они намного лучше видны водителю, который следует за вами.



Георгий Бадьин: Я соглашусь с вами, что, действительно, с ним удобнее. Но что делать водителю, когда, с одной стороны, ГОСТ ему запрещает вносить изменения в конструкцию, устанавливать дополнительные стоп-сигналы, а с другой стороны, очень много автомобилей, выпущенных достаточно давно, которые не снабжены третьими стоп-сигналами? Фактически подавляющее большинство наших автомобилей не имеют третьих стоп-сигналов.



Виктор Саблин: Я с этим совершенно согласен. И я считаю, что вот эти новшества должны быть введены заводом-изготовителем. То есть с 1 марта завод-изготовитель устанавливает дополнительные сигналы, а все автомобили, которые были выпущены раньше, где это не предусмотрено в конструкции, должны оставаться такими же...



Георгий Бадьин: Опять договорились.



Евгения Назарец: Да, опять договорились.


И нашу беседу пора на этом завершать. Я понимаю, что все точки над «i» расставит только реальность и реальное общение с инспекторами дорожного движения на дорогах. Поэтому сегодня я просто благодарю наших гостей за участие в нашей программе.


XS
SM
MD
LG