Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Берлине сегодня открывается международный кинофестиваль "Берлинале"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие кинокритик Андрей Плахов.



Андрей Шарый: В Берлине сегодня открывается международный кинофестиваль "Берлинале". В его конкурсной программе 19 картин, среди них новая лента американца Роберта Олтмана с Мэрил Стрип в главной роли, картина Сидни Люнета, ветерана американского кино, она рассказывает о мафии, фильм французского режиссера Клода Шаброля о нефтяном скандале, новая работа британца Майкла Уинтерботтома о трех британских мусульманах, которые несколько лет находились в американской тюрьме Гуантанамо, и другие картины. Подробнее о программе фестиваля и о его проблемах будем беседовать с кинокритиком Андреем Плаховым, он в эфире программы "Время Свободы" по телефону из Берлина.


Андрей, какие заметные фильмы я не назвал?



Андрей Плахов: Можно добавить к тому, что вы сказали, "Элементарные частицы" немецкого режиссера Оскара Релера, экранизация известного романа, одноименного, Мишеля Уэльбека. Это также картина "Капоте" Беннета Миллера, известный фильм, имеющий "оскаровские" номинации, который тоже будет показан в Берлине в официальной программе. Кстати, в официальной программе будет всего 26 фильмов, из них 19 конкурсных, а остальные будут показаны вне конкурса. Это также фильм "Криминальный роман" Микеле Плачидо, известного итальянского актера и режиссера. Это "Сириана", еще одна политическая американская картина режиссера Стивена Гэгана, где сыграл Джордж Клуни.



Андрей Шарый: В церемонии открытия принимают участие такие знаменитости, как Джордж Клуни, Филипп Сеймур, Хит Леджер. Они все - претенденты на премию "Оскар" в нынешнем году, и некоторые обозреватели в этой связи высказывают предположения, что сделано это для того, чтобы кинофестиваль повысил свой статус. Есть ли проблемы статуса у Берлинского фестиваля, если сравнить уровень его программы с программами двух других крупнейших международных кинофорумов - Каннского и Венецианского?



Андрей Плахов: Да, эти проблемы есть. Хотя принято считать, что год поделен приблизительно на три разные части, и существуют три крупнейших фестиваля - Канны, Венеция и Берлин, поэтому каждый фестиваль получает как бы свою долю, тем не менее, очевидно для наблюдателей, для тех, кто постоянно ездит на эти фестивали, что Каннский фестиваль имеет самые большие возможности получать наиболее значительные фильмы, и иногда так бывает, что он выхватывает какие-то картины именно у Берлинского фестиваля, поскольку тот проходит на два с половиной месяца позже. Я не могу сказать точно, произошло ли так в этом году, об это мы узнаем чуть позднее. Но проблемы у берлинского фестиваля, безусловно, существуют. И одним из способом решения этих проблем является вот такая вот усиленная эскалация что ли звездного присутствия на этом фестивале, присутствия больших голливудских звезд и больших фильмов.


Неожиданностей, мне кажется, здесь ждать не приходится, потому что эти фильмы в той или иной степени известны, даже если они еще не были показаны, но уже о них много достаточно написано, и можно примерно представить, что это такое. Неожиданностей скорее стоит ждать от молодых режиссеров, от программ "Панорама", "Форум", в которых будут представлены работы более молодых и менее известных режиссеров.



Андрей Шарый: Берлинский фестиваль традиционно делает крен в какую-то из двух сторон - какое-то такое публицистическое, политическое кино либо уход в какие-то проблемы бытия и чистое искусство? Чего стоит ждать в этом году от "Берлинале"?



Андрей Плахов: "Берлинале" всегда отличался большей политизированностью, чем другие фестивали. Это связано было когда-то с его особым географическим и политическим статусом, а потом это стало просто традицией. Кроме того, берлинская публика чрезвычайно политизирована, она очень левая и всегда приветствует фильмы на важные, серьезные политические темы. Поэтому я думаю, что они сейчас будут доминировать. Хотя, конечно, все меняется, и, например, если раньше Берлин был мостом между Западной и Восточной Европой, и невероятно важно было присутствие советских тогда еще, потом российских фильмов, фильмов из Восточной Европы, то сейчас этого уже не происходит, акценты перемещаются. Одно время они переместились на Дальний Восток, в Китай, Корею, Ближний Восток, проблемы, связанные с исламом. Политические сюжеты, безусловно, будут доминировать на "Берлинале", хотя это не означает, что не будет сюжетов других. Наверняка будут и любовные истории, причем не только гетеросексуальные, но и гомосексуальные. Берлин отмечает в этом году 20-летие приза "Медвежонок" - это приз, который вручается лучшему гомосексуальному фильму, и сейчас это стало одним из если не центральных, то очень заметных событий Берлинского фестиваля.



Андрей Шарый: Режиссер Фархот Абдуллаев представляет в конкурсной программе детского кино фильм "Ловитор". Это цирковой термин, так называют тех, кто стоит внизу, на подстраховке в акробатическом номере. Фильм посвящен судьбе мальчика, который работает в цирке лилипутов в такой должности. Вы что-то знаете об этом фильме?



Андрей Плахов: Да, я знаю, что эта картина единственная, которая представляет Россию в Берлине. Это немножко выглядит даже анекдотично, я бы сказал, потому что российская киноиндустрия сегодня гордится тем, что производит около 100 фильмов, что фильмы собирают огромные аудитории в стране, но вот, как видите, получилось, что для Берлинского фестиваля не нашлось ни одной русской картины, кроме детской. Это интересный фильм, он будет показан в конкурсе фильмов для детей старше 14 лет. В прошлом году в Берлине показывался другой российский фильм такого же типа - фильм "Итальянец", который, кстати, получил там главный приз детского конкурса и потом стал кандидатом от России на премию "Оскар".



Андрей Шарый: А почему остался Берлин без русского кино, где все эти "9 роты" и другие столь популярные и любимые российским зрителем фильмы?



Андрей Плахов: Причина этого не в какой-то маргинализации России в политическом и культурном смысле на карте мира, хотя некоторые придерживаются такой точки зрения, или какого-то не очень хорошего отношения к России, какой-то предвзятости, которую демонстрируют фестивальные отборщики. Наоборот, я знаю этих отборщиков и директора фестиваля Дитера Косслика, и человека, который отбирает российские фильмы непосредственно, Николая Никитина, - они очень хотят и хотели в этом год представить российское кино достойно на Берлинском фестивале. Мы сейчас настолько увлеклись коммерциализированием нашего кино, этими большими блокбастерами и завоеванием собственной аудитории, что несколько сдвинули в сторону критерии. И на место критериев международных и фестивальных стали все больше приходить критерии коммерческие, внутрирыночные, именно внутреннего российского рынка. "9 рота" - это, может быть, один из наиболее удачных фильмов этой серии, тем не менее, он недостаточно международен, судя по всему, чтобы попасть на конкурс Берлинского фестиваля. Во всяком случае, желания такого отборщики не выразили. Это касается и многих других фильмов и вообще российского кино в целом.


По сути ниша российского кино на фестивалях, как ни пытались эту ситуацию переломить наши кинематографисты, остается прежней - это абсолютно арт-кино, фильмы типа того, что делает Сокуров, Германы, старший и младший. Это все-таки совершенно другая традиция, не имеющая отношения к коммерциализации и блокбастерам. Поскольку таких фильмов не оказалось в данный момент, а те, которые были, уже были показаны в Венеции или на Каннском фестивале (в прошлом году, кстати, фильм Сокурова "Солнце" был в Берлине, жаль, что он ничего не получил), такого фильма не нашлось, и Россия оказалась не представлена в Берлине.


XS
SM
MD
LG