Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Датские художники-карикатуристы вынуждены скрываться от возможной мести


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.



Александр Гостев: Публикация в датской газете Jullands-Posten серии из 12 сатирических рисунков, изображающих пророка Мухаммеда, обернулась для их авторов настоящим бедствием. Теперь художники-карикатуристы вынуждены скрываться от возможной мести. Об опасностях работы карикатуристов и о том, можно или нет смеяться на религиозные темы, рассуждал корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.



Михаил Саленков: Акции протеста против публикаций в датской газете карикатур с изображением пророка Мухаммеда продолжаются уже почти месяц. В столкновениях с полицией в странах, где большая часть населения исповедует ислам, уже есть жертвы. Так в Афганистане в результате столкновений демонстрантов с полицией погибли, по меньшей мере, 8 человек. В нескольких странах совершены нападения на посольства Дании, Норвегии и Франции. Среди наиболее радикальных исламистов звучат призывы наказать рисовавших карикатуры художников. В связи с этим редакция газеты, в которой были опубликованы рисунки, принимает меры - ее сотрудников теперь охраняют. Из Копенгагена передает наш корреспондент Сергей Джанян.



Сергей Джанян: В Дании всегда были сильны традиции карикатуры, для которой не существует запретных тем. Достаточно сказать, что одним из любимейших датских изданий является ежегодный сатирический альманах "Осьминог", в котором объектами язвительной иронии становятся все, от ведущих датских политиков до самой королевы Маргареты II.


Однако публикация в датской газете шаржей на пророка Мухаммеда вызвала в мусульманском мире бурю негодования. Особенно возмутили последователей ислама рисунки Петера Бункорда и Курта Вестергорда. На одном из них пророк Мухаммед изображен в виде одноглазого бородача, глазница которого залеплена зеленой исламской звездой, а на другом - в облике террориста с заложенной в тюрбан бомбой. "Идея с рисунками была задумана лишь для того, чтобы сторонам завязать диалог", - пытался разъяснить свое участие в акции "Юланс Постен" один из 12 художников в интервью датскому бюро "Ридзау". Однако, по настоятельной рекомендации датской секретной службы ПЕТ и из соображений безопасности интервьюер не пожелал озвучить свою фамилию. За свою жизнь опасаются и остальные художники, к которым приставлена круглосуточная охрана, а некоторые из них вынуждены скрываться по тайным адресам.


Любопытно отметить в этой связи, что еще в апреле 2003 года датский художник-карикатурист Кристофер Зиллер предлагал "Юланс Постен" опубликовать серию его шутливых изображений Христа. Однако редактор газеты отказался печатать карикатуры, руководствуясь соображениями, высказанными автору в электронном письме: "Не думаю, что читатели "Юланс Постен" найдут карикатуры на Христа забавными. Напротив, я полагаю, что подобная публикация вызовет массу негодования". В своем интервью норвежской газете "Дау Блэд" Кристофер Зиллер заявил: "Редакция "Юланс Постен" относится к религиозным чувствам своих читателей-христиан гораздо уважительнее, чем к чувствам датских последователей ислама". Тем не менее, Зиллер шокирован реакцией исламских имамов на публикацию карикатур. "Можно критиковать редактора "Юланс Постен", но угрожать редакции и сотрудникам газеты - это чистый гротеск", - говорит датский художник-карикатурист.



Михаил Саленков: Свою точку зрения на карикатурных конфликт высказывают художники разных стран. Лауреат многочисленных российских и международных художественных премий, карикатурист газеты "Московский комсомолец" Алексей Меринов считает, что в рисунках датских художников ничего обидного или оскорбительного нет. По его словам, каждый человек имеет право быть изображенным на бумаге.



Алексей Меринов: Может быть, это не самая удачная акция этой газеты. Но, насколько я понимаю, Дания не живет по законам исламского мира. Дания - светское государство. В принципе, художники, также как любые творческие люди, могут позволить себе творить все, что не противоречит датским законам.


В исламском мире запрещено изображение пророка. Никто исламский мир не заставляет изображать пророка. В исламском мире многое, что запрещено - допустим, есть свинину. Я не удивлюсь, если через некоторое время посыпятся обвинения в том, что другие люди едят свинину. Там много, что запрещено. Почему люди, живущие не в исламском мире должны жить по законам Корана и, вообще, исламистов?



Михаил Саленков: Алексей, а вы сами видели эти карикатуры?



Алексей Меринов: Да, я видел. Там ничего оскорбительного нет. Есть более удачные, есть менее удачные.



Михаил Саленков: Вы рисуете зачастую достаточно злые карикатуры. Когда-нибудь, кого-нибудь вы задевали? Как-то реагировали на ваши рисунки?



Алексей Меринов: Были суды в 1993 году. Я рисовал довольно часто одного (не буду его сейчас называть) политического деятеля. Мне позвонили. Тогда не было мобильных, нельзя было номер определить. Мне рассказали, где я живу, на каком этаже, как кровать моя расположена, как кровать моей дочери расположена, и посоветовали перестать заниматься оскорблением этого политического деятеля. Но такого серьезного ничего не было. Обиды, конечно, будут. Тогда нужно сделать одно - должна прекратить свое существование газетная политическая карикатура. А там нужно рисовать каких-нибудь инопланетян, надеясь на то, что пока до них сигнал дойдет, уже пройдет много времени.



Михаил Саленков: Тем не менее, приходилось извиняться?



Алексей Меринов: Нет, но все суды я выиграл.



Михаил Саленков: А если бы, допустим, вы попали в такую ситуацию как эти датские художники, то тогда какое бы вы решение приняли?



Алексей Меринов: Я бы делал то, что делал раньше. Сложно рассуждать, сидя в мягком кресле и сочувствовать. Я в такой ситуации просто не был.



Михаил Саленков: То есть пророка вы не изображали?



Алексей Меринов: Пророка нет. Я изображал Иисуса Христа, но я не глумился над ним. Я рисовал несколько раз Иисуса Христа, но, естественно, он у меня не был предметом осмеяния и каких-то шуток. Но любая фигура имеет право быть врисована в картинку. Я не понимаю, в чем здесь проблема.



Михаил Саленков: Но с Русской Православной Церковью у вас не дошло до суда, я так понимаю?



Алексей Меринов: Нет, до суда не дошло, они не стали подавать. У меня в основном с политиками были суды.



Михаил Саленков: Но, тем не менее, вы все-таки продолжаете рисовать? Если нужно, то вы нарисуете?



Алексей Меринов: Конечно. Пока у нас светское государство, пока разрешено - я буду рисовать. Это моя профессия.



Михаил Саленков: Его позицию разделяет и известный российский галерист Марат Гельман. Он несколько раз сталкивался с обвинениями в оскорблении религиозных чувств. Последняя история связана с выставкой "Россия-2". Верующим не по нраву пришлись выставленные в одной из московских галерей картины, связанные с религиозной тематикой. Дело даже дошло до суда. В карикатурном скандале с датскими рисунками Марат Гельман на стороне художников и редакторов газет.



Марат Гельман: С моей точки зрения, мусульмане решили воспользоваться этим, для того чтобы быть равными как бы внутри европейской культуры. Европа, в принципе, готова была бы взаимодействовать на равных условиях, но ситуация такая, что они хотят лояльности, а Европа вся построена на принципе толерантности, то есть некой терпимости. Здесь можно привести пример, у нас на "Арт-Москве" была такая ситуация, когда галеристы Алма-Аты хотели на открытии зарезать барана. Наша общественность возмутилась, и тогда я, так как они были мои гости, говорю: "Давайте так, у них зарезать барана, по их традиции, это, значит, пожелать событию удачи, но у них нельзя показывать обнаженных женщин. Давайте либо мы лояльны друг к другу - мы снимаем всех обнаженных женщин, а они не режут барана; либо мы толерантны друг к другу - они режут баранов, а мы показываем свои ню". И тогда все согласились с толерантностью. Примерно точно такая же ситуация сейчас с мусульманским миром и европейским.



Михаил Саленков: Марат, а к акции солидарности европейских журналистов, которые перепечатывали эти карикатуры, как вы относитесь? Если бы вы были редактором, вы бы сделали это?



Марат Гельман: Я бы это сделал. И я бы не считал это некоторым провокационным жестом, потому что ты никогда не знаешь, что может вдруг неожиданно спровоцировать. Я вот сейчас нахожусь на ярмарке в Мадриде, художественной, и здесь большое количество работ гораздо более острых, чем эти карикатуры. И вряд ли хоть кто-то захочет, чтобы хотя бы одна работа была снята. То есть, в принципе, существует как бы большая традиция, что мы имеем право мыслить, рассуждать о чем угодно, и мы не планируем никого провоцировать.


XS
SM
MD
LG